Волочаевские дни



95 лет назад, 14 февраля 1922 года, на Дальнем Востоке завершилась битва за Хабаровск - предпоследнее крупное сражение Гражданской войны. В Европейской части России к тому времени война уже давно закончилась, последние белогвардейцы в ноябре 1920-го бежали из Крыма, но в Приморье противостояние красных и белых все еще продолжалось с участием тысяч солдат, артиллерии, бронепоездов и даже танков.


В начале февраля Народно-революционная армия Дальневосточной республики (а фактически - часть РККА РСФСР) под руководством Василия Блюхера развернула наступление на Хабаровск, который обороняли части так называемой Белоповстанческой армии генерала Молчанова, состоявшей из остатков колчаковских войск.

Под командованием Блюхера находилось 7600 солдат (6300 пехотинцев и 1300 кавалеристов) при 30 полевых орудиях, трех бронепоездах и двух пулеметных танках Рено-FT. В советских книжках всегда писали, что танки были трофейными, на самом же деле Народно-революционная армия получила их в 1920 году, как "дар американской организации Красного Креста". На гражданской войне порой случались удивительные коллизии. Кроме того, в армии Блюхера имелось большое количество автоматического оружия - 300 пулеметов "Кольт", "Максим", "Виккерс", "Льюис" и "Гочкис". То есть, один пулемет приходился на 25 бойцов.

У Молчанова было 3850 штыков, 1100 сабель, 63 пулемета и 13 пушек и три импровизированных бронепоезда. Таким образом, красные имели значительное превосходство в живой силе, двукратное - в артиллерии и почти пятикратное - в пулеметах. Это давало Блюхеру уверенность в успехе, несмотря на то, что у села Волочаевка, на подступах к Хабаровску, белые успели возвести довольно мощные полевые укрепления.

Ключевым пунктом обороны являлась сопка Июнь-Корань, на которой оборонявшиеся отрыли три ряда окопов полного профиля, соединенных между собой ходами сообщения, построили блиндажи, оборудовали защищенные брустверами артиллерийские позиции и пулеметные гнезда. С трех сторон сопку окружали от пяти до двенадцати рядов проволочных заграждений. Эти укрепления белые амбициозно называли "дальневосточным Верденом", хотя, до железобетонных ДОТов и броневых башен Верденского укрепрайона им было так же далеко, как от Вердена до Хабаровска.

И все же, наступавшим пришлось нелегко. Первый штурм, проведенный 10 февраля, был отбит с большими потерями. Один из батальонов Амурского стрелкового полка, наступавший на правом фланге, почти в полном составе погиб на проволочных заграждениях под перекрестным пулеметным огнем. При свете дня раненых невозможно было эвакуировать, так как местность простреливалась насквозь, а 30-градусный мороз убил их за считанные часы.

Та же участь постигла наступавшие в центре роты 6-го стрелкового полка. Один из поддержавших атаку танков прорвал заграждения, но был подбит метким орудийным выстрелом с белого бронепоезда, а второй - сломался, не доехав до вражеских позиций. К пяти часам вечера стало ясно, что атака захлебнулась. Пехота залегла перед проволокой, прижатая к земле пулеметными очередями, а потом начала отползать.

11 февраля Блюхер "взял паузу". В этот день по восстановленному мосту на передовую выдвинулись два бронепоезда, с помощью которых красным на следующий день удалось переломить ситуацию,

На рассвете 12 февраля части НРА начали новый штурм Июнь-Корани. Рубя колючую проволоку тесаками, саблями и саперными лопатками (специальных саперных ножниц, конечно же, не было), бойцы 3-го и 6-го полков пробились сквозь заграждения и ворвались в первую линию траншей, оставленную белогвардейцами.

Однако к захваченным окопам сразу подошли белые бронепоезда и открыли убийственный огонь с фланга. Не выдержав обстрела, красная пехота отступила. Еще менее удачной была атака Особого Амурского полка, которому не удалось преодолеть проволочные заграждения. Советские бронепоезда не могли оказать поддержку пехоте, так как заранее пристрелянная вражеская артиллерия разрушила перед ними железнодорожное полотно и препятствовала его восстановлению.

Поняв, что является главным препятствием, командир Сводной стрелковой бригады Яков Покус приказал сосредоточить огонь всей своей артиллерии на вражеских бронепоездах и во что бы то ни стало заставить их замолчать. Красным артиллеристам не удалось уничтожить бронепоезда, но они втянули расчеты белогвардейских наземных и рельсовых орудий в огневую дуэль. Благодаря этому ремонтники восстановили путь, по которому сразу устремились вперед бронепоезда Народно-революционной армии.

Головной бронепоезд красных, двигаясь по параллельной колее навстречу передовому белому бронепоезду, сошелся с ним почти вплотную и начал стрелять из передней пушки в упор. Получив несколько снарядов в головной броневагон, белый блиндированный состав попятился и задним ходом ушел за сопку, вынуждая так же откатиться следовавший за ним второй бронепоезд.

Советские бронеэшелоны, двигаясь следом, ворвались в расположение противника и открыли ураганный фланговый огонь из орудий и пулеметов по окопам. Защищавшие их белогвардейцы ничего не могли этому противопоставить. Видя, что враг подавлен, советская пехота вновь пошла на штурм. Приблизившись к траншеям, красные забросали их ручными гранатами, а потом в рукопашной схватке перебили тех, кто еще пытались оказать сопротивление.


В 11.30 сопка Июнь-Корань была захвачена, а вскоре красноармейцы ворвались в Волочаевку, из которой всего за несколко минут до этого бежали "белоповстанцы". В такой обстановке удерживать остальные позиции уже не имело смысла, и генерал Молчанов скомандовал общее отступление. Красные были настолько утомлены боем и ослаблены потерями, что не преследовали отходящего противника.

Понадеявшись на "Дальневосточный Верден", белые не готовили к обороне Хабаровск, тем более, что сил для защиты этого крупного города у них уже не было. Поэтому 13 февраля Хабаровск был оставлен без боя, а на следующий день в него вступили части Народно-революционной армии. Так закончились воспетые во всемирно известном марше "Волочаевские дни".

Цена этих дней, измеренная в человеческих жизнях, до сих пор неизвестна и вряд ли когда-нибудь будет точно установлена. Советские историки указывали в своих работах, что Народно-революционная армия потеряла с 10 по 12 февраля 1922 года всего 128 человек убитыми, 800 - ранеными и 200 - обмороженными. Эти же данные перекочевали в Википедию и Большую Российскую энциклопедию. Однако в сводке Оперативного управления Главштаба НРА указаны совсем иные цифры: 600 убитых, 1400 раненых и обмороженных.

Относительно потерь противоположной стороны известно лишь то, что красные оценили их в 400 убитых и 700 раненых. Насколько объективна эта оценка, можно только гадать, поскольку документы Белоповстанческой армии не сохранились, либо их еще не обнаружили и не ввели в научный оборот.

На заставке - фрагмент диорамы "Штурм сопки Июнь-Корань" из мемориального музея Волочаевки.



Карта-схема боев за Волочаевку и последующего наступления Народно-революционной армии на Хабаровск.







Бронепоезда Народно-революционной армии.



Танки "Амурец" и "Сивуч", принимавшие участие в бою за Волочаевку. По другой информации, танки назывались "Амурец" и "Лазо".



Бойцы НРА ДВР атакуют Волочаевку. Постановочный кадр из советского "документального" фильма.



Белогвардейский бронепоезд "Каппелевец", участвовавший в боях 10-12 февраля 1922 года.



Артиллеристы Белоповстанческой армии генерала Молчанова возле полевого орудия.



Слева - генерал Викторин Молчанов (в центре первого ряда) со своим штабом. Он прожил долгую жизнь и умер в Сан-Франциско в 1975 году в возрасте 89 лет. Удивительно, что этот полководец Гражданской войны был еще жив, когда меня принимали в пионеры.
Справа - полковник Авенир Ефимов, командир Ижевско-Воткинской рабочей бригады, воевавшей против красных с лета 1918 года, а в феврале 1922-го - защищавшей сопку Июнь-Корань. Он также умер в Сан-Франциско в 1972 году, когда я пошел в школу.



Награждение бойцов НРА, отличившихся в боях под Волочаевкой.



Красные военачальники, руководившие войсками в ходе Волочаевской операции: главнокомандующий Народно-революционной армии ДВР В.К. Блюхер, командир Сводной стрелковой бригады НРА ДВР Я.З. Покус и командир 1-й Забайкальской дивизии А.А. Глазков.
Характерно, что среди них долгожителей не было, потому что все они в итоге оказались "врагами народа". Блюхер, как известно, был арестован в октябре 1938-го, а через две недели умер в тюремной камере. По официальной версии - от тромбофлебита, а по неофициальной - от пыток.
Покус умер в ГУЛАГе в 1945 году, отбывая 10-летний срок заключения, а Глазков - в 1943-м, в Бутырской тюрьме. Советская власть умела достойно награждать своих защитников...
Автор:
Вячеслав Кондратьев
Первоисточник:
http://vikond65.livejournal.com/593085.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти