Будет ли в обозримом будущем побит рекорд U-35?



За девятнадцать боевых походов она потопила 226 кораблей.


Трофеями U-35 были не бумажные кораблики, о чем говорит общий тоннаж утопленников — полмиллиона тонн. Ну, если быть точным, то 575 387 т.

Невообразимо.

Да и, честно говоря, страшновато.

На исходе 12-го боевого патрулирования единственной остававшейся торпедой лодка уничтожила “Галлию”. На борту быстроходного войскового транспорта находилось 1650 французских легионеров, 350 чел. экипажа и три сотни сербских солдат. Попадание привело к детонации груза боеприпасов. Точное число жертв той катастрофы осталось неизвестным. По данным историков, на дно вместе с “Галлией” могло отправиться до 1800 человек.

В другом походе курс “грозной тридцатой” пересекся с лайнером “Ла Прованс”. Из воды удалось поднять 742 человека. Точное число находившихся на борту неизвестно, официально лайнер перевозил 1700 солдат.

Те, кто пытались помешать U-35 творить кровавый беспредел, были разорваны ею в клочья. Четыре вспомогательных крейсера, эсминец, два сторожевых корабля и пара охотников за подводными лодками.

Разумеется, этого ей не простили. Когда U-35 оказалась в руках англичан, её разрезали на металл и подвергли забвению.

Рекорд остался непобитым. Самый боевой, смертоносный и разрушительный корабль был с позором вычеркнут из истории.

Ни фильмов, ни книг, ни передач в стиле “Дискавери — 10 лучших кораблей”.


Вот и всё, что про неё известно. Два морских театра боевых действий, служба от звонка до звонка под флагами Германии и Австро-Венгрии, никем никогда не побитый рекорд

Победителям было чего стесняться. Кому захочется вспоминать, как все военные флоты эпохи ПМВ оказались беспомощны перед маленькой скорлупкой с экипажем в 35 человек.

А если могли противостоять субмаринам, но не придавали тому значения — такое свидетельствует о полной непригодности Адмиралтейства. Не приняли должных мер. Проморгали угрозу.

Хотя все эти доводы несерьезны. Построенная в 1914 году, U-35 даже не была подводной лодкой в том смысле, в котором мы представляем себе такие корабли.

Она могла погружаться лишь на короткое время, проводя большую часть похода на поверхности. Оттуда же было совершено большинство атак (3000 выпущенных снарядов, 74 торпеды).

Погружение в те годы рассматривалось лишь как тактический маневр, позволявший в решающий момент “исчезнуть” из вида противника. И эта “уловка” вкупе с неоднозначностью и неопределенностью водной среды обеспечивала лодкам абсолютное превосходство над противником.

Будет ли в обозримом будущем побит рекорд U-35?


Те, кто ссылается на несовершенство противолодочных средств, сперва пусть оценят совершенство самой U-35. Оперативно-тактическая скорость подводного хода (5 узлов), рабочая глубина погружения (50 м), средства обнаружения и дальность хода её торпед (полторы-две мили). Гидролокации нет. Нормальной радиосвязи нет. В надводном положении применялся радиотелеграф со складной антенной.

Условия обитания экипажа — адовый ад. Душ на верхней палубе, питание всухомятку.

Союзники быстро смекнули, в чём дело и ввели раздельное наблюдение за поверхностью моря по секторам. Кораблям было предписано держать полный ход с выполнением противолодочного зигзага. Расчетам мелкокалиберных орудий приказано открывать огонь по любым подозрительным объектам.

В борьбе с подводной угрозой применялись технические новинки (сетевые заграждения с электрической сигнализацией о прошедшей сквозь них подлодке), применялись патрульные гидросамолёты, шумопеленгаторы и глубинные бомбы различных конструкций. Был изобретен искажающий очертания камуфляж. Активно использовались крейсеры-ловушки, жертвами которых стали три лодки из серии “грозных тридцатых”.

Кого-то торпедировали (U-40), кого-то накрыли с воздуха (U-39).

Однако боевые качества и преимущество подлодок оказались велики. “Тридцать пятой” удалось пройти всю войну, выжить и нанести огромные потери противнику.

Остается пожаловаться на неспортивное поведение U-35, которая “шакалила” в местах оживленного судоходства, предпочитая громить мирные транспорты, вместо военных крейсеров и эсминцев. Обвинение, мягко говоря, бессмысленное.

Времена рыцарских поединков и офицеров в кружевах истекли давно. Экономика — стержень глобальной войны. Морская вода ценности не представляет, её никто не пьёт. По морю на кораблях перемещаются различные грузы из пункта А в пункт Б. Противник пытается этому помешать, собственный ВМФ борется с противником.

Внезапно возникает ситуация, когда противник начинает топить все подряд, не обращая внимания на наличие дредноутных флотов, эсминцев и специальных противолодочных сил... Это может свидетельствовать либо о полной бездарности командования, либо об уникальных свойствах нового оружия.

Все потопленные пароходы (“транспорты” на военном жаргоне) были законной добычей U-35 и её командира Лотара фон Арно де ла Перьера. После войны никаких претензий ему предъявлено не было: спасательные шлюпки он не расстреливал, иных военных преступлений не совершал.



Трагически погибшая “Галлия” официально числилась вспомогательным крейсером с соответствующей командой и вооружением, на борту имелся груз военного назначения. Её потопление было не менее законным, чем потопление “Вильгельма Густлоффа”.

Часть пароходов при появлении лодки была оставлена командой (ради чего геройствовать: судно и груз застрахованы). Матросы спускали спасательные шлюпки, пока бойцы абордажной партии U-35 устанавливали заряды взрывчатки.

Бывало и такое.

При счете двести с лишним “очков” хватало всего. И лихих погонь, и дыма морских сражений, и торпедных атак, и белых флагов, и артиллерийских дуэлей...

Единственный вопрос: будет ли достижение U-35 побито в обозримом будущем?

Ответ лежит в оценке баланса между возможностями подлодок и современных противолодочных средств.


На стороне атомных субмарин — высокая скрытность, способность месяцами обходиться без всплытия на поверхность. Кислород и пресную воду они добывают прямо из морской воды. А их рабочая глубина погружения может достигать километра.

Современные подлодки оснащены гидроакустическими комплексами со сферическими, конформными и буксируемыми антеннами. С сохраненными в памяти их БИУС акустическими “портретами” сотен кораблей.

Вместо окуляра перископа — многофункциональная мачта с телекамерами и лазерным дальномером.

Новые виды оружия, о которых во времена Лотара фон Арно могли мечтать только фантасты. Самонаводящиеся торпеды и крылатые ракеты, способные достать противника вне дальности прямой видимости, из-за горизонта. Новые образцы минного оружия, ловушки типа “Кэптор”, запрограммированные на стрельбу по проплывающим мимо целям.

Скорость современных образцов торпед увеличилась вдвое, дальность хода — в 25 раз. Был многократно увеличен боезапас на борту.

Новейшие разработки позволяют лодкам прямо из-под воды сбивать вертолеты и самолеты противолодочной авиации. Управление зенитными ракетами — по оптоволоконному кабелю. Обнаружение целей — по данным гидроакустических средств самой подлодки.

В 2011 годы компания “Мэрск Групп” и южнокорейская Daewoo заключили контракт на строительство 20 океанских линейных контейнеровозов типа “Triple E”. При длине 400 метров они имеют дедвейт 165 тыс. тонн (вместимость составляет 18 тыс. стандартных 40-футовых контейнеров).


Секция строящегося контейнеровоза


Современные супертанкеры класса TI имеют дедвейт в 440 тысяч тонн.

Полное водоизмещение каждого из 10 атомных авианосцев США превышает 100 тыс. тонн.

Все эти факты свидетельствуют, что невероятное достижение U-35 по тоннажу потопленных судов ( 575 тыс. брт) не так уж невероятно с точки зрения современных реалий. В наши дни такой “улов” могут принести всего пара удачных минных постановок или торпедных атак.

Что касается числа побед (226 потопленных и 10 поврежденных), то повторение данного рекорда едва ли представляется возможным. Лодки остаются самым результативным морским оружием, но правила морской войны изменились. Противолодочная оборона стала злее, цели — крупнее и серьезнее. “Кошмарить” морские пути на протяжении месяцев, как это было в эпоху ПМВ, сейчас не получится.

Стоит заметить, что самой результативной подлодке Второй мировой (U-48) удалось потопить “всего лишь” 51 транспорт и 1 боевой корабль суммарным тоннажем 308 тысяч брт.

Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

128 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти