Фотовыстрел в российского дипломата

Миссия фотожурналиста – запечатлеть правду, какая она есть. А она, правда, зачастую бывает слишком горькой. И фотоснимки в этом случае получаются такими, что на них тяжело смотреть.

Фотовыстрел в российского дипломата



Вглядимся в это фото. Его автор – корреспондент агентства The Associated Press Бурхан Озбиличи. Этот кадр можно было бы назвать «За несколько секунд до смерти». 19 декабря 2016 года… На фотовыставке в Анкаре выступает посол России в Турции Андрей Карлов. За его спиной – расплывчатая фигура человека в черном – будущего убийцы.

Но… То ли этот сильнейший снимок не участвовал в конкурсе World Press Photo, то ли жюри не обратило на него внимания. Победила совсем другая фотография, отражающая то же самое событие. Фотография, в центре внимания которой – не убитый, а убийца. Террорист Мевлют Алтинташ, торжествующий над телом своей жертвы, размахивающий дымящимся пистолетом, поднявший палец и выкрикивающий экстремистские лозунги.



Безусловно, это – сильный кадр. Без всяких сомнений, репортажное фото тем сильнее, чем драматичнее изображенный на нем сюжет. «И все же, все же, все же…» Если бы террорист был бы не ликвидирован, а схвачен и сидел бы в тюремной камере, его порадовала бы победа фотоснимка Бурхана Озбиличи на конкурсе World Press Photo. Он был бы рад выбору жюри (или же – выбору самого фотографа, если тот представил из всего своего трагичного репортажа именно этот кадр).

На этом конкурсе в жанре репортажной фотографии и ранее побеждали работы журналистов, запечатлевших кошмарные, трагические события. Но, за редкими исключениями, главными героями этих фото были именно жертвы преступлений, а не преступники. В данном случае получилось наоборот.

В частности, кадр сравнивают с работой фотографа Ясуси Нагао, победившей на этом же конкурсе в далеком 1961 году. Его работа получила еще и престижную Пулитцеровскую премию. На ней отражено убийство ультраправым террористом лидера Социалистической партии Японии Инэдзиро Асанумы в ходе политических дебатов в Токио 12 октября 1960 г. Но даже и на той фотографии нет такого откровенного и наглого торжества убийцы.



Вернемся в наше время... Председатель жюри Стюарт Франклин осудил решение своих коллег, проголосовавших за фото убийства Андрея Карлова. Он назвал ее невероятно жесткой новостной фотографией, но ничего поделать с мнением большинства не смог.

Высказались против этого решения и сотрудники посольства России в Турции. Они заявили: «Выбор жюри World Press Photo обескураживает. Полнейшая деградация нравов и моральных ценностей. Глубоко сожалеем, что в погоне за славой, отдающей гнильцой, в ход идут любые средства. Пропаганда ужаса террора недопустима».

Глава Комитета по международным делам Совета Федерации России Константин Косачев отметил, что у него эта ситуация вызвала «чувство брезгливости», а также – «чувство ужаса при понимании того, скольких еще террористов может вдохновить и сама фотография, и высокая оценка жюри». Косачев добавил, что это – «за гранью морали».

Российский сенатор и известный телеведущий Алексей Пушков написал в своем блоге на сайте «Твиттер», что в решении жюри есть «моральная червоточина».

Казалось бы, члены жюри и не желали открыто демонстрировать русофобию. Они сделали снимком года фотокадр, выражающий, по их словам, «ненависть нашего времени».

Но, если мы вспомним уже упоминавшийся снимок убийства лидера японских социалистов, то нельзя не отметить, что победа этого кадра была во время Холодной войны, которая велась не только против Советского Союза, но и против социалистических и коммунистических идей в целом.

Нынешняя победа жестокого снимка Бурхана Озбиличи происходит на фоне тотального шельмования России, в частности, ее роли в Алеппо. А именно местью за Алеппо и объяснял террорист, убивший Андрея Карлова, свое чудовищное преступление.

С нашей точки зрения, убийца – безусловный злодей. Но были и те, кто радовался убийству российского дипломата. Это – прежде всего, сторонники исламского радикализма, включая запрещенную в РФ организацию ИГИЛ. А также – «небратья», готовые приветствовать даже самое жестокое деяние, если оно совершено против России. И данная ситуация, к сожалению, может вдохновить новых террористов на так называемые «акты возмездия». Те, кто присуждал премию, должны были задуматься над этим.

В мировом изобразительном искусстве – немало шедевров, созданных по мотивам трагических сюжетов. Эти шедевры вызывают катарсис – очищение страданием. Но, скажем, в живописи есть дополнительные возможности расставить конкретные акценты, изобразить героя - героем, злодея - злодеем. Фотография, в основном, отражает все, как есть (если только это не заведомо постановочный снимок, цель которого – манипуляция общественным мнением).

И вот в объектив попала трагедия Андрея Карлова. В самом снимке, казалось бы, нет оценки случившегося. И все-таки основное внимание зрителя приковано именно к убийце. К сожалению, в нынешних условиях это похоже на пропаганду терроризма.

Прямой вины фотографа, запечатлевшего трагедию, нет. Но все равно – фактически, произведен еще один выстрел в покойного российского дипломата. На этот раз – фотовыстрел.
Автор:
Елена Громова
Использованы фотографии:
Бурхан Озбиличи, Ясуси Нагао
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти