Как германский флот пошел в Индийский океан

Как германский флот пошел в Индийский океанОперации немецких подводных лодок (ПЛ) в ходе Второй мировой войны тесно связаны с именем Карла Деница. В Первую мировую он проходил службу на крейсере и участвовал в боях, затем был переведен в подводный флот. В 1918 году он командовал ПЛ «UB-68», действовавшей в Средиземном море, но в октябре того же года был взят в плен, когда при атаке конвоя противника его лодка затонула. Когда в 1935 году пришедший к власти Гитлер стал возрождать подводный флот, Дениц стал командующим подводными силами. В октябре 1939 года ему было присвоено звание контр-адмирала. В начале 1943-го, с уходом в отставку командующего германскими ВМС адмирала Редера, Дениц стал его преемником, однако оставил за собой должность командующего подводными силами и даже перевел в Берлин штаб подводных сил, с тем чтобы лично контролировать действия ПЛ.

Дениц был убежден, что «Битва за Атлантику» жизненно важна для победы Германии в мировой войне, и неизменно был против использования немецких лодок в тех районах, которые он считал малоценными для победы на Атлантике. И лишь тогда, когда у немцев появились лодки с большой дальностью плавания, а их потери в лодках на Атлантике стали неприемлемо высокими, Дениц дал согласие на операции немецких подводных лодок в Индийском океане. Этой главе истории подводной войны Второй мировой войны и посвящен данный материал, информацию для которого автор почерпнул из ряда источников, включая труд М. Уилсона «Война подводников. Индийский океан – 1939–1945 гг.». При этом приводятся географические названия, которые были в ходу в описываемый период времени.

ЗАДУМКЕ ДАЮТ ХОД


Идея, касающаяся действий немецких ПЛ далеко в Азии, впервые рассматривалась в ноябре 1939 года. Так как тогдашние немецкие лодки не имели дальности хода, позволявшей им действовать даже близ мыса Доброй Надежды, адмирал Редер предлагал Гитлеру обратиться к Японии с просьбой предоставить немцам несколько японских лодок для ведения войны против Англии на Дальнем Востоке. После недолгого раздумья японцы ответили на это предложение просто: «Лодок не будет».

В середине декабря 1941 года, вскоре после нападения японцев на Перл-Харбор, в Берлине обсуждали вопрос разграничения районов действия ВМС Германии и Японии в Индийском океане. Японцы хотели, чтобы граница проходила по восточной долготе 70 градусов, немцы, с подозрением относившиеся к амбициозным территориальным планам Японии в Азии, предлагали сделать линией разграничения диагональ через весь океан, от Аденского залива до Северной Австралии. В конце концов в соглашении от 18 января 1942 года между Германией, Италией и Японией была зафиксирована линия по восточной долготе 70 градусов – с оговоркой, что «боевые действия в Индийском океане могут вестись – если потребует ситуация – и вне согласованной границы».

«БЕЛЫЙ МЕДВЕДЬ» НАНОСИТ УДАР

К концу 1942 года противолодочные мероприятия англо-американских союзников сделали патрулирование немецких лодок у побережья США и в Центральной Атлантике очень опасным, и понемногу немцы стали направлять большие ПЛ на патрулирование в район Фритауна, затем в район Конго и затем – к мысу Доброй Надежды.

Первые четыре лодки (U-68, U-156, U-172 и U-504, все – тип IXC), посланные к мысу Доброй Надежды, были известны как группа «Белый медведь». Когда лодки были еще на переходе в район патрулирования, U-156 потопила английский лайнер Laconia, на котором в числе более чем 2700 пассажиров было 1800 итальянских военнопленных и их польская охрана. Командир немецкой ПЛ организовал спасательную операцию, к которой привлек и патрулировавшую у берегов Конго итальянскую ПЛ Capitano Alfredo Cappellini, однако этому помешал американский самолет, который сбросил несколько бомб на U-156, буксировавшую четыре спасательные шлюпки и вывесившую большой красный крест. Немецкая лодка была частично повреждена, и ей пришлось возвратиться во Францию, а ее место в группе заняла U-159.

Названный случай с U-156 произошел в Атлантическом океане, и он дает представление о проблемах, с которыми сталкивались оторванные от своих баз немецкие лодки. Кроме того, именно после неудачной операции U-156 по спасению выживших пассажиров английского лайнера адмирал Дениц издал приказ, запрещавший подводникам подбирать уцелевших моряков и пассажиров с потопленных немцами кораблей и судов противника. Уже после войны, на Нюрнбергском процессе, адмиралу Деницу этот приказ был поставлен в вину.

Лодки группы «Белый медведь» начали свои атаки в районе Кейптауна и за три дня потопили 13 судов противника, но позже сильные штормы и плохая видимость не дали им охотиться за новыми целями. В связи с этим две субмарины, не истратив комплект торпед, начали возращение на свою базу во Франции, а U-504 и U-159 направились на восток, к Дурбану, потопили там несколько судов и также вернулись во Францию. Эти действия группы «Белый медведь» были одной из самых успешных операций немецких подводников во Второй мировой войне: четыре лодки потопили у берегов Южной Африки в общей сложности 23 судна и еще 11 судов на переходе в район боевых действий и обратно. К этой цифре стоит добавить и три судна, потопленных U-156, которой не удалось до конца выполнить поставленную задачу.

ВТОРАЯ ВОЛНА

Во второй половине октября 1942 года к побережью Южной Африки пришли четыре новые немецкие лодки (U-177, U-178, U-179 и U-181, все – тип IXD2), имевшие по сравнению с лодками типа IXC большие длину, водоизмещение и дальность плавания. Формально эти лодки не были частью группы «Белый медведь», и их задача была – обогнуть мыс Доброй Надежды и действовать восточнее в Индийском океане, оказывая непрерывное давление на ограниченные противолодочные ресурсы противника в этом районе.

Первой в назначенном районе появилась U-179, которая в тот же день в 80 милях южнее Кейптауна потопила английское судно, но и сама была атакована английским эсминцем, прибывшим в этот район для оказания помощи находившимся в воде членам экипажа судна, и погибла. Самой удачливой из этой четверки лодок была U-181 под командованием В. Лута. Когда лодка 18 января 1943 года вернулась в Бордо, в ее бортовом журнале появилась скупая запись: «Всего лодка находилась в море 129 дней и прошла 21 369 миль. В районе Кейптаун–Лоренсу–Маркиш потоплено 12 судов общим водоизмещением 57 000 т».

Следует сказать несколько слов о базе немецких подводных лодок в Бордо, которая вместе с другими базами на Атлантическом побережье Франции досталась победителям после поражения последней в 1940 году. База находилась в 60 милях от моря вверх по реке Жиронде и располагалась вдоль одного из не заливаемых приливом водоемов; вход в водоем из реки осуществлялся через два параллельных шлюза, которые были самым уязвимым элементом системы. На базе имелось 11 укрытий, где было оборудовано 15 закрытых причалов (в том числе три сухих дока) для подлодок. О размерах конструкций можно судить по тому факту, что бомбонепробиваемая крыша имела толщину более 3 м. Немецкая 12-я флотилия подводных лодок в Бордо делила свою базу с итальянскими подводниками, которыми командовал адмирал А. Парона.

В начале 1943 года из Франции в Индийский океан ушли пять лодок группы «Тюлень», которые вернулись на базу в начале мая, доложив о потоплении 20 судов и повреждении еще двух – в общем, примерно вдвое меньше, чем группа «Белый медведь».

Когда группа «Тюлень» покинула назначенный район, туда из Франции прибыла итальянская ПЛ Leonardo da Vinci, которая еще на переходе торпедировала войсковой транспорт Empress of Canada, а затем на патрулировании добавила к нему еще пять судов. 23 мая 1943 года возвращавшаяся в Бордо лодка на входе в Бискайский залив была потоплена англичанами.

К июню 1943 года на патрулировании в Индийском океане было шесть немецких ПЛ, включая U-181, которая выполняла свой второй патруль в этом районе. В конце июня немецкие лодки были дозаправлены с танкера Charlotte Schlieman; это произошло в 600 милях к югу от Маврикия, в районе, удаленном от традиционных судоходных путей и вряд ли посещаемом самолетами противника. Получившим с танкера дополнительное топливо и припасы лодкам теперь предстояло находиться в море не 18 недель, как планировалось при их выходе из Бордо, а целых полгода, 26 недель. После пополнения запасов U-178 и U-196 отправились на охоту в Мозамбикский пролив, а U-197 и U-198 – в район между Лоренсу-Маркиш и Дурбаном. В. Лут, ставший к этому времени корветен-капитаном и кавалером Рыцарского креста с дубовыми листьями и мечами, повел свою U-181 к Маврикию.

U-177 был назначен район к югу от Мадагаскара, где, как предполагали немцы, активность авиации противника была минимальной, что облегчало U-177 использование небольшого одноместного вертолета Fa-330, известного как Bachstelze. Если быть точным, то Bachstelze был автожиром, который поднимался в воздух за счет трехлопастного ротора, вращавшегося под напором воздуха и поступательного движения лодки. Аппарат крепился к задней части рубки лодки при помощи кабеля длиной около 150 м и поднимался на высоту около 120 м. Находившийся на своем месте наблюдатель обозревал горизонт на гораздо большей дальности – около 25 миль – при сравнении примерно с 5 милями при наблюдении с боевой рубки лодки, и докладывал по телефону обо всем замеченном. В обычных условиях аппарат спускали вниз, разбирали и укрывали в два водонепроницаемых контейнера, находившихся позади рубки; это была непростая работа, на которую уходило около 20 минут. 23 августа 1943 года с Bachstelze был замечен, после чего атакован и потоплен подлодкой греческий пароход, что стало единственным известным случаем удачного применения этой необычной машины. Англичане не знали о существовании этой новинки еще 9 месяцев, пока в мае 1944 года на побережье Африканского Рога не выбросило немецкую ПЛ U-852, и тогда они смогли осмотреть остатки поврежденного корпуса со спрятанным в нем автожиром.

В августе 1943 года пять из шести немецких лодок, действовавших в Индийском океане, начали возвращаться во Францию, а шестая (U-178) направилась в Пенанг. Субмарины U-181 и U-196 прибыли в Бордо в середине октября 1943 года, проведя в море 29 с половиной недель и 31 с половиной недели соответственно. Эти два патруля продемонстрировали высокий боевой настрой экипажей обеих лодок и незаурядное руководство со стороны их командиров. Командир U-181 В. Лут, основываясь на собственном опыте, даже подготовил небольшой доклад, в котором раскрывал свои методы поддержания боевого духа экипажа. В дополнение к обычным для находящихся в походе экипажей лодок конкурсов и турниров он, в частности, продвигал идею предоставления «увольнения на борту», при котором член экипажа лодки освобождался от всех обязанностей, за исключением действий по тревоге.

Тем временем у побережья Южной Африки выполняла свой второй патруль в этом районе итальянская ПЛ Ammiraglio Cagni; она находилась в море уже 84 дня и сумела атаковать и сильно повредить английский крейсер, но тут пришла новость о капитуляции Италии, и лодка направилась в Дурбан, где ее экипаж был интернирован.

ЗАДУЛ НЕДОБРЫЙ «МУССОН»

Еще в декабре 1942 года японцы предложили свою базу Пенанг для базирования немецких ПЛ, с которой те могли бы действовать в Индийском океане. Весной 1943 года японцы снова подняли этот вопрос и дополнительно попросили передать им две немецкие лодки с целью их последующего копирования. Гитлер согласился на передачу лодок в обмен на поставки каучука. Адмирал Дениц, в свою очередь, понимал, что настало время расширить географию действий немецких подводных сил, а наилучший результат может быть достигнут внезапной атакой в северной части Индийского океана, которая становилась новым полем боя для немцев, где японские лодки выполнили всего несколько патрулей. Подобная атака не могла быть выполнена до конца сентября, то есть до окончания юго-восточного муссона; планировалось, что для этой цели из Европы будут отправлены от шести до девяти лодок.

Девять субмарин типа IXC группы «Муссон» покинули свои базы в Европе в конце июня – начале июля 1943 года и направились в Индийский океан. Во время перехода еще в Атлантике три из них были потоплены авиацией противника, а четвертой из-за технических проблем пришлось вернуться в Бордо. Одной из потопленных лодок была U-200, на борту ее было несколько коммандос из дивизии «Бранденбург», которых надлежало высадить на берег в Южной Африке, где они были должны подстрекать буров к выступлению против англичан. Остальные пять лодок группы проследовали на юг, обогнули мыс Доброй Надежды и вошли в Индийский океан, где в районе южнее Маврикия произвели дозаправку от немецкого танкера, присланного из Пенанга, и разделились, убыв в назначенные районы.

U-168 первоначально направилась в район Бомбея, торпедировала и пустила на дно английский пароход и уничтожила артиллерийским огнем шесть парусных судов, после чего ушла в Оманский залив, но успеха там не добилась и 11 ноября пришла в Пенанг. U-183 безрезультатно патрулировала район между Сейшельскими островами и побережьем Африки и пришла в Пенанг в конце октября. U-188 в конце сентября действовала у Африканского Рога и уничтожила торпедами американское судно. Через несколько дней она сделала неудачную попытку атаковать конвой, выходивший из Оманского залива. Причем неуспех атаки, по мнению немцев, случился из-за ухудшения в связи с тропической жарой состояния батарей на торпедах, имевших электрический ход. U-188 после этого прошла мимо западного побережья Индии и прибыла в Пенанг 30 октября. В итоге субмарина U-532 на тот отрезок времени стала самой удачливой лодкой группы «Муссон», потопив у западного побережья Индии четыре судна противника и повредив еще одно. В то же время судьба не была благосклонной к U-533, которая после дозаправки у Маврикия ушла Оманский залив, где была уничтожена английским самолетом, сбросившим на лодку четыре глубинные бомбы.

Как пишет М. Уилсон, «результаты действий группы «Муссон» разочаровывали. В поход было отправлено девять лодок и одна ПЛ-заправщик, из которых четыре были потоплены, а пятая вернулась на базу… Была повреждена и вернулась на базу ПЛ-заправщик, вышедшая ей на замену лодка была потоплена. Проведя четыре месяца в море, в Пенанг пришли только четыре лодки, которые сообща потопили всего восемь судов и шесть небольших парусников. Это не было обнадеживающим началом». Кроме того, перед немцами встала необходимость обслуживания и снабжения своих лодок в Пенанге и усиления своей новой флотилии.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ГРУЗ

В начале 1943 года ВВС и ВМС стран антигитлеровской коалиции в Атлантике все больше и больше затрудняли действия немецких судов и кораблей, пытавшихся прорвать блокаду и добраться со своим стратегическим грузом до французских портов на Атлантике. Поход японской ПЛ I-30 в Европу и обратно с ценным грузом подтолкнул немцев к рассмотрению вопроса об использовании подводных лодок как перевозчиков грузов. Поскольку быстрый ввод в строй специальных транспортных лодок был невозможен, адмирал Дениц предложил переоборудовать большие итальянские ПЛ, находившиеся в Бордо, и использовать их для перевозки грузов на Дальний Восток и обратно.

Рассматривалась и другая возможность – лодки с грузами из Германии скрытно добираются до Мадагаскара, где их ждет торговое судно, перегружают все грузы на это судно, и оно уходит в Японию; с грузами из Японии предполагалось поступать в обратной последовательности. Эти отчаянные предложения наглядно иллюстрируют острейшую нужду немецкой промышленности в стратегических материалах, которые немцы хотели получить от Японии. Итальянцы в конце концов согласились на использование своих 10 лодок в Бордо в качестве транспортов для рейсов на Дальний Восток и обратно, но две лодки из этой десятки были потеряны еще до начала работ по их переоборудованию. Предполагалось, что, используя пространство, где находился запас торпед, лодка сможет перевозить до 60 т груза, в реальности же получилось вдвое больше. В ходе переоборудования была изыскана возможность взять на борт лодки дополнительно еще 150 т топлива. На мостике и на рубке была демонтирована часть оборудования, в частности боевой перископ. Взамен установили аппаратуру, сигнализирующую об облучении лодки РЛС противника.

Закончив переоборудование и забрав груз, первые две итальянские лодки в мае 1943 года убыли на Дальний Восток, но вскоре были утеряны. Следующие три лодки оказались более удачливыми и к концу августа достигли Сингапура. Первой там появилась ПЛ Commandante Alfredo Cappelini – после 59-дневного пребывания в море на ней почти не осталось припасов, надстройка и корпус были повреждены непогодой в районе к югу от Африканского континента, а в оборудовании лодки было множество неполадок. После выполнения ремонтных работ субмарина отправилась в Батавию, где ее должны были загрузить 150 т каучука и 50 т вольфрама, опия и хины. Две другие лодки должны были транспортировать такой же груз. К этому времени уже имелись сомнения в способности Италии продолжать войну, и японцы всячески затягивали убытие лодок в Европу. Как только стало известно о капитуляции Италии, экипажи всех трех лодок были взяты японцами в плен и направлены в лагеря, где уже находились тысячи английских и австралийских военнопленных. Итальянцы получали такие же скудные пайки и страдали от такого же жестокого обращения, что и их недавние противники.

После длительных переговоров между немцами и японцами эти итальянские лодки забрали немцы; тот же конец постиг еще находившиеся в Бордо остальные итальянские ПЛ. Одна из них, Alpino Attilio Bagnolini, стала UIT-22 и вышла в море с немецким экипажем только в январе 1944 года. Авиация англичан потопила ее в 600 милях к югу от Кейптауна.

СВОЕОБРАЗНЫЕ МЕЖЯПОНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Выше уже упоминалось о том, что оставшиеся целыми ПЛ из первой волны «Муссона» осенью 1943 года пришли в Пенанг, где началось тесное общение немцев, порой исключительно на английском языке. Большой интерес для немецких экипажей представляли почти неестественные отношения между японскими ВМС и сухопутными войсками.

Однажды, когда в порту стояло несколько немецких ПЛ, в бухте произошел сильный взрыв – взлетело на воздух судно с боеприпасами. Непроизвольно немцы бросились вытягивать из воды раненых японских матросов и готовить медикаменты для оказания помощи. Немцев повергло в шок требование разгневанных японских морских офицеров покинуть место происшествия. Неменьшее изумление вызывал и тот факт, что остальные японские офицеры и матросы безучастно стояли на берегу и рассматривали горящие останки судна. Один из японских офицеров буквально пришел в ярость, потому что немецкие матросы проигнорировали приказ и продолжали вытаскивать из воды сильно обгоревших японцев. Старший немецкий офицер был вызван в кабинет японского адмирала, который растолковал ему, что инцидент случился с судном, принадлежащем сухопутным войскам, поэтому заниматься ранеными и хоронить мертвых обязаны сухопутные войска. У ВМС нет оснований вмешиваться в это дело до тех пор, пока их коллеги из сухопутных войск специально не попросят об этом.

В другом случае в Пенанг прибыла немецкая ПЛ U-196, которая, покинув Бордо, выполнила патрулирование в Аравийском море и закончила поход, пробыв в море почти пять месяцев. Лодку ожидали японский адмирал и его штаб, а также члены экипажей стоявших в бухте немецких лодок. Поливал дождь, в сторону моря дул сильный ветер, что в комбинации с течением привело к тому, что лодку отнесло от пирса. Наконец с подлодки удалось бросить носовой канат одному из немецких матросов на берегу, который закрепил его на ближайшем кнехте. К изумлению немцев, находившийся поблизости рядовой сухопутных войск подошел к кнехту и спокойно сбросил канат в море. Лодка сделала еще одну попытку причалить, на этот раз успешно, но немцев удивило, что адмирал никак не отреагировал на случившееся. Позже немцы узнали, что та часть причала со злополучным кнехтом принадлежала сухопутным войскам; что же касается участвовавшего в инциденте рядового, то он знал одно: ни один корабль ВМС, японский или немецкий, не имеет права пользоваться этим кнехтом.

И НЕХВАТКА ТОРПЕД

В конце 1943 года Дениц отправил на Дальний Восток очередную группу субмарин, из которых три были уничтожены авиацией противника еще в Атлантике; до Пенанга дошла только U-510, успевшая потопить в коротком патрулировании в Аденском заливе и Аравийском море пять торговых судов. В начале 1944 года у немцев серьезно ухудшились дела с дозаправкой лодок топливом с надводных танкеров, поскольку в феврале англичане уничтожили один танкер, а в феврале – второй, Brake. Успешные действия англичан были прямым результатом расшифровки кодированных радиосообщений немцев. Направлявшаяся в Европу из Пенанга подлодка U-188 успела дозаправиться от Brake, попавшего под огонь орудий английского эсминца, но не могла защитить танкер, поскольку ранее израсходовала запас торпед на уничтожение шести торговых судов противника, и ушла под воду. 19 июня 1944 года U-188 прибыла в Бордо, став первой из лодок группы «Муссон», вернувшихся во Францию с грузом стратегических материалов.

Самой большой проблемой для немецких подводников на Дальнем Востоке являлась нехватка торпед; торпеды японского производства были чересчур длинны для торпедных аппаратов немцев. Как временная мера, подводники воспользовались торпедами, снятыми с вооруженных немецких рейдеров, находившихся в этом районе. В начале 1944 года Дениц отправил в Пенанг две новые подлодки типа VIIF, каждая из которых транспортировала по 40 торпед (35 – внутри лодки, и еще 5 – на палубе в водонепроницаемых контейнерах). До Пенанга дошла только одна лодка (U-1062), вторая (U-1059) была потоплена американцами западнее островов Капо-Верде.

В начале февраля 1944 года Дениц отправляет на Дальний Восток очередные 11 лодок, одна из которых – «ветеран» (уже третий поход!) U-181. Лодка в августе благополучно достигла Пенанга, сумев потопить в Индийском океане четыре судна и дважды ускользнуть от противника. В первый раз, когда лодка находилась на поверхности, ее обнаружил самолет-амфибия, после чего за ней в течение шести часов охотились английские самолеты и шлюп, забросавшие лодку глубинными бомбами. Потом, уже на подходе к Пенангу, ночью, в надводном положении, немцы заметили по правому борту силуэт английской ПЛ, которая произвела срочное погружение. U-181 сразу же изменила курс на противоположный и покинула район, а английская ПЛ Stratagem не сумела отыскать цель в перископ.

Примечателен поход ПЛ U-859, проведшей в море 175 дней и погибшей близ Пенанга от торпеды с английской ПЛ Trenchant. Вышедшая из Киля лодка обогнула Исландию с севера и потопила у южной оконечности Гренландии отставшее от конвоя судно под флагом Панамы, после чего пошла на юг. В тропических водах температура на борту лодки стала невыносимо высокой, что резко контрастировало с первыми днями похода, когда на лодке редко бывало выше 4 градусов по Цельсию. У мыса Доброй Надежды лодка попала в шторм силой 11 баллов, а после этого юго-восточнее Дурбана была атакована английским самолетом, сбросившим на нее пять глубинных бомб. В патруле в Аравийском море она потопила несколько судов, а затем пошла в Пенанг…

В конце 1944-го – начале 1945 года из пришедших на Дальний Восток немецких лодок боеготовыми были только две – U-861 и U-862, а еще восемь лодок проходили обслуживание, ремонт или загрузку для обратного плавания в Европу. Подлодка U-862, выйдя из Пенанга, дошла до северного побережья Новой Зеландии, обогнула Австралию, потопив одно судно близ Сиднея в сочельник 1944 года и еще одно близ Перта в феврале 1945 года, и вернулась на базу. Этот патруль считается самым дальним для всех немецких подводных лодок.

24 марта 1945 года из Киля на Дальний Восток ушла U-234 (тип ХВ), перевозившая 240 т груза, включая 30 т ртути и 78 т радиоактивной окиси урана (этот факт держался в секрете долгие годы), и трех важных пассажиров – генерала люфтваффе (нового немецкого военно-воздушного атташе в Токио) и двух японских старших морских офицеров. Из-за неполадок с радио приказ Деница о возвращении лодка приняла только 8 мая, когда она была далеко в Атлантике. Командир лодки предпочел сдаться американцам. Не желая попасть в список сдавшихся в плен, японцы легли спать, приняв избыточную дозу люминала; немцы похоронили их в море со всеми воинскими почестями.

Когда стало известно о капитуляции Германии, в японских портах было шесть немецких ПЛ, в том числе две бывшие итальянские. На лодках спускали немецкий флаг, потом японцы вводили их в боевой состав своих ВМС. Двум лодкам итальянской постройки выпала сомнительная честь служить поочередно Италии, Германии и Японии.

С точки зрения статистики боевые действия субмарин Германии и Италии в Индийском океане не были большим успехом. Немцы и итальянцы потопили более 150 судов противника общим водоизмещением около миллиона тонн. Потери – 39 немецких и 1 итальянская ПЛ. В любом случае противостояние в Индийском океане для Германии не было «сражением, которым выигрывается война». Скорее оно имело целью отвлечь силы противника (в особенности авиацию), которые в других районах могли быть использованы с гораздо большим эффектом.
Автор: Юрий Юрьев
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2017-02-03/12_935_flot.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. амурец 5 февраля 2017 08:05
    Спасибо! Узнал много нового и интересного. О некоторых походах немецких подлодок я читал, но это были походы с транспортными целями. Здесь же я узнал и о боевых походах, и о взаимотношении внутри японских вооружённых сил, между родами войск.
  2. V.ic 5 февраля 2017 08:51
    (С)Получившим с танкера дополнительное топливо и припасы лодкам теперь предстояло находиться в море не 18 недель, как планировалось при их выходе из Бордо, а целых полгода, 26 недель

    Разница большая: 1/3 года это меньше, чем 1/2 года. Какие же нервы и здоровье надо было иметь, чтобы просто жить в нечеловеческих условиях! Наши тоже подлодки из Владика в Мурманск перегоняли в 1942 году.
  3. parusnik 5 февраля 2017 10:27
    Двум лодкам итальянской постройки выпала сомнительная честь служить поочередно Италии, Германии и Японии.
    ..Честь действительно сомнительна..Интересная статья,благодарю..
  4. антивирус 5 февраля 2017 12:32
    Один из японских офицеров буквально пришел в ярость, потому что немецкие матросы проигнорировали приказ и продолжали вытаскивать из воды сильно обгоревших японцев. Старший немецкий офицер был вызван в кабинет японского адмирала, который растолковал ему, что инцидент случился с судном, принадлежащем сухопутным войскам, поэтому заниматься ранеными и хоронить мертвых обязаны сухопутные войска. У ВМС нет оснований вмешиваться в это дело до тех пор, пока их коллеги из сухопутных войск специально не попросят об этом.
    Простые не стыковки в менталитете, а нам 25 лет:Зорге,Зорге,он все предвидел. это видели многие и война Япов на север не пошла из -за своих интересов + такие трудности в Сибири ( на линии разграничения, после победы над СССР) могли привести к войне между союзниками?
    А Западные союзники этот фактор тож учитывали.
  5. andrewkor 5 февраля 2017 14:14
    Немецкие подводные силы времён 1-й 2-й Мировых войн однозначно лучшие в мире.В книге "Битва за Атлантику"1-2 т.есть карта с указанием мест потопления немецких подлодок,я был поражён увидев значки у Кейптауна и Персидского залива!!
    1. Авиатор_ 5 февраля 2017 18:43
      Лучшие-то лучшие, по рекорду дальности, а вот сильно Германии помог рейд к Австралии? Я полагаю, что с большей эффективностью лодки могли быть использованы на атлантическом ТВД. Всё остальное - работа на доктора Геббельса.
    2. dauria 5 февраля 2017 21:02
      Немецкие подводные силы времён 1-й 2-й Мировых войн однозначно лучшие в мире.


      Толку ? Флот должен быть сбалансирован. Упор на лодки второй мировой - вынужденная мера для немцев. Без надводного флота и авиации к чему свелась их роль ? Успех в начале против торгового объяснялся неготовностью противника к ПЛО и радиосвязью, позволившей тактику "вольчей стаи". Но уже с 41-го их просто задолбили , локаторы загнали их под воду и Дениц искал "тоннаж" в местах со слабой ПЛО у Северной Америки, Африки и даже в Индии. Вдумайтесь, "искал тоннаж", а не выполнял задачи войск или хоть флота. В итоге даже хоть как-то повлиять на высадку в Нормандии не смог хвалёный подводный флот. "Битва за Атлантику" слишком громко , а чем ещё хвастать англичанам, отсиживающимся на своем острове ? И ложь откровенная про "будь у Деница сотня лодок в 39-м.." Да хоть 200 и все 21-го типа 44-го года. Точно так же и заклевали бы к 43-му году.
      Да и нам наука. "Варшавянка" хороша, но сама по себе- ноль без палочки.
    3. Андрей Ж 6 февраля 2017 19:24
      Ну, немцы таскались и к Антарктиде, так что Южная Африка или Новая Зеландия не должны так поражать ! Кстати, немцы вроде как и в Южную Америку немного плавали, и в бассейн Карибского моря.
  6. Mista_Dj 5 февраля 2017 22:08
    Совсем не попсовая тема для статьи.
    Спасибо!
  7. Андрей Ж 6 февраля 2017 19:21
    Спасибо, все это весьма интересно !
  8. Гончар 8 февраля 2017 14:19
    Спасибо за статью.
Картина дня