Дом для бегущих от войны

Два года назад о доме ростовского предпринимателя Игоря Грекова, который принял у себя несколько сотен беженцев, не писал только ленивый. Сюда приезжали журналисты со всего мира - о людях бежавших от войны снимали кино, им привозили фуры гуманитарки и приглашали в другие регионы. Это было в 2014-ом. В 2015 интерес СМИ пошел на спад а в прошлом году публикаций уже практически не было. И, казалось, что дом опустел.

Но вот по новостям очередные сообщения о взрывах на Донбассе. А значит, в Ростов снова поедут беженцы.

Я звоню одному из управляющих дома Грекова Арману Савиди и с удивлением узнаю, что в доме все так же живут люди. 58 человек, из которых 31 ребенок.


- За два с половиной года не было ни дня, чтобы дом пустовал. Точную цифру не скажу, но через нас прошли больше 2000 человек. Мы, как и прежде, пытаемся помочь приезжим с документами, устраиваем детей в школу, взрослым ищем работу. Ничего не изменилось. Просто раньше были госпрограммы, а сейчас это делаем мы сами.

Кто стоит за этим "мы", чуть позже. А пока предыстория.

Через дом Грекова прошло больше 2000 человек



Итак, в начале июня 2014 года, когда в Россию хлынул поток беженцев с Донбасса, добровольцы Анна Печорина и Арман Савиди на своих машинах начали перевозить людей из приграничных пунктов размещения в Ростов. Для беженцев нашли квартиру, в которой должны были разместиться 15 человек. Привезли их в назначенное место, но оказалось, что вариант сорвался.

- Куда деть людей? Позвонили за помощью в епархию, - вспоминает Арман. - Они связались с Игорем Грековым. А он у нас известен тем, что занимается благотворительностью. И хотя в тот момент Игорь Михайлович находился на лечении за границей, предложил поселить беженцев в своем новом доме. Сроки не ограничивал -пусть живут, сколько хотят. Вскоре стали поступать сообщения, что люди из приграничных территорий ночуют на вокзалах, пункты размещения переполнены. Тогда он снова позвонил и сказал, чтобы мы заселяли дом полностью.

Трехэтажный особняк площадью в тысячу квадратных метров - 17 комнат. Столовая, гостиная, большой холл. Дом был новым и абсолютно пустым. Тогда волонтеры бросили клич и за несколько недель собрали самое необходимое: кровати, стулья, столы, вилки, ложки, чашки, белье. На встречу пошла и администрация района, и церковь, МЧС на машинах привезли кровати. Игорь Греков опять не остался в стороне - взял на себя вопрос провианта, закупки лекарств и оплаты "коммуналки". Содержание дома и пополнения складов с продуктами до сих пор на нем.

В первый год с беженцами работали и психологи. Люди приезжали с тяжелыми травмами - и физическими, и психологическими. У кого-то на глазах осколком убило родственника, у кого-то разрушился дом, погибли под завалами близкие. Все эти беды люди привозили сюда - тут их лечили, помогали с документами и отправляли дальше. Тогда еще работала программа по переселению беженцев в другие регионы России.
Спустя время к приезжим пришло осознание, что прошлую жизнь уже не вернуть - нужно искать работу, как-то обустраиваться.
Коммуна и ее обитатели



Всех их встречал и помогал налаживать быт офицер запаса Арман Савиди. Публиковать его историю он не разрешил. Скажу лишь, что к помощи беженцам его привела судьба. Думал, что поможет перевезти людей один раз, другой. Но втянулся - теперь он один из управляющих коммуны беженцев.

Коммуной жителей особняка я называю условно. Из общего здесь только - человеческая беда, да питание и предметы быта, без которых новичку на первых порах не обойтись.

Я приехала в дом Грекова в субботу вечером. В будни коридоры почти пусты. На хозяйстве только мамы с малышами. Оттого, что детей много, здесь образовался свой, бесплатный, детский сад. Работающие женщины оставляют своих дошколят на попечение неработающих.

Мужчин в доме мало. Те, кто есть, стараются заработать, чтобы уйти на квартиру. Из дома Грекова никого не выгоняют. Но жизнь здесь очень напоминает советские коммуналки, а они мало кому по вкусу. Поэтому долго живут здесь лишь те, у кого просто нет выбора.

К примеру, Ирина Кобзева. Она - мама детей с тяжелыми заболеваниями. У сына -врожденный порок сердца. У дочери - болезнь Виллебранда, то есть полная несвертываемость крови, при которой самый пустяковый порез может привести к смерти. Цена лекарств, необходимых для поддержания жизни девочки, для Кобзевых неподъемная. Решить эту проблему также помогает Игорь Греков. Семья живет в изолированной комнате, а школьные учителя приходят к детям на дом.

- В этом году дочери нужно получать паспорт, поступать учиться дальше. А как это сделать? Я ума не приложу. Если мы поедем в Донецк, нас там точно сгноят в подвалах - много я им насолила. И на передачах выступала, и к Путину на прямой эфир ездила. Боюсь...

Дожить до рассвета

Здесь жила и Елена Федоровна Чернышевская из Первомайска. Она - бабушка - совершила то, что даже крепкому здоровому мужчине в обычных условиях не под силу. Двенадцать километров несла на руках раненого внука. Несла под обстрелами. Говорила, что на своем опыте опровергла расхожую фразу, что снаряд дважды в одну лунку попадает. Попадает. И трижды тоже.

Своих внуков Сережу и Диану она воспитывает одна. Дочь умерла, отец детей не известно где. Когда начали обстреливать Первомайск, в их квартиру попал снаряд. По лицу одиннадцатилетнего Сережи прошелся осколок мины. Когда бабушка увидела, залитого кровью внука, подхватила его на руки и понесла в соседний поселок. К тому времени их больницу уже разбомбили. Несла на руках, падала, прижималась к земле, при каждом новом взрыве. Оглохла, получила ожоги. Но донесла.

А после того, как Серёже сделали операцию и зашили разрезанную щеку, побежала обратно в Первомайск. За внучкой. Она оставалась в подвале, под присмотром соседей. И опять тем же путем - теперь с Дианой и документами. В больницу к Сереже. Двенадцать километров.
Когда все закончилось, Елена Федоровна узнала, что ее контузило. Она перестала слышать. В Ростове бабушку подлечили, восстановили функции одного уха. Второе так и осталось глухим.

В доме Грекова Чернвшевские прожили какое-то время, а потом вернулись в Первомайск.

Личный выбор

У новоприбывших - свои истории. Вот, к примеру, Сергей и Алла Аверкины с тремя детьми приехали из Макеевки. Их дом разрушен. Снимали квартиры, потом, когда деньги закончились, ночевали в подъездах. Приехали сюда к землякам. С жильем не получилось. Опять - подъезд, обивание чиновничьих порогов в поиске помощи. И ничего. Последний шаг - пришли с детьми в администрацию города.

- Если не поможете, будем жить здесь. Так я и сказал, - объясняет Сергей. - Тогда испугались. Дали нам адрес дома Грекова.

Сейчас Сергей и Алла работают на стройке. За три месяца получили на двоих 52 тысячи рублей. Надеются накопить денег и снять флигель. Домой возвращаться не планируют, у них там больше ничего нет.

- За эти годы назад вернулись где-то 5-6 % от общего числа семей, которые жили в нашем доме. Кому-то повезло больше и они попали по программе переселения беженцев в хорошие условия. Кому-то помогли родственники или благотворители. Но немало и таких людей, которые к нам вернулись, - рассказывает Арман Савиди. - К примеру, поехала семья на Урал. Приняла ее хозяйка. С виду радушная, и по началу все было хорошо. А потом выясняется, что она надеялась, что за размещение беженцев ей будут платить. И началось: свет не включать, холодильник не открывать, телевизор не смотреть... Доходило до абсурда. А у них денег даже на билет обратно нет. Вот, купили им билеты, вернули в Ростов. Помогли устроиться здесь.


- Наверное, на работу беженцев берут неохотно?


- Почему? Вот неделю назад приехала мама с двумя малышами - 4 и 2 года. Мы ее устроим нянечкой в детский сад. И дети под присмотром, и она, пусть небольшие деньги, но заработает. Уборщики, строители, штукатуры всегда нужны. Но людям с высшим образованием, конечно, сложнее. У нас останавливалась учительница английского. Супер-профессионал. У нее звания, награды всякие. Я пошел к директору школы просить за нее. Но он отказал. "Пойми, - говорит, - у нас местные учителя не все устроены. Не могу. А детей, хоть всех приводи. Даже на приставных стульчиках разместим - будут учиться". Для детей, действительно, проблем нет - и в поликлинике их принимают, и на секции они ходят.

- Арман, вы вот говорите - мы помогаем, мы решаем проблемы. Кто эти "мы"?

- Люди. Ростовчане, россияне. Бабушки, которые приносят домашние закрутки, Игорь Греков, его друзья, Анна Печорина. Я, когда есть свободные деньги, куплю мешок картошки, лука, морковки привезу. С мира по нитке. Раньше, когда тема беженцев была популярна, к нам целые грузовики с продуктами, вещами, бытовой химией приходили. Было такое, что разместить все не могли. Сейчас склад пустой. Каждая семья кормит себя сама, но в то же время мы стараемся, чтоб какой-то набор продуктов на экстренный случай в доме был. Бывает такое, что приезжают люди с одной сумкой, а у нас вещей для них нет. Тогда выхожу на форум и пишу: "Ребята, нужно то-то и то-то". И люди откликаются.

- Но есть же, наверное, обратные случаи, когда люди приезжают не от войны, а в поисках лучшей жизни?

- Все бывает. За эти годы я столько историй услышал, стольких людей встречал! И были среди них, и малоприятные граждане, и наоборот, люди, которые за кусок хлеба готовы всю жизнь тебя благодарить. В сложных обстоятельствах черты характера обостряются. Но поверьте, от национальности взгляды на жизнь не зависят. Так что хороший человек, или не очень, в данном случае не важно. Наше дело им помочь. А уж как они воспримут эту помощь - дело лично выбора.

_______________________________

Подробности жизни обитателей дома Грекова можно найти на их сайте - http://angelann.ru/.
Там же информация о том, в чем сегодня нуждаются беженцы и расчетный счет, на который можно отправить денежный перевод.
Автор: Светлана Хлыстун

Использованы фотографии: фото автора

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 6 февраля 2017 07:36
    Как будто рассказ из прошлого, а это настоящее..
  2. Шульц 6 февраля 2017 09:06
    Спасибо автору за правдивый рассказ о достойных людях. В тот начальный период освобождения Украины от фашиствующих элементов мне пришлось с подобным обращением ( по расселению семей из Славянска) выступить перед прихожанами одного из подмосковных храмов. После службы на выходе из храма меня ожидала целая очередь желающих предоставить кто дачу, кто дом в деревне, а кто и просто денежные средства и как результат в течение недели все нуждающиеся были расселены.
  3. ротмистр 6 февраля 2017 12:31
    Спасибо людям за их человечность.
  4. мичман 6 февраля 2017 17:14
    Уважаемая Светлана, а пробовали обратиться официально к Патриарху и Госдуму. Вы делаете великое дело. Сразу вспоминается обустройство детей из Испании в 1934 году. Ведь в России много пустующих домов, в которых по решению губернаторов могли быть устроены беженцы, а родители могли бы получить работу. Ведь это наши люди. Читал Ваш репортаж и вспоминал свои детские годы 1941 года. Здоровья Вам и удачи в Вашем благородном деле. Честь имею.
  5. казак волгский 6 марта 2017 06:49
    Спасибо Светлана за То что пишите о Людях добро делающих! Мира и Терпения всем кто вынужденно дома покинул....... будем и дальше помогать в меру сил - возьму а себя смелость за всех Настоящих Людей и из разных уголков нашей Родины сказать
Картина дня