Революционные коммунисты и народники-коммунисты: как часть левых эсеров пошла за большевиками

После Февральской революции в рядах Партии социалистов-революционеров (ПСР), бывшей тогда одной из основных левых организаций России, произошел раскол. Точнее, завершилось окончательное формирование и выделение из партии леворадикального крыла — Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов), выступившей под антивоенными лозунгами. Близость тактической позиции ПЛСР позволила партии вступить в союз с большевиками и принять участие в Октябрьской революции 1917 года.

Левые эсеры поддержали партию большевиков на II Всероссийском съезде Советов 25—27 октября (7—9 ноября) 1917 года, после чего вошли в состав ВЦИК. Однако, поскольку по целому ряду важнейших в политическом плане вопросов левые эсеры расходились с большевиками, в конечном итоге позиции партии вступили в противоречие с политикой большевистского руководства. Так, левые эсеры выступили категорически против заключения Брестского мира. Однако, поскольку доводы левых эсеров не были приняты во внимание большевистским руководством, партия вышла из состава Совета народных комиссаров. При этом многие левые эсеры остались на своих должностях в советских государственных структурах. Но дальнейшие отношения левых эсеров, особенно руководства партии, с большевиками серьезно испортились. 6 июля 1918 года члены ПЛСР Яков Блюмкин и Николай Андреев убили германского посла Мирбаха. После этого верные левоэсеровскому руководству части подняли восстание против большевиков. Под арестом оказался и сам руководитель ВЧК Феликс Дзержинский. Однако, на серьезные действия левые эсеры не решились и восстание было быстро подавлено. Большевики арестовали многих видных руководителей левых эсеров. Революционные коммунисты и народники-коммунисты: как часть левых эсеров пошла за большевиками


Позиция левоэсеровского руководства, возглавившего восстание, была охарактеризована большевиками как контрреволюционная. С недоумением и неодобрением восприняли ее и многие рядовые члены ПЛСР, которые были далеки от борьбы партий за власть и считали, что в деле строительства революционного государства необходимо сотрудничать всем леворадикальным партиям. В Партии левых социалистов-революционеров начался раскол, в результате которого в Советской России образовались новые политические партии, находившиеся на более левых позициях, чем ПЛСР, и выступавшие за сотрудничество с Российской коммунистической партией (большевиков). О них мы и расскажем ниже более подробно.

7 сентября 1918 года Саратовская организация Партии левых социалистов-революционеров выступила с предложением о воссоздании партии, только при условии признания Брест-Литовского мира и сохранения курса на сотрудничество с большевистской властью. Таким образом, саратовские левые эсеры выступили в качестве сторонников большевистского правительства и размежевались с теми однопартийцами, кто поддержал антибольшевистское восстание.

Как оказалось, позиции Саратовской организации ПЛСР были близки многим членам партии. 25 сентября 1918 года в Москве состоялся съезд пробольшевистски настроенных левых эсеров. На нем было принято решение об окончательном отсоединении от Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов) и создании новой политической организации — Партии революционного коммунизма (ПРК).
Серьезным приобретением Партии революционного коммунизма стал поддержавший ее Марк Андреевич Натансон (1850-1919) — один из ветеранов российского революционного движения, в молодые годы входивший в состав кружка «чайковцев». Именно Натансон организовал легендарный побег из Петропавловской крепости и переправку за границу Петра Алексеевича Кропоткина. С 1902 года Натансон участвовал в деятельности Партии социалистов — революционеров, но в 1917 году поддержал Октябрьскую революцию и стал одним из инициаторов вычленения Партии левых социалистов — революционеров (интернационалистов).

В идеологическом отношении Партия революционного коммунизма не имела серьезных отличий от программных установок Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов). Основные противоречия с ПЛСР лежали в плоскости тактики. Сторонники ПРК считали, что партия должна ориентироваться на сотрудничество с большевиками и работу в структурах советской власти. В то же время, разумеется, ПРК выступала и с «мягкой критикой» политики РКП (б), особенно по вопросу о создании комитетов бедноты в сельской местности. Поскольку и ПЛСР, и ее производные позиционировали себя как защитники интересов трудового крестьянства, Партия революционного коммунизма была обеспокоена большевистской политикой в деревнях, которая, по мнению представителей партии, толкала трудовое крестьянство на сторону кулачества. Вместе с тем, ПРК поддержала наступление советской власти на кулачество, рассматривая это как проявление борьбы с эксплуатацией на селе. Однако, в отличие от большевиков, Партия революционного коммунизма не относила к кулакам крестьян — середняков, продающих излишки продовольствия. То есть, позиция партии по крестьянскому вопросу была несколько мягче, чем у РКП (б).

Поддержка РКП (б) со стороны Партии революционного коммунизма стала одной из причин постепенного перехода многих членов партии на большевистские позиции. В ноябре 1918 года целый ряд членов Центрального комитета Партии революционного коммунизма выступил против сохранения ПРК как самостоятельной политической организации, поскольку последнее неизбежно толкало бы ее на путь антибольшевистской и контрреволюционной деятельности. В конце концов, Александров, Доброхотов, Биценко, Колегаев и ряд других членов руководства Партии революционного коммунизма перешли в ряды РКП (б).

Тем не менее, 2 декабря 1918 года на Втором съезде Партии революционного коммунизма позиция Доброхотова и его сторонников подверглась критике. Выступившая на съезде Е.Н. Семеновская подчеркнула, что Партия революционного коммунизма и Российская коммунистическая партия (большевиков) должны сблизиться на основе теории интегрального социализма. Партия революционного коммунизма критиковала большевиков за концепт диктатуры пролетариата, считая, что в стране должна быть установлена диктатура всех трудящихся, а не только пролетариев. Но расхождения по идеологическим вопросам не влияли на общее отношение Партии революционного коммунизма к большевикам, которое оставалось крайне благожелательным. На местах большевистское руководство также не возражало против участия Партии революционного коммунизма в деятельности местных городских и губернских исполнительных комитетов. Лишь в 1919 году отношения между партиями серьезно ухудшились, чему послужило недовольство большевистского руководства позицией Партии революционного коммунизма по крестьянскому вопросу. За границу эмигрировал Марк Натансон, который опасался ареста в связи с возникшими разногласиями с Лениным.

Однако, многие местные организации ПРК продолжали эволюционировать в сторону большевизма. 28 апреля — 2 мая 1920 года прошел Пятый съезд Партии революционного коммунизма, на котором была принята резолюция о необходимости всесторонней поддержки большевиков. На следующем, Шестом съезде Партии революционного коммунизма, который состоялся 22 сентября 1920 года в Москве, было принято вполне закономерное решение о самороспуске ПРК и ее слиянии с Российской коммунистической партией (большевиков). К этому времени в составе Партии революционного коммунизма насчитывалось 1625 человек. Так прекратила свое двухлетнее существование организация, являвшаяся своеобразным «переходом» от левых эсеров к большевикам. Многие ее активисты сделали серьезную карьеру в первые два десятилетия советской власти, однако затем были репрессированы. Например, Андрей Лукич Колегаев (на фото) был расстрелян в 1937 году, несмотря на то, что в свое время он одним из первых в числе членов Партии революционного коммунизма выступил за переход в ряды РКП (б).

Другой политической организацией близкого толка, также образовавшейся в результате раскола Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов), была Партия народников-коммунистов (ПНК). Ее также основала группа левых эсеров, недовольных политикой партийного руководства и произошедшим Восстанием левых эсеров. 18 августа 1918 года эта группа объявила о переименовании в народников-коммунистов, а спустя три дня, 21 августа 1918 года, опубликовала манифест. 25 августа 1918 г. газета «Знамя трудовой коммуны», в которую с 21 августа переименовалась газета «Знамя борьбы», сообщила о том, что после восстания левых эсеров из партии вышло около 300-400 членов, недовольных политикой руководства ПЛСР. Они создали Народную партию революционных социалистов. Партия народников-коммунистов критиковала Народную партию революционных социалистов, но выступала за объединение всех групп, возникших в результате раскола Партии левых эсеров. В конце концов, так и произошло — Народная партия революционных социалистов влилась в состав Петроградской организации Партии народников-коммунистов.

Кстати, официально Партия народников-коммунистов была создана несколько позже — в сентябре 1918 года. При партии был открыт рабочий и красноармейский клуб имени Н.К. Михайловского. На церемонии открытия присутствовало 800 человек. Таким образом, можно составить примерное представление о численности Партии народников-коммунистов. Ее ключевой фигурой стал Григорий Давыдович Закс (1882-1937) — одессит, участник революционного движения с 1903 года. Ко времени Февральской революции Закс уже имел за плечами внушительный революционный опыт, включая «отсидки» в тюрьмах и эмиграцию. Он был назначен председателем управы Александро-Невского района Петрограда, а осенью вошел в состав президиума Петроградского военно-революционного комитета (ВРК). С декабря 1917 по апрель 1918 гг. Закс занимал пост товарища народного комиссара просвещения РСФСР (заместителя министра). Затем его делегировали от ВЦИК на должность заместителя председателя ВЧК РСФСР.

С самого начала своей деятельности в советском руководстве Закс находился на близких к большевикам позициях. Это позволило ему избежать ареста после подавления левоэсеровского восстания, хотя он и входил в число лидеров левоэсеровской партии. Сразу же после восстания Закс поспешил официально отмежеваться от него, а затем вышел из ПЛСР и создал Партию народников-коммунистов. Как и революционные коммунисты, народники-коммунисты в целом поддерживали политику большевиков, однако подвергали критике позицию большевистского руководства по поводу создания «комитетов бедноты» и по поводу преследования представителей эксплуататорских классов, которые не были непосредственно связаны с контрреволюционной деятельностью. Численность Партии народников-коммунистов в лучшее время достигала около 3 тысяч членов и 5 тысяч сочувствующих. Учитывая ее лояльность к большевикам, ПНК было позволено получить 7 мест во ВЦИК, а также включить представителей в состав Московского губернского исполкома Советов.

В Петрограде местную организацию народников-коммунистов возглавил Николай Порфирьевич Клишевич, работавший заведующим юридическим отделом Спасского районного Совета депутатов. В основном, в состав ПНК входили представители революционной интеллигенции, что обусловило просветительский характер деятельности этой партии. Например, народники-коммунисты занимались организацией концертов для рабочих, планировали создание библиотеки и хора для рабочих активистов.

Близость Партии народников-коммунистов к советской власти была еще более очевидной, чем у Партии революционного коммунизма. Это обстоятельство повлияло на судьбу ПНК. В ряды РКП (б) партия влилась гораздо раньше, чем революционные коммунисты. 6 ноября 1918 года Второй Чрезвычайный съезд Партии народников-коммунистов заявил о роспуске организации и ее вхождении в состав Российской коммунистической партии (большевиков). 12 ноября 1918 года газета Партии народников-коммунистов «Знамя Трудовой коммуны» объявила о ликвидации партии. Членом РКП (б) стал и Григорий Закс. Он был направлен учиться на восточном факультете Академии Генерального штаба РККА, после окончания которого служил в военной разведке — начальником разведки штаба, помощником начальника штаба по разведке Западного фронта. В 1924-1925 гг. Закс занимал должность военного атташе в Эстонии. В 1935 году Григорий Закс, в то время учившийся в Промышленной академии, был исключен из РКП (б). В этом же году его первый раз арестовали, но уже через две недели отпустили. Закс продолжал работать консультантом в Союзснабпроме, пока 2 октября 1937 года не был арестован. Его обвинили в «контрреволюционной шпионской диверсионно-террористической деятельности в пользу Японии и передаче шпионских сведений японской разведке». 23 декабря 1937 года Григорий Закс был приговорен к высшей мере наказания и 29 декабря 1937 года расстрелян.


Партия революционного коммунизма и Партия народников-коммунистов стали промежуточным звеном между ПЛСР и РКП (б), объединив достаточно внушительную часть левых эсеров, критиковавших антибольшевистскую позицию левоэсеровского руководства. По такому же пути, кстати, пошла и часть анархо-коммунистов, также принявшая советскую власть и перешедшая на сторону РКП (б). Однако, уже в 1930-е годы советское руководство предпочло ликвидировать наиболее заметных выходцев из небольшевистской леворадикальной среды.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти