Последние годы ханской Хивы. Как побеждала революция в Средней Азии

Последние годы ханской Хивы. Как побеждала революция в Средней Азии


Февральская и Октябрьская революции 1917 года произвели колоссальное впечатление не только на политическую и культурную элиту, но и на все население Бухарского эмирата и Хивинского ханства — полунезависимых среднеазиатских государств, находившихся под протекторатом Российской империи. Среди небольшой образованной прослойки и в Бухаре, и в Хиве к этому времени уже имели хождение оппозиционные взгляды, заключавшиеся в осознании необходимости социально-экономической и политической модернизации среднеазиатских монархий. На «полевение» среднеазиатских образованных кругов оказывало влияние и появление в регионе многочисленных переселенцев из России, среди которых были и представители интеллигенции, и квалифицированные рабочие. Многие из них являлись сторонниками эсеров, большевиков или анархистов, и стремились донести свои политические позиции до представителей местного населения.


Хивинское ханство, как в русской исторической традиции называют Хорезмское государство, стало протекторатом Российской империи 12 августа 1873 года, после того, как был подписан Гендемианский мирный договор. Хивинский поход, которым руководил генерал-губернатор Туркестана Константин Петрович Кауфман, завершился победой русского оружия и подчинением Хорезмского государства.

Однако, потеря государственной независимости практически не отразилась на реалиях внутренней жизни ханства. В частности, в ханстве сохранилась власть ханов из узбекской династии Кунгратов — выходцев из племени кунграт, одержавших в середине XVIII века победу над конкурировавшим племенем мангытов. Однако, подчинение Хорезма России повлекло за собой неизбежное проникновение в страну новых веяний. Во-первых, Россия заставила ханов запретить рабовладение на территории государства. Конечно, этот запрет далеко не везде и не всеми соблюдался, но с открытой работорговлей было покончено. Во-вторых, в ханстве постепенно стали появляться подданные Российской империи, становившиеся провозвестниками европейского культурного влияния. Тем не менее, очень значительную роль в ханстве продолжали играть консервативно настроенные религиозно-политические круги, которые не желали каких-либо масштабных изменений в жизни Хивы, усматривая в них угрозу и ханской власти, и собственному привилегированному положению.

В 1864-1910 гг. у власти в Хорезме находился Мухаммад Рахим-хан II (1845-1910, на фото). Именно на годы его правления пришелся знаменитый Хивинский поход. Российское правительство стремилось обеспечить лояльность среднеазиатской тюркской аристократии всевозможными привилегиями и званиями. Так, в 1896 году Мухаммад Рахим-хан получил звание генерал-лейтенанта, а в 1904 году — генерала от кавалерии. Современники вспоминают его как просвещенного правителя, не чуждого культуре и искусству. В то же время, условия жизни в Хивинском ханстве оставляли желать лучшего. Низким был уровень социально-экономического развития этого государства. В 1910 году, после смерти Мухаммада Рахим-хана, к власти в Хивинском ханстве пришел Асфандияр-хан (1871-1918). Ему также присвоили звание генерал-майора российской армии. Однако, Асфандияр-хан (на фото), в отличие от своего отца, считавшегося покровителем культурного развития Хивы, в культурно-просветительском плане никак себя не проявлял.

Экономика Хивинского ханства к началу ХХ века оставалась крайне отсталой. Ее основу составляло сельское хозяйство. Половина всех хивинских земель находилась в руках хана и его родственников, а остальные земли принадлежали государству и духовенству (вакфные земли). Государственные земли сдавались арендаторам, которые отдавали половину урожая (ярим). При этом и родственники хана, и духовные лица, и высшие государственные чиновники или владельцы тарханных грамот, предоставлявших право на пожизненное владение землей, были освобождены от налогов. Подданные хана привлекались к многочисленным общественным работам, могли быть задействованы в качестве ополчения. Что касается национальной буржуазии, то она в Хивинском ханстве была представлена практически исключительно купцами. Подчинение ханства Российской империей привело к тому, что российские торгово-промышленные группы закрепились в Хиве и вскоре обрели практически монопольное положение в местной торговле. По мнению историков, присутствие российских коммерсантов в Хиве носило в большей степени колониальный характер и не меняло устоявшегося образа жизни хивинского населения. Вместе с тем, в начале ХХ века стало ясно, что «застой» в социально-экономической и политической жизни ханства является серьезным препятствием для экономического развития.

В генерал-губернаторстве Туркестана началась разработка проектов частичного реформирования общественно-политической жизни в Хиве. В первую очередь, реформы должны были затронуть распределение доходов хана. Асфандияр-хану предложили направить часть извлекаемых им средств на улучшение ирригации полей, создание путей сообщений и почтовых станций, развитие медицины.

В 1910 году визирем ханства стал Сеид Ислам-ходжа — человек умный и образованный, способный уловить тенденции развития современного общества и убежденный в необходимости социально-экономических преобразований в Хиве. Он занимал пост главного министра Хорезма всего четыре года. За это время в ханстве появились хлопкоочистительный завод, больница, аптека, светская школа. Эта деятельность Ислам-ходжи вызвала недовольство консервативных кругов, опасавшихся, что преобразования в жизни Хивинского ханства нанесут удар по их политическому влиянию и экономическому положению. Однако, Сеид Ислам-ходжа успел сделать упреждающий шаг — он добился ареста части своих противников и конфискации их имущества. У нескольких крупнейших сановников ханства, включая Аман-Гельды сердара и Хусаин-бека, были конфискованы деньги, дома, земли, которые были переданы в собственность хана. Тем не менее, затем хан выпустил сановников из заключения. Разумеется, последние поспешили отомстить Сеид Ислам-ходже. 9 августа 1913 года визирь, возвращавшийся домой с прогулки, был зарезан неизвестными.

В первом десятилетии ХХ века в Хиве появились и сторонники более-менее радикальных (по среднеазиатским меркам) преобразований в жизни общества. В исторической науке их принято называть «младохивинцами». Еще в 1910 году они выдвигали проект реформирования политического устройства ханства, предусматривавший, в том числе, перевод ханских чиновников на государственное содержание. Однако, полностью развернуться младохивинцы смогли только после Февральской революции 1917 года. Свержение монархии в России застало хана Асфандияра на лечении. Этим и воспользовались младохивинцы. Они приняли решение предъявить хану требования о проведении в ханстве реформ, в том числе — об упорядочении системы государственного управления. 4 апреля 1917 г. перед зданием канцелярии хана прошел митинг, собравший несколько тысяч человек. К Асфандияру направилась делегация во главе с видными лидерами младохивинцев Палванниязом Юсуповым и Хусайнбеком Матмурадовым. Хан принял делегатов и 5 апреля 1917 года обнародовал манифест.

Согласно документу, в Хиве устанавливалась конституционная монархия, создавался Маджлис — Палата депутатов и Совет назиров — Совет министров. Также хан давал обещание построить в ханстве железную дорогу, создать почтово-телеграфное сообщение и открыть «новометодные» (т.е., европейского типа) школы. В апреле 1917 года, после подписания манифеста, были созданы новые органы государственного управления — Махкамаи адлия (Маджлис) и Идораи машварат (Совет министров). Маджлис возглавил младохивинец Бобоахун Салимов, а правительство — младохивинец Хусайнбек Матмурадов.

Подписание манифеста Асфандияр-ханом было с энтузиазмом воспринято сторонниками прогрессивных преобразований в Хиве. Младохивинцы приступили к проведению реформ, но уже очень скоро столкнулись с активным противодействием со стороны религиозно-консервативных кругов.

На стороне последних оказался и Асфандияр-хан. В начале мая 1917 года большая делегация Маджлиса во главе с Бобоахуном Салимовым выехала в Ташкент. Представители младохивинцев планировали установить связи с Туркестанским комитетом Временного правительства России. Но их отсутствием воспользовался Асфандияр-хан, заручившийся поддержкой консервативных кругов. Он разогнал правительство ханства во главе с Матмурадовым. Сам Матмурадов и еще 16 младохивинцев — членов правительства были арестованы. Их объявили врагами ханства и религии. Интересно, что Маджлис хан трогать не стал, но полностью изменил его состав, укомплектовав палату депутатов представителями духовенства и феодальной знати. Произведя государственный переворот, Асфандияр-хан поспешил объявить об отмене реформ, начатых младохивинцами. В ноябре 1917 года хан распустил и Маджлис.

К этому времени хан установил отношения с российским Временным правительством. В Хиве разместился русский военный отряд под командованием полковника Ивана Матвеевича Зайцева (1879-1934) — командира 4-го Исетско-Ставропольского полка Оренбургского казачьего войска и комиссара Временного правительства в Хивинских владениях. Одновременно в Хиве резко возросло влияние Мухаммед-Курбана Сердара, более известного как Джунаид-хан (1857-1938). Один из вождей туркменского племени иомудов, Джунаид-хан возглавлял разбойничьи отряды, нападавшие на богатые купеческие караваны, следовавшие через Каракумы. В свое время деятельность Джунаид-хана так досаждала хивинцам, что в 1913 году Асфандияр-хан направил военный поход с целью усмирения туркменов. Тогда Джунаид-хан возглавил народное сопротивление хивинским войскам, продолжавшееся до 1916 года. Затем он был вынужден откочевать в Афганистан, однако после Февральской революции вновь появился в границах Хивинского ханства. Теперь Мухаммед-Курбан Сердар рассматривался Асфандияр-ханом, нуждавшимся в силовой поддержке, уже как потенциальный союзник. В январе 1918 года Мухаммед-Курбан Сердар был назначен командующим хивинской армией, а его отряд из полутора тысяч туркменских всадников составил основу вооруженных сил хана.

Когда российские войска под командованием полковника Ивана Зайцева покинули территорию ханства, направившись освобождать Ташкент от большевиков, Мухаммед Курбан-Сердар приобрел при дворе хивинского хана максимальное влияние. Он ликвидировал всех потенциальных соперников и решился на военный переворот. В октябре 1918 года Асфандияр-хан был убит во дворце Нурулла-бай, после чего на престол Хорезма взошел новый хан — Саид Абдулла, который, однако, не имел никакого реального влияния. Все рычаги власти оказались сосредоточены в руках Джунаид-хана. Так вчерашний туркменский вождь стал фактическим правителем Хивинского ханства.


Джунаид-хан был решительным противником любых преобразований в Средней Азии и крайне негативно относился к большевистскому присутствию в Туркестане. Главным противником для него стала провозглашенная 30 апреля 1918 года Туркестанская Советская Республика. С ней он воевал дважды. Первый раз — осенью 1918 года, после того, как отряды Джунаид-хана напали на Новоургенч, захватив там пятьдесят русских семей. 24 ноября 1918 года десятитысячная армия Джунаид-хана осадила Петроалександровск (Турткуль), однако через 11 дней оборонявшиеся жители города получили подкрепление в лице отряда рабочих — железнодорожников из Чарджоу и 90 интернационалистов. Перейдя в контрнаступление, рабочие отряды разгромили Джунаид-хана, уничтожив не менее 1700 его воинов. Тем не менее, хивинцы, которых поддерживали казаки штабс-капитана В.П. Коноплева — эсера по политическим убеждениям, захватили Чимбай и Нукус в каракалпакских землях. Но Джунаид-хана подвели противоречия в туркменской верхушке — часть отрядов туркменских курбаши покинула ряды его войск. Поэтому 4 апреля 1919 года Джунаид-хан подписал первое перемирие с ЦИК Туркестанской Советской Республики. В соответствии с договором, Туркестанская Республика признавала независимость Хивинского ханства. Впрочем, подписание договора отнюдь не свидетельствовало о мирных планах Джунаид-хана. Для него перемирие было лишь временем, позволяющим собраться с силами. Джунаид-хан продолжал поддерживать антисоветские выступления на территории Средней Азии, а после того, как атаман Фильчев захватил Нукус, Чимбай и Заир, его правительство было признано Хивинским ханством и получило поддержку от Джунаид-хана.

В сентябре 1919 года Джунаид-хан вступил в союз с адмиралом Колчаком, после чего начались переговоры о совместном походе с атаманом Фильчевым и войсками Бухары против советского Туркестана. На помощь Джунаид-хану прибыла военная миссия колчаковцев из 130 казаков и 8 офицеров под командованием полковника Худякова. Таким образом, в распоряжении Джунаид-хана оказались не только собственное войско из 15 тысяч всадников, но и казаки Фильчева, и присланные Колчаком специалисты. Джунаид-хан решил действовать и в начале ноября 1919 года отряды Фильчева и курбаши Хан-Максума захватили город Нукус. Однако, хивинцев опять подвела междоусобная борьба. К тому же, в самой Хиве младохивинцы организовали восстание. Несмотря на его подавление, силы Джунаид-хана оказались ослаблены. Этим воспользовались туркестанские отряды, нанесшие Джунаид-хану серьезное поражение под Новоургенчем, а затем перешедшие в наступление под Нукусом. На сторону советских войск перешли отряды туркмен Кош-Мамед-хана, а затем — еще 8 туркменских вождей, включая Якши-Гельды и Шамурад-бахши. В результате, 14 января 1920 года Северный отряд туркестанских войск занял Порсу, затем — Ильялы и Ташауз, а Южный отряд — Бедиркент. 1 февраля 1920 года хивинский Саид Абдулла-хан официально заявил об отречении от престола ханства. Так началась новая страница в истории Хорезмского государства, переименованного в Хорезмскую Народную Советскую Республику. О политической жизни этого государственного образования мы расскажем в следующий раз.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти