Северокавказские «витрины» СССР

Северокавказские «витрины» СССРВ год 100-летия русской революции, на наш взгляд, следует объективно, без политических перекосов в пользу тех или иных оценок Октября 1917-го, рассмотреть тот фундамент экономики и социальной сферы, что был создан в регионах в 1917-1991 гг. Такой подход необходим ещё и потому, что основные фонды экономики и социальной сферы в регионах РФ остаются базой их развития и в постсоветский период. Особенно это характерно, например, для ряда национальных автономий Северного Кавказа, восстановленных ровно 60 лет тому назад.

Напомним, в январе 1957 г., были воссозданы некоторые северокавказские автономии в составе РСФСР, на основе указов Президиума Верховного Совета СССР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР», «О преобразовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР в составе РСФСР», «О преобразовании Черкесской автономной области в Карачаево-Черкесскую автономную область в составе Ставропольского края РСФСР». С того времени темпы социально-экономического развития северокавказских регионов в советский период, особенно со второй половины 1950-х, были одними из самых высоких в СССР. Здесь уже к 1968-1969 гг. ежегодный прирост ВВП достигал 9-11% и находился на уровне Грузинской, Армянской, Азербайджанской ССР и республик Прибалтики. В большинстве других союзных республик этот показатель был ниже как минимум на треть, а в РСФСР - ниже почти вдвое...


Такие пропорции социально-экономического развития в основном сохранялись вплоть до распада СССР.

Заметим, что и сегодня в этих регионах до 45-60% совокупной продукции промышленности и АПК, до 65-70% объема выработки электроэнергии, протяженности сети автомобильных дорог, 80-85% железнодорожной сети и до 70% жилого фонда приходится на объекты, построенные в середине 1950-х - второй половине 1980-х.

Скажем, в Кабардино-Балкарской АССР была создана плодоовощеконсервная промышленность (в гг. Нальчик, Прохладный, Баксан), поныне обеспечивающая не только внутренний спрос в республике, но и поставки продукции более чем в 40 субъектов федерации и на экспорт. На юге автономии (г. Тырныауз) на базе местных запасов руд еще в 1940 г. был введен в действие один из крупнейших в стране молибдено-вольфрамовый комбинат. Объем его производства после 1957 г. возрос более чем втрое к середине 1980-х. За тот же период комбинат был реконструирован, его мощности регулярно обновлялись. В настоящее время прорабатываются варианты восстановления этого предприятия, обеспечивавшего до трети ВВП Кабардино-Балкарии.

А взять, к примеру, Чечено-Ингушскую АССР. Уже в середине 1960-х республика стала одним из флагманов развития нефтепереработки и нефтехимии в СССР. После 1957 г. нефтеперерабатывающий завод в Грозном, действующий еще с досоветского периода, был преобразован в крупный нефтехимический комплекс. Его разнообразная продукция поставлялась почти по всему СССР и экспортировалась более чем в 30 стран.

В тот же период в республике было налажено производство и нефтегазового оборудования. По темпам развития отрасли Чечено-Ингушетия вплоть до конца 1980-х была одним из лидеров СССР.

За 1966—1970 гг. осуществлено свыше 440 крупных плановых мероприятий по техническому прогрессу, в том числе 120 по механизации производственных процессов, около 140 — по передовой технологии, 30 — по автоматизации, свыше 130 — по научно-исследовательским работам. Текстиль, пищепром, глубокая переработка нефте- и газохимического сырья, рекордно высокие темпы автодорожного, жилищного строительства и создания объектов досуга и культуры, постоянное расширение, как и в других восстановленных автономиях, сети научно-исследовательских учреждений – это были, можно сказать, визитные карточки Чечено-Ингушской АССР вплоть до последних лет печально известной перестройки.

Характерно, что именно через Чечено-Ингушетию в 1970-х - начале 1980-х были проложены нефтепроводы из Казахстана и Азербайджана к портам Новороссийск и Туапсе. Хотя прямые маршруты через Калмыкию, северные районы Ставрополья и Краснодарского края были короче и менее затратные, решение было принято в пользу Чечено-Ингушской АССР.
Отметим также создание и активное развитие в автономиях Северного Кавказа таких отраслей промышленности, как электротехническая, химическая, металлообрабатывающая, стройиндустрия, сельхозмашиностроение, производство товаров двойного назначения. Совокупные объемы производства в этих отраслях к концу 1980-х возросли, минимум, в шесть раз в сравнении с уровнем второй половины 1950-х. У регионов-соседей по Северному Кавказу этот показатель оказался почти вдвое меньше.

Напомним и о том, что с 1957-го высокими, если не рекордными, темпами в автономиях развивались курортно-туристическая сфера. Были освоены свыше 30 новых источников целебных минеральных вод и лечебных грязей. Регионы покрылись сетью санаториев, пансионатов, домов отдыха, турбаз. В конце 1960-х – середине 1980-х здесь бывали туристы более чем из 30 стран.

А что касается, скажем, жилищного строительства и выработки электроэнергии, то темпы их роста в автономиях с 1957-го и вплоть до конца 1980-х были самыми высокими в обширном Северокавказском районе СССР. (Район включал наряду с Краснодарским краем, Ставропольем, другими северокавказскими автономиями и Ростовскую область, территория которой почти втрое больше территории Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Чечни и Ингушетии вместе взятых.)

Эти достижения стали возможными, прежде всего, за счет растущего притока капиталовложений из общесоюзного бюджета и других централизованных источников финансирования.
За 1957-1988 гг. суммарные вложения из всех источников в экономику и социальную сферу воссозданных автономий возросли более чем 15 раз (показатель примерно такой же, как в Прибалтике и Закавказье). В среднем по РСФСР этот показатель увеличился за тот же период примерно в девять раз, а по динамике поставок разнообразного оборудования из других регионов с этими автономиями мало кто мог поспорить в СССР. Разве что Закавказье, Прибалтика, Украина и Узбекистан.

По многим оценкам, приток научно-технических кадров в автономии Северного Кавказа из других российских регионов за 1957-1986 гг. возрос почти в 20 раз (поставки различного оборудования увеличились примерно так же), при этом до 65-70% были русскими. Практически своим развитием автономии были обязаны другим регионам РСФСР. Между тем по мере ослабления в послесталинский период контрольно-регулирующих функций «центра», что сопровождалось ростом благосостояния в восстановленных автономиях, стали возникать антирусские (антироссийские) и одновременно - антисоветские настроения. А в Чечено-Ингушетии – ещё и эксцессы, прямо или косвенно спровоцированные местными национальными элитами. Эти эксцессы имели место в Грозном в 1958 и 1973 гг.

Так, после столкновений в чечено-ингушской столице (15-18 января 1973 г.) было принято постановление ЦК партии «Об антиобщественных националистических проявлениях в г. Грозном». В республику выехала группа работников ЦК КПСС и Совмина РСФСР. По возвращении этой группы в Москву отделы пропаганды и организационно-партийной работы ЦК КПСС подготовили отчет. В документе отмечалось: «...националистически настроенные лица допускали оскорбления, угрозы, хулиганские действия, насилие в отношении граждан других национальностей, особенно русских. Что вынуждало последних выезжать за пределы республики».

В качестве примера упоминался Сунженский район, который «за последние три года покинули 9 тысяч русских, в том числе в первом квартале 1973 года 780 человек».

Но и в последующие годы Москва всё реже вмешивалась во внутреннюю политику большинства национальных регионов СССР, продолжая при этом наращивать финансирование их экономики и социальной сферы. Это не могло не стимулировать национал-сепаратистских настроений с русофобским акцентом, а затем по мере ускорения горбачевской «перестройки» вполне конкретных проектов обретения нацрегионами независимости. Или, по крайней мере, проектов достижения уровня автономии. При таких общесоюзных трендах стали неизбежными 1990-1991 гг. и их последствия, включающие распад Чечено-Ингушетии и последовавшие (в первой половине 1990-х) военные действия против дудаевских и продудаевских сепаратистов в Чечне.

Таким образом, национальная и социально-экономическая политика не была одинаковой в разных регионах СССР.

В итоге постепенно усугублявшиеся диспропорции стали одними из главных причин в обострении межэтнических проблем как составной части системного кризиса во второй половине 1980 гг., эпилогом которого стал распад Советского Союза.
Сохранение аналогичных диспропорций в постсоветской России таят в себе те же угрозы, что и в недавние времена. Вопрос: как не наступить на старые грабли?
Автор:
Алексей Балиев
Первоисточник:
http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/severokavkazskije_vitriny_sssr_677.htm
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

70 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти