Передовые АФАР-радары для строевых и перспективных «МиГов»: невиданный ранее потенциал обновления ВКС (часть 1)


Технологический демонстратор перспективной бортовой РЛС с активной ФАР «Жук-АМЭ». На 50% большая дальность действия будет реализована благодаря передовой технологии изготовления приёмо-передающих модулей, основанной на низкотемпературной совместно обжигаемой керамической подложке. Благодаря в разы более высокой теплопроводности диэлектрической стеклокерамической подложки появится возможность более эффективного охлаждения ППМ данного радара, что позволит увеличить мощность каждого модуля с 5 до 7-8 Вт


ДЕТАЛИ ЗАПАДНОГО КУРСА ПО ОБНОВЛЕНИЮ БОРТОВЫХ РАДИОЛОКАЦИОННЫХ ПРИЦЕЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ ДЛЯ ТАКТИЧЕСКОЙ ИСТРЕБИТЕЛЬНОЙ АВИАЦИИ


Неотъемлемой частью комплексной модернизации тактических истребителей 4-го поколения до уровня машин с «двумя плюсами» является интеграция в их бортовое радиоэлектронное оборудование современных бортовых РЛС с пассивными и активными ФАР, что всегда требует внедрения высокотехнологичных цифровых интерфейсов управления и преобразования информации от новых БРЛК. Признанными лидерами в этой области являются российские, американские, европейские, а также китайские аэрокосмические концерны-гиганты, которые сегодня ведут многоуровневую модернизацию истребителей семейств Су-30, МиГ-29, F-15C, F-16C, J-10B, J-15, а также EF-2000 «Typhoon». Начнём с тех корпораций, программы которых уже успели отличиться как наибольшим экспортным успехом, так и востребованностью среди внутренних заказчиков, часть из которых вовлечена в работы над данными контрактами. Как ни крути, но фаворитом на сегодняшний день здесь является штатовская компания «Northrop Grumman», которая поставляет современные бортовые радиолокаторы корпорации «Lockheed Martin» в рамках внешних и внутренних продаж модернизированных F-16C/D и обновления модификаций F-16A/B.

Так, к примеру, 16 января 2017-го года на мощностях тайваньской компании «Aerospace Industrial Development Corporation» в Тайчжуне стартовала амбициозная программа обновления 144 многоцелевых истребителя F-16A/B Block 20, состоящих на вооружении ВВС Тайваня, до уровня F-16V. Контракт на модернизационные работы был заключён между Министерством обороны Тайваня и «Lockheed Martin» 1 октября 2012 года. Он предусматривает расширенное переоснащение F-16A/B на более совершенную цифровую элементную базу, продвинутое индикационное оборудование кабины пилота, а также бортовые комплексы, в числе которых бортовая АФАР-РЛС AN/APG-83 SABR (с режимом синтезированной апертуры), новые широкоформатные ЖК МФИ для вывода тактической информации, современный высокопроизводительный бортовой компьютер и новая интегрированная станция радиоэлектронной борьбы. Успешному подписанию данного контракта способствовала многолетняя военно-политическая напряжённость между Тайбэем и Пекином, установившаяся из-за разногласий по поводу территориальной принадлежности Тайваня. В связи с данной ситуацией силовое ведомство последнего приступило к реализации многочисленных оборонных программ для защиты от возможной «экспансии» КНР.

Вторым заказчиком аналогичного пакета модернизации своих F-16C стало Минобороны Сингапура. Несмотря на более-менее нормальные отношения с КНР, богатейший город-государство Юго-Восточной Азии поддерживает весьма тесные политические и оборонные связи с США, Великобританией и Австралией, являющимися одними из главных участников «антикитайской оси». По этой причине Сингапур уделяет максимум внимания боевому потенциалу своих ВВС, на вооружении которых уже состоит 32 тяжёлых тактических истребителя поколения «4++» F-15SG. Машины оснащаются мощной БРЛС с АФАР AN/APG-63(V)3 с дальностью обнаружения типовых целей 165 км, а по суммарным характеристикам соответствуют катарским и аравийским модификациям F-15QA и F-15SA. Что касается контракта по усовершенствованию сингапурских F-16C/D, в его рамках будет обновлено 32 одноместных F-16C и 43 двухместных F-16D на сумму в 914 млн. долларов. Третьим проверенным заказчиком можно считать ВВС Республики Корея, которые 22 октября 2015-го года заключили с «Локхид Мартин» контракт на модернизацию 134 истребителей F-16 Block 32 до уровня F-16V на сумму 2,7 млрд. долларов. Комплект опций аналогичный тайваньскому контракту. Таким образом, только тайваньский, сингапурский и южнокорейский контракты на обновление 353 «Фальконов» уже оцениваются в 7,1 млрд. долларов, не учитывая возможность начала подобных работ для переоснащения ВВС Польши, Дании, Турции и т.д. Что даёт перспективная БРЛС с АФАР AN/APG-83 SABR многоцелевым истребителям F-16A/B/C/D.

Во-первых, это значительно большая дальность обнаружения воздушных целей: объект с ЭПР 2 м2 может быть обнаружен и взять на сопровождение на удалении 150-160 км и захвачен на дальности около 125 км. Сопровождаются гораздо более малоразмерные цели, нежели обычной бортовой РЛС со щелевой антенной решёткой (ЩАР) AN/APG-66. Современная высокопроизводительная вычислительная база AN/APG-83 SABR позволяет каждому ППМ АФАР (или группам ППМ) работать на собственной частоте, моделируя сложную диаграмму направленности в режиме LPI («низкой возможности перехвата сигнала») для устаревших СПО типа «Берёза». Также АФАР имеет в разы более высокие помехозащищённость и разрешение при сканировании водной/морской поверхности в режиме синтезированной апертуры (SAR). Станция предыдущего поколения AN/APG-68(V)9 хоть и имеет режим SAR, его разрешение весьма посредственное и не позволяет классифицировать малоразмерные наземные цели, исходя из их геометрических особенностей.

Во-вторых, AN/APG-83 имеет гораздо большую пропускную способность (в режиме СНП не менее 20-30 ВЦ), целевую канальность (8 одновременно обстреливаемых целей), а также аппаратную адаптированность для использования части приёмо-передающих модулей АФАР в качестве излучателей радиоэлектронных помех. Последняя опция также нашла применение в БРЛС AN/APG-81 истребителя 5-го поколения F-35A. В-третьих, как и каждая РЛС с активной АФАР, AN/APG-83 обладает в разы большей надёжностью (временем наработки на отказ). И даже после отказа части ППМ, эффективность станции сохраняется на уровне, позволяющем выполнять боевое задание. Все РЛС AN/APG-83 SABR, поступающие на внешний и внутренний рынки вооружения, находятся на уровне начальной боевой готовности EMD, который полностью соответствует крупносерийному производству изделий.

Ведутся аналогичные программы и европейскими группами компаний, специализирующихся на аэрокосмических технологиях. К таким программам относится проектирование и отработка перспективной АФАР-РЛС «Captor-E». В работах задействованы известные европейские компании «Selex Galileo», «Indra Systems» и «EADS Defense Electronics» («Cassidian»), объединённые в консорциум «Euroradar». Станция «Captor-E» разработана специально для замены устаревающих БРЛС с ЩАР ECR-90 «Captor-M» на части многоцелевых тактических истребителях EF-2000 «Typhoon», состоящих на вооружении ВВС европейских стран-участниц НАТО, а также ВВС государств Аравийского полуострова; также она будет устанавливаться на новые модификации машины IPA5/8.

Тактико-технические параметры нового радара, в сравнении с предыдущим «Captor-M», являются уникальными не только в модернизационной линейке «Тайфунов», но и среди американских программ по внедрению AN/APG-63(V)3 и AN/APG-83 SABR в БРЭО «Иглов» и «Фальконов». «Captor-E» обладает редкой для АФАРов технической особенностью: полотно антенной решётки не закреплено на фиксированном модуле, а оснащено специализированным механизмом азимутального доворота, благодаря которому сектор обзора в азимутальной плоскости составляет 200 градусов, что на 80 градусов больше, чем у «рапторовской» РЛС AN/APG-77. Новый «Кэптор» может «заглядывать» в заднюю полусферу, на что сегодня не способна ни одна известная бортовая РЛС с АФАР, кроме РЛС с пассивными ФАР. Более того, цели типа «истребитель» (ЭПР 2-3 м2) будут обнаруживаться РЛС «Captor-E» на расстоянии 220-250 км, что на сегодняшний день является лучшим показателем среди бортовых радаров для лёгких многоцелевых истребителей. В данный момент опытные образцы этой станции проходят тестирование на британских «Тайфунах», и результаты их достаточно успешны, что уже в недалёком будущем сулит «Еврорадару» многомиллиардные контракты на европейском и азиатском рынках.



Не отстают в программах обновления своего «лёгкого авиапарка» фронтовых истребителей и шведы. Компания SAAB, к примеру, в 2008-м году объявила о начале разработки перспективного истребителя поколения «4++» JAS-39E «Gripen-NG». Помимо модулей глубоко усовершенствованной высокоскоростной системы обмена тактической информацией CDL-39, новые истребители получат перспективную бортовую РЛС с АФАР ES-05 «Raven» (на фотографии) от итальянской компании «Selex ES». Станция будет представлена более чем 1000 ППМ, способными реализовать все известные для АФАР режимы работы, включая создание энергетических «провалов» диаграммы направленности в направлении средств радиоэлектронной борьбы противника. Аналогично радару «Captor-E», «Рэйвен» снабдят системой механического доворота антенной решётки, что доведёт зону его обзора до 200 градусов, позволяя «заглядывать» на 10 градусов в заднюю полусферу машины, обеспечивая стрельбу «через плечо». Естественно, дальность обнаружения целей в таком режиме будет в 3-4 раза меньше из-за сильных энергетических потерь площади приёмо-передающей апертуры радиолокационного комплекса. Бортовая РЛС ES-05 «Raven» способна обнаруживать цель с ЭПР 3 м2 на дальности 200 км с одновременным сопровождением 20 воздушных объектов. Станция имеет жидкостную и воздушную системы охлаждения.

За антенным модулем БРЛС «Рэйвен» (на верхней поверхности носовой части фюзеляжа, перед фонарём кабины) можно видеть обтекатель оптико-электронного прицельного комплекса «Skyward-G», разработанного компанией «Leonardo Airborne & Space Systems». Согласно информации из рекламного листа, сенсор биспектральный и работает в 2-х основных инфракрасных диапазонах 3—5 мкм и 8—12 мкм. Первый диапазон более коротковолновой и позволяет отлично селекционировать цели с низкой инфракрасной сигнатурой на фоне окружающих объектов (деревья, сооружения, детали рельефа); дальность работы этого диапазона не такая высокая, как у длинноволнового. Диапазон 8—12 мкм не имеет возможности реализовать высококачественную селекцию малоразмерных целей с малой ИК-сигнатурой, зато дальность его действия значительно большая, чем у первого.

Оптико-электронный прицельный комплекс «Skyward-G/SHU» имеет 4 режима обзора: узкоугольный (8 х 64 град), среднеугольный (16 х 12,8 град), широкоугольный (30 х 24 град), в нём реализована визуализация сопровождаемого объекта, а также общий режим, который охватывает 170 град в азимутальной плоскости и 120 град — в угломестной. Мощность воздушно охлаждаемого ОЛПК «Skyward-G» достигает 400 Вт. Станция сопровождает до 200 целей в режимах «воздух-поверхность» и «воздух-воздух».

МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИЙСКИХ «ТАКТИКОВ» СЕМЕЙСТВА МИГ-29: НАРАБОТКИ ЕСТЬ, НО ВОПЛОЩЕНИЕ «В ЖЕЛЕЗЕ» ЗАДЕРЖИВАЕТСЯ


Как мы видим, у западных корпораций дела продвигаются относительно успешно и с постоянной положительной динамикой; и это не учитывая факта, что новыми радиолокаторами модернизируют не менее 300 единиц F-16C/D, состоящих на вооружении ВВС США, после чего эти истребители будут полностью превосходить наши МиГ-29С/СМТ и Су-27СМ в режиме дальнего воздушного боя. Чем мы можем ответить на подобные амбициозные штатовские программы? Какие асимметричные меры прорабатывает Министерство обороны России для ликвидации опасной тенденции отставания от АФАРизации строевых частей истребительной авиации ВВС США? Вопросы эти очень наболевшие, относящиеся к рангу стратегических.

Как известно, 27 января 2017-го года в подмосковных Луховицах успешно прошла международная презентация наиболее совершенного варианта лёгкого тактического истребителя МиГ-35 «Fulcrum-F». Несмотря на то, что к 5-му поколению машина не относится, было отмечено особое внимание со стороны представителей американских и европейских средств массовой информации. И это абсолютно неудивительно, ведь МиГ-35 является единственным российским многоцелевым истребителем лёгкого класса, способным в дальнем воздушном бою одержать полное превосходство над «Рафалем», «Тайфуном», F-16C Block 60, F-15SE «Silent Eagle», F/A-18E/F и даже любой модификацией F-35 «Лайтнинг-2». Более того, согласно заявлениям главнокомандующего ВКС России Виктора Бондарева и информации других источников, примерно 140 из 170 серийных МиГ-35 получат перспективную бортовую РЛС с активной ФАР семейства «Жук». Такого количества этих машин вполне хватит, чтобы изменить расстановку сил в свою пользу на любом воздушном направлении (ВН) Восточноевропейского ТВД; да и в ближнем воздушном бою МиГ-35 одолеет любой натовский многоцелевой истребитель. В начале нашего предыдущего материала мы уже говорили, что без учёта радиуса действия, боевой потенциал МиГ-35 с перспективными БРЛС на шаг опережает показатели тяжёлого Су-30СМ: скорость «Фалкрума» на 0,25М выше (порядка 2450 против 2150 км/ч), форсажная тяга на 11% выше (2647 против 2381 кгс/м2), а значит и разгонные качества у «МиГа» куда более высокие. Более того, экипаж МиГ-35 сможет более оперативно и достоверно фиксировать внезапно появляющиеся воздушные угрозы, а затем также быстро их устранять, чего не сможет сделать экипаж Су-30СМ.

Всё дело в том, что на нижней поверхности левой мотогондолы и на гаргроте у МиГ-35 находятся оптико-электронные сенсоры высокого разрешения НС-ОАР (для обзора нижней полусферы) и ВС-ОАР (для обзора верхней полусферы), объединённые в общую станцию обнаружения атакующих ракет СОАР, работающую в ТВ-диапазоне, и способную обнаруживать УРВВ противника на удалении 30 км, и сопровождать в 5-7 км. Данная станция будет передавать координаты угрожающих ракет в компьютеризированную СУО истребителя, а затем на ракеты воздушного боя типа Р-73РМД-2 или Р-77 (РВВ-АЕ), способные перехватывать другие ракеты подобного класса. Также, в дополнение к штатному носовому оптико-электронному прицельному комплексу ОЛС-УЭМ, на правой мотогондоле устанавливается накладной контейнер с турелью, в которой установлен вспомогательный комплекс ОЛС-К, предназначенный для наблюдения за надводными и наземными объектами в нижней и задней полусферах. Подобного разнообразия оптико-электронных прицельных визиров на «Сушках» сегодня не встретишь — отсюда и столь высокий интерес. По радиоэлектронной начинке машина близка к 5-му поколению. Но всё ли так хорошо, как на первый взгляд кажется?

Во-первых, 140 МиГ-35 с новыми радарами не является тем количеством, которого хватит для полноценного перекрытия всех возможных ТВД близ наших границ на Евразийском континенте, ведь на одном только дальневосточном оперативном направлении нам может противостоять: 65 современных тактических истребителей поколения «4++» F-2A/B, 42 истребителя 5-го поколения F-35A ВВС Японии, а также несколько истребительных эскадрилий F-22A, развёрнутых на авиабазе «Элмендорф-Ричардсон», и это не считая палубной истребительной авиации ВМС США, которая может быть переброшена в количестве 3-4-х сотен единиц западную часть Тихого океана. Аналогичная ситуация складывается и на северо-западном, а также западном ОН, где будет наблюдаться численное превосходство модернизируемых F-16A/B/C/D и «Тайфунов», состоящих на вооружении европейских стран, а также перспективных F-35A/B, которые будут закуплены Норвегией, Великобританией, Нидерландами и Данией. Получается такая «картина», что технологически МиГ-35 эквивалентен примерно 2-3 F-16C Block 52+ или 2 «Тайфунам», но общее количество наших «МиГов» будет в 3 — 4 раза меньше, чем новых истребителей у американских союзников в АТР и Европе, что не позволит не только достичь господства, но и уровнять соотношение сил. Вопрос требует немедленного разрешения, и действовать необходимо таким же методом, который применяет компания «Локхид Мартин» — обновлением существующего авиапарка.

В данный момент в строевых частях ВКС России находится около 250 многоцелевых фронтовых истребителей МиГ-29С/М2/СМТ и УБТ, а также несколько сотен машин модификации «9-12» и «9-13» на консервации. Самыми совершенными модификациями среди них являются МиГ-29СМТ разных вариантов («Изделия 9-17/19/19Р»), присутствующие в количестве 44 единиц, а также МиГ-29М2. Данные истребители относятся к поколению «4+» и оснащены бортовыми РЛС Н019МП «Топаз» и Н010МП «Жук-МЭ». Станции построены вокруг современной цифровой шины обмена данными в архитектуре БРЭО стандарта MIL-STD-1553B и имеют аппаратную поддержку режима синтезированной апертуры (SAR) с дополнительным режимом обнаружения и сопровождения подвижных надводных/наземных целей GMTI («Ground Moving Target Indicator») на скоростях до 15 км/ч. Функциональность данных РЛС схожая с американскими станциями AN/APG-80 и AN/APG-83 SABR для комплектации «Фальконов», но между ними имеются существенные различия. Если штатовские изделя давно построены на базе активных ФАР с электронным управлением лучом, наши усовершенствованные «Топазы» и «Жуки» представлены щелевыми антенными решётками с механическим управлением, ввиду чего наблюдаются такие недостатки, как:

— низкое разрешение в режиме синтезированной апертуры и сопровождения движущихся наземных целей (GMTI), составляющее 15 метров, в то время как сантиметровые АФАР-РЛС в подобном режиме дают разрешающую способность 1-5 метров, что достигается большим количеством индивидуально управляемых приёмо-передающих модулей, способных формировать сложнейшие пространственные конфигурации диаграммы направленности;

— низкая пропускная способность по количеству трасс сопровождаемых на проходе воздушных целей (БРЛС Н019МП и Н010МП могут сопровождать на проходе не более 10 воздушных объектов), станции с АФАР могут сопровождать от 20 до 30 и более целей;

— низкая целевая канальность, которая у Н019МП «Топаз» составляет всего 2 одновременно обстреливаемые ракетами Р-77 (РВВ-АЕ) цели, а у Н010МП «Жук-МЭ» — не более 4-х целей, в то время как бортовые РЛС с активными и пассивными ФАР способны «захватывать» на точное автосопровождение и обстреливать одновременно от 8 до 16 целей;

— невозможность формирования «провалов» в диаграмме направленности на участка пространства, в которых функционируют средства радиоэлектронного противодействия противника, из-за этого станции со ЩАР имеют крайне низкую помехозащищённость от таких продвинутых самолётов РЭБ, как F/A-18G;

— отсутствие возможности одновременной работы в режимах «воздух-море/земля», а также «воздух-воздух», по причине чего лётчик и оператор систем теряют сиюминутную осведомлённость о тактической обстановке одновременно на наземном и воздушном участках театра военных действий; АФАР и ПФАР обладают такой возможностью.


Примерно такой список тактико-технических недостатков имеется сегодня в «багаже» наших строевых МиГ-29СМТ и МиГ-29М2, количество которых в частях едва превышает 50-60 единиц. Их бортовые радиолокационные комплексы «Топаз» и «Жук-МЭ» имеют единственный плюс — увеличенную импульсную мощность, за счёт чего дальность обнаружения целей с ЭПР 3 м2 возросла с 70 до 115 км, что является отличным приростом для обычной ЩАР; но и этого крайне недостаточно для ведения дальнего боя с европейскими и американскими F-16C, оснащёнными РЛС SABR.


Многофункциональная бортовая РЛС со щелевой антенной решёткой (ЩАР) AN/APG-68(V)9. Данной станцией оснащается большинство истребителей поколения «4+» F-16C Block 52+, состоящих на вооружении ВВС стран Западной и Восточной Европы, а также Ближнего востока. В режиме дальнего воздушного боя параметры AN/APG-68(V)9 на 10-15% превосходят характеристики Н019МП «Топаз» наших самых распространённых ЛФИ МиГ-29С: показатель не столь существенный, учитывая наличие у нас ракет воздушного боя средней дальности Р-77. В то же время, касаемо задач «воздух-земля» F-16C Block 52+ на голову превосходят наш самый многочисленный истребительный актив лёгкой фронтовой авиации: «Топазы» лишены режима работы «по земле», в то время как AN/APG-68(V)9 приспособили к картографированию рельефа местности


Остальные машины модификации МиГ-29С, в количестве чуть более 100 единиц, имеют ещё более устаревшую «начинку», построенную вокруг системы управления вооружением СУВ-29С с интегрированным радиолокационным прицельным комплексом РЛПК-29М. Данный комплекс представлен ранним вариантом БРЛС Н019М «Топаз», который не имеет аппаратной поддержки работы по наземным целям, а также обладает стандартным энергетическим потенциалом, позволяющим обнаруживать цели с ЭПР 3м2 на расстоянии 70 км и «захватывать» лишь 2 воздушные цели. Система управления вооружением СУВ-29С адаптирована для применения ракет воздушного боя Р-77, но из-за низких возможностей радиолокатора Н019М, МиГ-29С может быть противопоставлен лишь тем «блокам» F-16C, которые не прошли программу модернизации и несут на борту «щелевые» РЛС старого образца AN/APG-66 c дальностью обнаружения цели типа «истребитель» порядка 60-65 км. Даже модификация F-16C/D Block 52+, которой располагают ВВС Польши, скорее всего будет не по зубам устаревшему РЛПК Н019М истребителя МиГ-29С, тем более, что поляки уже давно приобрели модификацию УРВВ AMRAAM с увеличенной до 120 км дальностью AIM-120C-7, и таких F-16С у одной только Польши 48 единиц.

Вывод такой: ситуация с совершенством бортового радиоэлектронного оборудования лёгких фронтовых истребителей ВКС России МиГ-29С, и в определённой мере МиГ-29СМТ/М2, действительно критическая. При всём совершенстве планера и силовой установки, позволяющих выиграть ближний воздушный бой у любого западного истребителя 4-го и даже 5-го поколений, наши серийные «МиГи» абсолютно беззащитны перед любой другой угрозой современного сетецентрического театра военных действий. Некоторые могут утверждать, что эту ситуацию целиком и полностью могут исправить такие машины, как Су-27СМ, Су-30СМ, а также Су-35С, но такое мнение не совсем объективно. Тяжёлые тактические истребители, а особенно Су-35С, более предназначены для создания мощного рубежа ПВО и завоевания превосходства в воздухе на дальних подступах к воздушным границам государства, а также для сопровождения самолётов ДРЛОиУ, воздушных командных пунктов, военно-транспортной авиации от истребителей противника 4-го и 5-го поколений. Также они могут успешно выполнять дальние противокорабельные и противорадиолокационные миссии, применяя ракеты Х-31АД и Х-58УШКЭ. Этих машин у нас на вооружении не так много, чтобы можно было закрывать все технологические «бреши», наблюдающиеся в секторе лёгкой фронтовой авиации, а особенно с нынешними темпами производства Т-50 ПАК-ФА.

Вопрос может быть разрешён с помощью переоснащения всех состоящих на вооружении ВКС МиГ-29 перспективными бортовыми РЛС, разработанными АО «Фазатрон-НИИР», а также его дочерним подразделением — «Концерн «Радиоэлектронные технологии». Среди основных претендентов — многоканальные бортовые РЛС «Жук-АЭ» и «Жук-АМЭ»; в этих изделиях воплощены наиболее передовые наработки российской оборонки в области АФАР, а по сему, они уже опережают всё то, что применено в станциях Н011М «Барс» и Н035 «Ирбис-Э» многоцелевых истребителей Су-30СМ и Су-35С, за исключением дальности действия.

Процедура унификации новых радаров с СУО более современных МиГ-29СМТ и МиГ-29М2 будет проходить по облегчённой схеме, поскольку эти самолёты изначально разрабатывались с использованием мультиплексной шины данных стандарта MIL-STD-1553B, эта же шина с открытой архитектурой формирует основу системы управления вооружением тактического истребителя МиГ-35. Что касается более старых МиГ-29С, то здесь потребуется полная замена электронного «ядра» управления истребителями, построенного вокруг старой БЦВМ Ц101М, которая не предназначен для работы в связке с цифровыми интерфейсами «Жуков» следующего поколения. Имеется реальный шанс радикально модернизировать и «поставить на крыло» несколько сотен строевых и «законсервированных» МиГ-29А/С, что полностью ликвидирует техническое отставание всего авиапарка лёгкой фронтовой авиации от зарубежных истребителей поколения «4++». Каковы особенности и преимущества перспективных бортовых РЛС «Жук-АЭ» и «Жук-АМЭ»?

Первая, «Жук-АЭ» (FGA-29), разрабатывалась с 2006-го года на базе наработок, полученных «Фазатроном» в ходе проектирования не очень удачного раннего образца «Жук-АМЭ» (FGA-01), обладающего непозволительно большой массой в 520 кг. В новом изделии широко применены компактные и лёгкие монолитные интегральные схемы (МИС), которые сегодня можно встретить в любом современном цифровом девайсе. Диаметр апертуры АФАР «Жук-АЭ» был уменьшен до 500 мм (общий диаметр — около 575 м), в сравнении с 700-мм полотном FGA-01; это было сделано для большего соответствия внутреннему диаметру радиопрозрачного обтекателя опытного борта «154» (МиГ-29М2), на котором и проходила испытания новая станция. Полотно FGA-29 представлено 680 приёмо-передающими модулями мощностью по 5 Вт, чего вполне хватает, чтобы в режиме синтезированной апертуры реализовать разрешение 50 см на дальности до 20 км и 3 м на дальности 30 км. Импульсная мощность станции составляет 34 кВт, что позволяет обнаруживать цели с ЭПР 3 м2 на дальности до 148 км в переднюю полусферу и до 60 км — в заднюю полусферу (вдогон). «Жук-АЭ» сопровождает на проходе 30 воздушных целей и захватывает одновременно 6; в режиме ближнего воздушного боя может быть использован так называемый «Поворотный» режим, работающий при синхронизации с нашлемной системой целеуказания лётчика или оператора систем.


Экспериментальная БРЛС «Жук-АЭ» (FGA-29) на борту опытного образца перспективного лёгкого многоцелевого истребителя МиГ-35


Благодаря индивидуальному управлению частотами работы отдельных ППМ (или их групп), а также более чувствительному и помехозащищённому преобразователю отражённых от цели электромагнитных волн, «Жук-АЭ» имеет очень весомое преимущество перед другими бортовыми радарами — незначительно уменьшение дальности обнаружения воздушных объектов на фоне земной поверхности, составляющее всего 8-11%, для РЛС с ПФАР этот показатель составляет около 15-18%, что доказала на испытаниях РЛС «Ирбис-Э», работающая в широком секторе обзора: ВЦ с ЭПР 3м2 обнаруживалась на удалении 200 км (на фоне свободного пространства), и 170 км (на фоне земной поверхности). Даже здесь мы можем увидеть заметный плюс радаров с АФАР.

Высокие характеристики «Жук-АЭ» также отмечаются при работе в режиме «воздух-море/земля»: группа тяжёлой бронетехники, либо артиллерийская батарея САУ может быть обнаружена на дальности 30-35 км, надводный корабль класса «корвет» — 150 км и «эсминец» — более 200 км. Режим «воздух-поверхность» имеет несколько десятков подрежимов, среди которых: синтезированная апертура, возможность «заморозки» карты рельефа местности со всеми обнаруженными поверхностными объектами, обнаружение и сопровождение движущихся юнитов (GMTI), измерение скорости носителя в соответствии со скоростью смещения стационарных объектов в системе координат истребителя, следование рельефу местности на околозвуковых скоростях, использующееся в задачах «прорыва» ПВО противника. Сектор обзора радара стандартный для фиксированных АФАР-апертур и составляет 120 градусов в азимутальной и угломестной плоскостях, что является недостатком с подвижными АФАР-станциями, к примеру, «Captor-E», зато масса РЛК составляет всего 200 кг, что идеально подходит для модернизации лёгких МиГ-29С/СМТ/М2. Суммарные возможности «Жука-АЭ» находятся между американскими БРЛС AN/APG-80 и AN/APG-79, которыми оснащаются F-16C Block 60 и F/A-18E/F «Super Hornet». Модернизация существующих МиГ-29С/СМТ радиолокаторами «Жук-АЭ», а также более совершенными оптико-электронными комплексами ОЛС-УЭМ и современным информационным полем кабины экипажа даст возможность значительно опередить польские F-16C Block 52+ и немецкие «Тайфуны», оснащённые устаревшими РЛС со щелевой антенной решёткой. В то же время, отставание от «Тайфунов» с РЛС «Captor-E», а также от F-35A будет значительное. «МиГам» потребуется ещё более мощная бортовая РЛС с активной фазированной антенной решёткой — «Жук-АМЭ».

Впервые эта станция была представлена на авиакосмической выставке «Airshow China-2016» в китайском Чжухае в 2016-м году. Приёмо-передающие модули «Жук-АМЭ» изготавливаются по совершенно новой технологии, на основе трёхмерных сверхвысокочастотных проводников, генерируемых в процессе низкотемпературной совместно обжигаемой керамики LTCC («Low Temperature Co-Fired Ceramic»). Рождение сверхпрочной кристаллической структуры проводников происходит в результате обжига многокомпонентной смеси из спецстёкол, керамики, а также специальных проводниковых паст на основе золота, серебра или платины, которые в определённых соотношениях добавляются в эту смесь. Данные ППМ имеют множество преимуществ перед стандартными арсенид-галиевыми элементами, использующимися в большинстве известных БРЛС с АФАР (японская J-APG-1, «Captor-E» и т.д.), а в частности:

— отличная механическая стабильность, достигаемая малым коэффициентом теплового расширения и высокой эластичностью в широком диапазоне температур работы, эти качества являются основой большого ресурса работы ППМ;

— устойчивые электропроводные показатели во всех частотных диапазонах волн, вплоть до миллиметрового Ka-диапазона, благодаря чему наблюдается большая стабильность работы АФАР сразу в нескольких режимах, включая РЭБ;

— плотность керамической основы ППМ, изготовленных по технологии LTCC, обеспечивает герметичность проводниковых элементов от негативных воздействий внешней среды, другими словами, «Жук-АМЭ» может продолжить работу даже в случае повреждения радиопрозрачного носового обтекателя БРЛС;

— более высокая теплопроводность LTCC-подложки из керамики, в сравнении с органическими аналогами (4 Вт/мк против 0,1-0,5 Вт/мК соответственно), позволяет более эффективно охлаждать самые высокотемпературные зоны ППМ, особенно при использовании металлических теплостоков;

— процесс создания подобных ППМ не требует высоких температур обжига, достаточно всего 850-900ºС.


В случае с технологией LTCC низкотемпературная совместно обжигаемая керамика является низкопрофильной диэлектрической подложкой для платиновых, золотых или серебряных проводников-излучателей/приёмников РЛ-волны. Она значительно более жаропрочная, чем обычные печатные платы из органических соединений и позволяет работать с повышенным энергетическим потенциалом: приёмо-передающие модули АФАР «Жук-АМЭ» могут иметь мощность порядка 6-8 Вт. Это привело к тому, что перспективная РЛС «Жук» увеличила дальность обнаружения цели с ЭПР 3 м2 примерно до 220-260 км, что сопоставимо со станцией «Captor-E». По заявлениям «фазотроновцев», «Жук-АМЭ» разработан как для установки на истребители поколения «4++» МиГ-35, так и на МиГ-29С/СМТ. Антенный модуль вместе с полотном и шлейфами имеет массу порядка 100 кг, что является невиданным среди западных истребителей показателем. Полотно станции представлено 960 ППМ.


Демонстратор бортовой РЛС «Captor-E»


Высокоэнергетические режимы работы «Жук-АМЭ» с высоким разрешением дают возможность безошибочно классифицировать морские, наземные и воздушные объекты по их форме и радиолокационной сигнатуре благодаря сравнению с загруженной эталонной базой из сотен или даже тысяч юнитов. Более того, может быть произведена и идентификация цели с малого расстояния, когда режим SAR имеет разрешение в 50 см, либо в случае, когда цель радиоизлучающая. Тогда используется база частотных шаблонов многочисленных радиолокационных средств противника, которая может быть интегрирована в обновлённую СПО модернизированного МиГ-29. «Жук» может работать и в режиме LPI, для осложнения работы средствам РЭБ противника, либо в пассивном — для скрытных выхода и атаки на радиоизлучающие цели противника, среди которых могут быть как наземные обзорные или многофункциональные РЛС зенитно-ракетных комплексов, так и станции РТР и РЭБ воздушного базирования.

Продолжение следует…
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти