Русский флот в Первую мировую и его боевая эффективность. Часть 4

В 1916 г. командование Балтийского флота использовало для борьбы на неприятельских коммуникациях 7 новых подводных лодок типа «Барс», 5 английских ПЛ и 4 старые подлодки типа «Крокодил».

Русский флот в Первую мировую и его боевая эффективность. Часть 4

1. ПЛ «Барс».


Так, в первой половине мая 1916 г. была осуществлена разведка маршрутов движения немецких транспортов и потоплены 3 крупных транспорта суммарным водоизмещением 8600 тонн. Результатом второго похода (вторая половина мая) явилось повреждение германского миноносца. Из похода не вернулась одна лодка.

С конца июня по ноябрь русские подлодки потопили 2 транспорта и еще 1 захватили. Английские лодки в этот период успеха не имели.

Рекордсменом по трофеям среди русских подлодок на Балтике был «Волк». 4 мая «Волк» в районе Ландсорта у берегов Швеции задержал, а потом торпедировал немецкие транспорты «Гера» (4300 т), «Колъга» (2500 т) и «Бианка» (1800 т), а два месяца спустя потопил в Ботническомм заливе немецкий транспорт «Дерита» (6000 т) с грузом шведской железной руды на борту. Причем все действия подводников осуществлялись в строгом соответствии с морским правом.


2. ПЛ «Волк».

Организуются рейды надводных сил, приуроченные к выходу крупных конвоев противника из шведских портов, о чем штаб флота получал информацию от своей агентурной разведки. Корабельные отряды в составе 2 - 3 крейсеров и 7 - 10 эсминцев должны были выходить на маршруты конвоев и наносить по ним удары. Для прикрытия надводных кораблей и их усиления в соответствующий район выходили и подводные лодки.

Стоит отметить бой 18 мая 1916 г. в бухте Норчепинг (эсминцы «Новик», «Гром» и «Победитель» ночью обнаружили конвой, состоящий из 14 германских транспортов под прикрытием вспомогательного крейсера «Герман» и двух конвойных судов - русскими кораблями конвойные корабли противника были потоплены, но транспорты, пользуясь темнотой и тем что конвойные корабли связали боем русские эсминцы, скрылись) и 30 мая 1916 г. (эсминцы «Внушительный» и «Бдительный» совершив в Ботническом заливе рейд у шведского побережья, захватили германские транспорты «Вормс» (10000 т) и «Лиссабон» (5000 т) с железной рудой на борту).

Для борьбы на коммуникациях традиционно применялось минное оружие. В августе в проливе Оландсгаф (маршрут немецких транспортов, везущих железную руду из шведских портов в Ботническом заливе) было установлено минное заграждение, включавшее в себя 821 мину. В октябре произведены еще две минных постановки - в проливе Северный Кваркен (120 мин) и у Стейнорта (200 мин).

Германцы в 1916 г. на русских активных и оборонительных минных заграждениях потеряли 15 кораблей, в том числе 9 эсминцев и миноносцев, 2 тральщика, 1 подводную лодку.

Со стороны противника следует отметить: 1) осуществление мероприятий в рамках минной войны и 2) попытку прорыва в Финский залив силами эсминцев осенью 1916 г.

Так, немцы установили мины у островов Даго и Эзелъ, а также в Ирбенском проливе, у Моонзунда, у фарватеров Або-Аландских шхер. Немецкие подводные минные заградители, прорвавшись в Финский залив, выставили несколько минных банок у островов Готланд, Нерва, Б. Тютерс и Сескар. На германских минах в 1916 г. погибли тральщик «Щит», эсминец «Доброволец», военный транспорт, три вспомогательных и торговое судно; получили повреждения броненосный крейсер «Рюрик» (у острова Готланд), три эсминца, тральщик и несколько мелких судов.

В ходе операции по прорыву в Финский залив 10-я минная флотилия германцев (11 новейших эсминцев) осуществляла рейд в западную часть залива - чтобы уничтожить находящиеся там русские дозорные корабли и обстрелять Балтийский порт. Операция началась 29 октября: при проходе минного заграждения Передовой позиции подорвались и затонули 2 корабля, остальные, форсировав Передовую позицию, провели безрезультатный поиск русских сторожевиков и обстреляли Балтийский порт (выпущено по порту и городу 162 снаряда, которыми было повреждено несколько зданий и убито и ранено 18 человек, включая детей). На обратном пути на минных заграждениях Передовой позиции погибли еще 5 эсминцев. Операция закончилась катастрофой, стоившей немецкому флоту семи новейших эскадренных миноносцев (S-57, S-58, S-59, G-90, V-72, V-75, V-76) - 10-я минная флотилия была разгромлена.



3. Германские эсминцы в походе.

Русский флот на Балтийском море в 1916 г. от воздействия противника потерял 2 эсминца, 3 тральщика, подводную лодку (также погибла английская подлодка), несколько мелких судов; германский – 9 эсминцев и миноносцев, вспомогательный крейсер, 2 тральщика, несколько мелких судов, 12 грузовых судов.

Нужно отметить, что боевые действия на Балтике в 1916 г. носили ограниченный характер. Крупных наступательных операций обе стороны не осуществляли. Главные силы русского флота, по сути, бездействовали в ходе всей кампании. Пассивность пагубно сказывалась в том числе на морально-боевом духе моряков.

Не отличались активностью и действия германского флота. Несомненным результатом действий Балтийского флота в этой кампании было существенное влияние на интенсивность и объемы морских перевозок противника (примерно на треть) [Козлов Д. Ю. Стратегическое затишье. Некоторые подробности кампании 1916 года на Балтийском море // Военно-исторический журнал. 2009. № 3. С. 7], а введение германцами системы конвоев привело к напряженности их ВМС и отвлекало корабли от решения других задач. Вместе с тем противник стал наращивать объемы поставок стратегически важной для него железной руды.

Кампания 1916 г. на Балтике именуется военно-морскими историками как период «стратегического затишья». Балтийский флот с небольшими перерывами сохранял и в 1916 г. упрочил выгодный для себя оперативный режим в Рижском, Финском и Ботническом заливах, серьезно нивелируя усилия германских войск, действующих против приморского фланга Северного фронта.

Для кампании 1916 г. на Черном море определяющими были следующие обстоятельства: 1) активные действия русского флота тактического и стратегического масштаба; 2) возросшая подводная опасность со стороны германских подлодок.

Главная задача усилившегося количественно и качественно Черноморского флота - содействие войскам Кавказского фронта в проводимых им широкомасштабных наступательных операциях.

Уже в начале года флот содействовал частям Приморского отряда Кавказской армии (Батумский отряд кораблей - «Ростислав», 4 эсминца и 2 канонерских лодки). Содействие выражалось в обстрелах укреплений и позиций противника (по оценке армейского командования – весьма эффективных), ведении контрбатарейной борьбы, высадке десантов и переброске подкреплений (например, 23 - 25 марта из Новороссийска были перевезены две пластунские бригады, конно-горный артиллерийский дивизион, саперная рота, тыловые части и обозы - 18000 человек, около 3000 лошадей, 12 орудий; в рамках Трапезундской операции в мае-июне были переброшены 2 пехотные дивизии - 34665 человек, около 6000 лошадей, 36 орудий). С марта линкоры «Ростислав» и «Пантелеймон» осуществляли непосредственную поддержку наступающих войск. Организация войсковых перевозок на Черном море в 1916 г. считается образцовой [см. Доценко В. Флоты XX века. Под ред. адмирала В. И. Куроедова. Кн. 1. М., 2003]. Причем помощь Черноморского флота войскам Кавказского фронта в эту кампанию приобрела крупные масштабы, носила систематический характер и сыграла важную роль в наступательных операциях.

Помощь союзнику по Антанте – Румынии – проявилась в деятельности флота во вторую половину года. Осуществлялось содействие румыно-русским войскам, взаимодействие с ними и снабжение (прежде всего - перевозки войск по Дунаю, оборона Дуная и румынского черноморского побережья). Помимо находившейся на ТВД с 1914 г. Экспедиции особого назначения, были направлены отряд канонерских лодок и минно-артиллерийский отряд (до 1250 специалистов - артиллеристов, минеров и сапер; 8 228-мм, 8 152-мм, 4 120-мм орудий, 4 пулемета, 25 береговых торпедных аппаратов, речные мины). Эти силы во взаимодействии с румынской речной флотилией оказывали огневую поддержку румынским войскам, перевозили по Дунаю войска, устанавливали минные заграждения. Для обороны черноморского побережья Румынии был сформирован специальный Отряд особого назначения непостоянного состава: в октябре, например, в него входили линкор «Ростислав», 10 эсминцев, 2 подлодки, 8 тральщиков, 2 транспорта и авиаотряд. Корабли отряда базировались на Констанцу, а самолеты на озеро Сингол (близ Констанцы). Констанца использовалась и как промежуточная база эсминцев, оперировавших у Варны и Босфора.


4. Линкор Ростислав.

Важнейшей задачей флота было усиление блокады Босфора, Уголъного и Нефтяного районов противника, борьба на коммуникациях врага. Главным средством блокады были минные заграждения. В течение кампании было выставлено 14 заграждений (2187 мин) – Босфор фактически был закупорен. Заградительные операции осуществлялись крупными силами флота с участием новейших линкоров, мины ставились эсминцами и подводным заградителем «Краб». После окончания постановок был установлен блокадный дозор, который обеспечивался действиями эсминцев и подлодок - за вторую половину года лишь подлодки совершили 33 боевых похода. Самыми результативными были походы подлодки «Тюлень», 4 раза выходившей к Босфору и потопившей пароход и три парусника, захватившей большой пароход и парусник. Подлодка «Кашалот» с середины декабря 1916 г. до конца августа 1917 г. за 8 боевых походов потопила и захватила 25 судов, подлодка «Нарвал» за первое полугодие 1917 г. потопила и захватила 23 парусных судна. Перечень можно продолжать.


5. Подводная лодка «Тюлень».

На заграждениях и в результате действий блокадных сил противник у Босфора потерял: канонерскую лодку, подводную лодку, миноносец, несколько тральщиков; четыре транспорта, шесть пароходов, несколько десятков мелких судов. Блокада Босфора привела к серьезным трудностям в снабжении столицы Турции и флота топливом, продовольствием и сырьем. Сократились масштабы действий крейсерских сил и подлодок противника. Несмотря на энергичные действия Черноморского флота, полной блокады Босфора ему добиться все же не удалось.

В течение всей кампании Черноморский флот также блокировал Угольный район Турции. Досмотр и обстрел портов района (Зонгулдак, Эрегли, Козлу) и поисковые действия осуществляли корабли маневренных групп. Эти действия сыграли большую роль в срыве грузовых перевозок противника.

Борьба на морских коммуникациях противника, прежде всего силами эсминцев, была достаточно успешной. Так, только в первой половине января были потоплены 164 парусника, 2 моторных судна, обстреляны верфи в Самсуне, Унье и Фаце. За время Трапезундской операции было уничтожено до 300 различных судов.

Действия русского флота на коммуникациях противника в 1916 г. привели к срыву его оперативных планов, нанесли серьезный ущерб турецкой экономике. По далеко не полным данным, лишь в юго-западной части моря турки в 1916 г. потеряли шесть угольных транспортов, шестнадцать пароходов и несколько сотен парусников. К концу года в строю осталось лишь два угольных транспорта.

По сравнению с Балтикой авиация флотом использовалась относительно слабо, хотя авиабомбардировки Зунгулдака были достаточно успешны, практиковались удары гидросамолетами по боевым кораблям противника. Авиация содействовала сухопутным войскам, наносила удары по базам и портам, вела разведку в целях противолодочной обороны, боролась с вражеской авиацией. И хотя в эту кампанию авиация Черноморского флота использовалась в более широких масштабах и более умело, чем раньше, но из-за незначительного количества самолетов, которые имел флот, действия морской авиации не приобрели необходимого размаха.

Всего в 1916 г. у Босфора, Констанцы и Варны было выставлено 3677 мин.

Активные минные заграждения и операции русских кораблей на морских коммуникациях вынудили германо-турецкий флот значительно ограничить свою боевую деятельность.

Противник мог противопоставить действиям Черноморского флота тактику нарушения русских морских коммуникаций, мероприятия по защите своих коммуникаций, эпизодические выходы «Гебена» и «Бреслау» для обстрела портов на кавказском побережье и позиций русских войск и действия подводных лодок. Действия крейсеров носили больше психологический характер и продолжались до августа (до начала установки главных минных заграждений у Босфора).


6. Корабли турецкой средиземноморской дивизии «Гебен» («Султан Селим Явуз») и «Бреслау» («Мидилли»).

Подлодки же действовали до ноября и представляли собой главную угрозу – в ходе кампании они осуществили 42 боевых похода. Потери русского флота от действий германских подлодок в кампании 1916 г. составили: 6 транспортов, 2 госпитальных судна, пароход и 13 парусных и парусно-моторных судов потопленными, 4 транспорта и 2 парохода поврежденными.

Подводным заградителем UC 15 и крейсером «Бреслау» было осуществлено 7 минных постановок (всего поставлено 177 мин). Черноморский флот потерял на минах 2 эсминца, транспорт, пассажирский пароход и несколько мелких судов.

В кампании 1916 г. противник потерял на Черном море: 2 миноносца, 4 подлодки (в октябре UB 7 у херсонесского маяка потопил русский гидросамолет, 24 октября у Варны на русском минном заграждении погибла UB 45, предположительно 1 ноября пропала UC 15, в ноябре погибла у Босфора на мине UB 46), канонерскую лодку, 6 транспортов, 16 буксиров и пароходов, 4 моторных и 865 парусных судов. Исследователь действий подводных лодок А. Гайер констатировал: «Итак, Черное море поглощало жертвы без достижения каких-либо значительных успехов» [Гайер А. Германские подводные лодки в войну 1914-1918 гг. Л., 1933. С. 152].

Общие потери Черноморского флота: 2 эсминца, тральщик, 9 транспортов, 2 госпитальных судна, 3 парохода, 22 парусных судна. Погиб от внутреннего взрыва новый линкор «Императрица Мария».
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти