История одного памятника и долгой памяти

Есть в Ростове-на-Дону кладбище. Оно называется Братское. Сто пятьдесят лет назад, когда город был ещё малонаселённым и вытянутым вдоль реки Дон, погост располагался на городской окраине. Хоронили здесь преимущественно людей бедных, не имевших сбережений даже на гроб. Поэтому последнее пристанище своё они находили в братских могилах.

Город рос и кладбище становилось всё ближе и ближе к центру. В первой половине прошлого века здесь начали хоронить военнослужащих – целый участок был отведён. А в послевоенные годы, стали устанавливать памятники.


Сегодня на Братском кладбище можно увидеть памятник пионера-героя Саши Чебанова. В тринадцать лет он стал бойцом Ростовского полка народного ополчения и был убит, прорываясь с важным донесением сквозь огненное кольцо. Здесь же неподалёку расположены памятник воинам Ростовского полка народного ополчения и монумент воинам 230-го полка НКВД.

"Они плакали о своей молодости ..."



С этим памятником мою собеседницу, президента негосударственного благотворительного детского фонда имени Великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой Нину Шевченко, связывают личные воспоминания.

- Я ростовчанка. Помню наш город в самые сложные для него, послевоенные времена. И очень хорошо помню, что на главные наши праздники – второе освобождение Ростова (14 февраля) и в День Победы (9 мая) - к Братскому кладбищу со всех сторон тянулись длинные вереницы людей. Зимой они несли поминальные корзины, а весной – цветы. Это были друзья, близкие, сослуживцы и просто земляки героев-чекистов. Все те, кому удалось пережить эту страшную войну. Народа было так много, что со стороны шествие напоминало митинг. Люди приходили к памятнику, садились на траву. Раскладывали на газетах поминальные обеды. Наливали военные сто грамм. И говорили. Я была ещё девочкой. Стояла, слушала. Удивлялась, что люди, которые приходили сюда, называли погибших героев по именам. Для меня чекисты были небожителями… Ещё я часто вспоминаю одну женщину. Она была на костылях. Инвалидов в то время в городе было очень много. И это никого не удивляло. Так вот её усадили на траву. И она начала рассказывать. Она знала многих из списка погибших. Причём о каждом говорила с таким теплом, как будто он был её братом, или сыном. И плакала. Навзрыд. И другие плакали. И я тоже. У всех нас было общее ощущение горя, утраты. Они плакали и о тех чекистах, которые нашли свое последнее пристанище в родной земле, и о других, которые не вернулись. О своей молодости, что съела война, о выцарапанном из крепких молодых организмов здоровье, отнятом семейном счастье… Сколько лет прошло? Больше шестидесяти. Но и сегодня, когда я прихожу на Братское кладбище, я будто вижу этих людей, которые собирались у памятника чекистам. Слышу их голоса, чувствую запах сирени и водки и, самое главное – слышу рыдания женщины на костылях. Из свидетелей тех событий, наверное, сегодня осталась одна я. Хотя к памятнику приходят. Правда, это другие люди, у них другие разговоры. Но когда они уходят отсюда, в их лица видно что-то теплое, честное. Оставшееся из вёсен 1950-х…»

"Мне стыдно за нас всех"

На Братское кладбище Нина Шевченко пригласила меня для того, чтобы показать свою гордость – мемориал лётчикам, за которым уже почти пять лет ухаживают школьники и благотворительный фонд. Восстанавливали памятник на свои средства. И теперь постоянно следят за ним и за соседними мемориалами. Ведь, по словам Нины Сергеевны, сегодня судьба памятников мало кого заботит. Долго пытались выяснить, у кого теперь мемориалы на балансе, кто должен красить, мыть и замазывать трещины, а потом решили, что проще это делать самим.

- Помните тимуровцев, которые были во времена СССР? Отличное же начинание! Мы решили продолжить. Связались со школами и взяли над этими памятниками шефство. Вначале было непросто. И я опасалась. Всё-таки дети современные – поди знай, что могут выкинуть? И в первый раз, когда мы с ними шли, они по дороге толкались, ругались, хохотали. А когда пришли и я рассказала им историю наших лётчиков, они увидели, в каком состоянии памятник, как мы относимся к нашему прошлому. И что-то в душах их произошло. Глаза стали вдумчивыми, светлыми, лица хорошими. Будто очищение пришло. И я поняла, что им нужно ходить в такие места. Вернее, просто необходимо, - настаивает президент негосударственного благотворительного детского фонда имени Великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой Нина Шевченко. – Это истинный урок жизни и нравственности. Мы идём по кладбищу, они видят заросшие бурьяном, неухоженные могилы и спрашивают: "Как так получается? Эти люди уже никому не нужны?". И мне стыдно. За нас всех стыдно. И ответить мне нечего. Говорю: "Смотрите, делайте выводы. Мы все не вечны, и если так относимся к своему прошлому, то будущее так же отнесётся к нам".

Мы дошли до памятника лётчикам. Со стороны он напоминает обычную стелу, которые раньше устанавливали на могилах героев. На черной гранитной доске надпись: «Вечная слава героям. Лётчикам: Гармаш И.И., Мартынов Н.И., Бояров Г.Ф., Карнер М.А. Погибшим при защите Ростова-на-Дону 07.08.1941». Есть ещё одна подпись – уже с обратной стороны памятника: «От благодарных потомков». Раньше этот мемориал выглядел иначе – ржавая стела, на которой были два снимка, испорченных временем и вандалами. Так что то, что сделали школьники и фонд – уже большое дело.

Семейные истории о прошлом и будущем

Нина Сергеевна стряхивает опавшие прелые листья, откуда-то достает ведёрко, наливает в него воду, смачивает тряпку и протирает табличку. Между делом рассказывает ещё об одной своей идее: «Мне хочется, чтобы наши дети почувствовали вес победы. В моем детстве, юности, молодости 9 Мая был главным праздником страны. Даже Новый год не имел такого резонанса. Людские ручьи стекались к памятникам, на кладбища, к памятным местам. Почетные караулы стояли у братских могил. Митинги, залпы оружия, салюты. Это отражало вес победы. И за стол люди садились только после обеда, когда навестили могилы и отдали дань памяти. И вот мы решили, хотя бы для наших школьников, сделать все то же самое. Уже девять лет 14 февраля и 9 мая мы проводим митинг, а после идем на Братское кладбище. Часто бывает так, что к нам присоединяются люди, которые приходят на могилы родных...»

Нина Шевченко ввела ещё одну традицию: ребята приносят с собой фотографии родственников, которые прошли Великую Отечественную Войну. И Нина Сергеевна просит их подготовить рассказ о своем семейном герое. Получая такое задание, дети часто сопротивляются, ленятся, но начиная изучать историю своей семьи, вдруг открывают удивительные вещи: кто-то узнает о героическом подвиге деда и он становится для него образцом, кто-то находит родных, о которых близкие не знали, а кто-то вдруг начинает увлекаться историей или решает поступать в военное училище.


- Все эти большие и маленькие открытия положительно отражаются на судьбах детей, - уверена Нина Сергеевна Шевченко. - Им нужны реальные примеры героизма и патриотизма. А кто может быть лучим примером, если не собственный прадед? Поэтому я прошу всех - храните семейные истории, рассказывайте своим детям, внукам о героизме родных. С каждым поколением мы отдаляемся от тех событий, память становится хуже, слова героические глуше. А если мы плохо слышим добрые слова, то обязательно найдется тот, кто громко и уверенно произнесёт злые. Я не хочу, чтоб наши дети могли им поверить...

Так что случилось с лётчиками в августе 1941?



Как пишет исследователь Алексей Опрышко, молодые лётчики стали жертвами обстоятельств. В первые дни Великой Отечественной войны, когда немцы начали бомбить нас с неба, в СССР решили срочно формировать авиачасти особого назначения. Таким был и 421-й полк, который размещался в Ростове-на-Дону. Он был создан в июле 1941 года.

Лётчики этого полка были асами - гордость советской авиации. И во главе их стоял инспектор бомбардировочной авиации ВВС КА по технике пилотирования подполковник Гусев. Перед летным составом поставили задачу в самые сжатые сроки подготовиться к ночным полётам. И, поскольку львиная доля пилотов были штурманами «Главсевморпути», профессионалами, умевшими летать в сложных погодных условиях, никто не предполагал, что могут возникнуть какие-то проблемы. Но они были.

И причиной стала спешка, в которой собирали самолёты. Все 28 новых Ер-2 пришли с техническими неисправностями. У некоторых не заводились моторы.

Но нужно было выполнять приказ. И 7 августа экипаж Николая Мартынова поднялся в небо на самолёте Ер-2 (заводской № 1850904). Как пишут очевидцы, уже в небе машина перешла на снижение, а после самолёт врезался в землю. Лётчики политрук И. Гармаш, М. Карнер и Г. Бояров и Н.Мартынов погибли. Обоснований произошедшего ЧП не нашли. Но выпуск Ер-2 прекратили. И только спустя три года он (уже в доработанном виде) появился в небе вновь.
Автор:
Светлана Хлыстун
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти