Генерал Беннигсен: коварство и отвага




Родом из Ганновера, сын барона Левина-Фридриха от брака с баронессой Генриеттой Раухгаупт, десяти лет он был определён в пажи, а через четыре года в 1759 году произведён в прапорщики пешей гвардии. Принимал участие в Семилетней войне. В 1773 году из подполковников ганноверской армии перешёл на русскую службу премьер-майором в Вятский мушкетёрский полк. Он принял участие в 1-й екатерининской Турецкой войне, а во время 2-й Турецкой войны, командуя Изюмским легкоконным полком, составил себе репутацию хладнокровного и энергичного командира. За отвагу, проявленную при штурме Очакова в 1788 году, получил чин бригадира. В 1790 году определён был состоять при главнокомандующем Григории Потёмкине. После смерти светлейшего командовал частями лёгкой кавалерии, принимал участие в Польской кампании 1792 года.

В 1792 году назначен командиром летучего отряда, прикрывавшего белорусскую границу; участвовал в военных действиях против польских конфедератов. В бою при Мире командовал левым крылом.


Во время Польского восстания 1794 года отличился лихими кавалерийскими атаками, одержал ряд побед.

Так, в бою при Солах разбил крупный польский отряд и, форсировав Неман, вновь нанёс им поражение у Олиты. За отличия награждён 15 сентября 1794 года орденом Святого Георгия III степени.

По представлению Александра Суворова произведён в генерал-майоры со старшинством от 28 июня 1794 года.

Также был награждён орденами Святого Bладимира III и II степеней, золотой шпагой «За храбрость» и по окончании войны получил крупные имения в Минской губернии с 1080 душами крестьян.

В 1795 году командовал бригадой в Василькове (Ревельский пехотный батальон, Изюмский полк, 6 орудий). Во время русско-персидской войны 1796 года был ближайшим советником графа Валериана Зубова; отличился при взятии Дербента, за взятие которого получил орден Святой Анны I степени и назначение шефом Ростовского драгунского полка.

С конца 1796 года — шеф Ростовского драгунского полка. 14 февраля 1798 года произведён в генерал-лейтенанты. Однако вскоре Беннигсен попал в опалу. Павел I, сначала благоволивший ему, в ноябре 1798 года уволил его со службы, в том числе и из-за связей с семейством Зубовых.

Однако вскоре Беннигсена опять приняли на службу и отправили на Кавказскую линию. В 1801 году он по приглашению Петра Палена тайно прибыл в Петербург, принял деятельное участие в заговоре против Павла I и играл роль самого отталкивающего и отвратительного убийцы в его исполнении. Человек безнравственный и беспринципный, циник, он имел смелость впоследствии утверждать, что истинная цель заговорщиков ему не была известна и что ему нечего краснеть за своё участие в печальном событии 11 марта.

Генерал Беннигсен: коварство и отвага


Александр I назначил Беннигсена Виленским военным губернатором в 1801 году и произвёл его в 1802 году в генералы от кавалерии.
Во время кампании против французов в 1806 году Беннигсен к 1 ноября имел в подчинении дивизии генералов Александра Остермана-Толстого, Фабиана Остен-Сакена, князя Александра Голицына и Александра Седморацкого (около 49 тыс. пехоты, 11 тыс. кавалерии, 4 тыс. казаков, 2700 артиллеристов, 900 сапёров, 276 орудий), кроме того, ему подчинялся последний оставшийся прусский корпус генерала Августа Лестока (около 14 тыс. человек). 15 (27) ноября его войска имели стычку с частями Иоахима Мюрата немного западнее Варшавы, но Беннигсен решил не защищать Варшаву и отвёл войска на правый берег Вислы, а затем начал отход к Пултуску.

Во главе корпуса он принял участие в военных действиях против всей армии Наполеона; 14 (26) декабря 1806-го, имея 45 тыс. человек и 200 орудий, он сразился с частью французских корпусов при Пултуске. Разбил войска маршала Жана Ланна (20 тыс. человек, 120 орудий) и отбросил их, но существенных выгод из своей победы извлечь не мог, вечером эвакуировал Пултуск и отошёл к Остроленке.

В своём донесении он неверно изобразил свою победу как поражение всей французской армии под начальством самого Наполеона, за что и был награждён 27 декабря 1806 года орденом Святого Георгия II степени.

1 января 1807 года сменил на посту главнокомандующего растерявшегося генерал-фельдмаршала графа Михаила Каменского. После неудачи у Хоффа 25 января (6 февраля) 1807 года, где он потерял до 2 тыс. пленными, отошёл к Эйлау. Вскоре Беннигсену пришлось на самом деле померяться силами с самим Наполеоном.

В сражении при Прейсиш-Эйлау (26–27 января 1807 года) имел 67 тыс. человек и 9 тыс. пруссаков Лестока (у Наполеона насчитывалось, по разным источникам, 75–90 тыс. человек). Ему удалось сдержать мощный натиск Наполеона.

Противник потерял около 25 тыс. человек, а армия Беннигсена — около 15 тыс. человек. Впервые Наполеон понёс поражение, и его план потерпел крах.

После получения известий о подходе свежего корпуса маршала Мишеля Нея в 11 ч. ночи собрал совет в Анклаппене и принял решение об отступлении. Российские войска устояли и даже могли получить право считаться победителями, если бы Беннигсен не приказал после сражения отступить, дав тем самым возможность Наполеону объявить себя победителем.

Несмотря на это, в Петербурге впечатление от донесения Беннигсена получилось сильным, и его назвали «победителем непобедимого». Он был награждён орденом Святого Андрея Первозванного и пенсией в 12 тыс. рублей. Дальнейшие действия его вышли нерешительными, хотя русская армия и сражалась в целом успешно и на равных с французами под Гуттштадтом и Гейльсбергом, но затем последовало сокрушительное Фридландское поражение.

2 июня 1807 года в сражении при Фридланде, когда поражение оказалось неминуемым, Беннигсен бросил войска в штыковую атаку на правый фланг маршала Нея, потеряв несколько тыс. человек в водах Алле. В критический момент он ввёл в бой императорскую гвардию. 3 (15) июня собрал свои войска у Алленбурга, но из-за манёвра французской кавалерии вынужденно продолжил отход. При всей личной храбрости Беннигсен оказался бездарным администратором, дисциплина в действующей армии резко упала. Сопровождал Александра I на встречу с Наполеоном в Тильзит. 26 июня 1807 года заменён на посту главнокомандующего генералом Фёдором Буксгевденом. В обществе и армии всю вину за поражения возложили на Беннигсена, которого обвинили в бездарности и бесхарактерности. Говорили, что «победам при Пултуске и Эйлау мы обязаны не ему и его мнимым талантам, а единственно доблести наших войск». Крайне резко о Беннигсене стал отзываться и император. После этого Беннигсен вынужденно покинул армию, уволившись «до излечения болезни», и уехал к себе в имение.



В апреле 1812 года был вновь приближен к Александру I, сопровождал его в Вильну. Отечественная война 1812 года опять призвала его к деятельности. Он получил назначение состоять при особе императора.

Когда французские войска начали переходить Неман, 12 июня 1812 года Беннигсен давал в своём загородном имении Закрете бал, на котором присутствовал и Александр I. В нач. войны Беннигсена оставили без определённой должности при Главной квартире 1-й Западной армии, причём генералам Петру Багратиону и Михаилу Барклаю-де-Толли «рекомендовали» во всём с ним советоваться. Был одним из руководителей оппозиции Барклаю, критикуя практически все его приказы. В сер. августа 1812 года Барклаю удалось всё-таки удалить Беннигсена из армии, но по дороге в Торжке он встретил нового главнокомандующего Михаила Кутузова, который объявил о назначении Беннигсена начальником Главного штаба армии. У Беннигсена сразу же не сложились отношения с новым главнокомандующим Кутузовым, который практически отстранил Беннигсена от активной работы. В сражении при Бородине Беннигсен долгое время находился на «батарее Раевского», а затем возглавил колонну, шедшую с правого фланга на помощь левому. Беннигсен отличился при Бородине, за что получил орден Святого Владимира I степени. На совете в Филях 1 (13) сентября настаивал на необходимости дать французам генеральное сражение у Москвы (для боя он выбрал крайне неудачную позицию между Филями и Воробьёвыми горами). После сражения при Бородине фактически возглавил в армии оппозицию Кутузову, тем более что тот почти отстранил его от руководства штабом.

При Тарутине непосредственно командовал действующими в сражении войсками, был контужен в ногу. Беннигсен постоянно порицал деятельность главнокомандующего и не стеснялся в клеветах и доносах на него. После того как один из этих доносов был сообщён государем Кутузову, последний потребовал удаления из армии своего начальника штаба.

Вот как Кутузов отомстил своему недоброжелателю: «Кутузов призвал к себе Беннигсена, велел (капитану Скобелеву) громко читать свое представление, в котором, поздравляя государя с славной победой, он писал, что поручил войска сей экспедиции маститому вождю, увенчанному лаврами, известному опытностью и распорядительностью, и что он выполнил его предначертание с мужеством и искусством, его отличающим. Чтение кончилось, Кутузов вручил Беннигсену шпагу и сотню тысяч рублей. Потом приказал читать громко вторую бумагу, им от императора полученную. Беннигсен стоял, как будто гром разразил его, бледнел и краснел».

Некоторое время он находился не у дел.

В 1813 году Беннигсен командовал одной из армий, действовавших в Германии, и получил за Лейпциг титул графа. В 1814 году начальствовал войсками, осаждавшими Гамбург, за взятие которого его наградили орденом Святого Георгия I степени.

В 1814 году он получил назначение главнокомандующим 2-й армией. Уволили его с этой должности в 1818 году после ревизии Павла Киселёва, нашедшего, что Беннигсен стар и слаб, плохо знает русский язык и законы, потому легко делается игрушкой в руках ловких людей. Он удалился в своё родовое Ганноверское имение Бантельн, где забытый и оставленный всеми мирно доживал свой век, и скончался 21 сентября 1826 года (2 октября) на 82-м году жизни.

Личность генерала Беннигсена затруднялись с достаточной точностью охарактеризовать даже его современники. Характеризовали его различно, и всякий из них подтверждал фактами или же документами свои характеристики. Безызвестная же и одинокая его кончина даёт повод думать, что и у современников имя Беннигсена не пользовалось популярностью.

Александр I считал его весьма коварным и сознавался, что ему неприятно с ним видеться вследствие воспоминаний о прошлом. Государь сказал ещё, что подчинённые все единодушно его не уважают, солдаты не могут иметь к нему много привязанности и доверия, так как он не в состоянии говорить с ними на их языке; что у него в войске очень плохая дисциплина и что он ослабляет её из личных видов, думая тем заслужить больше любви. Величайший же упрёк, какой можно ему сделать, — это тот, что он не подумал о хорошем снабжении подвижных магазинов, которые должны составлять всегда первую заботу командующего.

Беннигсен — один из последних представителей иностранцев-наёмников типа кондотьери. Прослужив на русской службе 45 лет, будучи осыпан милостями русского государя, владея в России обширными имениями, он до конца жизни оставался ганноверцем, не хотел слиться со своим вторым отечеством, не желал даже научиться как следует русскому языку. «Вечно в российском подданстве никогда быть не желал и на то присягою не обязан», — записал он сам в своём формуляре.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 13

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. V.ic 12 февраля 2017 15:25
    (С)Беннигсен — один из последних представителей иностранцев-наёмников типа кондотьери

    Наймит, что с него возьмёшь? А вот он с тебя...! Гангстер яти ...!
    1. Котище 12 февраля 2017 17:27
      В сражении при Прейсиш-Эйлау (26–27 января 1807 года) имел 67 тыс. человек и 9 тыс. пруссаков Лестока (у Наполеона насчитывалось, по разным источникам, 75–90 тыс. человек). Ему удалось сдержать мощный натиск Наполеона.
      Противник потерял около 25 тыс. человек, а армия Беннигсена — около 15 тыс. человек. Впервые Наполеон понёс поражение, и его план потерпел крах.

      О своей победе объявили обе стороны!
      Мое мнение. От поражения Наполенона спасла нерешительность Беннигсена!
  2. мичман 12 февраля 2017 15:35
    Его не уважал и М.А. Милорадович. Он сторонился его, Честь имею.
    1. Котище 12 февраля 2017 17:32
      А кто его уважал и любил? Особенно после его участия в заговоре против Павла. Кроме Милорадовича его сторонился Барклай де Толи, Баговут и многие другие русские офицеры и генералы. Открыто в лоб свое неудовольствиве ему высказывал Багратион. Про Кутузова написано выше.
      1. Cartalon 12 февраля 2017 21:16
        Насчёт любви не скажу, но Ермолов о нём уважительно писал.
  3. кеп 12 февраля 2017 15:42
    Беннигсен — один из последних представителей иностранцев-наёмников типа кондотьери. Прослужив на русской службе 45 лет, будучи осыпан милостями русского государя, владея в России обширными имениями, он до конца жизни оставался ганноверцем, не хотел слиться со своим вторым отечеством, не желал даже научиться как следует русскому языку. «Вечно в российском подданстве никогда быть не желал и на то присягою не обязан», — записал он сам в своём формуляре.


    «Вечно в российском подданстве никогда быть не желал и на то присягою не обязан». Монетки с изображениями всем либералам,не больше одной штуки в одни руки.Где и когда ждать мемориальной доски? Д.Б. У России больше некого на монетах прославить. Новые дворяне не иначе себя сиятельством величают.
  4. parusnik 12 февраля 2017 15:52
    «Вечно в российском подданстве никогда быть не желал и на то присягою не обязан»
    ...В этом весь Беннигсен...
  5. Монархист 12 февраля 2017 17:19
    Думаю напрасно его отчеканили на монете. Какой-то он мутный был:храбрый,циничный,малоуживчивый и коварный
  6. Sirius-2 12 февраля 2017 18:49
    Давно, в книжке советской типографии, читал версию одного историка. Что этот Беннигсен, был масоном, и был "засланным казачком" в России. Он разобрал все деяния этого Леонтия и вывод сделал: шпион. К примеру в статье сказано, что при Бородино Беннигсен лишь прошагал с колонной с левого на правый фланг армии. Это очень скупо. В упомянутой мной, теперь уже безымянной за давностью лет книге, рассказано вредительская роль Беннигсена в этой битве. Когда пошли тревожные донесения от Раевского Кутузов отправил Беннигсена туда следить за обстановкой и докладывать, (видимо Кутузов ему уже начинал недоверять) но не вмешиваться в командование на этом фланге. Эту прерогативу Кутузов. как главнокомандующий оставил, за собой. Сей господин покрутившись на горячем месте заглянул в лесок расположенный южнее и недалеко. Там он увидел кавалерийский полк который был спрятан Кутузовым. Для чего? Теперь можно только догадываться. Беннигсен вдруг почему-то озаботился его бездеятельностью когда в версте от них кипит сражение и пользуясь воинским званием направил полк на открытое место. Французы, историк определил уже по ихним мемуарам, были шокированы вдруг вышедшим полком из леса и выставили против полка свой полк кавалерии.Для парирования возможной атаки. Когда Кутузов узнал о передвижении этого полка без его приказа он был в бешенстве.(Киношный Кутузов в образе эдакого мудрого и доброго дедушки - миф). Бородинское сражение закончилось чем закончилось. Так историк выдвигал версию, что Кутузов замыслил сей полк как ударный полк по примеру хрестоматийных битв на Чудском озере и Куликовской. И если бы Беннигсен не вмешался, то внезапный удар кавалерийского полка в правый фланг французов мог изменить исход битвы. Незабывайте, что свой резерв Наполеон направил на отражение атаки Платова.
    1. ukoft 12 февраля 2017 20:45
      Масоном был и Карамзин, но его интерпретацию историю никто из серьезных людей не оспаривает. Масоном был Лермонтов. Много кто был масоном. Кстати толстой принял ислам вроде как, но от этого никто его творчество критике не подвергает
  7. ukoft 12 февраля 2017 19:54
    Спасибо автору за статью и за подход. Хотелось бы также статьи в вашем исполнении по Кутузову и Суворову. С ошибками и человеческим фактором
  8. ukoft 12 февраля 2017 20:03
    А как полководец он всё-таки больше позитивную роль сыграл, чем негативную, иначе и современники бы так часто его на ответственные позиции не ставили. Покровителей у него небыло
  9. Ken71 17 июня 2017 17:20
    Он сделал для России очень много и достоин всяческого уважения. А то что был не идеален так пусть покажут того кто был без недостатков. Кстати он оставил достаточно интересные воспоминания о немецком походе.
Картина дня