Уроки Ливийской войны



Восемь месяцев 2011 года были отмечены проведением боевых действий на территории Ливии, в которых принимали участие подконтрольные режиму Каддафи войска и повстанческие формирования, подконтрольные Переходному национальному совету и получавшие поддержку от военно-воздушных, военно-морских сил, а также сил специальных операций стран-участниц НАТО.


Несмотря на то, что многие аспекты войны до настоящего момента остаются неясными, это не мешает сделать некоторые выводы по поводу проблем в обороноспособности Российской Федерации.

В ходе войны армия Каддафи весьма умело использовала сочетание маскировки и тактики ведения боя с использованием мелких подразделений – внезапное нападение, удар, а потом такое же стремительное отступление. Использование такой тактики давало возможность не только уничтожать заправочные станции, но и нарушать поставки боеприпасов, снаряжения и продовольствия для протестующих. Чаще всего в одном бою выступали две-три армейские роты, что позволило армии Каддафи довольно долгий период времени оказывать сопротивление подразделениям Переходного национального совета, даже, несмотря на то, что их поддерживала авиация натовских государств.

Пропаганда ПНС активно использовала обвинения лидера Джамахирии в привлечение им в свои войска наемников из Экваториальной Африки и Магриба, а позже появилась информация и об участии в боевых действиях военных из славянских государств – России, Белоруссии и Украины.

Однако использование наемников всегда было присуще военной отрасли Ливии. Принимая участие в любом военном конфликте, ливийская армия выставляла панафриканский легион, который был создан наподобие Французского иностранного легиона и имел в своем составе около 7 тысяч человек. В основном, это были выходцы из Египта, Алжира, Нигерии, Иордании, Туниса и Пакистана.

А между тем, несмотря на предъявленные правящему режиму обвинения, Переходной национальный совет сам использовал частные военные компании, которые не только осуществляли военные операции, но и проводили обучение и консультации формирований ПНС, а также осуществляли тыловое обеспечение и обслуживали сложные системы вооружения.

Ливийские войска использовали также все возможные виды маскировочных технологий. Так, например, большая часть боевой тяжелой техники была сохранена только благодаря тому, что были спрятаны в больших лабиринтах и туннелях диаметром до 4,5 метров и так называемой Великой рукотворной реке, самой большой ирригационной системе, которая находится глубоко под землей и имеет протяженность 4 тысячи километров.

Весьма интересным является и тот факт, что американская и натовская разведка не была осведомлена о маскировке ливийской техники. Это тем более странно, если учесть, что американские разведслужбы являются самыми развитыми в мире. Но многие французские и итальянские пилоты позже признались, что им часто приходилось сбрасывать бомбы на неизвестные объекты. А один из офицеров французского авианосца «Шарль де Голль» даже заявил, что никогда не встречал такой ловкости, которая присуща войскам Каддафи. Таким образом, они способны применить такую маскировку, которая не позволяет натовским самолетам не только обнаружить, но и атаковать каддафистов или их технику.

Участие же западных государств в военном конфликте в Ливии было обусловлено рядом причин. Основная из них – это то, что лидер государства Муаммар Каддафи, даже не попытавшись вступить в переговоры с оппозицией, сразу перебросил войска в район народных восстаний, Бенгази. До этого момента его репутация и так была далеко не безупречной, а после подобных действий, подкрепленных выступлением ливийского лидера с угрозами своим соотечественникам, окончательно сделала его монстром в глазах мировой общественности. Кроме того, западным лидерам было необходимо срочно спасать свою собственную репутацию в глазах арабского мира, поскольку в Египте и Тунисе они активно поддерживали местных диктаторов. Каддафи сумел настроить против себя буквально всех – от политиков до простого народа, на Востоке и Западе, поэтому более удачной кандидатуры для публичной порки найти было невозможно.

На территорию Ливии были переброшены спецподразделения НАТО, Катара и Объединенных Арабских Эмиратов, которые занимались проведением диверсий и проводили тыловую разведку в войсках Каддафи, а также выявляли объекты для вертолетных и самолетных ударов. На британских и французских спецназовцев была возложена задача разработки плана по захвату Триполи и координации действий повстанцев. А военные из Катара и Эмиратов руководили взятием правительственного здания «Баб аль-Азизия».

Вместе с тем, в Ливии разгорелась настоящая информационная война, вершиной которой было освещение событий, связанных со штурмом Триполи. И хотя город еще не сдался, CNN и «Аль-Джазира» уже показывались кадры победы оппозиционеров, снятые в пустыне Катара. Эти кадры стали сигналом к началу атаки диверсантов и протестантов. И практически сразу группы протестантов начали установку блокпостов и врывались в дома верных Каддафи офицеров.

За последнее время в мире произошла уже вторая война, в которой решающую роль сыграли деньги. Именно они, а не воздушные операции или блокады, принесли больший успех. По сути, правительство США в Ливии проделало то же самое, что и в Ираке, когда сотрудники ЦРУ подкупали местных командующих войсками. Кроме того, что предатели получили большие деньги за измену, им обеспечили еще и вывоз их семей за пределы Ирака в завершающей стадии проведения операции. Тогда, напомним, сразу четыре корпуса сдались на милость американских войск.

Нечто подобное происходило и в Ливии. Натовское командование прекрасно понимало, что воздушная операция провалилась и не поможет оппозиции захватить власть в стране, поэтому задача по устранению режима Каддафи была возложена на разведку и спецназ Франции, Италии и Великобритании, а также американское ЦРУ. Основная их цель сводилась к подкупу ливийских политиков и военных. Так, к примеру, итальянские спецвойска переправили на территорию Италии пять семей ливийских генералов, а затем вели активное сотрудничество с примерно 100 высокопоставленными чиновниками-каддафистами.

Таким образом, предательство сухопутных войск и переход их на сторону оппозиции, а также дезертирство военных летчиков вместе с самолетами – явление вполне закономерное и предсказуемое. О чем еще можно говорить, если даже самый преданный Каддафи человек, генерал Абдул Фатх Юнис, который в течение более двадцати лет был на посту министра внутренних дел и считался ярым противником оппозиции, в феврале 2011 года бежал из Триполи в Бенгази и увел с собой подразделения военной полиции, которые сам же и создал.

В то же время, в ливийской армии наметился раскол, в результате которого часть военных просто дезертировала или присоединилась к оппозиционерам, и только незначительная часть войск осталась верна Каддафи. Подобная тенденция получила свое развитие еще в мае, когда некоторые офицеры исчезали в неизвестном направлении.

Кроме того, война доказала и то, что НАТО также не всесильно и что без помощи американцев победа над режимом Каддафи была бы отодвинута на неопределенное время. Яркий пример этому – в ходе операции у британцев и французов закончились «умные» бомбы. Поэтому они вынуждены были обратиться к США с соответствующей просьбой. «Томагавки», которые использовались для уничтожения системы противовоздушной обороны Ливии, в достаточном количестве имеются только у американцев. Более того, и беспилотные летательные аппараты, которые использовались для уничтожения замаскированной ливийской техники, также американские.

Стоит отметить и тот факт, что многие страны-участницы альянса либо вообще не принимали участия в военных действиях, либо их участие было чисто номинальным.

Военные действия в Ливии вновь доказали очевидное – нормы международного права могут быть нарушены в любой момент, когда западные государства сочтут подобную меру необходимой для достижения своих интересов. Международная политика имеет двойные стандарты, а агрессия, направленная против российского государства, будет возможна в случае ослабления ее военного, экономического и морального потенциала, а ее население не будет готово защищать границы родной страны.

Таким образом, Россия должна вынести из войны определенные выводы для себя и понять, что неблагоприятная для государства обстановка может развиваться настолько стремительно, что правительство не успеет создать новую армию, оснащенную новыми видами вооружения. Также необходимо подумать о создании сил специальных операций, а не упразднять их. И еще один не менее важный аспект – необходимо создание информационных родов войск с целью противостояния информационной агрессии. Необходимо продумать также и программу учений, уделяя больше внимания не борьбе с терроризмом, а проводить маневры с государствами-соседями, таким образом, приучая войска действовать в ситуации, которая может сложиться в реальных условиях.
Автор:
Валерий Бовал
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти