Последние письма (продолжение)

Последние письма (продолжение)


Продолжая тему последних писем наших солдат, предлагаю вам, уважаемые форумчане, прочитать весточки, которые были найдены спустя годы (иногда – очень долгие) после написания.

***


“Держались до последней капли крови. Группа Савинова. Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточённых боёв под Килией в группе капитана Савинова остались четыре человека: капитан, я, младший сержант Останов и солдат Омельков. Погибнем, но не сдадимся. Кровь за кровь, смерть за смерть! Июль 1941 года».

Солдат, написавший эту записку, не посчитал нужным указать свою фамилию. Для него самым главным было то, что они бились изо всех сил и сделали абсолютно всё, что могли. Послание это поместили в бутылку, а затем бросили в воду. Оно путешествовало 17 лет…

Нашли бутылку болгарские рыбаки, она попала в сети вместе с рыбой. Из-под Килии письмо "шло" - это же в Одесской области, далеко. Как жаль матерей бойцов группы Савинова. Ведь они так и не узнали о последнем послании своих героев-сыновей.

***

Письмо приводится в сокращении.

«Дорогая моя Варя! Нет, не встретимся мы с тобой. Вчера мы в полдень громили ещё одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока я уводил машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока. Похоронил я Василия Орлова в берёзовой роще. В ней было светло. Вася умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху… Вот так из трёх танкистов остался я один. В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо. Очень обидно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли… У тебя будут ещё расти красивые дети, ты ещё будешь любить. А я счастлив, что ухожу от вам с великой любовью к тебе. Иван Колосов. 25 октября 1941 года».



…Это были три друга, три боевых товарища: механик Павел Рудов, заряжающий Василий Орлов и командир Иван Колосов. Они начали свой боевой путь на Халхин-Голе, а окончили – на Смоленщине.

Первым близ города Вязьмы погиб Павел. В том сражении были подбиты восемь танков, повреждена и машина Колосова. Двум оставшимся в живых друзьям пришлось собрать боеприпасы погибших однополчан и в одиночку скрыться в лесу. Они думали, что отогнали фашистов. Но оказалось, враги отступили, обогнули этот участок и продвинулись вперёд. Теперь один-единственный наш танк находился в тылу противника.

Экипаж неполный, машина ранена. И одни, без надежды на помощь. Но два друга решили не отступать. Они направились прямо в тыл противника, пошли по его стопам. Помните, была такая басня «Полкан и шавка»? Честно говоря, я сейчас вспомнила о Полкане, который выдержал бой и, раненый, всё-таки в одиночку отправился за двумя волками спасать стадо.

12 октября танк неожиданно появился перед пешей колонной. Разметал, раздавил – и благополучно скрылся в лесу. Так потекли последние 13 дней: двое друзей то скрывались в лесу, то внезапно нападали на колонны врага и почти полностью уничтожали их. Однажды раздавили «опель-капитан». К последнему дню боевых запасов осталось совсем немного. И произошло то, о чём Иван написал своей невесте Варе.

…Его нашли в семидесятых годах – заржавевший, укрытый еловыми ветками, значительно ушедший в землю под собственной тяжестью. Открыли. Обнаружили останки человека, письмо и револьвер, в котором оставался один патрон – на случай, если танк всё-таки обнаружат.

Стали искать Валентину Петровну Журавлёву из села Ивлевка Смоленской области. И нашли! Письмо добралось до неё спустя четверть века. Но – добралось… А слово-то какое красивое русское в письме: сутемь, сутёмки. Далевское слово, астафьевское. Видно, и человеком Иван был чистым, красивым, надёжным, как наша родная земля.

***

Тогда же, в семидесятые годы, шёл ремонт дома №56 на улице Владимирской города Киева. Рабочие начали расчищать подвал и обратили внимание на отрезок старого резинового шланга, в котором явно что-то лежало. Разрезали – письмо. Приводим в сокращении.

«Дорогие друзья, мирные жители, бойцы и командиры. Мы, узники фашизма, сейчас находимся за три часа до смерти. Нас пять человек: Виктор Селезнёв, Иван Кириллов, Пётр Афанасьев, Андрей Кошелев и Володя Данилов. Сидим в смертной темнице уже девять дней. Попали в плен в момент оккупации Киева. Нас терзали, пытали, казнили. Мучили два месяца подряд. Пытались узнать много из военной тайны. Но Родина дороже жизни. Возле виселицы в минуту перед смертью споём «Интернационал». Да здравствует Красная Армия!..»

Даты не было, но, судя по всему, это случилось первой военной зимой. Письмо передали в киевский музей. Были указаны адреса бойцов, их стали искать. Андрей Кошелев (родом из села под Воронежем) окончил курсы командного состава, ушёл на фронт. Последнюю весточку от него родители получили в декабре 1941 года. Он сообщал, что отправляется на ответственное задание, и потому пока что писать ему не надо. Не знал Андрей, что «пока» станет не паузой, а многоточием, ведь он значился без вести пропавшим.

Иван Кириллов родился в Калинине (ныне Тверь). Окончил училище, работал на ткацкой фабрике. Сегодня бы сказали, мечтал стать модельером. Тогда же Иван просто хотел создавать красивую одежду для людей. Об остальных бойцах узнать ничего не удалось…

***

«Меня распинали, как Иисуса Христа. Били палками и шомполами, кололи иголками. 3 мая 1942 года. Вчера был в «СД». Отпущен до особого. Живу в ужасных условиях. Нет хлеба, картошки, нет ничего. Начинаю опухать. Болят ссадины, всё же хочу жить. Жить ради будущего…»

Иван Васильевич Медведовский работал директором школы села Чапаевка Пологовского района Запорожской области. В войну он стал руководителем подполья. Успел эвакуировать многих своих учеников, которые звали его батей. Организовал людей, верящих в нашу победу. Расклеивал листовки, проводил диверсии. В мае его арестовали и вскоре расстреляли. Это письмо он оставил в трещине в стене, его нашли годы спустя.

…Шагает вперёд время, не удержать и не вернуть. Теряются имена тех, кто отдавал за нас жизни. Сберечь хотя бы ту память, что есть, не замарать сомнениями и суждениями свысока. Передать нашим детям и внукам.
Автор: Софья МИилютинская


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. андрей юрьевич 16 февраля 2017 06:08
    какие Люди...железо...кремень..!
  2. EvgNik 16 февраля 2017 06:19
    Именно сберечь память. Пока мы помним, пока помнят наши дети, внуки - солдаты, погибшие на войне, живы.
    Спасибо, Софья.
  3. parusnik 16 февраля 2017 06:33
    И сколько таких еще не прочитанных писем..Спасибо, Софья..
    Мне кажется порою что солдаты
    С кровавых не пришедшие полей
    Не в землю нашу полегли когда-то
    А превратились в белых журавлей
    Они до сей поры с времен тех дальних
    Летят и подают нам голоса
    Не потому ль так часто и печально
    Мы замолкаем глядя в небеса

    Летит летит по небу клин усталый
    Летит в тумане на исходе дня
    И в том строю есть промежуток малый

    Быть может это место для меня
    Настанет день и журавлиной стаей
    Я поплыву в такой же сизой мгле
    Из-под небес по-птичьи окликая
    Всех вас кого оставил на земле

    Мне кажется порою что солдаты
    С кровавых не пришедшие полей
    Не в землю нашу полегли когда-то
    А превратились в белых журавлей
  4. десантура6 16 февраля 2017 10:16
    Спасибо! Очень душевно.
  5. кошак 16 февраля 2017 17:57
    «Придёт день, когда настоящее станет прошедшим, когда будут говорить о великом времени и безымянных героях, творивших историю. Я хотел бы, чтобы все знали, что не было безымянных героев, а были люди, которые имели своё имя, свой облик, свои чаяния и надежды, и поэтому муки самого незаметного из них были не меньше, чем муки того, чьё имя войдёт в историю. Пусть же эти люди будут всегда близки вам как друзья, как родные, как вы сами!» (Юлиус Фучик).
  6. Igel 18 февраля 2017 23:25
    Танк в 70х нашли-с танкистом-мощно...взяло за самое нихочу-люди Горы...
Картина дня