Марокко вернулось в Афросоюз. Что ждет Западную Сахару?

Марокко вернулось в Афросоюз. Что ждет Западную Сахару?


Январь 2017 года завершился достаточно значимым событием, о котором сообщили многие мировые СМИ, но которое осталось, на наш взгляд, без должного внимания. Речь идет о возвращении Марокко в состав Африканского союза. 30 января 2017 года XXVIII съезд Африканского союза (АС), состоявшийся в Аддис-Абебе, большинством голосов поддержал возвращение Марокко в состав этой транснациональной организации, объединяющей страны Африканского континента. О том, что послужило причиной более чем тридцатилетнего перерыва с членством Марокко в этой организации, и что может измениться после возвращения Марокко в АС, мы и расскажем ниже.

В 1984 году, ровно тридцать три года назад, Марокко объявило о своем выходе из Организации Африканского Единства (ОАЕ) — предшественницы Африканского союза. Это решение одной из важнейших стран Северной Африки было обусловлено серьезнейшим на тот период политическим кризисом — событиями вокруг Западной Сахары. Бывшая испанская колония, Западная Сахара так и не стала независимым государством. На эти земли претендовали куда более крупные соседи — Мавритания и Марокко. Хотя корни кризиса уходили в XIX век, когда Испания начала колонизацию сахарского побережья, его усугубление последовало за процессами деколонизации. Испания одной из последних европейских держав избавилась от своих африканских владений. 6 ноября 1975 года Марокко организовало Зеленый марш — массовую многотысячную демонстрацию за вывод испанской администрации из Западной Сахары, а 18 ноября Мадрид действительно начал вывод своих гражданских и военных служащих из колонии. В результате Зеленого марша 2/3 территории Западной Сахары оказались под контролем Марокко, а оставшаяся южная 1/3 отошла Мавритании. Но раздел Западной Сахары столкнулся с противодействием самих сахарцев, многие из которых рассчитывали на создание собственного независимого государства и не собирались подчиняться Марокко или Мавритании.


Еще в мае 1973 года, за два года до деколонизации, группой студентов был создан Народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (Фронт ПОЛИСАРИО). Его основателем был Эль-Уали Мастафа Сайед (1948-1976), учившийся в Марокко и находившийся на радикальных антиимпериалистических позициях. Фронт Полисарио заручился поддержкой со стороны Алжира и Ливии, которые сочувствовали сахарскому народно-освободительному движению не только по идеологическим, но и по сугубо прагматичным причинам — в борьбе населения Западной Сахары они видели инструмент ослабления Марокко. В 1973-1975 гг. немногочисленные отряды Фронта Полисарио вели партизанскую борьбу против испанской администрации, а после деколонизации Западной Сахары продолжили сражаться уже против мавританских и марокканских войск. 27 февраля 1976 года Фронт Полисарио провозгласил независимость Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР).

Поскольку до испанской колонизации территория Западной Сахары не входила в состав какого-либо другого государства, сам факт аннексии сахарских земель Марокко и Мавританией был признан нарушением Декларации ООН № 1514 «О предоставлении независимости колониальным странам и народам». Марокко и Мавритания воспрепятствовали проведению референдума с целью выявления отношения сахарского населения к вопросу предоставления независимости. На эти факты и опирался Фронт Полисарио, стремясь представить свою борьбу легитимной в глазах мирового сообщества.

Мавритания, обладавшая весьма ограниченными ресурсами и имевшая слабую и плохо вооруженную армию, вскоре не смогла нести тяжелое бремя войны. В 1978 году начальник генерального штаба мавританской армии полковник Мустафа ульд Мухаммед Салех совершил военный переворот и сверг президента страны Моктара ульд Дадду. После этого Мавритания объявила курс на прекращение боевых действий в Западной Сахаре. 3 апреля 1979 года в стране произошел новый военный переворот. Возглавивший Военный комитет национального спасения подполковник Мохаммед Махмуд ульд Ахмед Лули 5 августа 1979 года подписал соглашение об отказе от территориальных претензий на Западную Сахару с представителями Фронта Полисарио. Спустя две недели был денонсирован договор с Марокко. С территории Мавритании вывели марокканские войска. Так Марокко осталось наедине с проблемой Западной Сахары. Однако, власти Марокко не растерялись. Марокканскими войсками была сразу же оккупирована южная часть Западной Сахары, прежде входившая в мавританскую сферу влияния. Численность марокканских войск в Западной Сахаре превысила 100 тысяч человек. И, тем не менее, Фронт Полисарио продолжал активное сопротивление, получая оружие от Алжира и заручившись моральной поддержкой социалистических и антиимпериалистических организаций по всему миру. Под контролем Полисарио оказались обширные восточные территории Западной Сахары, тогда как ключевые в экономическом отношении центры региона остались в руках марокканских вооруженных сил.

Ключевым союзником и покровителем Западной Сахары в сложившейся ситуации оставался Алжир. Во-первых, народно-освободительная борьба сахарцев рассматривалась Алжиром как аналог его собственной борьбы против французского господства. Во-вторых, Алжир и без Западной Сахары имел существенные противоречия с Марокко. Например, в 1963 г. имел место прямой вооруженный конфликт между Алжиром и Марокко, вошедший в историю как «Песчаная война». Его причиной были территориальные споры вокруг районов провинции Тиндуф на западе Алжира, где находились богатые месторождения железной руды. Тогда на помощь Алжиру пришла Куба, отправившая в Северную Африку свой воинский контингент. Масштабную войну удалось предотвратить. Тем не менее, напряженность в алжиро-марокканских отношениях осталась. Марокко расценивает поддержку Алжиром Фронта Полисарио как проявление опосредованной войны с целью ослабления марокканских позиций в Африке.

История борьбы за самоопределение Западной Сахары связана и с мировым признанием этого государственного образования. Одними из первых, еще в 1976 году, независимость Западной Сахары признали Алжир, Ангола, Мозамбик и КНДР. Затем список стран, признававших САДР суверенным государством, постепенно расширился до 59 государств. В основном, в этом списке — страны Африки, Азии и Латинской Америки, сами прошедшие путь народно-освободительной борьбы. В 1984 году независимость САДР признала и Мавритания. 12 ноября 1984 года Сахарская Арабская Демократическая Республика была признана Организацией Африканского Единства (ОАЕ) — транснациональной организацией, объединявшей большинство стран Африки. После этого решения Марокко и покинуло ряды ОАЕ, сочтя невозможным для себя пребывание в рядах данной структуры. На протяжении тридцати с лишним лет Марокко не участвовало в деятельности Организации Африканского Единства и созданного в 2002 г. вместо ОАЕ Африканского союза. Это обстоятельство, безусловно, сказывалось на африканской политике, поскольку Марокко — одна из наиболее развитых и авторитетных стран континента.



Конфликт в Западной Сахаре заставил Марокко вкладывать огромные средства в финансирование группировки марокканских вооруженных сил, задействованной на территории воюющего региона. Кроме того, в серьезные деньги обошлось и строительство развитой системы оборонительных укреплений «берм», которая позволила отгородить контролируемую марокканской армией часть Западной Сахары, от восточных районов, оказавшихся под контролем Полисарио. В 1989 году король Марокко Хасан II провел несколько встреч с высшим руководством Полисарио, которые привели к заключению долгожданного перемирия в 2002 году. Но, тем не менее, Западная Сахара осталась зоной конфликта. Вплоть до настоящего времени она разделена между Марокко и САДР, на ее территории находятся вооруженные силы Марокко и подразделения Народно-освободительной армии Сахары. Такая ситуация создает много дополнительных проблем для Марокко и региона в целом. Среди первоочередных проблем для Марокко — колоссальные финансовые траты, необходимость сохранять огромную воинскую группировку в Сахаре, риск возобновления боевых действий, проблемы во внешних отношениях с целым рядом стран Африки, Азии и Латинской Америки.

Наличие нестабильного региона — еще одна «бомба» под зоной Сахары и Сахеля, которая в последние годы и так не отличается стабильностью. В Мали воюют туареги и радикальные фундаменталистские организации, периодически теракты происходят в странах Западной Африки, в Нигерии власть пытается подавить сопротивление радикалов из «Боко Харам». В условиях распространения радикально-фундаменталистских идей в Северной и Западной Африке, территория Сахары становится предметом повышенного внимания террористических группировок. Левая идеология теряет позиции на Африканском континенте, особенно после разгрома Ливийской Джамахирии и зверского убийства Муаммара Каддафи, который в определенное время также оказывал непосредственную поддержку Фронту Полисарио. Поэтому не исключено, что рано или поздно на смену антиимпериалистическому движению Полисарио могут прийти более опасные и радикальные организации. В этой ситуации разрешение сахарского конфликта — одно из важнейших условий для профилактики распространения терроризма в регионе.

Сахара и Сахель испытывают множество социально-экономических, экологических, политических проблем. Понятно, что Африканскому союзу было бы гораздо проще, если бы в их решении принимало участие и Марокко — страна, обладающая одной из сильнейших армий в регионе, относительно развитая и финансово стабильная по меркам других государств континента. Тем более, что вхождение Марокко в состав Африканского союза облегчило бы и задачу координации действий в борьбе с терроризмом, превратившимся в одну из важнейших проблем региона. С другой стороны, членство в Африканском союзе выгодно и самому Марокко. Во-первых, Африканский союз до января 2017 года объединял все страны Африки кроме Марокко. Только в 2013 году было приостановлено членство в АС Центрально-Африканской Республики — да и то исключительно по причине начавшегося в этой стране хаоса в результате гражданской войны. Вхождение в состав Африканского союза позволит Марокко проводить более активную внешнюю политику на Африканском континенте, и даже стать одним из лидеров африканской политики, благо после свержения Каддафи существенно ослабло влияние Ливии.

Во-вторых, членство в АС позволяет Марокко осуществлять защиту своих интересов и относительно статуса Западной Сахары. Более активное участие в африканской политике позволяет Рабату влиять на мнение других стран — участниц АС и, возможно, добиваться определенных целей. Следует учитывать и еще одно немаловажное обстоятельство. 31 мая 2016 года в Тиндуфе в Алжире, на 69-м году жизни, скончался от рака легкого Мохаммед Абдельазиз (на фото) — первый президент Сахарской Арабской Демократической Республики, второй и бессменный лидер Фронта Полисарио, в 1976 году сменивший основателя организации погибшего Эль-Уали Мастафу Сайеда. Абдельазиз возглавлял Полисарио сорок лет. Он считался одним из наиболее непримиримых политиков «старой закалки», воспитанных на левых и революционных идеях. Он осуждал деятельность религиозных фундаменталистов, был противником терроризма и верил в национальное и социальное освобождение народа Западной Сахары. В свою очередь, в Марокко Абдельазиза, проживавшего в Алжире, рассматривали как агента алжирского влияния, в чем нет ничего удивительного — ведь именно на территории Алжира базируется штаб-квартира Полисарио.

— Брагим Гали

Однако, сменивший Абдельазиза на посту президента САДР и генерального секретаря Полисарио Брагим Гали (род.1949) — также один из ветеранов сахарского народно-освободительного движения, стоявший у его истоков и участвовавший в акциях сахарских патриотов еще с конца 1960-х годов, даже до создания Полисарио. С 2008 по 2016 гг. Брагим Гали был представителем САДР в Алжире, то есть фактически отвечал за взаимоотношения Полисарио с его важнейшим покровителем — алжирскими властями. Сложно ожидать, что Брагим Гали будет проводить промарокканскую политику, учитывая, что отношения Алжира и Марокко нельзя назвать хорошими.

Летом 2016 г. в Марокко заговорили о грядущем возвращении страны в африканскую политику. В сентябре 2016 года королевство подало официальное прошение о вступлении в ряды Африканского союза. Разумеется, перспективы принятия Марокко обсуждались и до этого, иначе правительство королевства не стало бы подавать заявление, опасаясь дискредитации в случае непринятия. То есть, в Рабате уже знали, что большинство членов Африканского союза займут лояльную по отношению к Марокко позицию.

— король Марокко Мухаммед VI

Хотя 30 января 2017 года Марокко вернулось в Африканский союз, сахарский вопрос остается нерешенным. На это, кстати, обратили внимание и присутствовавшие на съезде в Аддис-Абебе главы африканских государств. Так, президент Сенегала Маки Саль связал перспективы решения сахарского вопроса именно с возвращением Марокко в семью африканских государств. Однако, единства по вопросу о возвращении Марокко в Африканский союз, так и не удалось добиться. Хотя членство Рабата было восстановлено, за него проголосовали 39 из 54 стран — участниц Африканского союза. Не очень понятно и то, как будет теперь Марокко выстраивать отношения с Фронтом Полисарио — ведь Рабат не признает независимость САДР, а между тем, республика признана большинством африканских стран и является полноправным членом Африканского союза. В конечном итоге, не исключено, что именно возвращение Марокко в АС позволит в перспективе разрешить сахарский конфликт — как показывает практика, если «мировое сообщество» в лице США, ООН, европейских стран не вмешивается в африканскую политику, то очень часто руководители африканских государств сами принимают вполне адекватные и взвешенные решения, идущие на пользу и своим странам, и континенту в целом.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. kouldoom 6 февраля 2017 15:21
    Вот куда нужно вступить украине
Картина дня