«Весь русский фронт разваливался…» Прорыв вермахта на южном стратегическом направлении

Прорыв противника на южном стратегическом направлении

Катастрофа под Харьковом имела далеко идущие последствия. Войска советских Юго-Западного и Южного фронтов были сильно ослаблены, а стратегические резервы были сконцентрированы на центральном направлении. Ликвидировав барвенковский выступ советских войск, противник занял выгодные исходные позиции для развертывания дальнейшего наступления. Развивая успех, немецкие войска 10—26 июня провели две частные наступательные операции — на волчанском и купянском направлениях, заставив советские войска отступить за реку Оскол.


Таким образом, вермахт смог добиться изменения соотношения сил на южном крыле советско-германского фронта. Верховный главнокомандующий И. В. Сталин в своем обращении к Военному совету Юго-Западного фронта 26 июня 1942 года отмечал, что Харьковская операция завершилась катастрофой на всем ЮЗФ. Эту катастрофу он сравнил по её негативным результатам с трагедией армии Самсонова в Первую мировую войну (Восточно-прусская операция 1914 г.). Подчёркивая ответственность за ошибки Тимошенко, Хрущева и Баграмяна, всех членов Военного совета, Верховный отмечал: «Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе — с потерей 18-20 дивизий, которую пережил фронт и продолжает ещё переживать, то я боюсь, что с вами поступили бы очень круто. Поэтому вы должны учесть допущенные вами ошибки и принять все меры к тому, чтобы впредь они не имели место».

Крупные поражение в Крыму и под Харьковом способствовали дальнейшему успеху немецких войск и их прорыву к Волге у Сталинграда и вторжению на Кавказ. Причины этой трагедии были как объективные (сохранение вермахтом общего преимущества в боевом отношении), как и субъективные (Советская Ставка и Генштаб ошиблись в направлении главного удара врага, командование южного крыла советского фронта совершило ряд крупных ошибок и просчётов). Немцы имели тогда самую боеспособную армию на планете и не прощали ошибок. Суровый и жесточайший опыт войны помогал Красной Армии овладевать искусством войны, поднимал её уровень на удивительную высоту. Это сложный процесс охватывал все звенья командных кадров.

Бывший немецкий генерал и военный историк Курт Типпельскирх, об операции под Харьковом и влиянии её на дальнейшие события на фронте, писал: «Для запланированного немецкого наступления попытка русских помешать ему была только желанным началом. Ослабление оборонительной мощи русских, которого было не так-то легко добиться, должно было существенно облегчить первые операции. Но требовались ещё дополнительные приготовления, которые заняли почти целый месяц, прежде чем немецкие армии, произведя перегруппировку и наполнив все необходимое, смогли начать наступление».

«Весь русский фронт разваливался…» Прорыв вермахта на южном стратегическом направлении

Июнь 1942 г. Штаб группы армий "Юг" в Полтаве

Командующий группой армий "Юг" Федор фон Бок

В начале июня немецкое командование разработало планы наступательных операций на воронежском и кантемировском направлениях. С проведения этих операций должно было начаться запланированное решительное наступление летней кампании 1942 года. Вермахт готовил прорыв на Воронеж путем нанесения двух ударов по сходящимся направлениям: из района северо-восточнее Курска на Воронеж из района Волчанска на Острогожск. В ходе этой наступательной операции противник собирался уничтожить советские войска, оборонявшиеся на воронежском направлении, выйти к Дону от Воронежа до Новой Калитвы и захватить плацдарм на левом берегу Дона. После выхода в район Воронежа немецкие подвижные соединения должны были повернуть вдоль Дона на юг, нанося удар в направлении на Кантемировку в тыл войскам Юго-Западного фронта. Одновременно немецкая группировка, сосредоточенная в районе Славянска, Артемовск, Краматорск, должна была совершить прорыв на стыке Юго-Западного и Южного фронтов и, развивая удар на Кантемировку, завершить окружение главных сил Юго-Западного фронта, развивая успех в направлении на Сталинград и Северный Кавказ.

Готовя наступление на юго-западном направлении, германское верховное командование разделило группу армий «Юг» на группу армий «А» под командованием фельдмаршала Вильгельма Листа в составе 1-й танковой, 17-й и 11-й полевых и 8-й итальянской армий (эти войска должны были нанести удар на кавказском направлении), и группу армий «Б» под командованием фельдмаршала фон Бока в составе 4-й танковой, 2-й и 6-й полевых и 2-й венгерской армий. К концу июня 1942 г. немцы сосредоточили в полосе от Курска до Таганрога около 900 тыс. солдат, 1260 танков, свыше 17 тыс. орудий и минометов, 1640 самолетов. В составе этой группировки было до 37% пехотных и кавалерийских, более 50% бронетанковых соединений немецкой армии, которые имелись на Восточном фронте. Сильные ударные группировки вермахта были сконцентрированы восточнее Курска, северо-восточнее Харькова и на Донбассе. Ставка Гитлера из Восточной Пруссии была перенесена в Малороссию (Украина), в район Винницы.

Против вражеских войск занимали оборону войска трёх советских фронтов — Брянского, Юго-Западного и Южного (генерал-лейтенант Ф. И. Голиков, маршал С. К. Тимошенко и генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский). Наши войска не уступали противнику в живой силе и танках, но были слабее в самолетах и артиллерии. Кроме того, советские войска после тяжелых потерь в Крыму и в районе Харькова ещё не успели восстановиться, привести себя в порядок и закрепиться на новых оборонительных рубежах. Большие резервы здесь отсутствовали. Те резервы, которые имелись на этом направлении, были в основном использованы в ходе тяжелых майских и июньских боев. Особенно большое преимущество противник создал на направлении главных ударов.



Завершить точно в намеченный срок сосредоточение сил ударных группировок немцам не удалось. Наступление на воронежском направлении, первоначально назначенное на 15 июня, было перенесено на 18, затем на 27 июня, а потом ещё на один день. 28 июня 1942 г. крупные силы противника (2-я полевая и 4-я танковая немецкие и 2-я венгерская армии), объединенные в армейскую группу «Вейхс», после артиллерийской и авиационной подготовки, перешли в наступление против войск левого крыла Брянского фронта. Основные силы немецкой ударной группировки наносили удар севернее железной дороги Курск — Воронеж. В первом эшелоне наступали 7 пехотных, 3 танковые и 3 моторизованные дивизии. Сухопутные войска поддерживали самолеты 4-го воздушного флота.

На направлении главного удара в первом эшелоне оборонялись две стрелковые дивизии 13-й армии генерал-майора Н. П. Пухова и одна дивизия 40-й армии генерал-лейтенанта М. А. Парсегова. Под натиском превосходящих сил противника наши войска не выдержали, немцы прорвали советскую оборону и к исходу 2 июля танки противника вышли на линию железной дороги Касторное — Старый Оскол. Южнее немецкие войска также добились успеха. 30 июня ударная группировка 6-й немецкой армии, перейдя в наступление из района Волчанска на Острогожск, прорвала оборону войск 21-й армии генерал-майора В. Н. Гордова и 28-й армии Д. И. Рябышева правого крыла Юго-Западного фронта. Таким образом, пользуясь преимуществом в силах, особенно в танках, артиллерии и самолетах, немцы прорвали оборону, как на левом крыле Брянского фронта, так и на правом крыле Юго-Западного фронта. Немецкие войска продвигались в общем направлении на Воронеж и Старый Оскол.

«К исходу 2 июля обстановка на воронежском направлении резко ухудшилась. Оборона на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов оказалась прорванной на глубину до 80 км. Резервы фронта, имеющиеся на этом направлении, были втянуты в бой. Создалась явная угроза прорыва ударной группировки противника к реке Дон и захвата им Воронежа, — писал А. М. Василевский. — Чтобы предотвратить форсирование противником Дона и приостановить дальнейшее продвижение его войск, Ставка передала из своего резерва командующему Брянским фронтом две общевойсковые армии, приказав развернуть их на правом берегу Дона на участке Задонск, Павловск. Одновременно в распоряжение этого фронта передавалась 5-я танковая армия для нанесения ею вместе с танковыми соединениями фронта контрудара по флангу и тылу группировки немецко-фашистских войск, наступавшей на Воронеж».


В ночь на 3 июля корпуса 5-й танковой армии под командованием А. И. Лизюкова сосредотачивались в районе к югу от Ельца. Немедленный танковый удар во фланг и тыл немецким подвижным соединениям мог изменить ситуацию в нашу пользу, тем более что немцы уже понесли потери, были связаны боями и их войска растянулись на значительном расстоянии. Однако советская танковая армия в течение 3 июля задач от командования фронта не получила. На следующий день это сделал лично А. М. Василевский. Армия получила приказ «ударом в общем направлении Землянск, Хохол (35 км юго-западнее Воронежа) перехватить коммуникации танковой группировки противника, прорвавшейся к реке Дон на Воронеж; действиями по тылам этой группы сорвать её переправу через Дон». Однако 5-я танковая армия поставленной ей задачи не выполнила.

Как писал А. М. Василевский: «Причинами того были неудовлетворительная организация ввода армии в бой со стороны командования армии и отсутствие необходимой помощи ей со стороны фронтовых средств усиления: артиллерии и авиации; слабое управление действиями танковых корпусов; крайне слабая помощь и неудовлетворительное управление армией со стороны командования и штаба фронта».

Современные исследователи отмечают, что времени для подготовки и организации контрудара было мало. Лизюков был храбрым командиром, который ранее отметился в ряде сражений, но не имел достаточного опыта в командовании крупной танковой группировкой, поэтому одновременного мощного удара всеми соединениями армии достичь не удалось. К моменту начала операции из всей армии вблизи района предстоящих действий находился только приданный Лизюкову 7-й танковый корпус П. А. Ротмистрова, да и тот не успел сосредоточиться в исходном районе вовремя. В результате 7-й танковый корпус вступил в бой, не имея возможности провести разведку и полностью сосредоточиться. Кроме того, весь контрудар 5-й танковой армии строился на изначально неверном предположении о том, что наступающие немецкие танковые корпуса будут далее двигаться через Дон и Воронеж на восток. Однако 5 июля армейской группе «Вейхс» было приказано высвобождать подвижные соединения немецкой 4-й танковой армии в районе Воронежа и двигать их на юг согласно плану «Блау». А 24-й немецкий танковый корпус был развёрнут командованием армейской группы «Вейхс» на север для прикрытия основной группировки 4-й танковой армии с севера, и таким образом, он вступил во встречный бой с наступавшими на юг передовыми частями советской 5-й танковой армией, своевременно вскрыв намерения и упредив их на марше.

В результате советская 5-я танковая армия наступала «вслепую» без разведки и, нарвавшись на крупные силы врага, понесла тяжелые потери. 9-я немецкая таковая дивизия встретила противника и, получив в подкрепления части 11-й танковой дивизии, парировала советский контрудар. Затем на смену немецким танковым дивизиям подошли пехотные и советское наступление окончательно было остановлено. 5-я танковая армия так и не вышла на оперативный простор, чтобы развить наступление на Землянск. 12 июля немецкие подвижные соединения сами перешли в контрнаступление, в ходе тяжелых боев наши 11-й и 7-й танковые корпуса понесли большие потери.

Сам командарм Александр Лизюков пал в бою. В своих мемуарах К. К. Рокоссовский писал о смерти А. И. Лизюкова: «В этих боях погиб командующий 5-й танковой армией генерал Лизюков. Он двигался в боевых порядках одного из своих соединений. Чтобы воодушевить танкистов, генерал бросился на своем танке КВ вперед, ворвался в расположение противника и там сложил голову. Мне было искренне жаль его».


Подбитый КВ-1

Генерал-майор A.И. Лизюков (в центре) на совещании с офицерами. Село Большая Верейка, июль 1942

Таким образом, мощный удар во фланг и тыл наступающему противнику с целью срыва решительного наступления нанести не удалось. Из-за больших потерь и утраты боеспособности 5-я танковая армия была расформирована. Однако 5-я танковая армия в тяжелых боях отвлекла на себя значительные силы противника. Эти несколько дней облегчили организацию обороны Воронежа силами Брянского фронта. Под Воронеж была передислоцирована 159-я стрелковая дивизия. Чтобы стабилизировать ситуацию на воронежском направлении Ставка решила разделить Брянский фронт на два самостоятельных фронта. Командующим войсками нового Воронежского фронта стал заместитель начальника Генштаба генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин. Командующим Брянским фронтом временно был назначен генерал Н. Е. Чибисов, затем его сменил генерал К. К. Рокоссовский.

Наступающие на воронежском направлении войска 4-й немецкой танковой армии Г. Гота достигли верховьев Дона и прорвались в район Воронежа. За город завязались ожесточенные бои. Гальдер в дневнике от 5 июля записал: «Хотя на совещании 3.7 фюрер сам подчеркнул, что не придает Воронежу никакого значения и предоставляет группе армий право отказаться от овладения городом, если это может привести к чересчур большим потерям, фон Бок не только позволил Готу упрямо лезть на Воронеж, но и поддержал его в этом». Он также отметил, что силы 24-й танковой дивизии и дивизии «Великая Германия» могут быть серьёзно истощены при наступлении на Воронеж, который хорошо подготовлен к обороне.

Немцы смогли прорваться в город и захватить его половину, но развить успех не смогли. На берегу Дона, на участке от Задонска до Павловска, оборону заняли две свежие армии из резерва Ставки Верховного Главнокомандования (СВГ). Одновременно подвижные соединения Брянского фронта, переброшенные с правого крыла фронта в район южнее Ельца, нанесли контрудар во фланг и тыл наступавшей на воронежском направлении немецкой группировке. Немецкое командование вынуждено было снять с направления главного удара 24-й танковый корпус и три пехотные дивизии, которые повернули на север, против контратакующих советских войск. Советские войска под началом Ватутина упорной обороной и сильными контратаками сдержали дальнейшее наступление противника. В течение последующих 10 дней в районе Воронежа продолжались яростные бои, но немцы так и не прорвались дальше. В целом противостояние в районе Воронежа продолжалось до января 1943 года. Советские войска выполняли важную стратегическую задачу: прикрывали Москву с юга и сковывали силы венгерской армии, которая сменила немецкие части. 26 января 1943 года, на следующий день после освобождения Воронежа, в «Комсомольской правде» появились следующие строки: «Когда-нибудь об уличных боях в Воронеже будет написано много страниц. Этот город воевал на своих площадях и улицах в течение многих месяцев. Город дрался за каждый квартал, квартал — за каждый дом».


Немецкие солдаты форсируют Дон под Воронежем. Конец июня 1942 г.

Солдаты вермахта на позиции под Воронежем


Советские автоматчики ведут бой из окна дома в Воронеже

Противотанковые расчеты, вооруженные противотанковыми самозарядными ружьями обр. 1941 г. системы Симонова (ПТРС-41), на боевой позиции в разрушенном здании, под прикрытием автоматчиков, в ходе боев на южной окраине Воронежа

Таким образом, в битве за Воронеж немецкие войска не смогли взять вверх. Между тем захват этого района был важной частью общего стратегического плана наступления вермахта в летнюю кампанию 1942 г. Немцы не смогли надежно прикрыть северный фланг всей группы армий «Юг». Однако в целом успех немецкого наступления был очевидным. Оборона Брянского и Юго-Западного фронтов была прорвана на протяжении до 300 км и на глубину 150-170 км. Вермахт вышел к Дону, форсировал его западнее Воронежа и захватил значительную часть города. Немецкое командование приступило к операции на окружение советских войск западнее Дона, перед фронтом 6-й армии. Её ударная группировка, выйдя 5 июля в район Острогожска, повернула на юг вдоль правого берега Дона, совершая глубокий обход с севера войск правого крыла Юго-Западного фронта. Удар из района южнее Воронежа наносила 4-я танковая армия Гота.

Командование противника, оставив под Воронежем свою 2-ю армию, повернуло 4-ю танковую армию в юго-восточном направлении на Кантемировку. Одновременно 1-я танковая армия фон Клейста из группы армий «А» 8 июля начала наступление из района Славянск, Артемовск и Старобельск, Кантемировку, нанося второй удар встык Юго-Западного и Южного фронтов. К середине июля войска 6-й и 4-й танковой армий вышли в большую излучину Дона и заняли Боковскую, Морозовск, Миллерово, Кантемировку, а соединения 1-й танковой армий вышли в район Каменска. «На юге разворачивается сражение… — отмечал в своем дневнике генерал Гальдер. — на западном участке (Руофф 17-я армия) противник ещё держится, успехов мало… Войска 1-й и 4-й танковой армий, движущихся с севера, достигли Донца у Каменска. К северу отсюда противник разрознен на мелкие группы, которые уничтожаются наступающими с севера подвижными соединениями во взаимодействии с пехотными дивизиями».

Немцы стремились окружить и уничтожить войска Юго-Западного и Южного фронтов. Однако не смогли. Советская Ставка, разгадав планы противника, приняла меры к отводу войск из-под угрозы окружения. Войска Юго-Западного фронта, охваченные немцами с северо-востока и востока, с тяжелыми боями отступали за Дон к Сталинграду. Войска Южного фронта отходили из Донбасса к нижнему течению Дона, чтобы занять оборону по его левому берегу от Верхне-Курмоярской до Ростова. Необходимо было сохранить войска, чтобы было организовать оборону на новых рубежах. Для этого нужно было выиграть время, жертвуя территорией.

Это было целесообразное решение с военно-стратегической точки зрения. Русские воины традиционно, со времен Скифского царства, умело использовали огромные пространства, чтобы растянуть вражеские коммуникации, не дать врагу сокрушить наши войска первых решительных сражениях, выигрывая время для перегруппировки сил, подтягивания резервов и одновременно истощая силы врага арьергардными боями. Это понимали и враги. К. Типпельскирх отмечал: «… новая тактика русских, конечно, больше способствовала сохранению их сил, чем попытка оборонять словно специально созданную для танков обширную открытую местность между реками Сев. Донец и Дон».



Немцы продолжали развивать наступление и добились серьёзных успехов. 1-я танковая армия Клейста из района Миллерово повернула на юг — к Новочеркасску. 17-я армия, начав наступление из района Сталино (Донецк), 20 июля левым флангом заняла Ворошиловград, а центром и правым флангом вышла к Дону по обе сторону Ростова. Немецкие войска на широком фронте форсировали Дон в его нижнем течении и 25 июля захватили Ростов. «Весь русский фронт разваливался…», — так оценивал положение находившийся во время войны в Берлине шведский журналист Арвид Фредборг. Победные настроения снова захватили германскую верхушку. Именно тогда германское верховное командование решило, что настал момент для захвата Кавказа.

23 июля 1942 года Адольф Гитлер подписал директиву № 45 о продолжении операции под кодовым названием «Брауншвейг». Группа армий «А» получила задачу наступать на Кавказ, причем в её состав была передана вся 4-я танковая армия. Группа армий «Б» силами 6-й армии должна была взять Сталинград. Директива более подробно, чем раньше, определяла задачу по захвату Сталинграда и Кавказа. С другой стороны, было очевидно, что германское командование, переоценив достигнутые успехи, считало, что появились благоприятные условия для одновременного наступления на Сталинград и Кавказ.

Германская ставка придавала большое значение действиям на Кавказе, прорыву к Баку. 18 сентября 1942 г. Гитлер в беседе с генерал-фельдмаршалом Кейтелем сказал: Решающим является прорыв к Туапсе, а затем блокирование Военно-Грузинской дороги и прорыв к Каспийскому морю, с тем чтобы выйти к Баку». Таким образом, германское верховное командование решило наступать на двух направлениях: на Сталинград-Астрахань и Кавказ. Основные силы были нацелены на Кавказ. Для решения задачи завоевания Кавказа выделялись 1-я и 4-я танковые, 17-я и часть сил 11-й полевых армий. Немцы считали, что Сталинград и Астрахань будут захвачены силами одной 6-й армии ещё до выхода войск группы армий «А» к Главному Кавказскому хребту. Операции по захвату Сталинграда первоначально придавали вспомогательное значение, 6-я армия должна была обеспечить северный фланг ударной группировки, которая наступала на Кавказ. В результате противник в очередной раз недооценил мощь Красной Армии и СССР.

Командующий группой армий «Юг», а затем группой «Б», Федор фон Бок критиковал раздробление группы армий «Юг» на сталинградское и кавказское направления во время летнего наступления. 15 июля 1942 генерал-фельдмаршал фон Бок отстранён от командования группой армий «Юг» (официальная формулировка — по болезни) и отправлен в резерв фюрера. В результате один из ведущих полководцев Третьего рейха до конца войны бездействовал.

Правда, одновременно с развитием наступления на Сталинград и Кавказ германское командование решило сковать советские войска на других участках фронта, лишить Красную Армию возможности маневра резервами. С этой целью намечалось провести ряд наступательных операций частью сил групп армий «Север» и «Центр». Группа армий «Север» в сентябре должна была провести операцию по захвату Ленинграда. На усиление этой группы войск было решено перебросить из Крыма основные силы 11-й армии, хотя раньше их планировали использовать на Кавказе. Общее руководство операцией по овладению Ленинградом было возложено на командующего 11-й немецкой армией Манштейна. 24 августа 1942 г. на специальном совещании у Гитлера он получил приказ: «Ближайшая задача — окружить Ленинград и установить связь с финнами, последующая задача — овладеть Ленинградом и сровнять его с землей». Также планировали захватить Мурманскую железную дорогу.


Немцы переправляются через Дон в центре оккупированного Ростова-на-Дону

Наведенная немцами понтонная переправа в центре Ростова-на-Дону

Танк КВ-1 на базарной площади Ростова-на-Дону. Машина образца 1941 года имеет усиленную сварную башню поздних производственных серий с 76,2-мм пушкой ЗиС-5

Итоги

Весной и в начале лета 1942 года военное положение СССР вновь резко ухудшилось. Попытка прорвать блокаду Ленинграда совместными усилиями Ленинградского и Волховского фронтов закончились провалом. В ходе Любаньской операции в окружении попали главные силы 2-й ударной армии. Наши войска понесли тяжелые потери, многие бойцы погибли, пропали без вести или попали в плен. Ленинград по-прежнему остался в кольце блокады. Вторую столицу СССР бомбили, обстреливали, люди умирали от голода и холода. Демянская операция Северо-Западного фронта также не привела к успеху. На московском направлении был потерян важный оперативно-стратегический плацдарм (район Вязьмы) в тылу группы армий «Центр».

Но самая опасная ситуация складывалась на южном фланге фронта. Немецкие войска захватили стратегическую инициативу. На фронте в 600-650 км между Таганрогом и Курском вермахт прорвал советский фронт и быстро развивал наступление, стремясь окружить и уничтожить по частям советские войска. Под мощным натиском противника, который имел на направлении главных ударов большое преимущество в танках, самолетах и артиллерии, и ещё сохранял превосходство в боевом мастерстве, войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов с 28 июня по 24 июля отступили на 150-400 км. Однако немецкие войска не смогли окружить и уничтожить советские войска западнее Дона. Красная Армия вела тяжелые оборонительные бои, контратаковала, была вынуждена отступать, и своим упорным сопротивлением срывала замыслы врага.

Германская ставка в очередной раз переоценила свои силы и недооценила противника. Гитлер считал, что основные задачи по разгрому южного крыла Красной Армии решены, что только небольшие советские силы смогли уйти от окружения, поэтому можно бросить главные силы на штурм Кавказа. Жестокий враг наступал, захватывал обширные территории с большим населением и материальными ресурсами. В СССР прошла вторая волна эвакуации: на восток страны перемещали миллионы людей, огромные материальные ценности. Однако Советский Союз имели моральное и материальное преимущество над сильным врагом, и оно постепенно начала сказываться на ходе войны.

В такой тяжелой ситуации начались две грандиозные битвы Великой войны: Сталинградское сражение и битва за Кавказ. Они во многом и предопределили весь дальнейший ход Второй мировой войны.

Продолжение следует…



Приложение. Директива № 45. О продолжении операции «Брауншвейг»

Во время кампании, продолжавшейся менее трех недель, большие задачи, поставленные мной перед южным крылом Восточного фронта, в основном выполнены. Только небольшим силам армий Тимошенко удалось уйти от окружения и достичь южного берега р. Дон. Следует считаться с тем, что они будут усилены за счет войск, находящихся на Кавказе.

Происходит сосредоточение еще одной группировки противника в районе Сталинграда, который он, по-видимому, собирается оборонять.

II. Задачи дальнейших операций

А. Сухопутные силы

1. Ближайшая задача группы армий «А» состоит в окружении и уничтожении сил противника, ушедших за р. Дон, в районе южнее и юго-восточнее Ростова.

Для этого бросить в наступление крупные силы танковых и моторизованных войск с плацдармов в районе Константиновской, Цимлянской, которые должны быть заблаговременно захвачены нашими войсками, в общем направлении на юго-запад, примерно на Тихорецк, а пехотными, егерскими и горными дивизиями форсировать Дон в районе Ростова.

Наряду с этим остается в силе задача передовых частей оседлать железную дорогу Тихорецк — Сталинград.

Два танковых соединения группы армий «А» (в том числе 23-ю и 24-ю танковые дивизии) передать группе армий «Б» для продолжения операций в юго-восточном направлении.

Пехотную дивизию «Великая Германия» оставить в резерве ОКХ в районе севернее Дона. Подготовить ее отправку на Западный фронт.

2. После уничтожения группировки противника южнее р. Дон важнейшей задачей группы армий «А» является овладение всем восточным побережьем Черного моря, в результате чего противник лишится черноморских портов и Черноморского флота.

Для этого переправить предназначенные для выполнения этой задачи соединения 11-й армии (румынский горный корпус) через Керченский пролив, как только обозначится успех продвижения главных сил группы армий «А», чтобы затем нанести удар вдоль дороги, проходящей по Черноморскому побережью на юго-восток.

Другая группировка, в состав которой войдут все остальные горные и егерские дивизии, имеет задачей форсировать р. Кубань и захватить возвышенную местность в районе Майкопа и Армавира.

В ходе дальнейшего продвижения этой группировки, которая должна быть своевременно усилена горными частями, в направлении на Кавказ и через его западную часть должны быть использованы все его достигнутые перевалы. Задача состоит в том, чтобы во взаимодействии с войсками 11-й армии захватить Черноморское побережье.

3. Одновременно группировка, имеющая в своем составе главным образом танковые и моторизованные соединения, выделив часть сил для обеспечения фланга и выдвинув их в восточном направлении, должна захватить район Грозного и частью сил перерезать Военно-Осетинскую и Военно-Грузинскую дороги по возможности на перевалах. В заключение ударом вдоль Каспийского моря овладеть районом Баку.

Группе армий «А» будет передан итальянский альпийский корпус. Для этих операций группы армий «А» вводится кодированное название «Эдельвейс». Степень секретности: Совершенно секретно. Только для командования.

4. На долю группы армий «Б», как приказывалось ранее, выпадает задача наряду с оборудованием оборонительных позиций на р. Дон нанести удар по Сталинграду и разгромить сосредоточившуюся там группировку противника, захватить город, а также перерезать перешеек между Доном и Волгой и нарушить перевозки по реке.

Вслед за этим танковые и моторизованные войска должны нанести удар вдоль Волги с задачей выйти к Астрахани и там также парализовать движение по главному руслу Волги.

Эти операции группы армий «Б» получают кодированное название «Фишрейер». Степень секретности: Совершенно секретно. Только для командования.

Б. Авиация

Задача авиации состоит в том, чтобы сначала крупными силами обеспечить переправу войск через Дон, затем оказать поддержку восточной группировке, наступающей вдоль железной дороги на Тихорецк. После этого главные силы ее должны быть сосредоточены для уничтожения армий Тимошенко. Наряду с этим необходимо оказывать помощь наступлению группы армий «Б» на Сталинград и Астрахань. Особенно большое значение имеет заблаговременное разрушение города Сталинграда. Кроме того, следует при случае производить налеты на Астрахань; движение судов в нижнем течении Волги должно быть парализовано путем сбрасывания мин.

В ходе дальнейшего развертывания операций главная задача авиации состоит во взаимодействии с войсками, продвигающимися к портам Черного моря, причем, помимо непосредственной поддержки сухопутных сил, необходимо воспрепятствовать воздействию военно-морских сил противника на наступающие войска, взаимодействуя при этом с военно-морским флотом.

Далее, необходимо выделить достаточное количество сил для взаимодействия с войсками, наносящими удар через Грозный на Баку.

В связи с решающим значением, которое имеет нефтяная промышленность Кавказа для продолжения войны, налеты авиации на промыслы и крупные нефтехранилища, а также перевалочные порты на Черном море разрешается проводить только в тех случаях, когда это безусловно необходимо для операций сухопутных сил. Однако чтобы в ближайшее время лишить противника возможности доставлять нефть с Кавказа, необходимо разрушить используемые для этой цели железные дороги, а также парализовать перевозки по Каспийскому морю.

В. Военно-морской флот

На долю военно-морского флота выпадает задача, наряду с непосредственной поддержкой сухопутных сил при переправе через Керченский пролив имеющимися на Черном море силами, не дать противнику возможности с моря воздействовать на войска, ведущие операции на Черноморском побережье.

Для облегчения снабжения сухопутных сил по возможности скорее перебросить через Керченский пролив на р.Дон несколько морских паромов.

Штабу военно-морских сил, кроме того, принять необходимые меры, чтобы использовать в Каспийском море легкие корабли военно-морских сил для действий на морских коммуникациях противника (транспорты с нефтью и связь с англосаксами в Иране).

III.

Операции, к которым сейчас ведется подготовка на участках фронта групп армий «Центр» и «Север», должны быть проведены быстро одна за другой. Таким путем в значительной мере будет обеспечено расчленение сил противника и падение морального состояния его командного состава и войск.

Группе армий «Север» к началу сентября подготовить захват Ленинграда. Операция получает кодовое наименование «Фойерцаубер». Для этого передать группе армий пять дивизий 11-й армии наряду с тяжелой артиллерией и артиллерией особой мощности, а также другие необходимые части резерва главного командования.

Две немецкие и две румынские дивизии временно остаются в Крыму; 22-я дивизия, как было приказано ранее, направляется в распоряжение командующего войсками юго-восточного направления.

IV.

При разработке планов на основе этой директивы и ее передаче в другие инстанции, а также отдаче связанных с ней приказов и распоряжений руководствоваться моим приказом от 12.7 о сохранении тайны.

Адольф Гитлер
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Кампания 1942 года

Третий рейх вновь переходит в наступление
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

76 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти