Циничная логика войны и мира в современном «мире» неуязвима

Несмотря на мощнейшую прививку капитализма в 90-ых годах (что это я скромничаю, да нам поставили целую клизму), изуверская логика современной войны нас всё равно как минимум обескураживает. Видите ли, в этой логике гром артобстрела отнюдь не помеха торговой операции. Шелест купюр в этом новом мире, с которым нас познакомили наши заклятые друзья, легко могут заглушить весь пакет НУРС.




Правда, понятие «современная война» несколько неверно. Она стара, как гробницы фараонов. И не важно, что является флагманом этой логики — «Почтенная Ост-Индская компания» (просуществовавшая без малого 300 лет, пережив многие государства) или же И. Г. Фарбениндустри (милашка из Германии времён Второй мировой войны). Последняя, кстати, так и не канула в лету, а была поделена на BASF, Bayer и с десяток других златоискателей. И опять-таки пресловутая И. Г. Фарбениндустри имела чуть ли не родственные отношения с корпорациями западных стран, таких как США. Эдакая компания сообщников-бизнесменов, причастных к сожжению миллионов людей в Освенциме. Разумеется, никто не был посажен. Нет, в 1946 году в США даже обвинили «Дженерал Электрик» в сговоре с Круппом. Кто-то, верно, срубил славу правдоискателя, голоса избирателей и прочие приятные бонусы, но и толку.

В самом деле, для нас традиционное американское утверждение в святости и незыблемости свободного предпринимательства уже режет слух от соседства «святости», «свободы» и «предпринимательство» в одной фразе. Ведь за нечто святое умирать самому и вести на смерть других всё же морально, нежели делать то же самое за деньги. Разница между понятиями армия и банда стирается напрочь.

Увы, та клизма, что Запад вставил в обломки Союза, не прошла даром. С тех пор любой конфликт на территории бывшего СССР имеет, кроме ярко выраженной ухмылки старухи с косой, наверное, ещё более неприглядную карнегиевскую финансовую улыбку. И то, что было немыслимым в нашем советском вчера (вроде торговли с Германией после 22 июня 1941 года), сейчас цветёт и пахнет.

На Донбассе этого, заглушённого артогнём и засыпанного сводками с линии фронта, вроде бы и не видно. Но… Финансовая клумба там также расцвела. Самым большим и жирным кустом в которой, бесспорно, является ДТЭК (Донбасская топливно-энергетическая компания). Именно ДТЭК владеет практически всеми шахтами Донбасса по обе стороны фронта. Самой же ДТЭК владеет Ринат Ахметов, посему для него Донецк — как Винница для Порошенко. Ринат в порыве неслыханной щедрости даже отгрохал стадион Донбасс-Арена. В самом деле, впечатляющее сооружение.

Кстати, обязан уточнить интересный нюанс. Сами жители Донбасса неоднозначно относятся к Ахметову. Разумеется, к известной степени «любви» к Ринату как к олигарху, подмешена определённая степень благодарности. Ведь Ахметов построил не только величественную Донбасс-Арену, но и обустраивал инфраструктуру городов Донбасса, парковые зоны и т.д. Ввиду создавшейся ситуации, когда выбор заключается в «меньшем зле», а в списке богатых и влиятельных граждан такие фамилии, как Коломойский, Фирташ, Пинчук и Тарута, более или менее терпимое отношение к Ахметову понятно.

Но в российском медийном пространстве ДТЭК начал фигурировать только после того, как с десяток недалёких активистов решили объявить блокаду железнодорожным составам с донбасским углём. При этом пока не ясно блокируются только составы с территории ДНР и ЛНР или же все составы ДТЭК? Если первое, то это шизофрения, но шизофрения принципиальная, если же второе, то это типичные рейдерские действия по отжиму имущества одного олигарха другими заинтересованными силами. Ведь в хозяйство Ахметова входят шахты от «Центросоюза» в Свердловске до шахты им. Героев космоса в районе Павлограда (оккупирован украинской хунтой), а также предприятия по обогащению угля, различные ТЭС и прочее.

Я уверен, что основная биомасса этих активистов, та самая биомасса, которая традиционно занимает временное место где-то на пути от пушечного мяса к хирургическим отходам, искренне верит, что выполняет патриотический долг. Но главенствует над ними раздавшийся вширь Семенченко, который всеми силами старается выпрыгнуть наверх, если не в политическом плане, то в экономическом точно. При этом местонахождение самого Ахметова неизвестно. В присутствие его в Киеве верится с трудом, т.к. таким богатым людям без личного эскадрона смерти находиться в столице противопоказано.

То есть в режиме полноценной войны на прифронтовой территории действует целая корпорация, которая в свою очередь ведёт войну, но уже за контроль над собственным бизнесом. Очень мило. При этом любые популистские крики с российской уже стороны по поводу закрытия компании или же блокировки железнодорожных составов утонут в не менее популистских заявлениях в стиле «А как же там люди отапливать будут, ведь там тоже есть нормальные люди» или же ещё более популистских криках о «свободе предпринимательства». Для меня ясно одно, что шахты — это самый массовый работодатель на Донбассе. Это целая взаимосвязанная и взаимозависимая структура, в которой отсутствие первоначального компонента — шахт — сулит крахом и обогатительным заводам, и железнодорожной инфраструктуре, и ремонтно-механическим заводам, и тепловым электростанциям, и т.д. и т.п.

Вишенкой на торте этого клубка циничных парадоксов и финансовых хитростей служит валюта. Перед поездкой на Донбасс в ответ на мою надежду, что смогу потратить оставшиеся с довоенных времён гривны, которые украинские банки наотрез отказались менять обратно на рубли, я, к собственному удивлению, получил однозначный ответ: «Не вздумай!» Как мне показалось, меня могут как минимум неправильно понять. Во-первых, платёжная система ДНР и ЛНР максимально переведена на рубли. Во-вторых, после прилёта очередной партии снарядов появление неместного товарища с гривнами в кармане может повлечь за собой неприятный разговор.

Однако в канве всё той же людоедской логики зарплаты шахтёрам ДТЭК выплачивает именно в гривнах. Ведь большая часть империи Ахметова всё ещё находится на территории, оккупированной киевской хунтой, а соответственно все денежные операции там осуществляются в украинской валюте. А посему в ДНР и ЛНР, соответствуя законам рыночного мира, появились ловкие дельцы, эдакие мешочники, которые за «скромный» процент всегда готовы поменять гривны на рубли. Их натуру не берёт ни «Град», ни «Точка-У», ни весь «букет» ствольной артиллерии, оставшейся после СССР. Словно черви после дождя, они выползают отовсюду. Моральные установки этих господ недалеко ушли от барыг времён блокады Ленинграда, однако это почти единственный способ получить необходимую валюту.

Сами шахтёры не могут пересечь линию фронта, минуя радостную встречу с ВСУ или СБУ. На практике эти встречи в лучшем случае заканчиваются тем, что работяги вынуждены отдать все сбережения, чтобы не угодить в подвал или в могилу. Не побрезгуют «защитники» и обувью, одеждой или провиантом, в зависимости от звания и срока пребывания в прифронтовых районах. Кстати, ещё пару монет в копилку «народной любви» к «воинам света».

В итоге благодаря интеграции простого человека в привитую нам действительность даже в рамках полноценной войны эта система, эта самая действительность, фактически неуязвима. Любая попытка воспротивиться её циничным законам может привести к краху не одной, а тысяч жизней, миллионов жизней ни в чём не повинных людей. Она безукоризненна, она — это система, это война, а, быть может, это такая новая модель мира?
Автор:
Сергей Монастырёв (Восточный ветер)
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти