Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Комментарий к интервью А. Петрова «Огневая и тактика в российской армии: другой взгляд»

Следуя изречению известного сатирика М. Жванецкого "А писать, простите, как и пи́сать, надо, когда уже не можешь", было принято решение прокомментировать данного автора, а также его "методику". Представляю на ваш суд критический комментарий, основная задача которого состоит в том, чтобы показать несостоятельность высказываний и методик Петрова А.

Сложность понимания его статей и высказываний заключается в том, что он красочно и эмоционально, со ссылками на великих людей, несет "отсебятину". И человеку, слабо разбирающемуся в этих вопросах, сложно отделить зерна от плевел.

В качестве материала для подтверждения нашей критической точки зрения на методику и стиль самого автора будут использованы цитаты из различной литературы (источники будут указаны в самом тексте).


В интервью Петрова А. журналисту студии "Закон времени" («Огневая и тактика в российской армии: другой взгляд») в самом начале определена тема интервью, краткое содержание которой звучит примерно следующим образом:

— на границах России стал проявлять активность блок НАТО;

— на Балтийском флоте прошла череда громких увольнений командного состава;

— готова ли наша армия встретить врага во всеоружии;

— способны ли мы не повторить ошибок прошлого (проводится аналогия с «чистками» 1937-го года, что привело к ослаблению армии. — Прим. авт.).

Сразу же возникает вопрос: а может ли господин Петров сам ответить на эти вопросы? Как вопросы подобного рода соотносятся с его профессиональной деятельностью? Ведь, учитывая характер вопросов, предполагается, что на них должен ответить человек, который сведущ в:

— военной стратегии ("…составная часть военного искусства, его высшая область, охватывающая теорию и практику подготовки страны и ВС к войне, планирование и ведение стратегических операций и войны в целом. С.в. тесно связана с военной доктриной государства и руководствуется ее положениями в решении практических задач…" (Словарь военных терминов. М.: Воен. изд., 1988);

— оперативном искусстве ("…составная часть советского военного искусства, охватывающая теорию и практику подготовки и ведения общевойсковых (общефлотских), совместных и самостоятельных операций (боевых действий) объединениями различных видов ВС…" (Словарь военных терминов. М.: Воен. изд., 1988);

— тактике ("… составная часть военного искусства, охватывающая теорию и практику подготовки и ведения боя подразделениями, частями и соединениями различных видов ВС, родов войск и специальных войск…" (Словарь военных терминов. М.: Воен. изд., 1988).

Ведь сложно предположить, что решить региональный конфликт с таким противником, как блок НАТО, можно только силами одного подразделения, и даже если так, то как минимум знания тактики пригодятся. Обладает ли этими познаниями интервьюируемый человек? Попробуем ответить на этот вопрос далее.

А.И.: А каким может быть состояние огневой подготовки в армии, если руководство её боевой подготовкой считает, что главная задача армии научить воевать солдат в составе подразделений? Может ли выпускать качественную продукцию швейная фабрика в целом, если каждая швея по отдельности не умеет шить?


Из данного пассажа получается, что огневая подготовка должна быть сугубо индивидуальной. Однако, как-то упускается тот момент, что война — это "коллективное развлечение". Если стрельбу затевают двое, то это, скорее, перестрелка. Война же носит массовый характер и, соответственно, предполагает использование подразделений, которые в свою очередь должны уметь действовать именно в качестве подразделений, а не сборища свободных стрелков. В своем высказывании Петров А. недвусмысленно намекает на отсутствие индивидуальной подготовки в армии, что есть либо незнание предмета, либо ложь. Вот что по этому поводу говорится в книге И. Ю. Лепешинский, В. В. Глебов, В. Б. Листков, В. Ф. Терехов. "Основы военной педагогики и психологии. 2011":

"… структурное направление предполагает построение боевой подготовки "от солдата". То есть, первым этапом обучения должна быть его индивидуальная подготовка. После чего, последовательно, осуществляется слаживание отделений (расчетов, экипажей), взводов, рот (батарей, батальонов, дивизионов), полков, бригад и дивизий…"

Получается, что индивидуальная подготовка не просто существует, но и является первым шагом в обучении солдата. В принципе, подобное разжевывание не нужно людям, которые имеют представление о том, что такое КМБ (курс молодого бойца. — Прим. авт.), но необходимо по той причине, что дает представление об авторе новой методики стрельбы и его познаниях в военном деле.

Далее Петров продолжает в том же духе:

В элитных частях и подразделениях силовых ведомств страны огневая и тактическая подготовка сегодня формально проходит на бумаге, а фактически в большой степени находится под американским влиянием — Практической стрельбой, разными видами "тактической стрельбы".


Для лучшего понимания позиции А.П. по этому вопросу дополнить эту цитату можно нижеследующей:

В настоящее время реальная индивидуальная подготовка военнослужащего находится в полной неопределённости…


Получается, что в элитных частях идет полная профанация боевой подготовки и, кроме этого, преступная деятельность, которая выражается в игнорировании нормативной базы. А также боевая подготовка, в инициативном порядке, стала на путь американизации. Соответственно поступают во всех других частях и подразделениях или же сходным образом, находясь в полной неопределенности относительно своей подготовки (огневая подготовка, тактико-специальная подготовка — это части боевой подготовки. — Прим. авт.).

Но ведь вся эта деятельность четко определена соответствующими документами:

"Боевая подготовка в ВС РФ организуется на основе требований:

— законов Российской Федерации;

— указов президента Российской Федерации, касающихся вопросов военного строительства и функционирования Вооруженных Сил Российской Федерации;

— постановлений и распоряжений правительства Российской Федерации, определяющих (уточняющих) отдельные вопросы деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации;

— приказов и директив министра обороны РФ, касающихся вопросов подготовки ВС РФ и выполнения ими задач по предназначению;

— общевоинских уставов ВС РФ;

— боевых уставов и наставлений..." (И. Ю. Лепешинский, В. В. Глебов, В. Б. Листков, В. Ф. Терехов. Основы военной педагогики и психологии, 2011).

И становится понятным, что господин Петров А., видимо, считает, что вся армия и все силовые ведомства страны совершенно наплевательски относятся к основополагающим документам, которые разрабатывает и принимает руководство страны. Можно в таком случае предположить, что служащим тех или иных силовых ведомств абсолютно наплевать на мнение верховного главнокомандующего и своего генералитета. Это очень смелое заявление. Более того, заявление о неопределенности и проведении боевой подготовки только на бумаге — это своего рода оскорбление всему офицерскому корпусу. Поясню также цитатой, почему именно офицерам и почему именно всем:

"Руководителем боевой подготовки является командующий (командир). Руководство боевой подготовкой командиры (начальники) всех степеней осуществляют лично, через подчиненные штабы ( службы) и органы боевой подготовки" (И. Ю. Лепешинский, В. В. Глебов, В. Б. Листков, В. Ф. Терехов. Основы военной педагогики и психологии, 2011).

Получается, что офицеры не составляют планы занятий, не утверждают их, а ведь должны:

"При планировании боевой подготовки разрабатываются:

— в батальоне — план боевой подготовки на период обучения с тематическим расчетом часов;

— в роте — расписание занятий на неделю..." ( И. Ю. Лепешинский, В. В. Глебов, В. Б. Листков, В. Ф. Терехов. Основы военной педагогики и психологии, 2011).

Выходит, что либо на самом верхнем уровне никто понятия не имеет о том, как нужно строить боевую подготовку личного состава, либо нижестоящие офицеры и командиры занимаются подрывной деятельностью в данной области, либо Александр Петров несет оскорбительную несуразицу. В принципе, уже становится понятным общий уровень познаний данного автора, но для того, чтобы понять всю глубину его мысли, необходимо продолжить.

В соединениях и частях вооружённых сил, дислоцирующихся на удалении от Москвы и Санкт-Петербурга, в основном действует типовой курс стрельб, в основе которого лежит старый добрый принцип: задержка дыхания, ровная мушка, плавный спуск. Почему добрый? А позволяет ничего не делать.


Странным образом оказывается, что, кроме тактической и практической стрельбы с неопределенностью в боевой подготовке, также существует курс стрельб, который является руководящим документом, определяющим порядок и содержание огневой подготовки личного состава. Как же мы можем находиться в неопределенности, когда у нас есть руководящие документы, которые определяют, как и каким образом нам готовиться? Ведь по выполнению упражнений курса стрельб, также выставляются оценки и ведется учет успеваемости личного состава. Ну да ладно, Петрову А. присуще самоизобличение.

Оказывается, что основополагающие постулаты стрелкового искусства, позволяют ничего не делать. То есть, отработка — позиции стрельбы, прицеливания, постановка дыхания и спуск курка — это все то, что не требует вообще никаких тренировок. Вероятно, по мнению Петрова А., ведущие спортсмены-стрелки занимаются только тем, что слоняются без дела от соревнований до соревнований и любой желающий может, взяв в руки оружие, показать наивысший результат. Ведь звучит более чем бредово. Что же это? Непонимание основ, попытка манипулировать мнением тех, кто не разбирается в этом вопросе, или просто глупость? Видимо, автор методики не в курсе того, что собой представляет Курс стрельб, зачем он нужен и т. д.

Вместо того чтобы коренным образом начать что-то менять именно в организации боевой подготовки, рассказывается убаюкивающая сказка, что современные боевые действия ведутся исключительно техническими средствами и роль бойца с носимым вооружением в современном бою крайне мала. Наберусь смелости возразить: и раньше и сейчас авиация, военно-морской флот, техника сухопутных войск и ракетные войска любого назначения служат для обеспечения выполнения задачи солдата с автоматом. Мы сегодня вкладываем колоссальные средства в технику и высокие технологии, что, безусловно, правильно. Осталось только понять, что будем делать со швеями?


Вот оно как, значит, мы должны спешно менять организацию боевой подготовки, что должно начинаться со смены Стратегии военной, внесения изменений в Оперативное искусство и тактику. А почему и зачем это надо делать? Потому, что Петров так решил, основываясь на своих предположениях об отсутствии боевой подготовки в силовых ведомствах? Мягко говоря, это очень не скромно с его стороны. Особенно учитывая тот факт, что как показано выше, он слабо себе представляет вообще структуру боевой подготовки и те задачи, которые она решает. Не говоря уже о том, что сам он не представляет сколько-нибудь значительного авторитета в этой области.

Относительно же того, что ВМФ, ВВС, а также техника сухопутных войск служит для обеспечения солдата с автоматом, хочется возразить, с определенными оговорками. Естественно, личный состав мотострелковых войск (наравне с танковыми войсками), является главной ударной силой, но без поддержки ВВС (ВКС), артиллерии, ракетных войск и другой техники — он не будет в состоянии выполнить поставленные перед ним задачи. Более того, в зависимости от ситуации л/с (личный состав) мотострелковых подразделений, может осуществлять лишь второстепенную роль. Например, при прорыве линии обороны противника танковыми частями, кто будет осуществлять ведущую роль, а кто второстепенную? Как пример, мнение генерала Гудериана — "Быстроходного Хейнца":

"Танки должны играть ведущую роль в соединениях, состоящих из различных родов войск; все остальные рода войск обязаны действовать в интересах танков" (Хейнц Гудериан, Воспоминания солдата).

Также хочется напомнить недавнюю историю и привести в пример нанесение ударов, преимущественно ВВС, по Югославии. Сухопутные силы там не были задействованы, тем не менее, удалось добиться поражения страны. Вот что по этому поводу пишет доктор военных наук, действительный член АВН, генерал-майор Печуров Сергей Леонидович в своей статье "Война в Югославии 1991-1995, 1998-1999 гг. Межэтническая война в Югославии и агрессия НАТО против союзной Республики Югославия": "Для нанесения ударов по 900 объектам югославской экономики НАТО применили 1200-1500 высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования. В ходе первого этапа операции этими средствами были разрушены нефтяная промышленность Югославии, 50% индустрии боеприпасов, 40% танковой и автомобильной промышленности, 40% нефтехранилищ, 100% стратегических мостов через Дунай. Выполнялось от 600 до 800 боевых вылетов в сутки. Всего за операцию было совершено 38 тыс. боевых вылетов, применено около 1000 крылатых ракет воздушного базирования, сброшено более 20 тыс. бомб и управляемых ракет. Применено также 37 тыс. урановых снарядов, в результате взрывов которых над Югославией было распылено 23 тонны обедненного урана-238". Итог всего этого известен. В современных условиях, при нынешнем развитии техники, не всегда обязательно использовать л/с мотострелковых подразделений, порой достаточно нанести ракетно-бомбовый удар по инфраструктуре противника для того, чтобы ослабить его или полностью вывести из войны. И это не говоря о том, что может быть применено и ОМП (оружие массового поражения), применение которого, способно нанести неимоверные по своему количеству потери и не просто разрушить инфраструктуру противника, а ввергнуть его в "каменный век".

Поэтому однозначно утверждать, что только мотострелковые войска являются единственными и остальные их лишь обслуживают — нельзя. Все вооруженные силы, все рода и виды войск, действуют в плотной взаимосвязи, и только это может дать возможность, отразив нападение противника или совершив на него нападение, обеспечить нанесение ему поражения.

…во главу угла ставятся программы развёртывания «суперсовременных полигонов» (Мулино, Нижегородская обл.) с "виртуальным" обучением на тренажёрах и "программы развития вооружения и экипировки солдата будущего". Такой путь в армиях Запада привёл к полной деградации боевой подготовки и соответственно, практически полной неспособности вести боевые действия обычным вооружением.


Видимо, новые технологии тоже не по душе новатору в сфере стрелковых методик. Абстрагируясь от личности Петрова, чем же плохи современные полигоны, использующие новые технологии для подготовки л/с силовых ведомств? То есть нам надо отказаться от возможности использования различного рода симуляторов при подготовке военнослужащих? А ведь они, симуляторы, позволяют значительно экономить, дают возможность проводить первоначальную подготовку, выпуская на учения и подготовительные упражнения людей, способных достаточно грамотно использовать вооружение и технику. Вместо того, чтобы объяснять солдату назначение различных рычагов и кнопок непосредственно на боевой машине, можно предварительно подготовить его в классе. Более того, можно вводить и это делается, в подготовку различного рода усложнения, к которым готовить солдата опять же в классе, не расходуя понапрасну моторесурс и боеприпасы. И только после четкого усвоения основных приемов и действий выводить л/с на практические занятия. Что же здесь плохого? Наоборот, это очень полезное направление и его надо всевозможно расширять и внедрять.

По поводу полной деградации боевой подготовки в армиях "Запада". А где эта деградация и в чем она выражается? Своеобразная манера общения Петрова порой просто изумляет. Он выдвигает тезис, но ничем его не подтверждает. Солдаты армий "Запада" разучились стрелять, водить бронемашины, управлять самолетами и т. д.? Как показывают проводимые ими учения и войны, они достаточно хорошо подготовлены, и думать о них в ключе "шапкозакидательства" означает совершать ту же ошибку, которой некоторые руководители Советского Союза были подвержены перед началом Великой Отечественной войны.

Далее Петров продолжает:

У нас — антитеррористические операции на Северном Кавказе, когда 20-, 50- и более кратное превосходство в силах и средствах, в том числе, новейших, против слабо обученных боевиков с обычными, зачастую устаревшими и изношенными автоматами Калашникова приводят к одинаковым потерям с обеих сторон, а нередко — только со стороны федеральных сил.


Весьма неплохо было бы в таких высказываниях приводить примеры, но это, видимо, сложно. Однако подобные ситуации были, краткое изложение и пояснение того, что и почему произошло можно прочитать по следующей ссылке: http://izvestia.ru/news/515937.

Но и этого слишком мало для того, чтобы делать выводы, тем более предлагать полное изменение боевой подготовки. Бой есть бой, любая ошибка, в том числе промедление в действиях, может привести к потерям. Было бы лучше и полезнее, чтобы на данное утверждение Петрова, ответил или ответили те, кто непосредственно принимали участие в этих операциях.

Сейчас просматривается тенденция резкого увеличения жёсткости огневых контактов и значительного повышения профессионализма участников НВФ, что, по моему мнению, требует не просто изменения подхода к огневой и тактической подготовке, новых методик боевой подготовки, а разработку новой стратегии подготовки силовых структур, принимающих непосредственное участие в боевых действиях.


Значит, до этого не было жестких огневых контактов? Видимо, боевые действия времен первой и второй чеченских войн, носили более мягкий характер, а до этого вообще вялотякуще перестреливались. Интересно также, а в чем выражается повышение профессионализма участников НВФ? Любой желающий может просмотреть кадры боев, практически из любой горячей точки мира, посредством видеохостинга Youtube, где без прикрас увидеть весь профессионализм. Нельзя называть профессионалом того, кто не умеет использовать укрытия, не имеет понятия о правилах ведения огня из стрелкового оружия, а про тактику и говорить не приходится. Но, тем не менее, все это должно привести, по Петрову, к разработке новой стратегии подготовки силовых ведомств. Ни много ни мало. Вообще-то хочется порекомендовать Александру Ивановичу в дальнейшем использовать словосочетание "дорожная карта", так как слова тактика и стратегия в таких количествах в его выступлениях рождают в воображении картину Бонапарта, сидящего на барабане.

З.В.: Вы когда-то сами занимались практической стрельбой? Ваше мнение, всё-таки что это — спорт или боевая подготовка?

А.И.: Я имею право давать какие-либо оценки практической стрельбе, так как начал заниматься ею ещё в 2003 году, когда всё только начиналось. Мои спортивные заслуги в ней — дважды выигранный чемпионат России (это сегодняшний мастер спорта). И золото в команде на Чемпионате Европы в 2006 году в Греции, причём внутри команды я был третьим. Кстати, это была первая крупная победа сборной России на международных соревнованиях такого уровня.


Это высказывание просто запомним, далее оно нам пригодится.

То, как я отвечу на второй ваш вопрос — моё мнение, но оно вполне определённое — это не совсем спорт, и совсем не боевая подготовка. Как спорт Практическая стрельба метрологически несостоятельна.


В практической стрельбе на матче 3-го уровня набрал 85% от результатов стрелка, занявшего 1 место — ты Мастер спорта. А результат, который набрал этот стрелок, ни к чему не привязан. Какой хит-фактор (коэффициент деления очков на время) он набрал, такой набрал. Теперь на следующем матче 3-го уровня, где будет в своём классе выступать новоиспечённый «мастер спорта», все, кто наберут не менее 85% от результатов занявшего 1 место, тоже станут Мастерами спорта. Фишка в том, что результат занявшего 1 место также ни к чему не привязан, какой хит-фактор набрал, тот и будет точкой отсчёта для остальных «мастеров». И не важно, какой уровень показал стрелок, занявший первое место — 85% от него, и ты — мастер.


По-моему, тут даже комментировать нечего, все говорит само за себя. Это к теме самоизобличения, которое присуще Петрову А., ну, или как вариант, неспособность следить за тем, о чем он говорит. В конце комментария будет дана ссылка на более раннее интервью Петрова, где он высказывает противоположные мнения.

Далее следует, видимо, элемент скромности.

Да, сейчас практически все что-то собой представляющие стрелки ФПСР в той или иной мере используют предложенные мной элементы управления оружием при скоростной стрельбе.


Не вдаваясь в историю разновидности и различия хватов, стоек и т.д., существующих в практической стрельбе, хочется все-таки услышать подобные признания от стрелков ФПСР, которые "что- то собой представляют".

Далее следуют "мифы", которые некие лоббисты практической стрельбы распространяют для того, чтобы внедрять оную в боевую подготовку. Первый миф мы пропустим по причине того, что ПС (практическая стрельба) действительно не имеет методики. И начнем сразу же со второго, который, по мнению Петрова А., заключается в том, что в практической стрельбе нет возможности моделировать самооборонные ситуации, полицейские и военные. Далее цитата:

Опуская массу аргументированных доводов против, остановлюсь хотя бы на одном: берём упражнение, моделирующее так называемую "боевую" ситуацию, выстрела на 32, на исходное ставим практического стрелка с пистолетом или карабином, а лицом к нему — спиной вплотную к мишеням по их количеству ставим военнослужащих, или сотрудников, с аналогичным оружием (мы же моделируем огневой бой?), готовность оружия у всех одинаковая… Вопрос к Вам — на кого ставите? Ну, сколько секунд, или долей секунды, проживёт стрелок Практической стрельбы после сигнала таймера? Тогда о какой "реальной" ситуации ведём речь, к чему готовим силовиков?


Пример по своей глупости просто фееричен. Давайте несколько видоизменим ситуацию. 32 выстрела, учитывая необходимость поражения одной цели двумя выстрелами (будем считать, что у нас стандартные мишени, без попперов и т.д.), противников у нас должно быть 16. Теперь берем Александра Ивановича и ставим его против 16 вооруженных противников. Внимание, вопрос: а на кого вы поставите? Подобные примеры — это уровень детского садика, более того, если именно его методика лучше, то он способен противостоять в такой ситуации, такому количеству противников и выйти победителем? Весьма сомнительно. Теперь представим себе другую ситуацию, если мы введем в упражнение дым, взрывы, будем проводить его ночью, наказывать жестко за каждый промах и т.д., будет это достаточно близко к моделированию "боя"?

Даже из самой плохой техники можно взять лучшее, если позволяет состояние сознания и в тоже время из самой великолепной техники можно взять только самое худшее.

Далее третий миф:

Практическая стрельба создавалась на основе самого передового зарубежного боевого опыта". Я аргументированно утверждаю, что не существует никакого зарубежного боевого опыта, достойного, чтобы его перенимать. Существует тактика действий их различных подразделений, которую мы обязаны изучать, чтобы столкнувшись с ними, знать, что делать.


Ну, во-первых, не передового и не боевого, а для сохранения того стрелкового мастерства, которое было накоплено за предыдущие годы, в том числе и во время войн. Во-вторых, в чем выражается аргументированность заявления? Где аргумент? В-третьих, зарубежье очень большое и войны ведутся в различных частях света, в различных климатических условиях, с различным противником, в результате чего накапливается опыт. Но нам он не нужен.

Дальше продолжается критика ПС, причем весьма оригинально:

"По умолчанию — за пару дней военнослужащий расстрелял патронов больше, чем за всю службу. А через непродолжительное время всё вернулось на круги своя. Ни системы, ни теории нет, соответственно, кроме настрела поддерживать устойчивые навыки нечем.


Стоп! А что же вот это такое: poligonzentr.ru/sk-poligon/kursy-po-skorostnoj-strelbe?

Здесь мы с удивлением обнаруживаем, что Александр Иванович проводит интенсивные курсы по стрельбе, где за два дня предлагается отстрелять 900 патронов. Наверное, это из области не видно бревна в своем глазу?

Далее продолжается критика ПС, но уже со ссылками и аргументацией, что весьма похвально:

Хочу отметить, что за год до появления в России в 1999 г. Практической стрельбы в журнале "Солдат удачи", если мне не изменяет память — в №11 за 1998г., была опубликована книга "Израильская боевая стрельба из пистолета" Евгения Сорокина, инструктора по боевой стрельбе, служившего в армии Израиля, в которой он написал: "применение приёмов "Практической стрельбы" в реальном бою — лучший путь самоубийства", а израильская школа стрельбы тогда считалась наиболее передовой.


Обратите внимание на время появления этой книги. Это как раз то время, когда израильская стрельба набирала оборот в странах СНГ и бывшего Советского Союза. И вполне понятно стремление принизить достоинства или просто о них не упомянуть, других видов стрельбы. Однако, эта цитата неполная и не передает всего смысла, сказанного Сорокиным, поэтому приведем сказанное в полном объеме, для лучшего понимания: "Основным является принцип униформации обучения. На тренировках вы должны делать то и только то, что вам придется делать в стрессовых условиях реального боя. Избегайте всего, что может способствовать усвоению неправильных двигательных стереотипов, например занятий спортивной или "практической" стрельбой ("Практическая стрельба" появилась несколько десятилетий назад под влиянием стрельбы боевой, однако сегодня это спорт в худшем смысле этого слова. Применение приемов "практической стрельбы" в реальном бою — лучший путь самоубийства)".

То есть применение приемов стрельбы как нынешней спортивной дисциплины, но каких приемов? Опять же, можно в любом направлении найти лучшее и взять себе на вооружение, а можно пройти мимо. В открытой печати не раз приводились слова сотрудников ЦСН ФСБ о том, что они используют элементы ПС для своей подготовки, собирая лучшее и адаптируя под свои задачи. Это и есть правильный, разумный путь подготовки. Касательно же спорта и спортивных достижений в стрельбе, применительно к подготовке, следует привести слова Марка Лонсдейла из его книги "Штурм": " Это такой уровень, когда человек настрелялся уже так много, что оружие становится как бы продолжением его тела, мышечная память выносит оружие в нужном направлении, глаза автоматически следят за обстановкой, а палец нажимает на спусковой крючок только при самых оптимальных условиях. Это те же самые координация, уровень мастерства и рефлексов, которыми обладает любой спортсмен высшего класса. Именно это и отличает чемпионов от толпы".

Если рассуждать несколько отвлеченно, кто достигнет больших результатов: спортсмен, показывающий высокие результаты в стрельбе и обученный тактике ведения боя или боец, обучаемый по армейской программе боевой подготовки? На солдата нет возможности потратить столько времени и средств, сколько может себе позволить спортсмен. Опыт, накопленный за время ведения войн, как раз и говорит об этом. Кто были лучшие снайперы времен Великой Отечественной? Из кого их старались набирать и кому отдавалось предпочтение? Причем в их подготовке и подготовке остальных стрелков тоже, лежал "старый добрый принцип": дыхание, ровная мушка, плавный спуск.

Продолжая нападки на ПС, Александр Иванович продолжает приводить примеры, в этот раз это цитата Джеффа Купера из его книги "Искусство винтовки":

Чуть позже, в 1999 г. в российском журнале "Ружьё" была опубликована книга основателя Практической стрельбы, бывшего американского морского пехотинца Дж. Купера "Искусство винтовки", в которой есть такие слова: "…формализация и особая специфика стрелкового спорта сбивает практиков с пути истинного — практически также, как и спортивное фехтование нивелировало искусство владения мечом.


Наверное, это должно быть завершающей стадией разоблачения ПС и спорта в целом. Что должно нас толкнуть на правильный путь избрания только боевой подготовки для занятий стрельбой. Однако Купер в той же книге говорит и другое, что, видимо, осталось за гранью внимания или же было неудобным, а именно: "…Можно лишь утверждать, что стрелки-спортсмены стреляют уж точно лучше, чем солдаты и лучше тех охотников, которые достают свое оружие раз в год, чтобы пальнуть по оленю…"

Очень странно получается. Так нужен нам спорт, стреляют ли спортсмены лучше военных? Так как Петров привел в качестве аргумента цитату Джеффа Купера, не могу не добавить еще пару цитат оттуда же: "Современные вооруженные силы почти перестали относиться к винтовке всерьез. Этому есть много причин и не последняя из них та, что мастерство владения винтовкой — дисциплина, требующая специальных знаний, и в действительности не может быть распространена в массовой армии".

Как же мы посредством "уникальной методики" обучим всех солдат, резервистов и молодежь быть отличными стрелками?

Также Купер опровергает заявления Петрова, как пример: "…Сегодняшние сражения задействуют личное оружие чисто условно, а само оружие год от года меняется. Таким образом, хотя солдат и должен знать, как держать оружие, он не успевает этому научиться…"

Странный выбор источника для подтверждения своих слов, когда там же все изложенные "постулаты" Александра Ивановича опровергаются.

И в завершение темы разоблачения Практической стрельбы — отличнейший пример:

Кстати: в июне этого года в центре повышения квалификации специалистов ОМОН и СОБР Ставропольского филиала Краснодарского госуниверситета МВД России проходили обучение сотрудники полицейского спецназа одной из стран Латинской Америки. Вполне серьёзные ребята. Так вот, на вопрос присутствующего инструктора специального подразделения МВД одной из республик Северного Кавказа: "используете ли вы приёмы Практической стрельбы в боевой подготовке вашей полиции?", прозвучал краткий ответ: "нет, так как сотрудники, которые использовали приёмы практической стрельбы в своей подготовке, очень быстро погибали.


Вот это таинственность, что это за одна из стран Латинской Америки? Если верить новостям официального сайта Ставропольского филиала КГУ МВД, то это представители Аргентины. Вполне возможно, что этот диалог имел место быть, а может и нет. Фактических доказательств нет. Зато есть видео, где сотрудники федеральной полиции Аргентины занимаются практической стрельбой и проводят соревнования. Видимо, это из их "спецотдела для суицидальных сотрудников".







Наконец-то мы узнаем, почему или из-за чего Александр Петров так невзлюбил ПС, с которой сам и начинал свою стрелковую деятельность:

З.В.: Почему так много копий было сломано между вами и Федерацией практической стрельбы?

А.И.: Да не было никаких сломанных копий. Когда-то я предложил её руководству развивать сразу два направления — гражданское и военное. Руководство дало понять, что ему это не интересно. Потом, когда пресса зашумела о 20 триллионах до 2020 года на оборону, видимо что-то изменилось. В декабре 2009 года в Питерском ВИФКе по приглашению руководства института я провел трёхдневный семинар с различными категориями военнослужащих, по результатам которого получил приглашение на мероприятие Управления физподготовки ВС РФ в марте 2010 года, и уже там выяснилось, что я не имел права этого делать, так как монополия на стрельбу в нашей стране принадлежит Федерации практической стрельбы.


Предоставим слово Михаилу Дегтяреву. Журнал «Калашников» №6, 2010 г.: "…в начале марта 2010 года был организован семинар на базе Военного института физической культуры (ВИФК) в Санкт-Петербурге с привлечением военных специалистов различных округов.". "От ФПСР за проведение семинара отвечал председатель Центрального совета федерации Анатолий Кондрух. На месте, в Петербурге, стрелковой частью занималась группа местных инструкторов во главе с Евгением Ефимовым. И все они очень удивились появлению в ВИФКе Александра Петрова, чьё участие в мероприятии оказалось согласованным с кем-то из представителей института…"

То есть случай имел место быть, однако гораздо интереснее то, что там произошло, об этом Петров почему-то умалчивает, видимо, из скромности. Вот что по этому поводу говорит Евгений Ефимов, который был непосредственным свидетелем данного действа: "Практически без каких-либо объяснений началась демонстрация Петровым уникальных навыков прямо перед стволами, лежащими на столе вместе с кучей уже снаряженных магазинов. Сначала беглая стрельба велась из ПМ с правой и левой руки по целому магазину в положении глубокого "мушкетерского" выпада для укола шпагой. На принятие такой изготовки и производство первого выстрела уходило от 4 до 7 секунд, а далее беглый огонь по грудной фигуре на расстоянии 4,5 м. После каждого "подхода", не разрядив оружие, Александр Петров разворачивался к аудитории с вопросом: "Смысл понятен?", разбивая угол безопасности и перезаряжая пистолет, удерживая по несколько магазинов в руке одновременно" (там же. — Прим. авт.).

Собственно говоря, ничего удивительного в этом нет, все кто хоть раз видел выступления Петрова, согласятся с тем, что именно так все и происходит. Причем вопрос "Смысл понятен?", вызывает некоторое недоумение потому, что непонятно изначально — смысл чего должен быть понятен.

Далее: "Далее началась стрельба длинными очередями по 20 выстрелов из АПС на той же дальности. Во время одной очереди возникла задержка при стрельбе. Петров отсоединяет магазин и пытается извлечь патрон из патронника. Подергав несколько раз затвор, не устранив задержку и не разрядив оружие, он кладёт пистолет на стол с патроном в патроннике (!) и взведённым курком... стволом, направленным в сторону обучаемых (!), берёт другой пистолет и, как ни в чём не бывало, продолжает демонстрацию. Видя это, опытный стрелок и инструктор ФПСР Сергей Спивак, служащий, кстати, старшим преподавателем по физической подготовке в Михайловской артиллерийской академии, самостоятельно оградил оставленный пистолет и после некоторой паузы, поняв, что никаких действий со стороны коллег из ВИФК и Петрова с этим пистолетом не предполагается, безопасно удалил оружие с учебного места и разряжал его в стороне в течение нескольких минут".

Наверное, лица представителей ПС имели просто чудесное выражение, так как исключают из рядов и удаляют с соревнований и за гораздо более мелкие нарушения правил безопасности.

Продолжаем: "Следующим номером программы стала стрельба непрерывными очередями по 30 выстрелов из АК74 в упомянутой выше позе на дальности 5-7 м. Когда мишень, не выдержав такого напора, упала вместе со щитом с перебитых и ни в чём не провинившихся стоек, стрелок, не меняя позицию, перенёс огонь на оставшуюся правую мишень, стреляя под углом 60 градусов к боковому пулеприёмному валу. Первый магазин выстреливается в центр мишени, и пули приходят в самый верхний край вала. Второй магазин выстреливается в правый верхний угол мишени (в белый квадрат мишени №4), при этом вся очередь проходит выше пулеприёмного вала в сторону автомобильной трассы…"

И здесь нет ничего удивительного, именно так Александр Иванович и проводит свои семинары, но дальше еще интереснее, даже, можно сказать, эпичнее: "В завершение "демонстрации" была показана стрельба длинными очередями от 50 до 100 и более выстрелов из ПКМ на дальности до 200 м. После израсходования полной ленты Александр Петров ставит пулемет на землю и берёт второй для продолжения стрельбы. Я остановил стрельбу и сказал, чтобы разрядили пулемёт. Получив в ответ: "Он разряжен!" и косой взгляд с недвусмысленным намеком не мешать, я просто отошел в сторону, снимая с себя ответственность за происходящее. Апофеозом спектакля стала длинная очередь по мишени на 200 м на ходу. Стрельба велась только трассирующими пулями, поэтому было прекрасно видно, как по мере движения стрелка пули попадали то в район мишени, то в землю на 50-70 м, то летели на 10-15 метров выше пулеприёмного вала..."

Не останавливаясь на разборе самого процесса, хотелось бы сказать от себя лично только следующее. Если ответственным за проведение мероприятия был Ефимов, то ему не следовало самоустраняться, а жестко устранить со стрельбища данного специалиста. О том же самом должен был думать и тот, кто отвечал за проведение этого семинара со стороны ВИФКа, потому что это все грубейшие нарушения правил безопасности и ПС здесь не причем, нельзя стрелять выше валов и не контролировать положения заряженного оружия.

Ну, а далее последовало то, чего и следовало ожидать: "11 мая 2010 года председатель Центрального совета ФПСР Анатолий Кондрух подписал приказ об исключении Александра Петрова из числа членов ФПСР за грубое и систематическое нарушение Устава ОСОО "ФПСР", неучастие в работе федерации без уважительных причин более одного года, совершение действий, наносящих вред имиджу и репутации федерации. Александр Петров отстранён от работы в составе Центрального совета ФПСР, от руководства региональным отделением ОСОО "ФПСР" по Челябинской области, от руководства ОСОО "ФПСР" по Уральскому федеральному округу и лишён статуса судьи и инструктора IPSC.". (Михаил Дегтярев "Калашников" №6, 2010 г.).

Зато теперь более чем понятно, что произошло и отчего Александр Иванович невзлюбил ФПСР.

Далее Петров переключается, несколько скупо, на тактическую стрельбу:

З. В.: Слышал, что вы различные разновидности "тактической стрельбы" считаете зарубежным проектом?

А.И.: Вы взрослый человек, к вам вопрос: будет ли вероятный противник делиться с вами некими знаниями и умениями, которые в случае войны позволят вам эффективнее его побеждать? И тем более тренировать вас? Ответьте сами себе на эти вопросы, и тогда все остальные вопросы отпадут.


Давайте разберем по порядку. Во-первых, при современных средствах видеозаписи, доступных практически каждому, не составляет труда снять тот или иной семинар, ту или иную тренировку, после чего подобный видеоматериал выкладывается в сеть. Соответственно, становится доступной видеоинформация об отдельных элементах тактики, которые используются. Во-вторых, многие силовые ведомства привлекают к обучению своего состава гражданских инструкторов, техника и тактика которых, доступна любому, кто может оплатить их труд. В-третьих, еще в давние времена разведка занималась тем, что собирала информацию о подготовке войск вероятного противника и в виде кинофильмов, а теперь это еще проще, доводила до личного состава своих вооруженных сил. Мы ведь взрослые люди, поэтому должны отдавать себе отчет в том, что мир немного изменился с тех времен, когда секретилось все, причем чаще всего от своих же.

Далее Петров решил подвергнуть критике и другие, дополнительные, возможности подготовки, в данном случае, носящие больше тактический характер:

З. В.: Сейчас активно развиваются различные виды командных игр без применения боевого оружия, в которых зачастую принимают непосредственное участие представители силовых структур. Как Вы относитесь к пейнтболу и страйкболу и что скажете об их месте в боевой подготовке?

А.И.: Тема настолько избитая, что даже и не знаю, как бы поприличней ответить… Примерно как к безалкогольному пиву и резиновым женщинам — никак. А как к элементам боевой подготовки — крайне негативно. Так самоутверждаются в основном те, кто по каким-то причинам не смог или не захотел служить в армии (процент служивших в армии там очень низкий), поэтому такими играми они, видимо, компенсируют определённые мужские комплексы и, соответственно, с одержимостью доказывают себе и окружающим, что именно так и происходят военные действия, с вполне прогнозируемыми последствиями для них в случае реального участия в этих самых боевых действиях. [1] Для придания значимости своему "круто" обставленному времяпрепровождению забивают мозги оказавшимся в вакууме боевой подготовки военным… А о тех, кто запускает такие процессы и продвигает их, как элементы огневой и тактической подготовки, мы как смогли, рассказали в фильме "Наука побеждать. Русская армия: выбор пути [2].


Это из той же области, что и ненужность интерактивных компьютерных программ в обучении и вообще новых технологий. Отлично, нельзя этим заниматься, это только для самоутверждения, а где тогда нарабатывать опыт ведения перестрелок, ведения боя? Одно дело расстреливать мишени, другое дело перестреливаться с живым человеком, который обладает разумом и может вносить в условия боя что-то неординарное, на что надо правильно и своевременно реагировать. Как же достичь данного результата? Ведь мы не можем с боевым оружием стрелять друг в друга, и это очевидно. Соответственно приходят на замену боевому оружию, различные заменители. Грамотное применение их при тренировках, дает неоспоримую пользу, только так можно выработать навыки и получить опыт ведения перестрелок. Пока Петров рассуждает на эти темы с негативной точки зрения, на "Западе" это направление совершенствуется. На данный момент производятся боеприпасы типа "Симунишн", позволяющие использовать их в боевом оружии при минимальном переоборудовании последнего. Все это расширяет возможности учебного процесса и в результате подобных тренировок происходит понимание того, с чем ты можешь столкнуться в реальности и чему следует уделять больше внимания при подготовке. Но, естественно, что нам это не нужно, ведь некоторые челябинские мужики настолько суровы, что отрабатывают огневой контакт непосредственно на боевом оружии.

Далее Петров переключается, благодаря вопросу журналиста, на спорт и физподготовку в ВС:

З. В.: После того как министром обороны стал Шойгу, он начал активно продвигать в армию различные виды военных спортивных единоборств. Выразите, пожалуйста, ваше отношение к армейскому спорту?

А. И.: А что это? Сам вопрос с двойным дном. Его нельзя рассматривать в широком смысле. Чтобы правильно подойти к этой теме, надо её разделить на две части: спорт и физподготовка. Спорт давно умер, ничего нового в методики подготовки он не несёт.


Значит, спорт умер и ничего в подготовку не вносит? Получается, что все те новшества в спорте, в том числе и на основе новых технологий, позволяющие наиболее полноценно задействовать возможности человеческого тела — ничего не значат? Давайте рассмотрим на примере. Возьмем среднестатистического человека (солдата) и поставим задачу его подготовить до определенного уровня стрелкового мастерства за определенный промежуток времени. Если раньше это делалось на основе опыта приобретенного эмпирическим путем, то сейчас, при современном развитии спорта и науки, это делается на научной основе. Проще говоря, мы можем взять человека и, исследовав его физиологические и психологические данные, учитывая то, каким оружием и как он должен пользоваться — составить программу занятий, которая позволит ему качественно вырасти, избегая ошибок и травм при построении движений. И сделать это можно в наиболее короткие сроки. Разве это можно называть термином умер?
Касательно же спорта армейского, проще дать слово Военному Энциклопедическому словарю: "СПОРТ ВОЕННО-ПРИКЛАДНОЙ. Спорт. занятия и соревнования, способствующие физ. развитию гражд. молодёжи и военнослужащих, овладению ими воен. специальностями, воспитанию высоких моральных, психол. качеств и несению воен. службы; составная часть подготовки граждан к воен. службе и физической подготовки военнослужащих. По военно-прикладным видам спорта, культивируемым в ВС РФ, спорт.звания и разряды присваиваются Спорт. комитетом МО РФ. Руководство мн. видами техн. и военно-приклад. спорта осуществляет Российская оборонная спортивно-техническая организация (РОСТО). Ниже приводятся наиболее массовые виды спорта" (http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/[email protected]).

А ведь он еще и подразделяется на: авиационные виды спорта, автомобильный (мотоциклетный) спорт, биатлон, вертолетный спорт, военно-прикладные многоборья, парашютный спорт, радиоспорт, стрелковый спорт и т., д. И задействует все категории граждан, то есть то, чего хочет сам Петров, при помощи своей "методики". Но естественно, что ничего дать для боевой подготовки и подготовки населения спорт не может.

Физподготовка нужна и важна, и её надо развивать. Поэтому соревнования должны быть, но они не должны проходить уровнем выше подразделения: когда в соревнованиях участвуют все военнослужащие подразделения — польза для каждого военнослужащего и подразделения в целом налицо.


Видимо, здесь также присутствует непонимание Александром Ивановичем, что есть что. Военно-прикладной спорт это одно, а физподготовка — это другое. Физподготовка — это не только соревнования, но в основе своей — это система физической подготовки военнослужащих, в которую входят зарядка, преодоление полосы препятствий, упражнения и т., д. Физподготовка нужна для должного обучения л/с переносить тяготы и лишения воинской службы и боевых действий, а так же позволять им быстрее восстанавливаться после полученных ранений.

"ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА — комплекс мероприятий, направленных на физ. совершенствование военнослужащих с целью обеспечения их физ. готовности к выполнению боевых задач; предмет боевой подготовки ВС РФ. Организуется и проводится согласно Наставления по физ. подготовке и программ боевой подготовки с учётом предназначения вида и рода войск ВС и требований, обусловленных военной службой. В ВС РФ формами проведения Ф.п. являются: утренняя физ. зарядка (продолжительность 30 — 50 мин), учебные занятия (2 — 3 ч в неделю), спортивно-массовая работа (2 раза по 1 ч в рабочие дни и 3 ч в выходные), физ. тренировки в процессе учебно-боевой деятельности. Организация Ф.п. и контроль за её проведением возлагаются на ком-ров (нач-ков), штабы и органы воспитат. работы, а непо-средств. организац. и методич. работа выполняется нач-ками физ. подготовки и спорта воинских частей» (http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/[email protected]).

Далее А.И. приводит пример, который также интересно будет разобрать:

Интересно, что обвиняя меня в тотальной пропаганде непрерывного автоматического огня, хотя я его рассматриваю всего лишь как один из многих элементов стрелковой подготовки, как наиболее экстремальный способ ведения огня, демонстрирующий, что при определённом удержании стрелок управляет оружием, а не оружие стрелком, в упор не хотят видеть побед армейских команд по классической стрельбе, подготовленных по нашим методикам на чемпионатах округа и чемпионатах ВС РФ. В этом году на Спартакиаде ВВУЗов ВС РФ Академия тыла и транспорта им. Хрулёва выступила с результатами, интересными для анализа


Допустим, способ удержания один и тот же, что отражено в "методике 2009 г." за авторством Петрова. Но в данном случае важнее другое, а именно, победа армейских команд на Спартакиаде. Опять же не приводится ни результат, ни другие подробности. В помощь нам будет статья, написанная весьма сумбурно, но найти ценную информацию там можно. Например:
" В протоколах всё отражено — в некоторых упражнениях доходило до того, что курсанты первой 30-ки мест выполнили норматив I разряда по требованиям ЕВСК, что стало почти массовым на этом Чемпионате, что в упражнениях АК1, АК3, что в упражнениях ПМ1, ПМ3".

Наверное, можно из этого сделать вывод, что максимум, который был достигнут, — это 1 разряд. Похвально, но первый разряд это по нормативам стрельбы из штатного оружия 280-286 очков для ПМ-3, 95-96 очков для ПМ-1. Рассмотрим на примере этих двух упражнений, что это собой представляет на практике. Стрельба ведется по мишени фигурной с кругами №4. Десятка имеет диаметр 10 см, 9 — 20 см и т.д. Дистанция стрельбы составляет 25 метров. В итоге для того, чтобы набрать данный результат нам надо для ПМ-3, в самом плохом раскладе попасть 20 раз в 9-ку и 10 раз в 10-ку или 15 раз в 10-ку, 10 в 9-ку и 5 в 8-ку. И так далее. Результат неплохой, но и не выдающийся.

Далее: "В состав команды вошли: два курсанта первого курса, два третьего, один четвертого и один курсант пятого курса. В ходе чемпионата при выполнении стрельб лучшие результаты в команде показали первокурсники и третьекурсники, что, вообще-то, не удивительно, так как начинать с чистого листа всегда легче, чем переучивать. В итоге в пистолетных упражнениях команда была на втором месте!"

Из шести членов команды четверо не были новичками. Указывается, что лучший результат показали первокурсники, но были ли они новичками в стрельбе или до поступления в ВУЗ занимались стрельбой, непонятно. А это очень важно. Особенно в свете следующей цитаты: "Так вернёмся к методикам — на отбор и подготовку команды ушло всего 60 дней из 12 месяцев, из 60 дней подготовки 25% "сухой" тренаж, 15 стрелковых дней и всё. Много это или мало? Это ровно столько, чтоб составить серьёзную здоровую конкуренцию старой классической школе подготовки олимпийской стрельбе, по которой на сегодняшний день занимаются практически все военные вузы нашей страны…"

Чудеса, да и только. Было 12 месяцев на подготовку, но затратили два, из которых было 25% "сухой" тренировки, а это 15 дней и 15 стрелковых дней. Возникает вопрос, куда дели еще месяц? Можно уже создавать конкуренцию классической школе стрельбы — это несомненно. Страшно подумать, что произойдет, если по этой системе подготовки (А.И. Петрова) тренировать стрелков целый год, наверное, не найдется таких нормативов, которые смогли бы уместить в себя показанные результаты.

Результат соревнований в изложении автора статьи следующий:
"Чемпионами Спартакиады вузов Министерства обороны Российской Федерации стала команда военного института физической культуры (г. Санкт-Петербург), вторыми — военная академия ВКО (г. Тверь), а третьими — доблестные десантники ВВДКУ (г. Рязань). Академия МТО (г. Санкт-Петербург) — пятые".

Пятое место из 30 возможных — это достаточно серьезный результат, особенно, учитывая один месяц подготовки (https://cont.ws/@bolotov/372046).

Вернемся опять к Петрову. Корреспондент задает вопрос относительно того, какой была стрелковая подготовка к концу Второй мировой войны и куда делся накопленный опыт, раз у нас сейчас все так плохо. Вопрос интересный и отвечать на него можно отдельной объемной работой. Но краткость — сестра таланта, и Александр Иванович справляется с этим в одном абзаце.

Сначала надо сказать, какой стрелковая подготовка была на начало 1941 года: в 30-е годы ХХ века, накануне Великой Отечественной войны, ОСОАВИАХИМ СССР имел развитую государственную систему тиров и стрельбищ, где по единым методикам стрелковой подготовки гражданское общество готовилось к обороне страны. К 1941 году у нас было 9 млн. ворошиловских стрелков.


Сначала надо сказать, что все единые методики стрелковой подготовки строились на, позволяющих ничего не делать принципах, а именно, ровной мушке и плавном спуске, дыхании и правильных позициях для стрельбы.

Как один из примеров. В октябре 1941 г. на совещании А. Гитлеру было доложено об огромных потерях в кадровом составе бронетанковых войск вермахта от точного огня стрелкового оружия бойцов Красной Армии, которые в различных боевых условиях, включая выход из окружения, вели залповый винтовочный огонь по высунувшимся из люков на марше немецким танкистам, что свидетельствует о высоком уровне стрелковой подготовки советских солдат.


Так и всплывают картины в воображении. Едут танковые корпуса немецких захватчиков, а в это время наши бойцы косят их метким огнем ручного оружия. Все это чудесно и прекрасно, но непонятно, почему мы тогда отступали до самой Москвы, до Ленинграда, до Сталинграда? Почему столько было потерь в начальный период войны, почему было столько "котлов" в Белоруссии и на Украине? Раз все было так, как нам рассказывает Петров, почему нас били? И били до тех пор, пока не удалось накопить достаточной силы, в том числе и в виде танков Т-34, самолетов, артиллерии. Как и в предыдущих случаях, Александр Иванович не дает ссылок на данного рода документы. Но можно, я думаю, обратиться к воспоминаниям наших противников в этом вопросе. А именно к «Воспоминания солдата» Гудериана, так как именно он на тот момент и рвался во главе 2-й танковой группы (в дальнейшем 2-й танковой армии), группы армий «Центр» на Москву, через Брест, Ельню, потом на Киев и опять на Москву через Орел и Тулу. Если бы таковые действия, тем более такого объема, как описывает Петров, имели бы место быть, они бы нашли свое отражение в его воспоминаниях. Однако, вместо упоминаний о метком огне нашей пехоты, выводящем из строя экипажи танковых войск, мы находим несколько иное. А именно: "В бой было брошено большое количество русских танков Т-34, причинивших большие потери нашим танкам. Превосходство материальной части наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику… Об этой новой для нас обстановке я написал в своем докладе командованию группы армий, в котором я подробно обрисовал преимущество танка Т-34 по сравнению с нашим танком Т-IV, указав на необходимость изменения конструкции наших танков в будущем. Свой доклад я закончил предложением направить немедленно на наш фронт комиссию, в состав которой должны войти представители от управления вооружения, от министерства вооружения, конструкторы танков и представители танкостроительных фирм… Комиссия прибыла во 2-ю танковую армию 20 ноября 1941 года".

И ни одного упоминания о том, что пехота Красной Армии наносила непоправимый ущерб личному составу танковых войск огнем стрелкового оружия. Более того, можете посмотреть документальные кадры, как выглядело наступление танковых частей немцев и куда там можно стрелять. Для чего нужны такие "примеры", которые, кроме профанации героизма советских людей и демонстрации уровня ментального развития Петрова, ничего не несут?

До 40-х годов ХХ столетия стрельба из боевого оружия как в армиях Запада, так и СССР, базировалась на неспешном прицеливании, что коренным образом поменялось в ходе Второй мировой войны, и особенно в её второй половине, когда ближний бой стал доминировать. Это внесло существенную корректировку в послевоенную боевую подготовку армий стран, участников Второй мировой войны.


Опять следует голословное утверждение. Причем оно может показаться правдивым человеку, который никогда не интересовался данным вопросом и не вдавался в подробности. Давайте проведем сравнительный анализ упражнений из НСД (наставление по стрелковому делу) разных стран в довоенный период. После этого приведем пример упражнения из КС-66 (курс стрельб 1966-го года). Выясним для себя, действительно ли все было так или Александр Иванович вновь демонстрирует "глубокое" знание предмета.

Первым у нас на очереди, как представитель стран Запада, будет германское наставление по стрельбе 1934 г. (издательство М, 1940 г.).

Надо сразу отметить, что во всех нижеследующих наставлениях и курсах стрельб основной упор делается на плавный спуск курка. В указанном наставлении упражнение №5 учебной стрельбы группы А, в варианте 2-го стрелкового класса, предусматривает стрельбу на дистанцию 200 м (для винтовки), лежа с руки пятью патронами за 9 сек. Сложно назвать, подобного рода стрельбу неспешной. Далее следует упражнение №4 первого стрелкового класса, на той же дистанции, с теми же условиями, но с сокращением времени до 8 сек. Класс же снайперов предусматривает уменьшение времени до 7 секунд и увеличение количества очков с 33 в предыдущих упражнения до 38. Так же, можно порадовать Александра Петрова тем, что данное наставление предусматривает стрельбу из ручного пулемета на ходу, так что в этой сфере он не является новатором и это не изобретение гения времен войны или послевоенного времени. Весьма показательными будут упражнения по стрельбе из пистолета. Второе упражнение 2-го стрелкового класса, предусматривает стрельбу на 25 метров в фигурную мишень пятью патронами, при этом на выстрел дается не более 2 секунд, при 2 зачетных попаданиях в мишень (стрельба производится с одной руки). Второе же упражнение 1-го стрелкового класса предусматривает на той же дистанции стрельбу навскидку тремя патронами за 5 секунд, при одном зачетном попадании. Можно возразить, особенно наблюдая современные соревнования, что это медленная стрельба. На самом же деле это достаточно быстрая, особенно учитывая дистанцию, стрельба.

Давайте посмотрим, что предлагало советское НСД-38 «Винтовка обр. 1891/30 г.» (М., 1941 г.). Даже не учитывая того факта, что данным наставлением рассматриваются вопросы поражения появляющихся, движущихся, броневых и воздушных целей, в том числе в условиях ограниченной видимости и на ходу, можно обратить внимание на следующую цитату: "При невозможности заранее предвидеть место появление цели, появляющуюся цель уничтожать выстрелом навскидку". Странно, где же неспешное прицеливание и стрельба? Неужели те, кто был до нас, знали и умели не меньше, а то и превосходили?

Дальше интереснее. Например, наставление "Револьвер Смита-Вессона 3-го образца и обучение стрельбе для нижних чинов" (Киев, 1888 г.). В нем одно из упражнений, называемое непрерывной стрельбой, выглядит следующим образом: оружие заряжено и находится в руке, по сигналу стрелок вскидывает револьвер и производит 6 последовательных выстрелов в мишень (фигурная ростовая), ограничение по времени составляет 30 секунд (не надо забывать, что это револьвер одинарного действия). Дистанции составляли 25 и 40 шагов.

Теперь давайте перейдем к США начала 20 века как к наиболее стреляющей стране, у которой, как заявил Петров, нам нечему учиться. Первым рассмотрим наставление по стрельбе Small Arms Firing Manual 1913 Washington. Government priting office 1914. В VI главе части II указаны упражнения из курса быстрой стрельбы (Rapidfire) для винтовки, где предусмотрены следующие дистанции и время на выполнение:

1. 200 ярдов, 10 выстрелов (винтовка Спрингфилд М1903), положение для стрельбы с колена из положения стоя, время на стрельбу 60 секунд.

2. 300 ярдов, 10 выстрелов, положение для стрельбы лежа из положения стоя, время на стрельбу 70 секунд.

3. 500 ярдов, 10 выстрелов, положение для стрельбы лежа, время на стрельбу 80 секунд.

Но в то же время Lieutenant Townsend Whelen в своей книге "Suggestions to Military riflemen" (Kansas City, 1909) указывает несколько другие данные для быстрой стрельбы, а именно ограничение по времени на пять выстрелов для дистанций 200 и 300 ярдов в 20 секунд, а для 500 ярдов в 30 секунд.

Возвращаясь к Small Arms Firing Manual, хочется рассмотреть отдельно упражнения для стрельбы из пистолета и револьвера. Предлагается следующее упражнение быстрой стрельбы:
Дистанция 15 ярдов, 5 патронов, оружие в опущенной руке (стрельба навскидку), по сигналу мишень (поясная) поворачивается к стрелку и открывается огонь. Ограничение по времени составляет 20 секунд.

На дистанции 25 ярдов все то же самое, ограничение по времени также составляет 20 секунд.

Следующее упражнение можно перевести как скорая стрельба (Quickfire). Дистанции составляют те же 15 и 25 ярдов, стрельба производится по команде, мишень поворачивающаяся (появляющаяся) на 3-4 секунды с интервалом между показом в 3-5 секунд. Оружие для первого выстрела находится в кобуре в заряженном положении. Соответственно на выстрел с 15 ярдов дается 3 секунды, с 25 ярдов 4 секунды.

Также присутствует упражнение Expert test Rapidfire, где дистанция увеличена до 50 ярдов, при 5 патронах на стрельбу и ограничении во времени в 30 секунд.

Все это позволяет взглянуть на боевую подготовку войск Запада и Востока в довоенный период несколько под другим углом. Особенно поучительным может быть упражнение, которое предлагается в книге "Small Arms Instructors manual" 1918 NewYork. В главе VI данной книги есть упражнение, которое называется Automatic Fire и состоит оно из следующего:

Дистанции — 10 и 25 ярдов. Мишень поясная одна для каждого стрелка. Оружие (Кольт 1911) находится в руке, заряжено и на предохранителе. Позиция как при производстве медленной стрельбы, то есть с одной руки в пол оборота к мишени. По команде снять с предохранителя пистолет и отстрелять весь магазин пистолета за 7 секунд.

Сложно утверждать, что такого рода упражнения могут рассматриваться как неспешная стрельба. Но, кроме скорости во всех упражнениях, в том числе и подготовительных, главный упор делается на точность и на плавный спуск курка, вся скорость достигается за счет вскидки, прицеливания, перезарядки, но не в ущерб спуску и точности.

Теперь давайте рассмотрим, что предлагал курс стрельб из пехотного оружия 1944 года. По словам Петрова, именно с этого времени произошли кардинальные изменения в подготовке личного состава, а именно, в части стрелковой подготовки, которая была переориентирована на ближний бой.
Итак, КС 1944 года, предусматривал одиночные стрельбы из винтовки и карабина (практика в скорой стрельбе по появляющейся цели). Цель поясная №13, появляющаяся 4 раза по 7 сек. Дистанция 300 метров, патронов выдавалось 4 штуки, стрельба велась, из положения лежа с упора 2 выстрела и лежа с руки 2 выстрела.
Далее следует упражнение в стрельбе по движущейся цели. Цель №15 (бегущий стрелок), движущаяся 30 метров в течение 10 секунд, то есть 3 м/с.

Дистанция 200 метров, патронов тоже 4 штуки, позиция для стрельбы лежа с руки.

Как можно видеть, данные упражнения ненамного отличаются от рассмотренных выше, и назвать дистанции 200 и 300 метров ближним боем, в том понимании, которое вкладывает в этот термин Петров, достаточно сложно.

Далее следует упражнение в стрельбе с ходу навскидку. Цель №14 (бегущий стрелок), на дистанции 150-50 метров. Патронов 3 штуки, время не более 2 секунд на выстрел, на ходу с короткой остановки. Это упражнение уже более специфичное и приспособленное для обучения ведению огня при атаке. Но в указанных выше источниках, также присутствует упражнение, называемое Skirmish, которое приближенно к данному упражнению.

Обратим отдельное внимание на упражнения по стрельбе из пистолета и револьвера.

Первое упражнение предполагает ведение скорой стрельбы с переносом огня по фронту. Цели представляют собой 3 мишени №14 на фронте в 8 метров, при дистанции стрельбы в 25 метров. Патронов выдается 3 штуки, время ограниченно 20 секундами для револьвера и 15 секундами для пистолета. В среднем получаем те же 5 секунд на выстрел.

Следующее упражнение служит для тренировки скорой стрельбы с переносом огня в глубину. Цель №12 (грудная), на 25 метров и № 14 на 35 метров. Патронов 4 штуки. Время 30 секунд для револьвера и 20 секунд для пистолета.

Более интересное для нас упражнение под номером 4, служащее для практики в ведении скорой стрельбы с ходу, представляет собой следующее: Цель №16 (бегущий стрелок), дистанция 35-15 метров. Патронов 3 штуки, время на выполнение 30 секунд. Порядок выполнения следующий: стрелок с заряженным оружием в кобуре, находится на рубеже 50 метров от цели, по команде начинает движение быстрым шагом и на дистанции 40 метров от цели появляется цель, после чего стрелок извлекает на ходу оружие и производит стрельбу с коротких остановок, последний выстрел должен быть произведен не ближе 15 метров от цели.

Это весьма интересное упражнение, но оно представляет собой не что иное, как Skirmish для пистолета, или то упражнение, которое было известно у нас в довоенные времена под названием "Суматоха". Более детальное описание данного упражнение можно найти в книге П.Д. Пономарева "Револьвер и пистолет" (Воениздат, 1938 год). Там же можно найти и описание упражнений в быстрой стрельбе по фронту и в глубину.

Теперь давайте вернемся к интервью Александра Ивановича. Это позволит нам рассмотреть некоторые упражнения из КС-66 и завершить краткий обзор элементов боевой подготовки.

Но после государственного переворота в СССР в 1953 году в вооружённых силах один из предметов боевой подготовки — физподготовка, был выделен из Главного управления боевой подготовки в самостоятельную структуру — Управление физподготовки Вооружённых сил, что наложило отпечаток на стрелковую подготовку, которая стала спортом высоких достижений. В основу подготовки силовых структур были положены спортивные методики пулевой стрельбы, которые фактически вытеснили приобретённый боевой опыт.


Разберем на примере первого упражнения КС-66 сильно ли изменилась подготовка к боевым действиям и насколько именно был вытеснен боевой опыт из стрелковой подготовки.

Первое упражнение данного курса стрельб предполагает поражение трех мишеней для автомата и карабина, как ночью, так и днем.

При дневных стрельбах первая мишень «пулемет» располагается в 300-350 метрах и появляется на 30 секунд, две грудных мишени появляются на дистанции в 200-250 метров на 15 секунд два раза.

При ночных стрельбах первая мишень «пулемет», располагается на дистанции 150-200 метров и появляется на 40 секунд, две грудных мишени появляются на дистанции в 100-150 метров на 20 секунд два раза.

Положение для стрельбы днем из автомата и карабина из-за укрытия, лежа с руки.

Следующие упражнения носят более сложный характер. Касательно же пистолета, вспомним про упражнения ПМ-4 и ПМ-6. Все было и есть, весь вопрос в том, почему не тренируют.

Являются ли подобные упражнения ухудшением по сравнению с предыдущими? Конечно да, ведь был переворот и дальше к власти пришли, по мнению Петрова, враги:

Теперь, когда государственные архивы стали более открытыми, думаю, скоро мы узнаем, как в 50-е годы в приказном порядке уничтожались учебно-методические пособия и пособия по боевой подготовке, появившиеся на основе опыта Второй мировой войны. Звучит дико? Почему?


Скорее мы уже узнали, что Александр Иванович не знает о существовании учебно-методических пособий, тем более, что все приведенные в данной статье пособия можно найти в свободном доступе и ознакомиться с ними.

Дальше в своем интервью Петров начинает предлагать. Наконец-то мы начнем узнавать, а зачем был нужен весь этот пафос и невежество.

Сегодня ничего невозможно изменить в боевой подготовке ВС РФ без проведения её глубокой реформы, которая в свою очередь должна быть вписана в концепцию единой системы подготовки, охватывающей все этапы жизни военнообязанных граждан России — от обучения допризывной молодёжи, до поддержания на должном уровне общевоинских навыков военнослужащих запаса. На сегодняшний день ни одной вменяемой программы по данной проблеме не озвучено. Предложения, разработанные нашим учебным центром, обеспеченные учебно-методическими пособиями, программами реформы огневой подготовки и тактики, концепцией единой межведомственной подготовки, подразумевают системный государственный подход к боевой подготовке, при этом могут до 2020 года при 15-18 млрд. руб. вложений дать до 2 трлн. руб. экономии бюджетных средств. Но в Минобороны я пока не вижу заинтересованных лиц. На все наши обращения приходит один ответ: "…ваши предложения приняты к сведению. Благодарим за активную жизненную позицию". Пояснять, куда послали надо, или так догадаетесь?


Отсюда можно сделать некоторые полезные выводы. Во-первых, Петров хочет проведения глубокой реформы боевой подготовки. То есть, другими словами, он хочет уничтожить все то, что уже есть и работает, и заменить на то, что может и не работать. Разработки некоего частного "Полигона" не могут быть поставлены во главу подготовки всех родов и видов войск. Это не рассматривая даже того момента, что, как показано выше, Петров не разбирается в вопросах военной истории, самой подготовки и т. д. Во-вторых, обучение военнослужащих, военнообязанных и допризывников уже производилось в советское время. Для того, чтобы понять, что все это было, необходимо изучить историю вопроса, но это более сложно, чем выдвигать лозунги. Гораздо приятнее изобретать велосипед. Чуть подробнее затронем этот вопрос далее. В третьих, а это самое главное, нужны вложения 15-18 млрд. рублей. Наверное, это и есть самое главное, для чего на протяжении нескольких лет идет литературная баталия и снимаются фильмы с участием Александра Петрова. Особенно, если обратить внимание на то, что пишет Андрей Федоров в своей статье "Не упустить момент", опубликованной в журнале «Калашников», 6/2016: "Чтобы построить "Полигон", Александр Петров продал свой бизнес и вложил всё, что имел, потратив по разным оценкам до 5 000 000 долларов".

Но пока у Петрова ничего не получается, а почему не получается, ответим его словами из данного интервью:

А.И.: Высокий консерватизм Вооружённых Сил РФ и ряд других факторов не дали глубоко проникнуть в российскую армию всему тому зарубежному "околобоевому" бреду…"


Будем надеяться, что консерватизм Министерства обороны будет и дальше стоять на защите страны от подобного рода "изобретателей". Теперь перейдем к техническим моментам интервью:

Сегодня нами разработан принципиально новый подход к базовой стрелковой подготовке из всех видов носимого вооружения… где возможности современного отечественного носимого вооружения нами жёстко нанизаны на тактику А.В. Суворова, которая в годы Великой Отечественной войны была развита и привязана к возможностям стоявшего тогда на вооружении штурмового оружия в 62-й армии В.И. Чуйкова, использовалась командиром морских разведчиков дважды Героем Советского Союза В.Н. Леоновым, применялась выдающимся лётчиком, трижды Героем Советского Союза А.И. Покрышкиным и т. д.


Откровенно говоря, хотелось бы подробнее узнать, как тактика Суворова использовалась Чуйковым, а в особенности — Покрышкиным. Тем более, что Суворов в своей "Науке побеждать" предлагает менять тактику в зависимости от противника, используя каре против турок и колонны против французов. Петров часто ссылается на данную работу Александра Васильевича, но такие моменты как — то остаются за гранью его цитирования или понимания. Так же очень интересно, что такое штурмовое оружие? Понятие штурмовой винтовки появилось быстрее на Западе, чем в армии Чуйкова.

Также Петров считает, что может способствовать подготовке вновь созданных инженерно-штурмовых подразделений:

"Сегодня в Российской Армии в Воздушно-десантных войсках возрождаются ШИСбр — штурмовые инженерно-сапёрные бригады… У нас сегодня есть что им дать.


Вообще, создается впечатление, что есть непреодолимое желание "впихнуть" свою "методику" любым способом, только бы она была принята. При этом скромность не сильная черта характера Александра Ивановича, следующая цитата представляет собой квинтэссенцию данной добродетели:

Тактико-огневая подготовка, разработанная нами, имеет свой собственный подход к решению задач воздушно-десантными войсками, морской пехотой, мотострелковыми подразделениями, подразделениями антитеррора, сотрудниками правоохранительных органов. Разработанные нами тактические приёмы позволяют быстро решать боевые задачи различной сложности при неважно каком соотношении сил.


То есть Петров А. и его товарищи настолько сведущи в области тактики и огневой подготовки, а это кажется странным в свете вышеизложенного, что способны "объять необъятное". Причем окучить они хотят все силовые ведомства и все направления. При этом уверяют, что им не важно соотношение сил при ведении боя и безразлична сложность боевой задачи. Тогда есть вытекающее отсюда предложение. А зачем содержать армию и все силовые ведомства? Давайте назначим Петрова и "Полигон" ответственными за оборону страны и пускай они этим занимаются. Сколько можно на этом сэкономить! В качестве пробы сил можно отправить их в Сирию — пусть наведут там порядок. Тем более, что они заслуживают пристального внимания, правда, непонятно какого рода специалистов, после следующей фразы:

Считаю, что нам удалось собрать в единую современную систему опыт лучших русских военачальников разных эпох, и созданную ими, не имевшую поражений наступательную тактику объединить в стратегию нашей армии.


Дальше следует самая важная часть интервью, где Петров рассказывает, что он предлагает и как от этого все станут непобедимыми. Причем, само интервью построено по отличной схеме, вначале рассказывается как все плохо в боевой подготовке силовых ведомств. Потом объясняется, что все остальные направления обучения стрельбе и тактике, в том числе основанные на внедрении новых технологий, — это зло, и не имеет никакого практического значения. После этого рассказывается, как Петров и его методика могут повысить боеспособность вооруженных сил, мягко намекая на необходимое количество финансов. Далее следует подробный рассказ, почему они лучше всех. Другими словами, очернив все и вся, Александр Иванович выезжает к нам на белом коне. Что же, давайте разберем то, из-за чего методика Петрова лучше всех, на примере его же слов.

Т.е. по нашим методикам выстрел производится быстрым нажатием на спусковой крючок в момент совмещения прицельных приспособлений с точкой (районом) прицеливания любой фалангой указательного пальца, под любым углом к оси ствола. Разницу почувствовали?"


Не просто почувствовали, а даже осознали. Другими словами, нам предлагают дергать за спуск под различными углами. То есть нарушать то правило, которое является основным для стрельбы. Это действительно новаторство. Никто до этого не додумывался прежде. Все стрелки и тренеры обращали и обращают пристальное внимание на культуру обработки спуска для получения высокого результата. Невозможно показать достойный результат стрельбы, обрабатывая таким образом спуск. В любом учебнике по стрельбе можно найти подробные пояснения почему нельзя делать так и как надо делать.

Наши методики обучают, как запереть оружие в определённых точках, чтобы его не уводило с линии прицеливания ни до выстрела, ни после него, либо уход оружия с линии прицеливания после выстрела был столь незначительным по времени, что им можно было пренебречь.


Именно так и должно быть, мы же должны компенсировать дергание за спуск, а компенсировать его можно жестким удержанием оружия. Правда, долго так компенсировать не получится, так как мышцы имеют отвратительную привычку напрягаться и расслабляться. И чем больше мы будем их напрягать, тем быстрее они будут уставать и пытаться расслабиться. Но так как мы, посредством нервной системы, отдаем им приказ на напряжение, то они расслабляются кратковременно и сразу напрягаются. В итоге получается то, что оружие в руке стрелка начинает дрожать, а порой даже прыгать. Если кратковременно это еще не заметно, то при ведении продолжительной стрельбы не заметить будет сложно.

Давайте рассмотрим пару моментов, связанных с удержание оружия по Петрову на основе его патента, взятого на эту методику (http://bd.patent.su/2375000-2375999/pat/servl/servlet9c2a.html).

"Основой данного способа удержания автомата при скоростной одиночной стрельбе и стрельбе автоматическим огнем является жесткое закрепощение автомата в следующих точках:

1) цевье закрепощается жестким хватом кисти слабой руки;

2) затыльник приклада, жестко вдавленный в плечо;

3) гребень приклада задавливается вниз щекой ниже скулы (при этом глаз естественным образом находится на линии целик — мушка — точка прицеливания);

4) пистолетная рукоять автомата жестко удерживается кистью сильной руки".

Итак, по первым двум пунктам мы видим необходимость жесткой фиксации оружия за цевье и прикладом в плечо. Жесткое закрепощение левой рукой будет, несомненно, вызывать дрожание оружия при длительной стрельбе (конечно на фоне очереди это почти не заметно), так же будет проявляться усталость мышц в том, что рука периодически будет расслабляться, в итоге оружие будет уходить резко вниз, после чего его надо возвращать вверх, опять же уставшими мышцами руки. Как закономерный итог — вертикальный разброс попаданий. По третьему пункту все вообще чудесно. Если вы обратите внимание на труд Иткиса "Специальная подготовка стрелка-спортсмена", посвященный стрельбе из винтовки, то сможете там найти рекомендацию не напрягать даже мышцы лица, чтобы это не приводило к уводу и дрожанию оружия. Здесь же идет целенаправленное давление щекой на приклад, вниз и вправо (для правши). Причем голова при таком упоре не находится перпендикулярно цели, поэтому глаз вынужден смотреть исподлобья, что не является для (большинства) людей нормальным и естественным. Последний пункт предусматривает жесткое удержание рукоятки управления огнем, что также отрицательно будет сказываться на точности стрельбы. Это был общий обзор, давайте теперь подробнее рассмотрим способ удержания автомата, по данному патенту.

Но для начала рассмотрим явление отдачи. Не вдаваясь в подробности, это движение оружия при выстреле в противоположном от полета пули направлении. Так как (на примере АКМ) точка упора, в виде приклада, расположена ниже оси канала ствола, возникает пара сил, которые создают подброс оружия или вращение его, вокруг точки упора. Данное вращение не является только "паразитной силой", как говорит Петров, но еще нужно для того, чтобы импульс отдачи не воздействовал полностью на стрелка, а гасился за счет подброса оружия. Когда мы зажимаем оружие при стрельбе очередями, мы тем самым переводим весь суммарный импульс отдачи "в тело", добавляя еще давление руками в том же направлении и теперь самим телом мы должны противодействовать этой сумме сил. Этим и вызваны причудливые стрелковые позиции Петрова.

"Противодействие проворачиванию автомата относительно центра его масс и подбросу ствола вверх путем жесткого вбивания затыльника приклада в плечо до момента появления на одежде и плече ямки позволяет жестко зажать нижнюю часть затыльника приклада, не допуская перемещения вниз относительно центра масс автомата".

Обратите внимание, что жесткий упор приклада уже позволяет контролировать оружие и, по Петрову, не допускает перемещения вниз приклада при отдаче. Таким образом, мы боремся и с отдачей, и с подбросом оружия, мешая прикладу уйти вниз, соответственно, стволу вверх.

"Жесткое давление щеки лица на гребень приклада обеспечивает дальнейшее противодействие подбросу ствола автомата вверх (уводу автомата с линии прицеливания). Жесткоезадавливание ствола автомата вниз производится мизинцем и безымянным пальцем кисти сильной руки, охватывающей пистолетную рукоять автомата, как и в хвате пистолета. Основное противодействие подбросу ствола вверх достигается удержанием автомата за цевье, жестко охваченное кистью слабой руки, закрепощенной в запястье, в локтевом суставе и плече".

Обратите внимание на то, что мы уже, вжав приклад в плечо, противодействуем его уходу вниз. Здесь же нам рекомендуют сверху-вниз вжать приклад щекой. То есть, борясь с уходом приклада вниз, мы должны давить его вниз. Мешая сами себе, так как левая рука уже вжала приклад в плечо и теперь должна это делать еще сильнее, чтобы автомат не сместился от воздействия щеки. Тем более странно то, что у нас есть рычаг, в виде автомата и, как всем известно из школьного курса физики, удерживать проще за конец рычага, находящийся дальше от упора. Далее нам советуют зажать рукоять мизинцем и безымянным пальцем, что будет приводить к уводу ствола вниз, вспомним о том, что мышцы имеют тенденцию расслабляться в процессе длительной нагрузки. Причем, если вы попробуете сжать кисть и сгибать-разгибать указательный палец, то обнаружите повышенное усилие в указательном пальце, по сравнению с тем же упражнением на расслабленной кисти. То есть вы сами себе мешаете управлять указательным пальцем, сами себе противодействуете вжатием щеки в приклад, что дополнительно будет вызывать повышенное утомление мышц шеи и т.д.

Далее еще интереснее: "Жесткое вбивание «перепонки» между большим и указательным пальцами правой (сильной) руки в задний упор основания пистолетной рукояти автомата обеспечивает вторичное противодействие силе отдачи, так как чем жестче вдавить "перепонку" в основание пистолетной рукояти автомата (для исключения амортизирующих свойств «перепонки»), тем меньше движение автомата назад внутри кисти сильной руки".

Вспомним, что мы уже вдавили приклад в плечо, чем и противодействуем отдаче, теперь мы должны вдавить кисть в рукоять, то есть создать усилие, которое будет диаметрально противоположным к вжатию приклада в плечо и все это должна компенсировать наша левая рука, которая, как показано выше, еще и закрепощена во всех суставах.

Но и правая рука от нее не отстает: "В горизонтальной плоскости автомат запирается следующими двумя точками: суставом основания указательного пальца сильной руки, суставом основания большого пальца и вторым суставом большого пальца кисти сильной руки, плотно прижатыми к ствольной коробке в месте соединения ее с пистолетной рукояткой автомата".

Наверное, не стоит объяснять, что чем жестче мы закрепощаемся, тем медленнее и менее пластичными мы становимся. Вывод можете сделать сами.

И в заключение самое интересное из патента: "Противодействие третьей силе, возникающей при экстракции гильзы и уводящей ствол автомата вправо-вверх, осуществляется также слабой рукой, жестко закрепощенной в плече, локтевом и кистевом суставах, локоть которой отведен противоположно действию этой силе — влево-вниз".

Ужасная сила экстракции вынуждает напрягать левую руку еще больше. Но закрадывается червь сомнения, а есть ли эта "сила" и влияет ли она таким образом? Почему тот же автомат при стрельбе с левой руки задирает влево-вверх? Может, это магия? Точно так же магазинную винтовку с правого плеча задирает вверх и вправо, а там экстракции автоматической нет вообще. Возможно все дело в том, что кроме подброса оружия вверх, сила отдачи еще и проворачивает наше тело вокруг вертикальной оси. И делает она это по той причине, что мы упираем приклад в крайнюю верхнюю точку тела. Но Александру Петрову виднее, как он любит выражаться, "специалисты знают, о чем я говорю".

Продолжим рассматривать интервью:

Другими словами, все известные методики в обучении идут от стрелка к оружию: "пистолеты и автоматы у вас все одинаковые, а вот физиологические особенности — длина пальцев, ширина ладоней, вес, рост и так далее, у всех разные. Поэтому обучение стрельбе — процесс индивидуальный, с учётом ваших особенностей.


И в этом нет никаких противоречий, главное — обучить стрелка, и потом он сможет применять полученные навыки на разном оружии, с минимальной затратой времени на освоение нового вида оружия. Но Петров предлагает инновационный подход.

Мы же пошли от оружия к стрелку: "вот пистолет (автомат и т.д.), до выстрела он может уйти сюда или сюда, а после выстрела — сюда. Чтобы он никуда не ушёл с линии прицеливания ни до выстрела, ни после него, надо его запереть в определённых точках. И не важно, какой у вас вес, рост, пол и другие особенности.


Главное, чтобы руки были посильнее, а то не удастся вдавить оружие везде, где это предусматривается. Но тут есть один нюанс, о котором Петров забывает. Его методика предусматривает адаптацию к различному оружию, приведем выдержку из его "методички 2009 года": "Следует заметить, что при смене типа оружия (с другой эргономикой рукоятки), обучаемый производит те же манипуляции, тренируя мышечную память применительно к другому пистолету. И так каждый раз при смене типа пистолета".

А это из комментируемого интервью:

Наши методики универсальны и подходят для обучения по единой схеме из всех образцов стрелкового оружия.


Другими словами, методика предусматривает тренировку мышечной памяти, то есть получение устойчивого навыка для каждого нового вида оружия. Сколько требуется времени для получения навыка, может ответить любой спортсмен или тренер (вид спорта здесь не важен). Наверное, в этом и заключается ее универсальность.

Продолжим:

Кстати, размещённая без моего ведома в интернете методичка 2009 года, которую кто-то из "специалистов" практической стрельбы "подредактировал", навставляв этой самой практической стрельбы, уже давно морально устарела. За 7 лет многое в удержании оружия серьёзно доработано. Сейчас это учебно-методическое пособие из 5-ти частей на 530 страницах.


Наверное, специалисты практической стрельбы тайно охотились за методичкой и редактировали ее. Может, все проще? Александр Иванович на момент написания этой методички состоял в рядах ФПСР, а теперь он ее не любит, всячески отвергая, и, более того, они его конкуренты в области "подготовки" силовых ведомств. Теперь, памятуя о том, что написанное не вырубишь и топором, можно сделать нелицеприятный вывод о попытке отмежеваться от своих слов. Ну, а по поводу серьезных доработок в удержании оружия мы можем видеть из приведенных цитат, что ничего концептуально не поменялось, основа осталась та же.

Данные методики являются единственными на сегодняшний день методиками обучения стрельбе автоматическим огнем короткими, длинными и непрерывными очередями: из пистолетов АПС без использования кобуры-приклада, из любых типов и калибров пистолетов-пулеметов, из всех типов и калибров автоматов Калашникова.


60 лет существует автомат Калашникова — 60 лет не существовало ни одной методики по стрельбе из него автоматическим огнём. 60 лет существует автоматический пистолет Стечкина — 60 лет не существовало ни одной методики по стрельбе из него автоматическим огнём с рук.


Опять скромное и далекое от истины заявление. Во времена СССР Управление боевой подготовкой издавало книги, которые так и назывались — "Методика огневой подготовки". В этих пособиях, именно методических (в отличие от "методички 2009 года" Петрова), рассказывалось, как обучать и чему личный состав. Единственное, чего не было найдено, так это обучения стрельбе очередями из АПС без приклада. Видимо, авторы того времени считали, что стрельба очередью в магазин или короткими очередями на 7 метров, из неподвижной позиции, нецелесообразна. Одна из причин нецелесообразности — это рассеивание пуль при стрельбе очередями. Кроме одной, возможной ситуации, которая рассмотрена в НСД по АПС М:-1957 год, где в ст.115, указывается, что стрельба очередями с руки, может вестись в упор при бое в траншеях, ходах сообщений и т.д. И, видимо, это не предполагало необходимости акцентировать внимание на данном умении, так как, умея стрелять, положить очередь в упор считалось возможным.

" Наши методики позволяют вести одиночный и автоматический огонь без ухудшения эффективности результатов стрельбы из всех типов пистолетов-пулеметов и всех типов автоматов и пулемётов Калашникова при использовании рюкзаков и разгрузок, бронежилетов и шлемов любых типов без какой-либо доработки приклада оружия. Они позволяют вести достаточно эффективную стрельбу ночью на ближних, средних и дальних дистанциях без ночных прицелов и другого дополнительного оборудования по открытым прицельным приспособлениям одиночными выстрелами и автоматическим огнем.


Это уже не методика — это феномен. То есть, методика настолько универсальна, что ей все равно будет на вас 20 кг или 50. Будет на вас шлем с забралом или не будет его вообще. Будет бронежилет с анатомической плитой или старый и добрый БЖ.

Эффективная же стрельба ночью на ближних, средних и дальних дистанциях без ночных прицелов — это вообще нонсенс. Хотелось бы узнать, а что в понимании Петрова означают эти дистанции в метрах. Если по общевойсковой терминологии, то выходит мы можем спокойно и эффективно поражать цели ночью на дистанциях до 800 метров, что просто феноменально, как уже указывалось выше. Надо эту методику срочно внедрить и свернуть дорогостоящие разработки ночных прицелов нового поколения за ненадобностью.

Наши разработки увеличивают дистанции уверенного применения пистолета до автоматных, автомат дополняют возможностями пулемёта, а пулемету добавляют функции пистолета и автомата в ближнем бою, что делает как одиночного военнослужащего, так и подразделение в целом более универсальными. Не говоря уже у принципиально другом походе к производству дальнего точного выстрела, или серии выстрелов по группе целей, из самозарядной снайперской винтовки.


Видимо, это уже просто поток сознания. Давайте разберемся сначала с дистанциями. "Автоматная" дистанция — это прямой выстрел (так принято считать), то есть от 0 до 450 метров. "Пулеметная" дистанция — это до 1000 метров. То есть, пистолет по этой методике можно уверенно применять на дистанции до 400 метров. Отдельные стрелки такое показывали и ранее, так что Петров здесь так же не новатор. Вспомним Эда Мак Гиверна в 30-х годах США, Боба Мандена уже в современности, до уровня которых Петрову еще далеко. Но нельзя говорить об уверенном применении даже ими. Ибо этот термин подразумевает отсутствие влияния метеорологических условий на стрельбу. Проще говоря, это та дистанция на которой можно попасть примерно туда, куда прицелился и для различного оружия эта дистанция разная. Так для пистолетов эта дистанция составляет 50 метров. Стреляя же на более дальние дистанции, необходимо уже вносить поправки или корректировать стрельбу, что уже не является уверенным применением оружия. Сюда же относится пробивная способность пули и рассеивание оружия, позволяющее поражать цель одним-двумя выстрелами.
Что касается применения автомата, как пулемета, это также невозможно. Автомат изначально не предназначен для ведения такого же режима огня, как пулемет. Перегрев ствола и выход из строя автоматики — это то, что можно получить, пытаясь использовать его вместо пулемета. Не зря придуманы различные виды оружия, они предназначены каждый для решения своих задач.

Как можно добавить пулемету функции автомата и тем более пистолета в ближнем бою, вообще непонятно. Пистолет — это оружие, обладающее повышенной маневренностью по сравнению с двумя другими. Проще говоря, из пистолета можно стрелять быстрее и в различных направлениях, чего не могут обеспечить с той же скоростью и удобством автомат и пулемет, но они в свою очередь, обладают большей мощностью огня и дальностью действия. Поэтому заменить автомат пистолетом и пистолет пулеметом — невозможно. Как же это предполагается делать на практике, по мнению Петрова, вообще очень интересно. Наверное, это стрельба из пулемета на 5 метров по фронту короткими очередями, да еще и с прицеливанием. Новый же подход в использовании СВД оставим без комментариев и на совести автора, достаточно просто просмотреть их рекламные ролики, где из СВД ведут огонь, чтобы понять абсурдность этих заявлений. В общем говоря, можно извращаться любым способом, но только какое это имеет отношение к боевой подготовке? Тем более к глубокой ее реформе, да еще на основе вот таких вот направлений.

Методики стрельбы "Полигон" подходят не только для экстремальных режимов ведения огня, но и для высокоточной стрельбы, включая спортивную пулевую во всех её возможных вариантах.


Видимо, в ближайшем будущем стоит ждать олимпийского золота, ну или попыток навязать "методику" олимпийской сборной по стрельбе. Учитывая уровень скромности авторов, не стоит думать, что это невозможно.

Программы обучения стрельбе на основе наших методик позволяют проводить до 50% занятий и тренировок без патронов в спортивных залах, помещениях казарм, учебных классах и на строевом плацу, используя макеты массогабаритные боевого стрелкового оружия, в связи с чем методики стрельбы "Полигон" не требуют большого расхода боеприпасов как на начальном этапе обучения, так и на этапах совершенствования и поддержания стрелковых навыков.


Да, расход боеприпасов начнется со второй части в 50%, иначе как объяснить расход 900 патронов за 2 дня при прохождении курсов "Полигон", а? (Указывалось выше.).

Далее Петров излагает свое видение развития ДОСААФ:

Соответственно, на ваш вопрос могу лишь повторить свои слова: если государством не будет принята программа единой межведомственной системы подготовки, где ДОСААФа в его сегодняшнем виде либо нет, либо ему отводятся вполне конкретные функции, в рамках этой программы не будет проведена реформа боевой, и в частности огневой и тактической подготовки во всех силовых структурах РФ, и в основе всего этого не будут лежать единые методики — ничего хорошего ждать не придётся…


Требования к реформам мы опустим. Но вот хочется остановиться на единой и межведомственной подготовке. Что это и как это должно и можно сделать? Мы должны готовить все ведомства по одной и той же программе? Это значит, что обучать МВД вести ту же стрельбу, что и МО? Ничего, что Курсы Стрельб этих ведомств всегда разнились и не просто потому, что им не было чем заняться, а из- за такой мелочи, как различные задачи. Единая стрелковая подготовка может быть только на начальном, допризывном этапе. Где будут прививаться основы владения оружием. Все остальное должно быть развито только внутриведомственно. Каждое ведомство должно готовить себе того, кто им нужен.

Дальше Петрову задают вопрос об оценке состояния подготовки военнослужащих запаса и вот, что он думает по этому вопросу:

Её эффективность, мягко говоря, низка. И так будет, если по-прежнему пытаться повесить общевоинскую подготовку военнослужащих запаса на сами вооружённые силы.


Следовательно, надо возложить обязанность подготовки "запасников" на частные организации. Это очень "новаторски", в духе Петрова А. Наверное, подразумевается, что он и должен этим заняться. Но "запасники" — это тот резерв, который будет призван именно в Вооруженные силы и, само собой разумеется, что они должны знать, кого они получат в качестве резервистов. Их подготовка должна соответствовать требованиям Министерства обороны и именно оно, как представитель государства, должно этим заниматься, а не отдавать это на откуп частным предпринимателям. В Швейцарии, которую как-то Александр Иванович вспоминал в качестве примера в одном из своих видео, не частное лицо занимается переподготовкой резервистов, а именно вооруженные силы. И это общеизвестные истины, странно, что приходится их озвучивать.

Далее следует вопрос о том, с какими угрозами может столкнуться в будущем армия России, что весьма странно, учитывая шапку интервью. Ответ же Петрова по этому вопросу просто изумителен. Если двумя словами, то нас ждут враги, по описанию напоминающие "зомби", а уничтожать мы их сможем эффективно, используя его методику. В общем, любители зомбоапокалипсиса будут в восторге.

Дальше его спрашивают об отношении к вооружению армии России и оружейной, патронной промышленности. Начало его ответа несколько не вяжется с вопросом, так как он опять начинает выдвигать лозунги про дух бойца и так далее. Но там есть интересный момент, характеризующий самого Петрова. А именно:

Слова Суворова в его "Науке побеждать": «Кто знает дело, тот не знает страха».


Откровенно говоря, прочитав несколько раз "Науку побеждать" (Военное издательство, 1987 года, Москва), таковых слов не обнаружил. И это навевает мысль, что Петров, так часто ссылающийся на данный труд, попросту его не знает. Человеку свойственно ошибаться, но не во всех же вопросах, которые он затрагивает?

Далее он затрагивает тему коллиматорных прицелов.

Ну, к примеру, активно внедряемые… коллиматорные прицелы (исключительно зарубежного производства) были изначально созданы для оружия евро-американского конгломерата для увеличения скорости и точности первого выстрела, так как на основном стрелковом вооружении стран НАТО прицел диоптрический — с ним сложно выстрелить в ближнем бою с необходимой эффективностью навскидку.


Исключительность зарубежных коллиматоров во многом зависит от их эффективности в сравнении с российскими разработками. Скорее уж, изначально они были созданы для авиационной промышленности, а в последующем получили распространение в спорте и оттуда в вооруженных силах. До этого испытания коллиматоров военными были неудачны. С диоптрическим прицелом действительно сложно выстрелить навскидку, однако не все прицелы диоптрические в том понимании, которое мы в это понятие вкладываем. Та же М16 имеет два вида кольца, широкое и узкое. Соответственно для стрельбы навскидку и для более точной стрельбы. Однако продолжим дальше:

На боевом стрелковом оружии русского, советского и российского производства механические прицельные приспособления изначально рассчитаны как для дальнего точного выстрела, так и для быстрой и точной стрельбы навскидку.


Вот с этим вообще сложно согласиться. На нашем оружии прицельные приспособления носят, приближенно, универсальный характер. Они позволяют стрелять достаточно быстро навскидку, но уступают в скорости коллиматорам. А вот дальний точный выстрел при помощи них сложен и требует отличного зрения и хорошей подготовки стрелка.

"При этом коллиматорные прицелы, установленные на российское боевое стрелковое вооружение, значительно снижают качество автоматического огня, не говоря уже о создании других, не менее серьёзных проблем, резко снижающих его боевую эффективность.


Вот опять непонятно, каким образом коллиматорный прицел может снижать качество автоматического огня? При условии того, что он в отличие от других прицелов, не требует придерживаться правила точного совмещения оси прицеливания. Попросту говоря, можно держать глаз чуть левее или правее — на качестве стрельбы это не скажется.

Далее следуют опять нападки на представителей ПС, которые навязывают свои правила ведения огня и присутствуют на руководящих должностях в некоторых оружейных производствах.

"Их сторонниками в силовых структурах навязывается тировой принцип стрельбы: "вижу — стреляю, не вижу — не стреляю, а если увидел — один прицельный выстрел". Вот сейчас и идут потери от того, что "не умею стрелять, когда не вижу…" — при внезапной встрече с противником через одну-три секунды стрельба ведётся уже не по цели, а по месту её нахождения. И здесь начинаются уже другие правила — не правила стрельбы, а правила ведения огня, очень далёкие от спорта. И не с "поливом в ту сторону", а с требуемой метрологически состоятельной эффективностью.


Затронутая проблема гораздо шире, чем здесь она представлена у Петрова. Произошло своего рода смешение понятий. Принцип действия и стрельбы войск спецназначения бездумно копируется и внедряется. При этом нет понимания того, что задачи у различных видов и родов войск разные. Спецназ антитеррора — это одна подготовка и она не может быть применима в общевойсковой разведке, тем более, в общевойсковых подразделениях, точно так же и наоборот.

Но Петров А. предлагает нам обратную сторону медали. Если расшифровать последнее предложение, то он под метрологической состоятельностью (видимо этот термин употребляется для введения противника в заблуждение) подразумевает те правила стрельбы, которые описаны во всех НСД. А именно, это правила обстрела масок, проще говоря, очередь по фронту в 2 пули на 1 погонный метр. Но все это тоже общее, так как правила ведения огня не могут быть жестко привязаны к любой действительности. Существуют как тактическая необходимость, так и целесообразность выбора режима огня, правил его ведения и т.д. В противном случае получится именно полив в ту сторону. Более того, учитывая то, что предлагает Петров, в действительности так и будет происходить при обучении по его методике. Так как вы не увидите стрельбы по фронту и в глубину в его исполнении. С тем, что он предлагает, можно дистанционно ознакомиться по рекламным роликам, с участием самого Александра Ивановича.

Далее Петров акцентирует внимание на ВПК:

О проблемах с боеприпасами даже говорить не хочется, они частично описаны в моей статье «По ту сторону пистолета Ярыгина».


С данной статьей вы можете ознакомиться в свободном доступе. Общий же ее смысл в том, что производители боеприпасов РФ настолько плохие, что именно из-за этого возникают практически все проблемы у пистолета Ярыгина. Хотелось бы привести личный пример (это исключительно не скромно, но я это видел). Имею возможность пользоваться "западным" оружием ЧЗ-75, под патрон 9Х19 Пара. Используя в целях экономии российские боеприпасы, в основном "Барнаул", за все время стрельбы, ни в моих руках, ни в чьих либо других, данный пистолет не дал ни одной осечки, не говоря о более серьезных остановках при стрельбе. И это не единичный случай. Так может, если другие образцы пистолетов нормально работают с теми же боеприпасами, дело в оружии?

В общем, моё мнение однозначное — смена экономической модели предприятий ВПК, производящих оружие и боеприпасы, а так же возрождение ГОСТов и введение жёсткой ответственности за их несоблюдение.


Лавры товарища Берии не дают покоя. Причем смена экономической модели предприятий это, пожалуй, призыв к революции. Так же подозреваю, что ГОСТы так и остались от СССР. А ответственность должна быть простой, при хороших зарплате и соцпакете, увольнять за некачественную продукцию. Качества и разнообразия моделей оружия невозможно добиться при наличии только госзаказа. Необходимо открывать гражданский рынок. Чтобы предприятия ориентировались на конечного потребителя, а не относились к нему наплевательским образом. Когда будет конкуренция на гражданском рынке, тогда и качество начнет расти. Как пример, можно посмотреть на ту же Чешскую Зброевку, эта компания производит больше моделей в год, чем российская промышленность за десятилетие. Образцы оружия ЧЗ качественнее выполнены, можно сравнить качество изготовления ЧЗ и пистолета Ярыгина. Пока производство ориентируется только на госзаказ, ничего развить на должном уровне не получится. А для того, чтобы расширить рынок сбыта, в условиях санкций, необходимо менять нормативную базу, разрешая гражданам проще приобретать оружие и расширяя разрешенные виды оружия. Это предложение находится в полном согласии с созданием и тренировкой резервистов, при возможном создании института милиции.

Рассматривать опус Петрова относительно экипировок вроде "Ратника" и т. д, мы не будем. Любому здравомыслящему человеку понятно, что чем лучше оснастить, не в ущерб надежности, солдата — тем эффективнее будут его действия.

Рассмотрим в завершении три вопроса, первый из которых это взгляд Петрова на комплектование Вооруженных Сил РФ:

Моё мнение по этому вопросу вполне определённое — система комплектования ВС РФ по контракту для России неприемлема. Я не отрицаю необходимости контрактной службы как таковой, с учётом особенностей некоторых военных специальностей, но считаю, что перевод личного состава линейных частей и подразделений Российской армии на контрактную основу есть ошибочный путь… а что будем делать, когда в случае большой войны кончатся контрактники? Ведь служба по контракту штука-то добровольная, а призыва нет. Опять будем обучать в бою?


Ларчик открывается просто. Для укомплектования линейных частей необходимо создавать милицию (не в том смысле), проводить сборы и обучать приписной состав. В результате, пока контрактная армия будет решать задачу по сдерживанию противника, будет призван уже подготовленный резерв. Но в России сейчас действует смешанная система и когда армия полностью станет контрактной неизвестно, если вообще станет.

А самое главное в этом пункте то, что он приводит цитату как, по его мнению, должна правильно комплектоваться армия.

Как это должно быть, приведу цитату из одной из концептуальных работ начала 90-х в главе "Военное противостояние".


Всю цитату приводить не имеет смысла по причине ее бредовости, но очень полезно для расширения кругозора посмотреть, что это за "концептуальная" работа и кем она написана. А это он цитирует книгу под названием " Мертвая Вода" том 2, глава 5. Написана эта книга Внутренним Предиктором СССР (Концепция общественной безопасности и т. д), носит экстремистский характер и весьма забавна по своему содержанию. Кому интересно, может найти их лекции в YOUTUBE и составить собственное представление о них. Теперь можете подумать, почему и зачем, именно представители этой организации, озаботились реформами боевой подготовки.

Второй вопрос, который задавал себе каждый, кто хотел ближе ознакомиться с творчеством Петрова, — это почему нельзя книгу скачать в свободном доступе. Вот Александр Иванович и отвечает:

…сегодня все, что попадает в открытые источники, нещадно раздёргивается инструкторами всех мастей и выдаётся на семинарах и занятиях в лучшем случае вырванным из контекста, в худшем — в своей интерпретации. Им же надо постоянно выставлять на продажу что-нибудь новенькое, креативненькое. А у нас целостная система от "А" до "Я" и раздёргивать её нельзя, всё по отдельности вызывает непонимание и вопросы. Я столкнулся с тем, что даже сотрудники элитных подразделений специального назначения, не связанные с нами какими-либо официальными обязательствами, выкладывают материалы в интернет. Поэтому мы тему просто закрыли.


Естественно система цельная, но, видимо, очень хочется, чтобы была не просто цельной, а исходила из одного источника, по понятным причинам. Они борются с утечкой информации и им проще "закрыть тему", чем поделиться с общественностью своими наработками. Это к слову о желании безвозмездной помощи вооруженным силам в плане подготовки. Если уж создал что-то стоящее и хочешь поделиться, то разумно было бы просто направить свой труд в соответствующие учреждения или части, для ознакомления. Но, видимо, основная цель все-таки в другом.

Третий вопрос или момент заключается в том, что Петрову и "Полигону", удалось сделать и что они планируют в дальнейшем:

В апреле этого года исполнилось 10 лет, как на базе нашего учебного центра были начаты НИОКР по созданию новых подходов к огневой и тактической подготовке… С 2006 года нами проведено 396 мероприятий — более двух с половиной лет в сумме проведено в поле. В октябре 2015 года фактически закончена важная часть работы — учебно-методическое пособие «Тактико-огневая подготовка».


Потрачено столько времени, а каков результат? Удалось ли выйти за «круг» проблем и изобрести новую систему подготовки, которая бы отвечала требованиям современной армии и силовых ведомств? Судя по интервью, не очень удалось.

Объём работы очень большой, ведь только в разделе "Базовая стрелковая подготовка" более 460 фото. Практически готово методическое пособие "Огневые основы ближнего боя". Завершена разработка Концепции единой межведомственной системы подготовки и в её рамках проектов реформы огневой и тактической подготовки основных силовых ведомств.


Но работа продвигается и, судя по заявленному объему, нас ждут еще неоднократные попытки "просунуть" все это в подготовку силовых ведомств. Причем, даже сам изначальный посыл в корне не верен, как уже рассматривалось выше. Так что количество опусов, видимо, несказанно возрастет.

Подведем итоги этого комментария или обзора на основе интервью Петрова. Создав частную компанию, Александр Петров занялся разработкой системы стрелковой подготовки, при этом, как было показано выше, не имеет понятия об этом. Вообще, складывается впечатление, что РВСН (откуда и вышел Петров) самые богатые на таланты войска (вспомним Кадочникова). Все создание и разработка методик ведется на эмпирической основе.

Профильного образования, естественно, у Петрова нет. Более того, он решил, что способен изменить Стратегию, тактику и вообще провести реформу боевой подготовки, основываясь только на принципе удержания оружия. Что попросту абсурдно. Его же воззрения относительно тактики, можно увидеть в рекламном ролике:



Там же можно сделать вывод об общей осведомленности о тактике данного автора. Пассаж про фильм "Патриот" — это показатель общеобразовательного уровня. Точно так же, как и заявление о том, что Суворов доказал превосходство армии по призыву над наемной армией. Это при условии того, что армии по призыву в России не было до второй половины 19 века. Переполненность выступления словом "концепция" вызывает сомнение в мыслительных способностях. В другом доступном видео про оружие он несет бред, рассказывая об оружии, то есть о том предмете, которым занимается десятки лет. Чего стоит одно его заявление о полной идентичности Беретты 92 и Вальтера П-38. Или пассаж о расположении и работе предохранителя ПМ и Вальтера ППК. Заявление же о том, что Браунинг был бельгийцем, кроме смеха не вызывает ничего.И все это при наличии Интернета с возможностью проверить самого себя. Или то, что испанское оружие всегда было, как нынешний Китай, — просто уровень маразма ну и так далее. Письменный комментарий к данному видео занял бы примерно такой же объем. Кроме того, не имеет смысла комментировать бред каждого "специалиста".



Во всяком случае, для любого здравомыслящего человека становится понятным общий уровень того, кто решил проводить реформу вооруженных сил.

Здесь же вы можете видеть то, о чем шла речь выше, обратите внимание на то, как "ведет" очередь в руках изобретателя.



Что же говорить про обучаемых? Гораздо практичнее смотрятся вот эти упражнения:



В следующих двух видео содержится "квинтэссенция" тактической мысли, то есть именно этому предлагает обучать Петров А.





Теперь просто поставьте себя мысленно на место противника и подумайте, что вы можете сделать и противопоставить вот такому вот поведению своего противника. И вам многое откроется. Петров А., как указывалось выше, не имеет понятия о тактике, ни общих понятий о том, что это такое и как она трансформируется. Тем не менее, замахивается на более серьезные ступени управления войсками. Его нежелание делиться своими наработками, даже со служащими силовых ведомств, говорит о желании извлечь выгоду, а не действовать во благо на альтруистской основе. Не стоит забывать, что он коммерсант и уволился из Вооруженных сил по причинам далеким от патриотических. В этом интервью (http://chel.74.ru/text/lider/9268.html) вы с удивлением обнаружите хорошее отношение к ПС, более того, заявления, которые сейчас диаметрально противоположны. Выводы делайте сами.

И в заключение он, и это видно по вышеуказанным видео, придерживается взглядов небезызвестного КОБа (Концепция общественной безопасности). Не обращая внимания на общеобразовательный уровень, которым не отличаются и руководители этой организации, стоит задуматься над тем, зачем и почему понадобилось "сектантам" (иначе их рассматривать сложно), таким напористым способом лезть в подготовку вооруженных сил.
Автор: Сергей Серегин


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 32

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. пищак 4 февраля 2017 16:25
    Статья "комментариев" очень понравилась hi , ну а петровский "первоисточник" не читал вовсе, не захотелось... smile
  2. кеп 4 февраля 2017 16:46
    Не обращая внимания на общеобразовательный уровень, которым не отличаются и руководители этой организации, стоит задуматься над тем, зачем и почему понадобилось "сектантам" (иначе их рассматривать сложно), таким напористым способом лезть в подготовку вооруженных сил.


    Ответ проще некуда,не берут никуда,идем в бюджет. Тепло светло и мухи не кусают. Такие нахрапистые добиваются своего шагая по головам,более талантливым,но менее изворотливым.
    Стоило столько писать про эту личность,наболело видимо как мозоль на ноге. laughing
  3. andrewkor 4 февраля 2017 17:04
    Уф!! Утомили и Петров и Серёгин.А я вообще то за "практическую" стрельбу!!
  4. sa-ag 4 февраля 2017 17:21
    вопрос по фото, зачем так очки на каске носят, бликами же демаскировать будут?
  5. Сергей-8848 4 февраля 2017 17:23
    Отважная и бескомпромиссная переписка Петрова с Серёгиным - ну очень содержательна. А давайте прибавим вам Кузнецова с Ивановым в помощь для свёртывания планируемых вершин в аккуратную скатку.
  6. Radikal 4 февраля 2017 17:48
    А.И.Петров - кто такой вообще? "Губернатор острова Борнео?" wassat Или выражаясь проще - "в каком полку служил, и откуда призывался" ? Внешне и по лексикону вообще похож на отставного гаишника , или участкового! bully
    1. Офицер запаса 4 февраля 2017 21:38
      "А каким может быть состояние огневой подготовки в армии, если руководство её боевой подготовкой считает, что главная задача армии научить воевать солдат в составе подразделений?"

      А разве не это главная задача для бойца? И достижение этой задачи отнюдь не исключает индивидуальную подготовку бойца, но это первый этап. Без которого бойца вообще нет. А вот взаимодействие в составе подразделения - уже второй. Взаимодействие подразделений - третий.
      Что-то не интересен мне стал А. Петров. Да и, слава богу, встречаться не приходилось.
  7. Виктор Демченко 4 февраля 2017 19:35
    видел как то выступление этого "гуру" (Петрова), правда в записи. сам стреляю уже лет так 40 а если считать с охотой то и все 55, и знаете, мужики, за ТАКОЕ поведение на огневом рубеже, (читай в тайге) мне дед так бы по жопе дал, что я б неделю стоя кушал! это вааще перл! бросить Стечкина с патроном в стволе на стол стволом в сторону курсантов... ну это отстой! сейчас вот сам занимаюсь практической стрельбой, до этого занимался спортивной, имею и разряды и занимал призовые места, но такое поведение с оружием.... уже одно это всю его ахинею ставит в неприемлемые условия! за любое такое нарушение на соревнованиях ЛЮБОГО ранга стрелок немедленно дисквалифицируется и снимается с соревнований! а уж метода перемещения - это вообще без комментариев! так что...
  8. слава1974 4 февраля 2017 19:56
    Из петровского первоисточника:

    «З.В.»: - А что нового в предлагаемой Вами тактико-огневой подготовке?

    А.И.: - Да нет там ничего нового. Наши разработки, это дальнейшее развитие высокодинамичной и высокоманёвренной наступательной и активной оборонительной тактики на основе максимального использования возможностей современного, проверенного временем отечественного носимого вооружения.


    НЕ все нам рассказал автор комментариев. Не знаю сколько денег он хочет на этом заработать, но в этой своей фразе он признает, что ничего нового не придумал. Пытается систематизировать со своей точки зрения, на что имеет право.
    1. Сергей Серегин 4 февраля 2017 20:11
      Цитата: слава1974
      НЕ все нам рассказал автор комментариев. Не знаю сколько денег он хочет на этом заработать, но в этой своей фразе он признает, что ничего нового не придумал


      Поясните подробнее, что вы хотели сказать.
      1. слава1974 4 февраля 2017 20:25
        Поясните подробнее, что вы хотели сказать.


        Я не знаю, кто такой Петров. После вашей статьи появилось ощущение, что это какой-то . Почитал его интервью, по вашей ссылке. Да, кое в чем , я с вами соглашусь.
        Но в то же время , мне кажется нельзя охаивать человека, ведь что-то он делает, в отличие от многих критиков. В приведенном комменте, я показал, что Петров ничего нового не придумал. Посмотрел видео: стреляют из разных положений, на разные дистанции. Что в этом плохого? Не соблюдают меры безопасности? Может быть, но на видео я этого не увидел.
        1. Сергей Серегин 4 февраля 2017 20:41
          Цитата: слава1974
          мне кажется нельзя охаивать человека, ведь что-то он делает, в отличие от многих критиков

          Согласен, но он лезет туда, куда при таких познаниях лезть нельзя( преступно). Если бы он вел курсы для допподготовки желающих, не возникало бы никаких вопросов.



          Цитата: слава1974
          В приведенном комменте, я показал, что Петров ничего нового не придумал.

          А он и не может придумать. Более того, высокоманевренная тактика ВОВ это не то, что он показывает. Тактика ВОВ это огневой вал, танковый прорыв и пехота цепями. Найдите здесь место его способу удержания и ведения огня. Он прячется за красивыми словами, а не разворачивает свою мысль.

          Цитата: слава1974
          стреляют из разных положений, на разные дистанции. Что в этом плохого?

          То, как они это делают. Главный вопрос в том, где это можно реально применить.
          1. слава1974 4 февраля 2017 21:01
            Главный вопрос в том, где это можно реально применить.


            Все его упражнения ( по видео ) слизаны с упражнений спецназа ГРУ. А уж они то знают наверное , что им нужно применять в бою?
            Можете на ютубе найти видео. Огневая подготовка спецназа, аксайская бригада.
            1. Сергей Серегин 5 февраля 2017 02:06
              Это как раз то ( по аксайской бригаде), что он критикует. Схожесть заключается в том, что они берут основу из одного и того же источника. А именно с запада. Вся его "техника" это копия западных наработок. Можно свериться с видео от их инструкторов.
              По данному видео, тоже есть вопросы, но я не ставил себе задачу предлагать новое. Меня интересовал данный автор и его "труды".
  9. слава1974 4 февраля 2017 20:04
    Вот что по этому поводу говорится в книге И. Ю. Лепешинский, В. В. Глебов, В. Б. Листков, В. Ф. Терехов. "Основы военной педагогики и психологии. 2011":


    В армии насколько я знаю, есть руководящие документы. А это ссылка на учебник?
    Не равнозначные вещи.
    1. Сергей Серегин 4 февраля 2017 20:12
      Цитата: слава1974
      А это ссылка на учебник?
      Не равнозначные вещи.

      Все ссылки, даются на открытые источники.
      1. слава1974 4 февраля 2017 20:28
        Все ссылки, даются на открытые источники.


        Это понятно. Но, совсем не факт, что написанное в учебниках присутствует в армии.
        То, что в нашей армии не уделяется достаточного внимания огневой подготовке - это факт.
        1. Сергей Серегин 4 февраля 2017 20:43
          Это не проблема нормативной базы. Если на местах этого нет, значит кто-то на месте не дорабатывает.
          1. слава1974 4 февраля 2017 20:58
            Это не проблема нормативной базы.


            как показывает опыт, никогда не бывает одной причины. как правило, ошибка имеет комплексный характер и ряд причин, тем более в такой необъятной системе как "огневая и тактическая подготовка".

            Про проблему нормативной базы был ряд статей на сайте "ВО". Например ( по памяти : автоматчик может и должен поражать головную фигуру.)
            Наберите в поисковике, почитайте в особенности комментарии.
            1. Сергей Серегин 4 февраля 2017 21:20
              Эта? https://topwar.ru/34890-avtomatchik-dolzhen-i-moz
              het-porazhat-golovnuyu-figuru.html
              1. слава1974 4 февраля 2017 22:14
                Да она. Там автор рассказывает про проблемы стрельбы по головной фигуре в реальном бою, а ошибка заложена в руководящих документах.
                1. Сергей Серегин 6 февраля 2017 01:03
                  Ознакомился. Если говорить кратко, то автор статьи "изобрел проблему", после чего ее героически решил. Ознакомьтесь с наставлением по стрельбе 2008 года армии США, там есть позиции стоя, лежа, с колена. Если смотреть с фронта, то "грудные" там в избытке.
                  Разница в превышении М16 и АК74 при прицеле 3 и дистанции 300м, составляет 2 сантиметра. Если, очень хочется стрелять в "головную" на 300м, можно поставить прицел 3. Если лень, можно от 150 до 200 и от 200 до 350 стрелять на две "ладошки" ниже( называется выбирать точку прицеливания( этому учили)). Постоянный прицел, очень и очень удобная штука. Ею надо уметь правильно пользоваться.
                  1. слава1974 6 февраля 2017 11:00
                    то автор статьи "изобрел проблему", после чего ее героически решил.


                    Вы же читали комментарии, там огромный разброс мнений. У каждого свое.
                    Надо про это говорить и приходить к общему знаменателю.
                    Откуда появляются разные "гуру" стрельбы, типа Петрова?
                    Потому что проблема есть, и каждый пытается ее решить в меру сил и способностей. А вот руководящей роли МО, или других ведомств не видно.
                    То что у Петрова много стреляют и из разных положений - это очень хорошо.
                    Навык вырабатывается.
                    Стрельба с подвижной платформы( на видео), где качают ее руками и толкают вдоль мишенного поля, это не новая разработка, но полезная. В ВДВ стреляют с таких платформ, имитирующих вертолет. Спецназ имитирует езду в авто и т.д.
                    У меня единственно вопросы по непрерывной стрельбе из ПК. Но учитывая, что есть тактический прием "прорубать" огнем цепь противник и прорываться ( для разведгрупп), если есть возможность дать пулеметчику потренироваться, ничего плохого в этом нет.
                    1. Сергей Серегин 6 февраля 2017 17:26
                      Цитата: слава1974
                      То что у Петрова много стреляют и из разных положений - это очень хорошо.

                      Это не всегда хорошо. Навык вырабатывается не только стрельбой. Именно для этого были придуманы, подводящие упражнения. Но дело не в том, что у него много или мало стреляют( хотя это очень важно с экономической точки зрения). А в том, как стреляют и где это собираются применять. Я достаточно подробно изложил( надеюсь),свою точку зрения. Ваше право думать иначе.

                      Цитата: слава1974
                      Стрельба с подвижной платформы( на видео), где качают ее руками и толкают вдоль мишенного поля, это не новая разработка, но полезная. В ВДВ стреляют с таких платформ, имитирующих вертолет. Спецназ имитирует езду в авто и т.д.

                      Это было давно. Но опять, где это применять, учитывая как они стреляют с этих платформ.

                      Цитата: слава1974
                      Но учитывая, что есть тактический прием "прорубать" огнем цепь противник и прорываться ( для разведгрупп), если есть возможность дать пулеметчику потренироваться, ничего плохого в этом нет.

                      И как вы предлагаете ее "прорубать". Цепь противника не будет( я надеюсь) стоять в полный рост. Стрельба длинной очередью по залегшей пехоте не рациональна. Можно еще привести множество факторов, но получится "простыня".
                  2. слава1974 6 февраля 2017 11:03
                    Ознакомьтесь с наставлением по стрельбе 2008 года армии США, там есть позиции стоя, лежа, с колена. Если смотреть с фронта, то "грудные" там в избытке.


                    Мы воюем не США, а вот в Чечне грудные фигуры перестреляли еще в 94 году. А проблема, исследуемая автором поднималась с 96 года, после боевых действий в ЧР, и до сих пор дискутируем.
  10. vsoltan 4 февраля 2017 21:52
    Автор, Вашу длинную ахиню и дочитывать не стал. ..
    1. Сергей Серегин 4 февраля 2017 22:15
      "Я три дня гналась за вами, чтобы сказать, как вы мне безразличны."
  11. Комментарий был удален.
  12. bunta 6 февраля 2017 15:11
    Я согласен с Петровым:
    Я аргументированно утверждаю, что не существует никакого зарубежного боевого опыта, достойного, чтобы его перенимать. Существует тактика действий их различных подразделений, которую мы обязаны изучать, чтобы столкнувшись с ними, знать, что делать.

    Внедрять практику "практической стрельбы" в боевую подготовку это вредительство.
    1. Сергей Серегин 6 февраля 2017 17:20
      Почитайте вышеуказанное наставление армии США. Если после этого, у вас не возникнет желания перенять что то, тогда все верно.
      1. bunta 6 февраля 2017 17:45
        Именно после прочтения этого "наставления" и просмотра сотен роликов как по практической стрельбе так и и по подготовке юс марине, еще больше утвердился в правильности мысли которую выразил Петров. За исключением явных огрехов с безопасностью в обращении с оружием, которые конечно же непростительны, во многом он прав.
        1. Сергей Серегин 6 февраля 2017 18:15
          Ваше право, переубеждать не собираюсь. Спасибо за комментарий.
  13. Сергей Серегин 6 февраля 2017 17:40
    Цитата: слава1974
    Ознакомьтесь с наставлением по стрельбе 2008 года армии США, там есть позиции стоя, лежа, с колена. Если смотреть с фронта, то "грудные" там в избытке.


    Мы воюем не США, а вот в Чечне грудные фигуры перестреляли еще в 94 году. А проблема, исследуемая автором поднималась с 96 года, после боевых действий в ЧР, и до сих пор дискутируем.


    То есть в лесах и перелесках, в домах и тд, они передвигались исключительно ползком? Множество видео- и фотоматериалов, с той и другой стороны, говорят об обратном. Проблемы в том, что изложил автор статьи по ссылке, я не вижу. Ответьте, сколько процентов л/с, смогут выполнить КС на оценку "хорошо" ? Может дело не в руководящих документах, а не в способности или нежелании довести до солдата эти умения? Не умея выполнять элементарных упражнений, вы предлагаете менять систему огневой подготовки( так же как и Петров). Что это даст в итоге? Точно таких же солдат, с новым КС и тд, которые точно так же не будут уметь стрелять. Не надо изобретать велосипед, все уже изучено до нас и разжевано, надо это усвоить и все.
Картина дня