Ржевско-Вяземская наступательная операция (8 января – 20 апреля 1942 г.)

Ржевско-Вяземская наступательная операция (8 января – 20 апреля 1942 г.)

Ржевско-Вяземская наступательная операция. Схема.

Несмотря на возникшие в ходе контрнаступления под Москвой проблемы, Верховное Главнокомандование, оптимистично оценивая его итоги, считало необходимым использовать создавшееся положение для коренного изменения обстановки на всем советско-германском фронте. Вопросы дальнейших действий Красной армии обсуждались 5 января 1942 г. на заседании Ставки ВГК с участием И.В. Сталина, В.М. Молотова, Б.М. Шапошникова, К.Е. Ворошилова, Г.М. Маленкова, Л.П. Берии, Н.А. Вознесенского, Г.К. Жукова. На нем И.В. Сталин изложил свои взгляды на ведение войны. Они заключалась в том, чтобы нанести поражение основным группировкам противника и, не давая ему возможности закрепиться на достигнутых рубежах, «гнать… на запад без остановки, заставить … израсходовать резервы еще до весны… и обеспечить, таким образом, полный разгром гитлеровских войск в 1942 г.».

Главный удар было решено нанести на западном направлении, где планировалось окружить и уничтожить основные силы немецкой группы армий «Центр». Здесь действовали Калининский, Западный и Брянский фронты, в которых на 1 января 1942 г. имелось 1 млн 245 тыс. человек, около 8,7 тыс. орудий и минометов, 571 танк (в том числе 198 средних), 554 боевых самолета. Противостоявшая им группировка врага (9, 4-я и 2-я армии; 2, 3-я и 4-я танковые армии) насчитывала 1 млн 569 тыс. человек, около 13 тыс. орудий и минометов, 1100 танков, 615 самолетов.


Переход в наступление планировалось осуществить без оперативной паузы в боевых действиях, в результате чего армиям практически не выделялось времени для подготовки. Ударная сила соединений была низкой из-за недостатка людей, танков, артиллерии. Так, например, средняя укомплектованность стрелковых дивизий 29-й армии Калининского фронта составляла 5565 человек, 30-й армии – 4900 и 31-й армии – 5044 человека. Не намного лучше было положение и на Западном фронте. В соединениях 5-й армии в среднем насчитывалось 5189 человек, 20-й армии – 5320 и 50-й армии – 4375 человек. В танковых бригадах имелось по 15-20 танков, из них 80-90 % легких, устаревших систем, а в артиллерийских полках – по 11-13 орудий. В 112-й танковой дивизии, к примеру, на 8 января 1942 г. боеготовыми являлись всего один танк Т-34 и пять танков Т-26.

Быстрое продвижение Калининского и Западного фронтов во второй половине декабря 1941 г. – первой декаде января 1942 г., разрушение противником железных и шоссейных дорог, а также мостов на грунтовых дорогах привели к значительному отставанию тылов. Все это вызывало сбои в снабжении соединений и частей боеприпасами и горючим. Большой помехой были сложные метеорологические условия. Обильные снегопады, морозы и частые вьюги снижали маневренные возможности войск, практически исключали их передвижения вне дорог. Снежный покров достигал в поле 60, а в лесу – 90-100 см.

Серьезные трудности испытывали также соединения немецкой группы армий «Центр», понесшие в ноябре – декабре 1941 г. ощутимые потери, особенно в тяжелом вооружении. Почти во всех частях отмечались случаи заболевания сыпным тифом и обморожения, наблюдалось заметное снижение боеспособности. Так, в суточном донесении 4-й армии от 1 января 1942 г. отмечалось: «В результате непрерывных боев и сильных холодов боеспособность войск падает. Недалеко время, когда боеспособность дивизий упадет настолько, что они не выдержат тяжести боев по причине нехватки людей, если не будет поступать хорошо оснащенное для зимних условий пополнение».

В такой обстановке главное командование вермахта принимало экстренные меры, чтобы восстановить боеспособность своих армий на Восточном фронте. 8 января в войска были направлены указания А.Гитлера, в которых он отмечал, что «единственным способом, с помощью которого можно надежно нанести поражение русским, является ожесточенное сопротивление». При этом группе армий «Центр» указывалось: «Недопустимо никакое значительное отступление… заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции…». В течение января в ее распоряжение предполагалось перебросить пять пехотных дивизий и значительное количество авиации. Наиболее сильные оборонительные рубежи были созданы в полосах 3-й и 4-й танковых армий, которые в конце декабря 1941 г. закрепились на реках Лама и Руза, на можайском и гжатском направлениях.


Кавалеристы в наступлении.

Ударную группировку Калининского фронта, войска которого возглавлял генерал-полковник И.С. Конев, составляли 39-я и 29-я армии, а также 11-й кавалерийский корпус. Еще 6-7 января 1942 г. их соединения прорвали оборону врага западнее Ржева и рассекли его 6-й армейский корпус на две части, отбросив одну на восток, к Ржеву, а другую – к станции Оленино. К исходу 10 января главные силы 39-й армии генерал-лейтенанта И.И. Масленникова достигли рубежа в 35 км юго-западнее Ржева. Вместе с тем дальнейшие события показали, что поставленные Ставкой Верховного Главнокомандования задачи превышали возможности объединений Калининского фронта, которые за предшествующий период контрнаступления понесли значительные потери. К тому же на подступах к Ржеву немецкому командованию за счет сокращения линии соприкосновения сторон и переброски новых частей удалось значительно усилить оборону. В итоге советским войскам освободить этот город с ходу не удалось. Не привел к изменению положения и ввод в сражение подвижной группы фронта – 11-го кавалерийского корпуса, так как он располагал крайне ограниченными силами и средствами: 5800 человек, 84 орудия и миномета, 27 противотанковых ружей.

Дальнейшее продвижение 39-й и 29-й армий происходило под сильным воздействием авиации с большими трудностями: полосы их наступления постоянно расширялись, между дивизиями образовались значительные промежутки. Этим воспользовался противник. 22 января соединения его 9-й армии нанесли контрудар западнее Ржева, в результате которого к исходу 25 января 29-я армия генерал-майора В.И. Швецова была отрезана от главных сил. Более двух недель она вела боевые действия в окружении. В середине февраля стало ясно, что удерживать занимаемый район бессмысленно, так как никакого оперативного значения действия окруженной группировки в сложившейся обстановке не имели, а дальнейшее нахождение во вражеском тылу могло привести лишь к ее полному уничтожению. В ночь на 18 февраля генерал-полковник И.С. Конев отдал приказ на прорыв 29-й армии из окружения. После этого, в конце февраля, 11-й кавалерийский корпус предпринял последнюю попытку войти в соприкосновение в районе Вязьмы с наступавшими навстречу ему передовыми частями Западного фронта. Однако разделявшие их 5-6 км так и не были преодолены.

Западный фронт, действуя в полосе шириной 500 км, наносил одновременно три удара: на правом крыле – силами 1-й ударной, 20-й и 16-й армий, в центре – 5-й и 33-й армий, на левом крыле – 43, 49, 50, 10-й армий и группы генерал-майора П.А. Белова.

Учитывая неудачные попытки прорыва заблаговременно подготовленной обороны немецких войск на р. Лама разрозненными усилиями трех армейских объединений правого крыла фронта в конце декабря 1941 г. – начале января 1942 г., Ставка ВГК приказала командующему его войсками генералу армии Г.К. Жукову создать на этом направлении одну ударную группировку, в которую вошла 20-я армия генерал-лейтенанта А.А. Власова, усиленная кавалерийскими дивизиями, танковой и стрелковыми бригадами, лыжными батальонами, артиллерийскими полками и дивизионами реактивной артиллерии.


Стрелковое подразделение ведет бой в г. Юхнов.

К тому времени противник усовершенствовал оборонительные полосы и рубежи. В опорных пунктах находилось по 5-6 деревоземляных огневых точек (дзот), 2-3 танка, до 10 противотанковых орудий и большое количество пулеметов. Все блиндажи соединялись ходами сообщения, передний край плотно прикрывался проволочными заграждениями и минными полями. Но созданное в 20-й армии трехкратное превосходство в силах и средствах над врагом позволяло рассчитывать на успех. Ее наступление началось 10 января 1942 г. на том же направлении, что и прежде, поэтому достичь внезапности не удалось. Это обстоятельство сказалось на ходе боевых действий. Из-за глубокого снежного покрова и низкой эффективности огневого поражения противника прорыв осуществлялся медленно. Атаки, которые следовали одна за другой с длительными промежутками между ними, не приводили к значительным результатам. К исходу 12 января стрелковые соединения и части углубились в оборону немецких войск всего на 6-7 км. После этого в сражение была введена армейская подвижная группа. Однако она не обладала достаточной ударной силой, так как не имела необходимого количества танков, и с большим трудом совершала маневр по снегу. Тем не менее, к 15 января прорыв на р. Лама был увеличен до 15 км в ширину и до 20 км в глубину. Тем самым была создана угроза флангу немецкой 4-й танковой армии.

Принимая во внимание обострившуюся обстановку, А.Гитлер 15 января отдал приказ на отход войск на спешно создаваемые тыловые оборонительные рубежи. Переоценив этот факт, Ставка Верховного Главнокомандования значительно ослабила группировку на правом крыле Западного фронта. Она приказала к исходу 19 января вывести в резерв 1-ю ударную армию, передав ее полосу наступления 20-й армии. Одновременно на левое крыло, в район Сухиничей, с целью организации отражения контрудара врага было переброшено управление 16-й армии (генерал-майор К.К. Рокоссовский). Все это привело не только к увеличению полосы наступления 20-й армии в два раза, но и к снижению ее ударных возможностей. После овладения районом Княжьи Горы, Спас-Вилки, Куклово ее дивизии 23 января завязали упорные бои за укрепленные опорные пункты противника. Неоднократные попытки обойти их для развития наступления в глубине закончились неудачно.

В целом успешно начавшаяся и имевшая хорошие перспективы наступательная операция 20-й армии имела, в общем, ограниченные результаты. За две недели ее соединения продвинулись на 40-50 км и, выйдя к подготовленному оборонительному рубежу немецких войск, вынуждены были остановиться. Армия так и не смогла войти в соприкосновение с войсками Калининского фронта с целью окружения вражеской группировки на северном фланге группы армий «Центр».

В центре полосы Западного фронта вели наступление 5-я и 33-я армии. 14 января 5-я армия генерал-лейтенанта Л.А. Говорова освободила Дорохово, 17 января – Рузу, 20 января – Можайск, 22 января – Уваровку – последний крупный опорный пункт противника на территории Московской области. За три недели армия продвинулась на 80-90 км, но была вынуждена остановиться из-за недостатка сил. В течение февраля она вела тяжелые безуспешные бои на р. Воря.

Южнее действовала 33-я армия генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова. К тому времени, когда ее соединения вышли к Верее, в построении обороны немецких войск образовался слабо занятый коридор шириной до 40 км. Г.К. Жуков решил выдвинуть через него часть сил армии с целью нанесения удара на Вязьму. Утрата коммуникаций, проходивших через этот город, имела бы катастрофические последствия для всей группы армий «Центр». Поэтому ее командование сосредоточило на подступах к Вязьме до шести различных соединений. Ударную группу 33-й армии, включавшую в свой состав четыре ослабленные стрелковые дивизии, враг встретил огнем всех видов и контратаками пехоты, поддержанной танками и авиацией. Помимо этого, ему удалось, восстановив положение по переднему краю обороны, закрыть брешь в своем построении и перерезать пути подвоза группы. Не получая усиления со стороны фронта при действиях в отрыве от главных сил, она не смогла преодолеть его сильного сопротивления и вскоре начала подвергаться ударам с различных направлений.

В начале марта была предпринята первая попытка прорыва оперативной группы 33-й армии из окружения. Встречный удар наносили дивизии 43-й армии. К 10 марта расстояние между передовыми частями двух армий составило 2 км. Однако немецкое командование перегруппировало на это направление дополнительные силы, которые вновь расширили коридор до 7-8 км. В конце первой декады апреля враг рассек находившуюся в его тылу группировку 33-й армии, после чего она осуществляла выход из окружения отдельными отрядами и подразделениями. В одном из боев командующий армией генерал-лейтенант М.Г. Ефремов был тяжело ранен и потерял возможность передвигаться. Не желая попасть в плен, он 19 апреля застрелился.

На левом крыле Западного фронта в начале января 1942 г. в результате продвижения 43, 49, 50, 10-й армий и группы генерал-майора П.А. Белова между немецкими 4-й и 2-й танковой армиями на рубеже Юхнов, Белёв образовался разрыв в 100-150 км, который продолжал расширяться. Учитывая это, генерал армии Г.К. Жуков поставил перед войсками левого крыла задачу разгромить соединения 4-й армии противника и в дальнейшем вести наступление в общем направлении на Вязьму, чтобы во взаимодействии с Калининским фронтом окружить основные силы группы армий «Центр».

Перейдя в наступление, соединения 43-й армии генерал-майора К.Д. Голубева 10 января прорвали оборону врага на р. Лужа и, развивая успех вдоль Варшавского шоссе, к исходу 13 января окружили гарнизон г. Медынь и утром следующего дня освободили город. Овладение Медынью позволяло нанести удар во фланг юхновской группировке противника. Однако малочисленные стрелковые дивизии армии с большим трудом преодолевали его сопротивление и лишь к 29 января овладели Мятлево. На этом продвижение 43-й армии, по существу, закончилось. Охват немецких войск в районе Юхнова с севера оказался для нее непосильным.

49-я армия генерал-лейтенанта И.Г. Захаркина наносила главный удар в направлении Кондрово, Юхнов с задачей совместно с 43-й армией уничтожить кондровскую группировку врага. Соединения армии, медленно вытесняя его с занимаемых рубежей, 18 января овладели Полотняным Заводом, а 19 января – Кондрово, откуда продолжили наступление на запад, к Варшавскому шоссе. Однако все попытки развить успех не принесли результата. В итоге с 8 по 31 января 49-я армия продвинулась с исходного рубежа до Варшавского шоссе северо-восточнее Юхнова на 55-60 км.

Вот что докладывал о причинах невыполнения ею поставленной задачи представитель Генерального штаба майор B.C. Кондратенко в своем рапорте: «Неукомплектованность частей людьми, вооружением и неудовлетворительное использование поступающего маршевого пополнения, которое без подготовки часто с ходу бросается в бой. В результате большие потери при малых успехах, ибо ни командный состав, ни бойцы обстановки не знают, командиры не знают своих бойцов, а бойцы – командиров. Оборона противника из-за недостатка боеприпасов и отсутствия точных данных о ее построении остается неподавленной. Все это приводит к наступлению на «авось» и быстрой потере управления боем. Бойцы, подвергаемые огню автоматов, минометов и орудий, залегают. Продвижение останавливается».

На направлении главного удара левого крыла Западного фронта вели наступление 50-я армия (генерал-лейтенант И.В. Болдин) и группа генерал-майора П.А. Белова (пять кавалерийских и две стрелковые дивизии, одна танковая бригада и пять лыжных батальонов, всего около 28 тыс. человек, 124 орудия полевой артиллерии, 30 противотанковых пушек, 8 танков). В начале января соединения группы вышли на подступы к Юхнову и завязали бои за город. Они находились в нескольких километрах от Варшавского шоссе. Но в этот момент генерал армии Г.К. Жуков приказал вывести группу из сражения на юхновском направлении и направил ее в тыл мосальской группировке врага. На совершение маневра было затрачено семь суток. За это время немецкие войска значительно усилили свою оборону на Варшавском шоссе, и выгодный момент для ввода подвижных частей в прорыв с целью развития успеха в направлении Вязьмы был упущен. Группа П.А. Белова смогла прорваться через Варшавское шоссе только в течение 27-29 января, но лишь кавалерийскими дивизиями без танков, артиллерии и тылов.

В ночь на 3 февраля началось наступление кавалеристов на Вязьму. К тому времени командование группы армий «Центр» с целью защиты ее основной коммуникации перебросило в этот район две танковые дивизии. Противостоять им кавалерийские соединения не могли из-за отсутствия артиллерии. В борьбе за каждый населенный пункт группа несла большие потери. В конце февраля – первой половине марта она вела тяжелые бои с целью деблокирования попавших в окружение частей 33-й армии. К 14 марта эта задача была выполнена, однако кавалерийские дивизии полностью исчерпали свои наступательные возможности, их подразделения действовали в основном в пешем порядке и вынуждены были отказаться от продолжения наступления.

В представленном командующему войсками Западного фронта генералу армии Г.К. Жукову донесении командир 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майор П.А. Белов отмечал: «Слабый состав рейдирующей части корпуса, особенно в артиллерийском отношении не позволил прорвать всю глубину обороны противника. Противник постоянно имел преимущество в технике. Он свободно маневрировал резервами по заранее расчищенным дорогам в глубине обороны. Части корпуса не могут прочно закрепить успех ввиду своей малочисленности и слабости в огневых средствах. Поэтому противник со своей техникой, особенно с танками, проникает в обороняемые нами населенные пункты... Вязьма не взята корпусом потому, что не по силам, железная дорога не захвачена корпусом, хотя и пересекалась, потому что противник превосходил в технике и силах. Корпус в наличном составе в состоянии делать набеги, но не в состоянии удерживать захваченные населенные пункты».

Признавая значительные недостатки в применении группы П.А. Белова, Оперативный отдел штаба фронта в тоже время констатировал: «Несмотря на неоднократные попытки немецкого командования ликвидировать эту группу войск, нарушавших нормальную работу их тылов в продолжении длительного времени, корпус сумел прочно приковать к себе немецкие войска, находившиеся в районе Вязьма, Дорогобуж, Спас-Деменск. Противник вынужден был февраль и март затратить на то, чтобы не допустить расширения территории, занятой войсками группы Белова. По этой же причине немецкое командование ряд соединений, предназначенных для усиления передовых позиций фронта, вынуждено было держать в своем глубоком тылу исключительно для борьбы с группой Белова и разраставшимся партизанским движением. В этом смысле, оперативное значение действий группы Белова в феврале и марте – велико».

В ходе Ржевско-Вяземской операции для завершения окружения вяземской группировки врага Ставка ВГК запланировала выброску в районе юго-западнее Вязьмы воздушного десанта в составе 4-го воздушно-десантного корпуса генерал-майора А.Ф. Левашова. Предполагалось, что через двое – трое суток с ним соединятся кавалеристы, а затем и дивизии 33-й армии, после чего десантников предусматривалось вывести из сражения.


Тактическая группа противника на марше.

Первой 27 января десантировалась 8-я воздушно-десантная бригада. Однако после того как авиация противника нанесла удары по аэродромам и уничтожила транспортные самолеты, выброску и высадку последующих эшелонов пришлось отменить. 16 февраля командующий войсками Западного фронта поставил А.Ф. Левашову новую задачу – десантировать корпус в район западнее Юхнова для совместных действий с 50-й армией.

В течение 18-23 февраля в тыл немецких войск было выброшено и высажено 7373 человека из состава 9-й и 214-й воздушно-десантных бригад. В ночь на 24 февраля они начали наступательные действия. Частям корпуса удалось на отдельных направлениях продвинуться на 20-25 км навстречу 50-й армии, овладеть рядом населенных пунктов и нанести врагу значительный урон. Но вскоре они подверглись сильным ударам авиации и контратакам, в результате чего вынуждены были перейти к обороне.

В целом применение воздушно-десантных соединений и частей не внесло перелома в ход сражения. Это было обусловлено рядом причин. Десантирование войск было растянуто по времени, что позволило командованию противника последовательно сосредоточивать усилия на борьбу с отдельными подразделениями десантников. Не было должным образом организовано взаимодействие воздушного десанта с наступавшими армейскими группировками. Слабо была организована его поддержка авиацией. В недостаточной мере осуществлялось материальное обеспечение корпуса в ходе боевых действий. Как отмечалось в оперативно-тактическом очерке Оперативного отдела штаба Западного фронта: «Сложившаяся обстановка вызывала необходимость постепенного превращения почти всех выброшенных авиадесантных отрядов в обычные стрелковые войска, а некоторых и в партизанские отряды. Длительное пребывание отрядов в тылу врага на положении стрелковых частей ставило их зачастую в критическое положение: они не имели ни баз снабжения, ни собственных тылов. Специфичность организации и характера боевых действий авиадесантных отрядов не позволила им всегда успешно разрешать сложные боевые задачи – наземный противник оказывался сильнее их, поэтому они вынуждены были иногда ограничивать свою роль сковывающими действиями на том или ином участке фронта».

На заходящем крыле Западного фронта, действуя по разобщенным направлениям в полосе шириной до 120 км, вела наступление 10-я армия генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова. В соответствии с решением командующего войсками фронта она должна была овладеть Кировом и выйти на железную дорогу Вязьма – Брянск, а затем содействовать развитию наступления на Вязьму. Выполняя поставленную задачу, армия 11 января освободила Киров, но через четыре дня подверглась сильному контрудару немецких войск. В результате ее соединения были отброшены к северу от Людиново, к северо-западу и северо-востоку от Жиздры, где перешли к обороне.

Не ожидая дальнейшего развития событий, генерал армии Г.К. Жуков приказал управлению и штабу 16-й армии перейти в район Сухиничей, принять в свое подчинение соединения и части 10-й армии, организовать противодействие врагу и восстановить утраченное положение. Это задача была выполнена 29 января. После этого Ставка передала из Брянского фронта в Западный 61-ю армию, но эта мера не привела к существенному изменению обстановки. Действуя в полосе шириной до 150 км, она уже не имела сил продолжать наступление. Борьба с противником постепенно стала принимать позиционный характер; обе стороны находились в непосредственном соприкосновении друг с другом и ограничивались нанесением огневых ударов.

Результатом Ржевско-Вяземской операции явилось продвижение советских войск на витебском направлении на 250 км, на гжатском и юхновском – на 80-100 км, освобождение Московской, Тульской и ряда районов Калининской и Смоленской областей. Однако решить главную задачу – окружить и уничтожить ржевско-вяземскую группировку врага – Калининскому и Западному фронтам не удалось. При этом они потеряли 776 889 человек, из них 272 320 – безвозвратно, 957 танков, 7296 орудий и минометов, 550 боевых самолетов. В то же время, по данным немецкой стороны, за январь – март 1942 г. потери группы армий «Центр» составили около 54 800 человек убитыми и пропавшими без вести и около 120 тыс. – ранеными. В результате в этой наиболее многочисленной группировке вермахта на Восточном фронте к весне 1942 г. практически не осталось дивизий, способных вести наступление.
Автор: Валерий Абатуров
Первоисточник: http://mil.ru/winner_may/history/[email protected]


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 14

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Тот же ЛЕХА 12 февраля 2017 06:31
    Переход в наступление планировалось осуществить без оперативной паузы в боевых действиях, в результате чего армиям практически не выделялось времени для подготовки.

    Грубейшее нарушение военного исскуства...наступать не разведав позиции врага...не подготовив достаточные резервы,запасы боеприпасов.медикаментов,продовольствия.техники..
    .это чревато очень большими потерями военнослужащих РККА ..что в последствии и произошло под РЖЕВОМ...кровавая мясорубка.
    В один день на этом участке фронта погибало до 8 000 человек...представляете...население небольшого города...воистину жизнь человеческая стоила там 1 копейку.
    1. 210окв 12 февраля 2017 06:41
      Это была эйфория от первых побед в Московской битве.А люди уже были измотаны,не хватало многого.Да и военное искусство наших командующих тогда желало лучшего..
      Цитата: Тот же ЛЕХА
      Переход в наступление планировалось осуществить без оперативной паузы в боевых действиях, в результате чего армиям практически не выделялось времени для подготовки.

      Грубейшее нарушение военного исскуства...наступать не разведав позиции врага...не подготовив достаточные резервы,запасы боеприпасов.медикаментов,продовольствия.техники..
      .это чревато очень большими потерями военнослужащих РККА ..что в последствии и произошло под РЖЕВОМ...кровавая мясорубка.
      В один день на этом участке фронта погибало до 8 000 человек...представляете...население небольшого города...воистину жизнь человеческая стоила там 1 копейку.
      1. антивирус 12 февраля 2017 13:18
        это не эйфория. Отец показывал :вот пакгауз, в котором учились( на ж\д станции . прямо вдоль ж\д путей) Школа- госпиталь разместили.(потом к 43г госпиталь уехал, а в шк поместили пленных, и вдруг "как это фашисты в лучших условиях. чем дети")До этого времени не было вопроса "как жить?", ---"будем ли живы?"
        Цена жизни была точно измерена, в 41г . и писать учились -на старых газетах, между строк.
        Что бы вернуть производ-й потенциал и соотношение сил к июню 41 г (с учетом мобилизации пром-ти и развертывания на Урале и Сибири) надо было ... 1 и 2 и 3 и др "мероприятия". Потому в тексте и сказано:"5 января 1942 г. на заседании Ставки ВГК с участием И.В. Сталина, В.М. Молотова, Б.М. Шапошникова, К.Е. Ворошилова, Г.М. Маленкова, Л.П. Берии, Н.А. Вознесенского, Г.К. Жукова " сколько военных , а сколько "управленцев"?
  2. alekc73 12 февраля 2017 06:48
    На многое замахнулись.Наличие сил и средств не соответствовало поставленным задачам.Шапка набекрень по-Жуковски была у всех тогда.Генштабу непростительно - не хватило опыта.
  3. Громобой 12 февраля 2017 07:21
    1942 год.В наших войсках совершенствовалась тактика,а в штабах вырабатывалась стратегия.Как видим,методом проб и горьких ошибок.Немцы до самого конца войны не прощали ошибок,когда уже наше оперативное искусство достигло больших высот и большие штабы били по врагу с нескольких главных направлений,целыми танковыми армиями .Что уж говорить про 42-ой,когда и армий таких не было и ошибки стратегов пришлось исправлять неизвестным рядовым пехотной роты.
  4. Ольгович 12 февраля 2017 07:44
    Интереснейшие, неотлакированные мемуары оставил непосредственный участник этой битвы Михин Петр Алексеевич в книге
    «Артиллеристы, Сталин дал приказ!».
    Написаны уже в наши дни и не были подвергнуты ничьей цензуре. Ужаснейшие потери он описывает как непосредственный очевидец....
    1. дядя Мурзик 12 февраля 2017 12:41
      Петр Алексеевич Порошенко не то напишет! lol
    2. Максим Шелудяков 13 февраля 2017 09:18
      Это через 70 лет?? Цензура времени однако
  5. parusnik 12 февраля 2017 07:58
    20-я армия генерал-лейтенанта А.А. Власова
    ..Если учесть, что почти он этой армией не командовал..болел..
  6. sigdoc 12 февраля 2017 10:00
    Цитата: Тот же ЛЕХА
    Грубейшее нарушение военного исскуства...наступать не разведав позиции врага...не подготовив достаточные резервы,запасы боеприпасов.медикаментов,продовольствия.техники..
    .это чревато очень большими потерями военнослужащих РККА ..что в последствии и произошло под РЖЕВОМ...кровавая мясорубка.

    Задним умом все сильны. Организовать успешное наступление в зимних условиях не языком мелить - мало кому удавалось,включая нациков..
    1. антивирус 12 февраля 2017 21:08
      Согласен
      это не эйфория. Отец показывал :вот пакгауз, в котором учились( на ж\д станции . прямо вдоль ж\д путей) Школа- госпиталь разместили.(потом к 43г госпиталь уехал, а в шк поместили пленных, и вдруг "как это фашисты в лучших условиях. чем дети")До этого времени не было вопроса "как жить?", ---"будем ли живы?"
      Цена жизни была точно измерена, в 41г . и писать учились -на старых газетах, между строк.
      Что бы вернуть производ-й потенциал и соотношение сил к июню 41 г (с учетом мобилизации пром-ти и развертывания на Урале и Сибири) надо было ... 1 и 2 и 3 и др "мероприятия". Потому в тексте и сказано:"5 января 1942 г. на заседании Ставки ВГК с участием И.В. Сталина, В.М. Молотова, Б.М. Шапошникова, К.Е. Ворошилова, Г.М. Маленкова, Л.П. Берии, Н.А. Вознесенского, Г.К. Жукова " сколько военных , а сколько "управленцев"?
    2. Военный Строитель 6 апреля 2017 05:26
      а немцы зимой и не проводили крупных наступательных операций, а успешно начатые летне-осенние, московская и сталинградская закончились зимой полным провалом
  7. мичман 12 февраля 2017 15:40
    52 Армия освободила Тихвин 8-9 декабря 1941 года. Но тогда операция была подготовлена и оснащение было обеспечено. Мой отец погиб 27 декабря 1941 года на Ленинградском фронте. Честь имею.
  8. polkovnik manuch 15 октября 2017 19:08
    О Ржевско-Вяземской наступательной операции вообще везде говорят и , пишут неохотно , были слишком большие потери ,эйфория наступления под Москвой давала о себе знать , но войска и командование еще не были готовы к проведению многоходовых наступательных операций , да и материально техническое оснащение Красной Армии заставляло желать лучшего . Второе наступление (1943) вообще нашими историками замалчивается ,его обходят стороной ,вроде его и не было вовсе , ввиду того ,что оно также было фактически провалено и потери были еще больше , с нашей стороны , до сих пор многие тысячи солдат (павших ) не упокоены. Так что "белых " пятен еще много .
Картина дня