Уроки гор, уроки локальных конфликтов

В ходе боевых действий БМП поражались противотанковым оружием. При попадании кумулятивных гранат в борта боевые машины нередко прошивались насквозь. Возле одной из таких машин представители завода-изготовителя задержались надолго. Не могли, не имели права не изучить все обстоятельства уничтожения БМП. Тем более, что рядом со сквозной пробоиной над правой гусеницей, видимо, кто-то из сослуживцев погибших мотострелков начертал белой краской горькие и справедливые слова: «Помните, здесь души наших парней».

Потери от минных подрывов за тот же период 1980 г. составили 59 % от общего числа. Из всего количества подорвавшихся танков 17 % были потеряны безвозвратно или требовали капитального ремонта. Взрыв под одной из гусениц разрывал не только ее, но в зависимости от мощности заряда срывались один или несколько опорных катков и узлы подвески. Воздействие взрыва на днище приводило к его прогибу, контузии или гибели механика-водителя.
Танки «ИФ» всегда были и будут еще долго, но их появление всегда связано с задачами грядущей войны или войн. «Против кого дружим?» — задают себе вопрос дипломаты, а военные и конструкторы должны на него по-своему отвечать. Естественно, что уроки недавних кампаний при этом должны быть использованы с максимальной эффективностью.

«Вспомним 1994–1996 года, в особенности — новогодний штурм Грозного», — обращался в 2004 г. к читателям газеты «Красная звезда» полковник-журналист Владимир Матяш.


«Улицы города были буквально забиты танками, БТРами, БМП, самоходными гаубицами, „Нонами“, „Тунгусками“, становившимися на ограниченном пространстве без надежного прикрытия мотострелков, по сути, мишенями. В нынешней кампании (это было во время „Второй чеченской войны“, получившей официальное название „контртеррористической операции“) танки и артиллерия не шли впереди пехоты, а, подавляя узлы сопротивления огнем, обеспечивали ее продвижение. В свою очередь, грамотными действиями мотострелковых подразделений исключалась возможность эффективного использования бандитами противотанковых средств для поражения бронированной техники. Им просто не позволяли приближаться на расстояние действительного выстрела. Да и бронетанковая техника значительно усилила свой защитный панцирь. Отсюда — минимум потерь. Так, при штурме Грозного был уничтожен только один танк, который своим бортом прикрывал эвакуацию раненых.

„Мы извлекли серьезные уроки из прошлой компании“, — говорит бывший командир танкового взвода, а ныне начальник штаба танкового батальона мотострелковой бригады кавалер двух орденов Мужества майор Цимбалюк.

После новогоднего штурма Грозного в 1995-м от этого батальона осталось всего 5 танков. Теперь в подразделении потерь нет, во многом благодаря высоким боевым характеристикам Т-72. И все же офицер, что называется, ребром поставил вопрос о ненадежности ППО (противопожарного оборудования) Т-72, проблеме обнаружения противника в сложных условиях штатными приборами наблюдения, необходимости установки на танке засекречивающей аппаратуры связи. Боевыми действиями настоятельно диктуется также необходимость оснащения всех членов экипажей автоматами. Безусловно, конструкторам необходимо модернизировать современные танки, учитывая опыт локальных конфликтов последних десятилетий.

В горах двигатель греется, мощи не хватает, ведь приходилось забираться на 1200 метров. Гусеницы, особенно в гололед, не обеспечивают надежного сцепления с каменистой почвой. А еще в танке холодно. Если в боевом отделении какое-то тепло сохраняется, то в отделении управления его нет.
Прав, видимо, механик. Так что уж, товарищи ученые, позаботьтесь, чтоб солдату под броней мало-мальские условия обитания обеспечить. И еще об одном сказал старшина Проценко. Постановка или снятие аккумуляторных батарей (АКБ) на Т-72 даже в обычных условиях дело непростое. А „садятся“ они довольно быстро, особенно в зимних условиях. Так вот, для замены АКБ надо снять сидение механика-водителя, весящее около 70 кг, а потом через люк поднимать вертикально саму АКБ, не менее тяжелую. На Т-62 все значительно проще, ничего поднимать не надо — в десантный люк АКБ свободно опускается одним человеком…

Командир танка Т-72 сержант контрактной службы Петельник, также участвовавший в боевых действиях, вынес из них свое видение проблем:
„Боевики стремились бить в левую боковую часть башни и под подбашенное пространство, стремясь первым делом вывести из строя приборы прицеливания, что иногда удавалось.

Использовали бандиты и другую слабинку нашей машины: после выстрела пушка становится на гидростопор для очередного заряжания. Времени проходит немного, но именно этот момент вынужденного бездействия использует противник. К тому же, в условиях гор, низких температур, сырости, случалось, выходил из строя блок управления механизма заряжания. Мы его доставали и подогревали на костре, после чего все шло нормально. Еще одна проблема: после полного израсходования боеприпасов приходится отходить с позиций, чтобы загрузить контейнер. Во-первых, время драгоценное уходит, во-вторых, позицию приходится оставлять, демаскируя себя, в-третьих — экипаж вынужден покидать боевую машину, подвергаясь при этом воздействию стрелкового оружия. Хорошо бы иметь бронированную транспортно-зарядную машину, как у ракетчиков“.

Определенные недостатки бронетанковой техники, используемой в контртеррористической операции, характерны и для других машин. Несовершенство гусениц, например, в полной мере относится и к самоходным гаубицам, и к БМП, т. к. они скользят по горам. Потому уже в войсковых условиях Главное автобронетанковое управление наладило их доработку — на траках закреплялись грунтозацепы.

Одной из важнейших задач в ходе контртеррористической операции командиры считали и считают сохранение жизней солдат. Действительно, потерь в нынешней операции значительно меньше, чем в 1995–1996 гг. Ученым, конструкторам, промышленникам был показан танк Т-72, получивший в бою девять прямых попаданий противотанковых средств. Боевая машина потеряла подвижность, но сохранила способность вести огонь. Члены экипажа, во многом благодаря динамической защите, не получили ранений и контузий. Четыре часа вела бой „семьдесятдвойка“. А если бы на танке была установлена еще и система „Арена“, ни ПТУРами, ни гранатометами его было бы не взять. Почти 19 % повреждений бронетанковая техника получила от мин и фугасов. Неужели со времени афганской войны учеными и конструкторами не было разработано противодействие им, — возникает резонный вопрос. Разработано, и весьма эффективное. Это электромагнитная защита, как для танков, так и для БМП, БТР. Увы, все те же финансовые трудности не позволяют широко внедрить ее в войсках.

В ходе боевых действий БМП поражались противотанковым оружием. При попадании кумулятивных гранат в борта они нередко прошивались насквозь. Возле одной из таких машин представители завода-изготовителя задержались надолго. Не могли, не имели права не изучить все обстоятельства уничтожения БМП. Тем более, что рядом со сквозной пробоиной над правой гусеницей, видимо, кто-то из сослуживцев погибших мотострелков начертал белой краской горькие и справедливые слова: „Помните, здесь души наших парней“.

Борта БТР и БМП мотострелки умудрялись укреплять ящиками с песком, патронами, запасными колесами, используя веревки и даже поясные ремни. Услышав об этом, представитель завода-изготовителя тут же выразил готовность устанавливать на бронетранспортерах специальные крепежные кронштейны. Трудно сказать, насколько повысит безопасность техники и людей такое усовершенствование. Да и зачем оно, когда разработаны и испытаны специальные защитные экраны. Весь вопрос в том, как скоро ими будут оснащены боевые машины пехоты и БТР. Впрочем, даже менее затратные работы по усовершенствованию техники, увы, становятся у нас сегодня камнем преткновения.

Известно, например, что личный состав подразделений нередко размещается на корпусе БТР и БМП. Ну что стоит оборудовать боевые машины поручнями, держась за которые можно было бы избежать падения в случае подрыва или неожиданного наезда на препятствие? Их отсутствие порой становится причиной травм, даже увечий, смерти военнослужащих».

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

БТР-80 периода Чеченской кампании 1995–1996 гг. с установленными на нем блоками «реактивной брони» и импровизированным бронированием ходовой части

А вот другой пример «из той же оперы»: в ходе боевых действий, в особенности в горах, например в Нагорном Карабахе, на танках Т-55 и Т-72 экипажи выключали стабилизаторы орудий, чтобы защититься от слишком уж сильно раскачивающейся казенной части пушки, и стреляли только лишь с коротких остановок.

Другой очень важный урок, полученный в ходе боев с чеченскими боевиками, был связан с особой уязвимостью российских танков, связанной с наличием на них автомата заряжания.

В зарубежных танках «Абрамс», «Леопард-2» используются унитарные выстрелы с ручным заряжанием, осуществляемым четвертым членом экипажа. В отечественных танках Т-72, Т-80, Т-90 применяются выстрелы раздельного заряжания со сгорающей гильзой, а заряжание осуществляется автоматом заряжания, что позволило сократить экипаж танка до трех человек (командир, наводчик, водитель) и одновременно существенно повысить темп стрельбы. Автомат заряжания включает вращающийся кольцевой транспортер с вертикальной осью, расположенный на полу танка и содержащий радиально расположенные кассеты со снарядами и пороховыми зарядами, элеватор, поднимающий кассеты на линию заряжания, и цепной досылатель, расположенный в погоне башни, а также устройство выброса из танка поддона сгорающей гильзы! Расположение транспортера на полу танка за сравнительно слабой броней и наличие в транспортере большой массы легко-воспламеняемых сгорающих гильз приводило в Чечне к многочисленным случаям гибели танков при попадании кумулятивных гранат ручных противотанковых гранатометов в пространство между задними катками, куда как раз очень удобно стрелять, высунувшись из канализационного люка или из погреба.

Впрочем, самое важное заключалось в том, что, как и раньше, даже новые отечественные машины не могли сражаться в городских условиях. Как сообщал об этом в своей статье «Первый раунд: Русские в Чечне», в мартовском номере журнала «Джорнэл оф милитари орднанс» американский специалист в области бронетехники Лестер В. Грау, потери наших БТТ в Чечне только лишь за первый месяц конфликта, разыгравшегося в 1995 г., составили 225 машин — 10,23 % от их общего количества!

Уже 20 февраля 1995 г. генерал-лейтенант А. Галкин, возглавлявший тогда Главное автобронетанковое управление Минобороны РФ, провел конференцию, на которой все эти печальные факты были обсуждены, однако скорого результата все равно ожидать было нельзя, из-за чего, как сообщает тот же Грау, ссылаясь на известные ему российские источники, наши войска потеряли в Чечне 846 боевых машин разных типов из задействованных там 2221 единицы бронетехники (38 %).

По нашим отечественным данным, к моменту завершения крупных боев в Чечне в мае 1996 г. российские войска безвозвратно потеряли 331 единицу бронетехники (танки, БТР и БМП), большей частью уничтоженные реактивными гранатами РПГ — едва ли не самого популярного оружия среди чеченских боевиков после автомата Калашникова.

В этих условиях бойцы вновь попытались обратиться к «фронтовой смекалке» и бронировать свои машины не только ящиками с песком, но и блоками динамореактивной брони, вот только выручали подобные «модернизации» тоже далеко не всегда. По сути дела, у нас вновь повторилась ситуация конца 1945 г., когда защиту от огня немецких фаустпатронов приходилось изыскивать, используя самые разнообразные подручные средства, которые отнюдь не всегда помогали спастись.

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Схема поражения танков Т- 72 в Чечне в 1994–1996 гг. (по данным Стевена Залоги)

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Схема поражения БМП-1 в Чечне в 1994–1996 гг. (по данным Стевена Залоги)

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Схема поражения БТР- 70 в Чечне в 1994–1996 гг. (по данным Стевена Залоги)

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Схема поражения танков Т-80 в Чечне в 1994–1996 гг. (по данным Стевена Залоги)

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Схема поражения БМД-1 в Чечне в 1994–1996 гг. (по данным Стевена Залоги)

На приведенных здесь схемах отечественных танков, БМП, БМД и БТР, принадлежащих известному американскому эксперту Стевену Залоге, хорошо видны зоны, уязвимые для ручных противотанковых гранатометов РПГ-7 и РПГ-18 не только на легкобронированных БМД-1 и БМП-2, но и на таких машинах, как Т-72 и Т-80! И нет ничего удивительного в том, что вплоть до сегодняшнего дня наши мотострелки предпочитают разъезжать на броне БТР-70, а не под ней. При имеющихся на нем зонах 100 % поражения ездить внутри такой машины под огнем РПГ — это просто самоубийство!

Впрочем, самое удивительное в этой истории с «уроками гор» заключается в том, что к этому времени наша армия успела уже вдоволь навоеваться в горах, и даже сделала из полученного боевого опыта определенные выводы!

Речь идет о действиях наших танков на территории Афганистана, появившихся там в декабре 1979 г. А было так, что в составе наших войск, вошедших на территорию этой страны, были не только три танковые дивизии, но и танковые полки дивизий, и танковые батальоны мотострелковых полков. Первые вскоре вывели обратно в Союз, поскольку сражаться им в условиях афганской войны оказалось не с кем, а вот танковые батальоны были оставлены, чтобы охранять дороги, сопровождать колонны и, где это было возможно, поддерживать огнем и гусеницами мотострелков.

Дивизии Туркестанского ВО, вошедшие в Афганистан, вооружены были танками Т-55. Но в предвидении боевых операций в 1980 г. войска начали получать танки Т-62 и Т-64. Последние, правда, испытания высокогорьем не выдержали — подводил двухтактный дизель, и в ДРА они надолго не задержались. Зато Т-55, Т-62 и частично Т-72 в горах воевали достаточно долго.

Специфичность местности и боевого применения, а также тактика действия моджахедов, быстро выявили основной недостаток советских танков: слабую защиту от мин и кумулятивных боеприпасов. Собственно это не явилось открытием для конструкторов и военных — еще в ходе арабо-израильских войн в 1968 и 1973 гг. танки типа Т-54/55 и Т-62 легко поражались ПТУР и РПГ. Однако в «правильной» полевой войне у танков почти всегда существовала свобода маневра, возможность применения по выявленным противотанковым средствам всей огневой мощи своих и приданных подразделений. В конце концов, само многообразие боевых ситуаций достаточно редко приводило к дуэли танк — РПГ или танк — ПТУР. В связи с этим недостатки в защите советских машин на Ближнем Востоке компенсировались рядом преимуществ: низким силуэтом, хорошей подвижностью по пескам и достаточной огневой мощью.

Другое дело — Афганистан. Здесь танки не имели другого противника, кроме одиночного моджахеда с гранатометом и мин, усеивавших дороги. Практически отсутствовала свобода маневра: либо движение вдоль дорог, либо огонь с места на блокпостах. Даже там, где местность позволяла сойти с дороги, это было в большинстве случаев невозможно — обочины плотно минировались противником. Наконец, само нападение производилось моджахедами там, где обзор экипажа сведен к минимуму — в горных дефиле, в зеленой зоне или среди глухих дувалов селений.

Все это приводило к тому, что экипаж на боевом выходе мог в любой момент ожидать кумулятивную гранату в борт или взрыв фугаса под гусеницей. Надеяться в такой обстановке приходилось только на броневую защиту, а она-то как раз и подводила.

Относительно тонкая броня бортов, крыши и кормы легко пробивалась гранатой РПГ-7. Имея бронепробиваемость порядка 400–500 мм, гранатомет мог поразить танк типа Т-54/55 в лоб. Несмотря на относительно слабое заброневое действие, кумулятивная граната при попадании в башню, как правило, убивала одного или более членов экипажа, могла вывести из строя вооружение, подорвать боекомплект. Попадание в моторное отделение делало машину неподвижной мишенью, и если на пути кумулятивной струи встречались топливопроводы, происходило воспламенение.

Следует также учитывать, что противник обычно не ограничивался одним попаданием, а вел огонь до полного выхода машины из строя. Конечно, бывали и счастливые исключения, например, когда в башню Т-55 попали 7 гранат от РПГ, все они пробили броню, но экипаж остался жив, а танк боеспособен. К сожалению, так везло далеко не всем. За 11 месяцев 1980 г. 16 % потерь в танках произошли от огня РПГ.

Еще большую опасность представляли противотанковые мины и фугасы. Потери от минных подрывов за тот же период 1980 г. составили 59 % от общего числа. Из всего количества подорвавшихся танков 17 % были потеряны безвозвратно или требовали капитального ремонта. Взрыв под одной из гусениц разрывал не только ее, но в зависимости от мощности заряда срывались один или несколько опорных катков и узлы подвески. Воздействие взрыва на днище приводило к его прогибу, контузии или гибели механика-водителя. Применение минных тралов далеко не всегда обеспечивало безопасность. Ножевые тралы на каменистой почве были бесполезны, а против Катковых применялись различные хитрости: радиоуправление, кратность срабатывания взрывателя (фугас взрывался не под тралом, а подчас в середине колонны) и многие другие способы минирования.

Таким образом, уже первые операции дали ощутимые потери в боевой технике. Требовалось усиление защиты, и в войсках начались собственные импровизации: навешивание на броню ящиков с боеприпасами, песком и щебнем, запасных опорных катков, траков гусениц, баков с водой, маслом и топливом.

Затем дело поставили на производственную основу, и большая часть танков была оборудована дополнительной защитой. На борта корпуса навешивались резинотканевые экраны; на лобовую часть устанавливали дополнительный металлокерамический блок в виде коробчатой конструкции из броневых листов толщиной 30 мм, внутри которой размещались 5-мм стальные листы с 30-мм промежутками, заполненными пенистым полиуретаном. Аналогичные по конструкции «брови» навешивались на лобовой части башни справа и слева от пушки.

Однако принятые меры существенно не уменьшили динамику потерь, поэтому в начале 1980-х гг. провели большую исследовательскую работу по глубокой модернизации Т-55 и Т-62. В мае 1982 г. в ДРА побывала большая группа конструкторов и директоров заводов во главе с начальником ГБТУ генерал-полковником Потаповым. А в марте 1983 г. на вооружение приняли модернизированные Т-55М, Т-55АМ и Т-62М. На них была внедрена усиленная противоминная защита: ячеистый каркас на днище корпуса под обитаемыми отделениями из стального швеллера или уголка шириной 80 мм, закрытый снизу шестью броневыми листами толщиной 20 мм; распорная стойка-пиллерс в отделении управления за спиной механика-водителя для предотвращения прогиба днища при взрыве; специальное крепление сиденья механика на поли-ке, приваренном к борту и имеющем зазор с днищем корпуса в 30 мм, для того, чтобы энергия взрыва не воздействовала непосредственно на сиденье; кожух над первой парой торсионов с 20-мм резиновым ковриком для защиты ступней механика; усиленная 20-мм броневым листом крышка аварийного люка. Помимо уже введенных мер противокумулятивной защиты устанавливались стальные решетчатые экраны на борта и корму корпуса и башни, которые разрушали гранаты РПГ без подрыва.

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Танки Т-55М (1983 г.; вверху) и Т-55МВ (1985 г.) — модернизации Т-55, выполненные на основании афганского опыта

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Модернизированный танк Т-62М (1983 г.)

Улучшена была и защита от зажигательного орудия. С этой целью на крыше трансмиссии были установлены защитные сетки с мелкой ячейкой и защитные стальные трубки для наружной электропроводки. На модернизированных танках применялись новая система управления огнем «Волна» с комплексом управляемого вооружения и система пуска дымовых гранат 902Б «Туча». Масса модернизированных машин превысила 40-тонный рубеж, поэтому на них потребовалось установить форсированный до 620 л. с. двигатель.

Была улучшена и ходовая часть. Ввели усиленные резинометаллические шарниры и грунтозацепы гусениц, новые торсионные валы, гидроамортизаторы на вторые пары опорных катков танков Т-62.

Модернизация в ходе афганской войны дала толчок поискам путей дальнейшего усиления танков типа Т-54/55 и Т-62, которые в 1988 г. составляли, соответственно, 36,5 и 25,7 % танкового парка СССР. Она была направлена в основном на улучшение защищенности путем установки динамической или активной защиты и повышение огневой мощи. Меры эти являлись, конечно, вынужденными, ввиду недостатка более современных машин. С принятием Договора по сокращению обычных вооружений в Европе работы по дальнейшему совершенствованию устаревших танков свернули. Резкое сокращение танкового парка проводилось в первую очередь за счет Т-55 и Т-62, более 30 лет состоявших на вооружении.

Таким образом, ни в Афганистане, ни впоследствии в Чечне ничего принципиально нового для совершенствования наших танков не сделали. Вот только почему-то опыт гор афганских в Чечне с самого начала «не пошел», и наши военные по ставшей уже печальной традиции опять вынуждены были учиться на своих же собственных ошибках, а расплачиваться за это жизнями ни в чем неповинных людей!

Как уже отмечалось, большинство танков после попаданий в район боеукладки сразу же вспыхивали, между тем, нашим военным был хорошо известен по крайней мере один танк, который даже будучи подбитым, практически не горел. Речь идет о знаменитом израильском танке «Меркава» (Колесница), которому с 1982 г. также пришлось воевать и в городах, и в гористой, пустынной местности. Проектировавший его генерал-майор Израиль Талль был участником всех арабо-израильских войск, поэтому прежде чем садиться за чертежи, его группа офицеров-танкистов внимательно изучила статистику распределения попаданий снарядов в танки. Этот анализ показал, что наибольшее их число приходится на лобовую часть башни, следовательно, лобовую проекцию башни перспективного танка необходимо было свести к минимуму, «утопив» ее в корпус. Танк должен был иметь возможно более высокий уровень защиты, даже и в ущерб подвижности. Ограниченные людские ресурсы страны диктовали в первую очередь необходимость максимальной защиты членов экипажа: пусть танк будет полностью выведен из строя, но экипаж его должен уцелеть. Статистика показывала, что в случае детонации боезапаса экипаж, как правило, гибнет полностью. Значит, в максимальной степени броней должны быть прикрыты члены экипажа и боекомплект. Дополнительную защиту можно обеспечить, разместив моторно-трансмиссионное отделение в передней части корпуса, кроме того, при такой компоновке экипаж получает возможность покинуть поврежденную машину через люк в кормовой части корпуса — наименее уязвимой для фронтального обстрела.

Большое внимание уделялось удобству работы танкистов. Проектировщики исходили из постулата «танк — это дом экипажа в военное время». Талль предложил весьма спорную концепцию круглосуточного использования танка, для чего предусматривалось размещение двух экипажей в одной машине — один отдыхает, другой воюет. При необходимости места резервного экипажа могут использоваться для эвакуации раненых с поля боя. Без сомнения, такая концепция привела к беспрецедентному в современном танкостроении увеличению забронированного объема корпуса и размеров самого танка, а возможность дополнительной перевозки людей внутри танка поставила в тупик многих экспертов, которые одно время даже пытались выделить израильскую машину в особый подвид танков-БМП.

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Израильский танк «Меркава» Мк.2

Интересно, что объем башни танка «Меркава» получился значительно меньше, чем у других основных боевых танков; за счет низкой посадки членов экипажа удалось уменьшить высоту башни и снизить площадь ее лобовой проекции примерно до 1 м2. Клинообразная в плане форма башни способствует рикошету снарядов при обстреле с передней полусферы. К кормовой нише башни крепится большая корзина, по периметру нижней части которой навешены цепи со стальными шарами на концах. Цепи провоцируют подрыв боевой части гранат носимых противотанковых средств, таких как РПГ-7, до их соприкосновения с броней.

Цапфы пушки расположены к казенной части ближе, чем это обычно принято, благодаря чему удалось сохранить угол снижения ствола равным -8,5°, не увеличивая высоту самой башни.

Унитарные выстрелы к орудию хранятся в контейнерах из стекловолокна с внутренним резиновым теплоизоляционным покрытием, по четыре снаряда в каждом. Большая часть боезапаса расположена в кормовой части корпуса танка, в башне находятся только восемь готовых к выстрелу снарядов. Предусмотрена дополнительная защита боезапаса: от детонации мин — топливным баком, расположенным под местом размещения контейнеров с выстрелами, сверху — баком с пресной водой, установленным непосредственно под верхним бронелистом и значительным свесом ниши башни с прикрепленной к ней «корзиной». Загрузка контейнеров осуществляется через двустворчатый люк, расположенный в кормовом бронелисте. Стандартный боекомплект из 62 выстрелов может быть увеличен до 84. Время загрузки боекомплекта составляет 15–20 минут — втрое меньше, чем у германских танков «Леопард- 1» или французских АМХ-30.

В ходе боев 1982 г. с сирийскими танками израильские машины продемонстрировали высокую живучесть, и это при том, что снаряды советских Т-72, как оказалось, пробивали их лобовую броню, причем не только на корпусе, но и на башне! В то же время бои с советскими танками полностью подтвердили правильность избранной генералом Таллем концепции: защита экипажа превыше всего!

Известен пример, когда батальон сирийских Т-72, совершая ночной марш, неожиданно наткнулся на подразделение танков «Меркава», стоявших в ожидании прибытия топливозаправщиков. Завязался ожесточенный ночной бой, в котором сирийские танки продемонстрировали свое преимущество над израильскими за счет более высокой скорострельности своих автоматизированных орудий и лучших приборов ночного видения. Однако, быстро расстреляв свои боеукладки, сирийцы так и не увидели результатов своей стрельбы, т. к. израильские танки не загорались и не взрывались. Практически не понеся потерь, сирийцы отошли, но через некоторое время выслали разведку, которая обнаружила поистине удивительную картину: на поле боя стояли брошенные экипажами танки противника с многочисленными пробоинами в корпусах и башнях. Но при этом ни один из танков «Меркава» не загорелся и не взорвался, а все благодаря своей компоновке и отличной системе пожаротушения!

В другой раз танк «Меркава» Мк.3 получил 20 попаданий от гранат РПГ и ПТУРСов, но несмотря на это экипаж его все же не пострадал.
На сегодня существует три модификации этого танка: Мк.1, Мк.2 и Мк. З, причем на последней из них стоит такое же орудие, как и на танках M1A1 «Абрамс» и «Лсопард-2». В планах на будущее — вооружение очередной модификации «Меркава» теперь уже 140-мм гладкоствольным орудием.
Танк вышел более чем современный и на момент своего создания считался лучшим среди танков западного мира по уровню защищенности от огня противотанковых средств! Последнему оостоятсльству помогли даже цепи с шарами на концах, навешанные по периметру «корзины» в задней части башни, — решение в общем-то доступное и простое, но оказавшееся весьма эффективным. Это, пожалуй, главное достижение израильских инженеров.

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Основной боевой танк «Сабра» (1999 г.) — выполненная в Израиле глубокая модернизация американского М60АЗ

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Кормовой люк «Меркавы». Цепи под башней предназначены для защиты от кумулятивных снарядов

Однако при всей необычности своей компоновки, резко выделяющей «Меркава» из всех современных основных боевых танков, в его конструкции технических новинок очень мало, а это, в первую очередь, говорит и о его цене, и также о том, что разного рода новинки бывают оправданы далеко не всегда!
Главный же показатель успешности этой машины заключается в том, что хотя в ходе Ливанской войны Израиль и потерял около 50 танков «Меркава» Мк.1, ни один из них так и не загорелся, а безвозвратные потери составили всего лишь семь машин! Только лишь девять членов экипажей подбитых танков погибли, в то время как потери среди экипажей американских танков М60А1 оказались куда тяжелее.

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Состоящий на вооружении армии Израиля танк 77–67 — «гибрид» корпуса Т-54, башни Т-62 и английской пушки 1.7 (башня развернута стволом назад)

Вот вам и весьма впечатляющий пример по использованию чужого опыта в локальных боевых конфликтах и… в горах!
Основным предназначением комплекса активной защиты (КАЗ) «Арена» является уничтожение подлетающих к танкам снарядов и ракет противника.
Радиолокационная станция, входящая в состав КАЗ, обнаруживает атакующие снаряды на расстоянии 50 м от танка в секторе, равном примерно 270°, причем как запущенные с земли, так и с воздуха. После обнаружения противотанкового средства проводится первичная селекция цели, траектория ее движения определяется вне зависимости от того, управляемый это снаряд или нет. Если цель представляет угрозу для танка, в расчетный момент времени отстреливается защитный элемент, в процессе полета которого продолжается слежение за целью. Затем следует команда на задействование боеприпаса. При подрыве он не представляет угрозы ни для танка, ни для атакующей пехоты, но уничтожает подлетающий боеприпас. Локализованный поток поражает цель на расстоянии от 3 до 6 метров от танка — в зависимости от условий ее подхода. Время от обнаружения до уничтожения цели — 70 миллисекунд. Через 0,4 секунды комплекс, работающий автоматически, готов к отражению следующего конуса. На пульте командира отображается информация о срабатывании комплексов и количестве оставшихся боеприпасов.

После боя использованные боеприпасы легко извлекаются из шахт, и на их место устанавливаются новые. Полное перезаряжание комплекса силами всего экипажа — около 15 минут.

Уроки гор, уроки локальных конфликтов

Российский модернизированный танк Т-80УМ1 «Барс», оснащенный комплексом «Арена» (1998 г.)

КАЗ «Арена» успешно борется с любыми типами противотанковых управляемых средств, в том числе и с перспективными. Оснащение комплексами активной защиты танков повышает их боевую эффективность — в зависимости от условий, типа боевых действий — от 2 до 3–4 раз.
Автор: Шпаковский В.О. Танки. Уникальные и парадоксальные


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 36
  1. vostok 14 февраля 2012 11:24
    За месяц боев в Чечне 1995г. мы потеряли 846 боевых машин разных типов.
    ОБАЛДЕТЬ.Куда мы катимся?
    vostok
    1. -=999=- 14 февраля 2012 13:43
      МЫ НЕ КУДА НЕ КАТИМСЯ МЫ У ЖЕ В НИШЕЙ ТОЧКИ,ТЕПЕРЬ ИЛИ В ВЕРХ ИЛИ КАПУТ...МНОГО РАЗ СМОТРЕЛ ЧИТАЛ ПРО ЧЕЧНЮ,ВЫВОД ОДИН ПРОДАЛИ,ПРИЧЁМ С ПОТРОХАМИ.
      -=999=-
      1. Dust 14 февраля 2012 14:26
        Да если бы только продали, то и это было бы не так страшно!
        Если продали, то это осмысленное вредительство, это достаточно легко лечится хотя бы посадками, а вот что с тупостью делать? Каким бараном надо было быть, чтобы столько техники загнать на уничтожение даже самому неквалифицированному противнику? Эти умники хотя бы самое старое кино про войну смотрели? Хотя бы в детстве? И никаких выводов?
        Dust
        1. бук 14 февраля 2012 16:12
          они думали что сработало в венгрии то сработает и в грозном
          бук
        2. -=999=- 15 февраля 2012 00:58
          РАСЦЕНКИ ДУХОВ ЗА ТЕХНИКУ ПОМНИШЬ?НА ЭТОЙ ТЕМЕ ТАКИЕ ВЫРОДКИ КАК ЛУЖКОВ И БЕРЕЗОВСКИЙ МНОГО ДЕНЕГ ЗАРАБОТАЛИ.
          -=999=-
        3. Perch_1 15 февраля 2012 13:28
          Лечится посадками. И что много посадили. И посадят ли вообще кого нибудь в будущем. Кто нибудь из тех ментов которые участвовали в выдаче паспортов террористам с дубровки ответил, нашли стрелочника который благополучно скончался быстро, тут и сказочке конец. И что это неправда или вымысел? Это вопрос к В.В.П. на который надо отвечать а не лечить лозунгами.
          Perch_1
    2. киргиз 14 февраля 2012 19:42
      Цитата: vostok
      За месяц боев в Чечне 1995г. мы потеряли 846 боевых машин разных типов.ОБАЛДЕТЬ.Куда мы катимся?

      за месяц 225, а 846 всего за 1ю чеченскую
      1. azgard 17 февраля 2012 22:36
        за месяц 225, а 846 всего за 1ю чеченскую

        По нашим отечественным данным, к моменту завершения крупных боев в Чечне в мае 1996 г. российские войска безвозвратно потеряли 331 единицу бронетехники
        так кому верить то???иностранцу с неизвестными источниками или нашему тогдашнему министру обороны??не могу понять по моему точных чисел мы уже не найдем..
        azgard
        1. СМЕРТЬ СШП 22 февраля 2012 10:41
          http://otvaga2004.narod.ru/publ_w2/tanki.htm
          СМЕРТЬ СШП
    3. СМЕРТЬ СШП 22 февраля 2012 10:40
      http://otvaga2004.narod.ru/publ_w2/tanki.htm
      СМЕРТЬ СШП
  2. MDesant 14 февраля 2012 13:04
    Отличная статья! Автору респект
  3. Страбон 14 февраля 2012 13:45
    Уникальная статья, сделан неплохой анализ автор молодец. Одно удивило, анализы нашей технике принадлежат известному американскому эксперту Стевену Залоге, А что своих уже нет или так зашифровались, что и не видно? Информация доступна нечего из этого делать секрет. борьба за живучесть танка идет давно. Участники боев могут многое поведать о плюсах и мунусах. Так нужно устранять, а не крючки на башни наваривать чтоб ящики с песком крепить.
    Страбон
    1. dok 14 февраля 2012 22:28
      Согласен с Вами,устарнять нужно и по быстрей.Автору статьи спасибо.
      dok
  4. miner804 14 февраля 2012 15:24
    Наши командиры в Грозном не пробовали почитать про взятие Берлина?....Это ж всё было: техника на улицах города....
    1. Алексей67 14 февраля 2012 16:44
      Цитата: miner804
      Наши командиры в Грозном не пробовали почитать про взятие Берлина?....Это ж всё было: техника на улицах города....


      Тогда не были настолько развиты ручные потивотанковые средства. Был Фауспатрон, но это все-таки "дедушка" современных РПГ.
      Алексей67
    2. киргиз 14 февраля 2012 19:16
      Цитата: miner804
      Наши командиры в Грозном не пробовали почитать про взятие Берлина?....Это ж всё было: техника на улицах города.

      Зато теперь все кричат когда этих боевых офицеров убирают
      1. Perch_1 15 февраля 2012 13:32
        Командиров просто подставили. Разведка и планирование мягко говоря обос...сь. Если так можно назвать заброску в мясорубку тысяч солдатских жизней.
        Perch_1
        1. Норд 15 февраля 2012 19:23
          А не было никакого планирования. В бой пошли с колес. Очень уж хотелось министеру без обороны отрапортовать о взятии Грозного.
          А что касается статьи, так со всем согласен с учетом маленькой поправки - все танки в СССР разрабатывались для ведения общевойскового боя, а не для уличных боев и проведения контртеррористических операций, для этого нужна совсем другая техника.
  5. grizzlir 14 февраля 2012 19:23
    Во вторую мы воевали на хорошо,был учтён опыт первой чеченской.Только есть такая нехорошая тенденция в российской армии,через несколько лет,боевой опыт теряется и если случится новая война,опять будем учиться в процессе на своих ошибках.Статья в общем объективная,есть моменты с которыми можно не соглашаться,но в основном всё верно.
    grizzlir
    1. Nick 15 февраля 2012 19:44
      Цитата: grizzlir
      Только есть такая нехорошая тенденция в российской армии,через несколько лет,боевой опыт теряется и если случится новая война,опять будем учиться в процессе на своих ошибках

      Что имеем не храним - потерявши плачем...
  6. Игарр 14 февраля 2012 20:01
    Ребята... забыли..или уже не помните..
    Этот пигалица - Грачев...что обещал...
    один полк усмирит всю Чечню...а то, что это не дело военных - ни один п.др не подумал. Точнее - специально так сделали. Политика, матьее.

    Ребят подставили по черному... никакой путной информации... приказ на ввод бронетехники в город - хотели видать "борзов" испугать.. а борзы уже были оповещены и готовы - жечь технику, сами ведь служили...

    В общем, первая -чистой воды предательство, специально запланированный показ - беспомощности армии, акция устрашения для населения России.
    А нашим парням - выхлебывать все дерьмо.
    Дай Бог им покоя, воинам России.
    1. Регион71 15 февраля 2012 08:37
      Про полк не слышал,а вот что он батальоном ВДВ Грозный взять хотел так это интервью и слышал и видел.Собрать бы всех правительственных шавок тогда и во главе с Грачёвым на штурм Грозного.
      Регион71
    2. Prometey 15 февраля 2012 11:19
      Ну тут еще наверное был и психологический аспект. Наверное наши генералы просто до последнего не верили в то, что граждане по сути одной страны будут вскоре с таким ожесточением друг друга уничтожать. Ведь кто такие были Дудаев, Масхадов - бывшие офицеры советской армии, той армии в которой еще недавно служили вместе с теми, кто чуть позже станет "федералами". Поэтому и думали в Кремле, что не решится Дудаев идти на открытый масштабный конфликт. Подумали - введем танки в Грозный как в Прагу в 1968 г. - помитингуют бородачи, ну может малость создадут видимость сопротивления, а потом все и разрешится само собой.
      Поэтому и въезжали в Грозный походной колонной и дошли до центра города, не встретив сопротивления. А когда был сделан первый выстрел, наконец дошло, что не получится как в Чехословакии. А расплачивался как обычно за ротозейство он - Русский солдат своей кровью.
  7. froglodit 14 февраля 2012 23:56
    помоему ответ проще ,небыло никакой альтернативы,на тот момент только стройбат был еще и десантура,если бы бросили десант было бы нелучше
    froglodit
  8. gercog_75 15 февраля 2012 01:04
    надоже было както списать спиж--ную и проданную технику после переезда из гдр я думаю рохлин лебедев и есче некоторые чесные генералы слишком много знали ....... танки в город вводились скорей всего только по этой причине а если нет то те кто составлял этот план были просто полные критины. ребят жалко сколько детей неражденных димография блин .. crying
    gercog_75
  9. Kolyma 15 февраля 2012 06:15
    Увы, все те же финансовые трудности не позволяют широко внедрить ее в войсках.
    .
    что за "новоречь", блин?! какие такие ВСЁ ТЕ ЖЕ финансовые трудности!? надо называть всё своими именами - воровство государственных чиновников и их прихлебателей в промышленных масштабах, ставшее уже к сожалению национальной традицией, а если ещё точнее неспособность государственной власти бороться с беспределом алчных тварей, паразитирующих на теле неразгибающегося народа!

    Отличная статья - спасибо автору, плюсую однозначно smile
    1. Ost 15 февраля 2012 15:58
      Про воровство метко сказано! Из 870 млрд рублей нецелевые и не эффективные расходы, в том числе воровство составили 25 млрд рублей, менее 3%! В Америке запросто списывают до 10%!
      Ost
  10. lm_ 15 февраля 2012 10:40
    Мне цепи со стальными шарами на концах понравились. Эффективно и почти бесплатно
    lm_
  11. r.anoshkin 15 февраля 2012 16:53
    Полностью проамерикосовская статья.АКБ на Т-72 вытаскиваются через люк мех-вод.,но зачем снимать сиденье?На Т-62 АКБ "тянули"через люк заряжающего-это на 2 метра выше.Все подбитые в первую чеченскую Т-72 не были оснащены динамической защитой-"забыли"загрузить взрывчатку.БМП и БТР предназначены для доставки пехоты на поле боя и поддержки ее огнем -отсюда и противопульная броня,иначе это уже танк..Какой-то американос анализирует-пусть лучше анализирует содержимое спичечных коробков.Выключить или не включать стабилизатор-это что-проблема?И что за -транспортно-зарядная машина?Второй боекомплект для пушки Т-72-внутри.А фамилии:Цимбалюк,Петельник и Проценко?Как в дешевом антирусском боевике.Заказуха.
    r.anoshkin
  12. denkastro 15 февраля 2012 19:49
    Статья очень понравилась.Автор глубоко раскрыл тему,показал проблемы,минусы и плюсы.Особенно,понравилось,что без предвзятостей и прочей мишуры.Спасибо.
  13. vaf 15 февраля 2012 21:59
    А мне то же статья понравилась,толково написано!
    А то что, "пожгли" ребят, 190 двухсотых, трёхсотые почти все из 2-х батальонов Майкопской бригады и 128 единицы техники, так за это надо "сказать""спасибо" "пиджаку" Квашнину!
    Решил "новогодний подарок" сделать Ёлкину. Пашка-мерседес действительно говорил, что одним парашютно-десантным полком за неделю всю Чечню ... !
    "Понтогон херов"!
    В первой войне вообще никакого урпавленияи взаимодействия родов и видов практически не было, все "рулили" кто во что горазд, так что у нормальных командиров и потери были " в пределах", но их по пальцам пересчитать, а иных и уже нет в живых!
    А "пиджаки" живут и здравствуют и ещё в воспоминания и мемуары углубляются "типа бойцы вспоминают прошедшие дни...".
    Вот я и решил, что для меня эта уже точно последняя, а " не крайняя война", поэтому в конце 1996 года начал увольнятся!
    А когда мы прилетели на подмогу, всё таки решилось наше командование разрешить "поработать" по городу( всё таки все афганцы,опыта не меряно),погода и впрямь была такая-короче камни с неба...,но когда мы "пришли", было уже всё кончено!
    Вот такой грустный комент получился!
    Сегодня,кстати,день 15 января,мы вышли "из-за речки", поэтому помянём и вспомним всех погибших друзей и боевых товарищей!
    vaf
  14. Стантер 15 февраля 2012 22:52
    Я слышал такую информацию,что при штурме Грозного в среднем из 100,возвращалось около 10 единиц.
    Стантер
    1. СМЕРТЬ СШП 22 февраля 2012 10:41
      http://otvaga2004.narod.ru/publ_w2/tanki.htm
      СМЕРТЬ СШП
  15. nick-name 20 февраля 2012 10:54
    Статья довольно поверхностная, встречаются и откровенные ляпы... дочитал до середины - дальше читать просто неинтересно
    nick-name
  16. СМЕРТЬ СШП 22 февраля 2012 10:41
    автор - жертва интернетов . мой ответ

    http://otvaga2004.narod.ru/publ_w2/tanki.htm
    СМЕРТЬ СШП
  17. Джокер 3 марта 2012 23:19
    Состоящий на вооружении армии Израиля танк 77–67 — «гибрид» корпуса Т-54, башни Т-62 и английской пушки 1.7 (башня развернута стволом назад)

    - 67-й это гибрид Т-55 и английской пушки 105 мм, насчёт башни Т-62 это перебор.
    Джокер

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня