День победы в Сталинградской битве

День победы в Сталинградской битве

2 февраля в России отмечается один из дней воинской славы — День разгрома советскими войсками немецких войск в Сталинградской битве. В этот день под Сталинградом капитулировали оставшиеся немецкие войска. Сталинградская битва закончилась полной победой Красной Армии. Сокрушительное поражение немецкой армии на южном стратегическом направлении стало важнейшим переломным моментом в Великой Отечественной войне и во всей Второй мировой войне. Стратегическая инициатива стала переходить к советским вооруженным силам.

Стратегическая ситуация накануне битвы


Международная обстановка в 1942 году была сложной. Германия и её союзники, сохраняли стратегическую инициативу и, обладая огромной боевой мощью, продолжали агрессию. С другой стороны, продолжался процесс объединения сил антигитлеровской коалиции. 1 января 1942 года в Вашингтоне была принята декларация 26 стран, включая ведущие мировые державы (СССР, США, Великобритания и Китай). Подписавшие декларацию государства обязались использовать все свои ресурсы в борьбе против держав германского блока и не заключать с ними сепаратного мира.

Однако проблема была в том, что хозяева Лондона и Вашингтона не спешили решительным образом ввязываться в битву на территории Европы. США и Великобритания, которые были истинными зачинщиками войны с целью сокрушения России, Германии, Японии и установления англосаксонского мирового порядка, ждали, когда СССР и Германия будут истощены в титанической битве, которую они вели друг с другом, и они получат все плоды победы (Как хозяева Запада развязали Вторую мировую войну; Вторая мировая — страшный удар США и Англии по России, Германии и Японии).

В конце декабря 1941 года в Вашингтоне начались англо-американские переговоры по вопросам стратегии войны. В конференции участвовали Рузвельт, Черчилль и начальники штабов вооруженных сил двух великих держав. Инициатива в переговорах принадлежала британцам, которые хорошо к ним подготовились. Англичане считали, что ключевая задача на 1942 год — это завоевание Северо-Западной Африки. Этот план являлся практическим воплощением английской военной доктрины «стратегии непрямых действий». Британцы считали, что решающие сражения против Германии должны начаться только после истощения сил врага в результате блокады, воздушных ударов и операций на второстепенных направлениях. Предложенная британцами стратегия была одобрена в Вашингтоне.

Таким образом, вместо сосредоточения усилий на основном стратегическом направлении путем открытия второго фронта в Западной Европе с целью быстрейшего завершения войны, Англия и США распыляли силы на второстепенных театрах войны: в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке и т. д. Даже серьёзные успехи в этих районах не могли привести к победе над Германией, так как они находились вдалеке от её жизненно важных центров. Поэтому эти операции не могли оказать серьёзной помощи СССР, несущему основное бремя войны. Германия по-прежнему могла сосредоточить основные усилия для борьбы с Советским Союзом.

В Вашингтоне понимали, что разбить Германию можно только вторжением в Европу. Вторжение наметили на 1943 год. При этом в случае резкого ухудшения положения на советско-германском фронте в 1942 году, или, наоборот, критического ослабления Германии предполагалось осенью 1942 года осуществить «досрочное» вторжение во Францию войск союзников. В Лондоне поддержали этот план, но Черчилль и другие британские руководители не отказывались от прежних установок на ведение войны. Располагая достаточными для развертывания операций в Европе вооруженными силами и огромным флотом, американцы и британцы оттягивали момент открытия второго фронта до последнего момента. Так, производство самолетов в США к августу 1942 года превысило производство самолетов в Германии, Италии и Японии, вместе взятых. Англия к концу этого года по производству самолетов обогнала Германию, а по производству танков почти догнала её. Хозяева США и Англии были заинтересованы в битве на уничтожение, которую вели русские и немцы. Обескровленные Германия и Россия-СССР, по планам хозяев Запада, уже не смогли бы помешать строительству нового мирового порядка во главе с США. Всё это определяло стратегию затягивания войны, последовательно проводимую США и Англией в ходе Второй мировой войны. Германия получила возможность в ходе кампании 1942 года организовать новое решительное наступление против СССР.


Немецкие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс» Ю-87 из состава 2-й эскадры пикирующих бомбардировщиков в полете в районе Сталинграда

Германия. Замыслы германского руководства

Поражение вермахта под Москвой и успешное контрнаступление Красной Армии зимой 1941-1942 гг. нанесло серьёзный удар по планам германского военно-политического руководства. Сомнения охватывали немецкий народ и армию. В отчете службы безопасности Третьего рейха в январе 1942 года отмечалось: «Немецкий народ очень обеспокоен положением на Восточном фронте. Огромное количество обмороженных, которые прибыли эшелонами на родину, возбуждает среди населения сильное негодование. Сводки ставки верховного командования становятся объектом критики, потому что они не рисуют ясной картины положения. То, что наши солдаты пишут с фронта на родину, вообще нельзя себе представить». В верхушке вермахта снова возобновились оппозиционные, заговорщицкие настроения. Высокопоставленные офицеры обсуждали план свержения Гитлера. Но в дальнейшем, когда немецкие войска возобновили наступление, эта оппозиция на некоторое время заглохла.

В результате, чтобы восстановить пошатнувшийся престиж «непобедимого» вермахта, национал-социалистической партии и государства были нацелены все средства пропаганды. Немцам внушали, что поражение под Москвой носит случайный характер и было вызвано главным образом погодными условиями суровой русской зимы. Так родился миф о «русской зиме», как главном факторе поражения вермахта. С новой силой пропагандировалась идея расового превосходства германской нации, непобедимости вермахта. В целом немецкой пропаганде удалось убедить большинство населения в том, что поражение на Востоке — временное явление, вызванное суровой русской природой и ошибками отдельных генералов. Одновременно усилился террор против любых проявлений антивоенных и антинацистских настроений. Лишь на территории Третьего рейха в это время имелось 15 крупных концентрационных лагерей, в которых одновременно находилось 130 тыс. человек. Происходит максимальная концентрация власти фюрером. В апреле 1942 г. рейхстаг признал ничем не ограниченные права фюрера, приняв соответствующий закон. Вся полнота законодательной и исполнительной власти была передана Гитлеру, который выступал в качестве вождя народа, верховного главнокомандующего вооруженными силами, главы государства и партии. Рейхстаг перестал функционировать даже номинально.

Провал планов «молниеносной войны» заставил Берлин перейти к концепции затяжной войны. Это потребовало дополнительной мобилизации людских ресурсов для фронта, расширения военного производства. Пополнение вермахта личным составом сопровождалось сокращение числа рабочих рук в хозяйстве страны. Это привело к усилению использования подневольного труда иностранных рабочих, остарбайтеров и военнопленных. Генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы Ф. Заукель организовал в огромных масштабах насильственное перемещение населения, в основном молодого, из оккупированных стран в Германию. Особенно свирепствовали гитлеровцы на захваченных советских землях. В результате число немецких рабочих в экономике рейха за время с 1941 по 1942 г. понизилось с 33,4 млн. до 31,5 млн., а число занятых в ней иностранных рабочих и военнопленных увеличилось с 3 млн. до 7 млн. человек.

В феврале 1942 года министром вооружения и боеприпасов был назначен Альберт Шпеер (после смерти Тодта). Ещё более повысилось непосредственное участие представителей крупных монополий в руководстве экономикой. Предпринимались решительные меры по повышению выпуска военной продукции: повысилась продолжительность рабочего дня на военных предприятиях, резко сокращалось производство товаров народного потребления. Активнее стали использовать производственные и людские ресурсы оккупированных стран Европы, нейтральные страны (Турция, Швеция, Испания, Швейцария и т. д.) также вносили свою лепту в рост военной мощи рейха. В результате гитлеровцы добились серьёзного увеличения военного производства, что позволило снабжать вермахт необходимыми вооружениями и военными материалами. К июлю 1942 года по сравнению с февралем того же года, уровень производства военной продукции увеличился на 55%. На первом месте по-прежнему стояло производство наступательного оружия и боеприпасов. Если в 1941 году произвели 12,4 тыс. самолетов, то в 1942 году — 15,4 тыс. (рост в 24%); в 1941 г. — 5,2 тыс. танков, в 1942 г. — 9,3 тыс. (рост 79%); в 1941 г. — 7 тыс. орудий калибра свыше 75 мм, в 1942 г. — 12 тыс. (рост в 70%). При этом стали производить преимущественно средние танки (Т-3, Т-4).

К весне 1939 года Германская империя имела в своих вооруженных силах 239 дивизий и 5 бригад, которые начитывали 8,6 млн. человек. Подавляющая часть этих войск находилась на Русском фронте: 182 дивизии и 4 бригады. Кроме того, на Восточный фронт дополнительно должны были направить войска союзники Германии: Румыния — две армии в составе 20 дивизий, Венгрия — одну армию в составе до 12 дивизий, Италия — одну армию в составе 7-8 дивизий. Против СССР воевала Финляндия. Красной Армии в мае 1942 г. противостояли войска Германии и её союзников, насчитывающие 6,2 млн. человек, до 43 тыс. орудий и минометов, около 3230 танков и САУ, 3400 самолетов. Правда, полностью восстановить боеспособность вермахта после зимней кампании 1941-1942 гг. не удалось. Некомплект сухопутных войск составлял 625 тыс. человек.

Вооруженные силы СССР, несмотря на катастрофические поражения и огромные потери, повысили свою боеспособность и укрепили материальную базу. Сказывалась мощная военно-экономическая база, созданная в предвоенные годы и великий духовный подъем народа. Ко второй летней кампании в действующей армии было 5,5 млн. человек, 43,6 тыс. орудий и минометов, 1220 установок реактивной артиллерии, более 4 тыс. танков, свыше 3100 самолетов. Однако положение Красной Армии осложнялось тем, что Москва не могла сосредоточить все силы и средства на западном стратегическом направлении. Мощную группировку приходилось держать на Востоке страны, так как Япония сохраняла сильную ударную группировку в Маньчжурии (Квантунская армия). Враждебную позицию по отношению к СССР занимала и Турция. У советской границы была сосредоточена турецкая армия в составе 28 дивизий, которые могли вторгнуться на советскую территорию в случае резкого ухудшения положения на советско-германском фронте. Это вынуждало Москву крепить оборону Закавказья.

Германское военно-политическое руководство ещё сохраняло уверенность в превосходстве вермахта над Красной Армией и в конечной победе. Однако в Берлине извлекли определённые уроки от провала «молниеносной» войны в 1941 году. В германской ставке видели невозможность в ходе кампании проводить решительное наступление одновременно на всем протяжении Восточного фронта. Решено было наступать на одном стратегическом направлении. Однако, начальник Генштаба сухопутных войск Гальдер, как и другие некоторые генералы, сомневались, что можно разбить СССР, наступая только на одном стратегическом направлении. Некоторые считали, что на Востоке необходимо переходить к стратегической обороне, сохраняя уже захваченные огромные территории. Но Гитлеру сказать об этом никто не решился. Кроме того, германское командование не желало отдавать инициативу противнику. Поэтому в германской ставке решили сделать ещё одну попытку решительного наступления, несмотря на все сомнения.

Германская верхушка по-прежнему переоценивала свои возможности и недооценивала противника. Адольф Гитлер 15 марта заявил, что в течение лета 1942 г. русская армия будет полностью уничтожена. Правда, теперь уже не все немецкие генералы верили в успех наступления. Но все же, как и Гитлер, они считали необходимым наступать, пока Англия и США не открыли второй фронт в Западной Европе. «Весной 1942 г., — писал в дальнейшем Г. Гудериан, — перед немецким верховным командованием встал вопрос, в какой форме продолжать войну: наступать или обороняться? Переход к обороне был бы признанием собственного поражения в кампании 1941 г. и лишил бы нас шансов на успешное продолжение и окончание войны на Востоке и на Западе. 1942 год был последним годом, в котором, не опасаясь немедленного вмешательства западных держав, основные силы германской армии могли быть использованы в наступление на Восточном фронте. Оставалось решить, что следует предпринять на фронте длиной 3 тыс. км, чтобы обеспечить успех наступлению, проводившемуся сравнительно небольшими силами. Было ясно, что на большей части фронта войска должны были перейти к обороне…». Таким образом, германская верхушка была уверена, что в 1942 году англичане и американцы обеспечат им спокойный тыл и можно всеми силами ударить по СССР, как в 1941 году.

Гитлер приказал главные усилия вермахта летом 1942 года направить на юг для захвата Кавказа. Немцы планировали в последовательных операциях по частям разгромить противостоящие им советские войска. Захват Кавказа был важен с точки зрения стратегии и экономики, а также выводил вермахт к Турции, что должно было вынудить турецкое руководство начать войну с СССР. Кроме того, гитлеровцы получали стратегический плацдарм для действий на Ближнем Востоке, и выходу к Персидскому заливу и Индии, о чём мечтал Гитлер. Замысел кампании на 1942 г. был изложен в директиве № 41 немецкого верховного главнокомандования от 5 апреля 1942 г. В ней говорилось, что цель наступления заключается в том, чтобы «окончательно уничтожить оставшиеся ещё в распоряжении Советов силы и лишить их по мере возможности важнейших военно-экономических центров». При этом намечались одновременные удары на Сталинград и Кавказ. Генерал Гальдер считал, что одновременное наступление на двух стратегических направлениях — сталинградском и кавказском — не обеспечивается наличными силами. Он предлагал основные силы бросить на быстрый захват Сталинграда путем проведения наступления подвижными соединениями, а группа армий «А» должна была обеспечить южный фланг ударной группировки и расширить прорыв фронта.

1 июня в Полтаву прилетел Гитлер, он провёл совещание с высшим военным руководством. Фюрер одобрил все планы и расчеты. В отличие от плана «Барбаросса» главная цель наступления вермахта уже не основывалась на стратегии «молниеносной» войны». Директива № 41 не фиксировала хронологических рамок кампании. Немцы планировали, сохраняя позиции на центральном направлении, разбить и уничтожить советские войска в районе Воронежа и западнее Дона, захватить богатые стратегическим сырьем южные районы СССР. Гитлер решил прежде всего захватить Кавказ с его источниками нефти, сельскохозяйственные районы Дона, Кубани и Северного Кавказа. Успех на сталинградском направлении должен был привести к прочному завоеванию Кавказа. Для решения этой задачи намечалось провести ряд последовательных операций в Крыму, южнее Харькова, а затем на воронежском, сталинградском и кавказском направлениях. Операция по захвату Ленинграда и установлению наземной связи с Финляндией ставилась в зависимость от решения основной задачи на южном направлении. Группа армий «Центр» в это время должна была улучшить своё оперативное положение путем проведения частных операций.



Положение СССР

Для Советского Союза ситуация на фронте к весне 1942 г. была сложной. Зимнее наступление Красной Армии уже в марте заглохло. Советские войска перешли к обороне. Ставка и Генштаб, исходя из того, что наиболее мощная группировка противника в составе более 70 дивизий оставалась на центральном (московском) стратегическом направлении, сделали вывод, что главная борьба летом снова развернется за Москву. Здесь ожидался новый решительный удар врага. Советское верховное командование предугадало, что противник летом 1942 года развернёт новое решительное наступление. Также учитывалось, что при нехватке крупных подготовленных резервов и авиации крупные наступательные операции нецелесообразны. В Генштабе составили план: его основой была активная стратегическая оборона, накопление резервов, а затем переход в решительное наступление.

Таким образом, в основе плана была временная стратегическая оборона, а в решительное наступление планировали перейти лишь после изматывания сил врага. В конце марта Ставка согласилась с предложениями Генштаба и приняла этот план. Однако предусматривалось проведение частных наступлений на ряде направлений: под Ленинградом, в районе Демянска, на смоленском, в районе Харькова, в Крыму и т. д. Частные операции должны были закрепить прежние успехи, улучшить оперативное положение наших войск, сорвать вражеское наступление и создать благоприятные условия для будущего решительного наступления на всём фронте от Балтики до Чёрного моря. Ожидая, что противник перейдёт в решительное наступление на московском направлении, Ставка сосредоточила стратегические резервы в районах Тулы, Воронежа, Сталинграда и Саратова.

Весной 1942 г. события на фронте складывались неблагоприятно для Красной Армии. Попытка Крымского фронта развернуть наступление Керченском полуострове, для освобождения всего Крыма, несмотря преимущество в силах, провалилась. 8 мая немецкие войска нанесли контрудар и 14 мая прорвались к Керчи. Советские войска с большими потерями отступили на Таманский полуостров. Потеря Керченского полуострова ухудшила положение советских войск в Севастополе. 7 июня начался третий штурм Севастополя. 30 июня немцы вышли непосредственно к городу. К 4 июля советская крепость, после 250-дневной обороны, пала. Тяжелой была ситуация и на других участках фронта. В мае войска Северо-Западного фронта атаковали силы демянской группировки противника, но успеха не добились. Волховская группировка Ленинградского фронта неудачно пыталась расширить плацдарм на западном берегу Волхова. Немецкие войска окружили 2-ю ударную армию, большая её часть погибла или попала в плен.

Но особенно ухудшилась ситуация на южном стратегическом направлении. 12 мая войска Юго-Западного фронта перешли в наступление с целью разгрома 6-й немецкой армии Паулюса и освобождения Харькова. При успешном развитии операции должны были возникнуть условия для освобождения Донбасса. Первоначально операция развивалась успешно, советские войска прорвали вражеский фронт, 6-я немецкая армия бросила в бой последние резервы. Однако 17 мая армейская группа генерала Клейста (1-я танковая и 17-я армии) перешли в контрнаступления из района Славянск, Краматорск. Немцы прорвали оборону 9-й советской армии. Одновременно перешла в контрнаступление и 6-я немецкая армия. В итоге часть сил Южного фронта и ударная группировка Юго-Западного фронта попали в тяжелое положение. Кроме того, командование Юго-Западного направления и фронта (командующий С. К. Тимошенко, член Военного совета Н. С. Хрущев, начальник штаба И. Х. Баграмян) недооценивало силы противника и своевременно не приняло меры для предупреждения наступающей катастрофы. Отвод войск, которые подверглись угрозе окружения, был задержан. 19 мая немцы зашли в тыл советским войскам. Маршал Тимошенко, наконец, отдал приказ прекратить наступление на Харьков и бросить основные силы для восстановления положения на Барвенковском выступе. Но было уже поздно. 6-я и 57-я советские армии, а также армейская оперативная группа попали в окружение. К своим смогла прорваться меньшая часть войск во главе с дивизионным комиссаром К. А. Гуровым. Войска Юго-Западного фронта понесли большие потери. В числе погибших были заместитель командующего фронтом Ф. Я. Костенко, командующие 57-й и 6-я армиями К. П. Подлас и А. М. Городнянский, командующий армейской группой Л. В. Бобкин. Тысячи советских воинов были убиты или попали в плен.

Харьковская операция стала огромной трагедией, которая резко изменила ситуацию на южном крыле советско-германского фронта в пользу противника.



Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти