Спасибо тебе, Клеменс!

Этой историей я, быть может, навлеку на себя гнев многих читателей. Однако, правда хороша только тогда, когда она правда. И даже в самой сложной ситуации, находясь по ту или иную сторону баррикад, можно оставаться человеком.

... В 1941 году, после объявления войны, из маленького поселка Зеленокумска Ставропольского края на фронт потянулись эшелоны добровольцев. Попрощался с семьей и Николай Применко. Оставил на хозяйстве жену Евдокию, дочку Надю поцеловал, Петьке по-мужски руку пожал - мол, ты теперь, сынок, за главного. С тоской посмотрел на огромный живот Евдокии, погладил его через цветастое ситцевое платье.




- Дите, как родится, ты ему скажи, что папка с войны придёт, игрушку ему деревянную смастерит, - наказывал отец. - Если девка будет - куклу выпилю, а пацану так машину из дерева сделаю. Так и передай.

Махнул рукой. Зубы стиснул. И пошел.
Применко долго ему вслед смотрели. Но он старался не оборачиваться. Солнце слепило, да и вообще...

Жизнь пошла своим чередом. Вроде бы и война не в их стороне, но отзвуки ее близко. Не прошло и месяца, как с фронта прилетела похоронка - погиб, мол, Николай Применко в первом своем бою. Евдокия поплакала, попричитала, но надо было как-то выживать, детей поднимать. Носила на менку вещи, продавала сережки и колечки - небогатые свои драгоценности.



В августе родила. Ещё одну девку. Марией назвали. По простому Марусей. Дела тогда в семье уже шли туго. Исхудавшая корова молока почти не давала, в большом курятнике остался один петух, а собранное в колхозе зерно теперь было на вес золота. А тут новая беда - от переживаний у Евдокии пропало молоко. Маня закатывается голодным плачем - хоть руки на себя наложи, но в груди от этого не прибудет.
Однажды на пороге появилась родственница Евдокии Нина. Она жила в деревне Преображенка. От Зеленокумска - рукой подать. Еще в сенях услышала плач Маруськи, выслушала Евдокию, как та сводит концы с концами, и предложила забрать кроху к себе.

- Я, сама знаешь, одна на этой земле - ни котёнка, ни ребёнка. Зато корова есть, гуси - выкормлю твою Марию, - уговаривала она.
Евдокия опять в слезы. Собрала нехитрые дочкины пожитки - три пелёнки, да два чепца, сунула в руки Нинки тряпичную соску, а сама на лавку упала. Ноги не держат: война треклятая мужа забрала, а теперь и дитё к себе тащит - поди знай, что с ней в этой деревне будет? Но выбора не было.

И Маня, маленький узелок на руках у своей названной матери, поехала на перекладных в Преображенку.
Жизнь там и правда была спокойней, чем в поселке. Девчушку посадили на коровье молоко, научили сосать хлебные мякиши, и Маруся пошла на поправку. Нина, глядя на неё, вспоминала свою дочку. Иной раз плакала, а иной раз и радовалась тому, что хоть это дитя Господь у неё не отнял.



... К осени в их деревню пришли немцы. Тянулись серо-зелёной змеей по пыльной улице - тарахтели мотоциклами, лаяли на языке своем собачьем. Бабы испугались, малые дети плакали, те, что постарше, гроздьями висели на заборах.

Фрицы шли по улице гордо, будто не Преображенку захватили, а всю страну. Собрали местных на площади у сельсовета. И с переводчиком, продажной шкурой из своих, тутошних, сообщили, что теперь деревенские дворы будут распределены между немецкими солдатами. Чтоб не было путаницы, кто где кормится, на занятый двор повесят котелок - мол, занято, ищите другие места для пропитания.
Также преображенцев поставили перед фактом, что жить фрицы тоже будут у них. А русские должны их обслуживать. Кого новые правила не устраивают, может сделать полшага вперёд - разговор будет коротким, как пулемётная очередь.

Никто не вышел. А Нина только крепче к сердцу Марусю прижала. Та, будто почувствовала беду, закатилась громким плачем. Главный немец покривился и махнул рукой - иди отсюда, баба, со своим выкормышем. Ушла.

В тот же день на пороге Нины появился Клеменс. По-русски он, конечно, не говорил, но Нина, прожившая уже добрую половину жизни, всё про него поняла.

Ходил по хате тихо, вёл себя скромно - все "данке", да "данке". Придет с их, вражеских сборищ, сядет в уголке и папиросы свои курит. Молчит. Или книжку свою, непонятную, читает. Но больше всего Нину удивляло, что ничего из еды он у неё не брал. И не только не брал, бывало - достанет консервы свои, откроет и на стол выставит - мол, ешьте, пожалуйста.
Нина по началу боялась - вдруг отравит, сучье вымя. А потом - ничего. Голод не тётка - попробовала, вкусные, сволочи, консервы делали. Немец улыбался, кивал головой . Радовался чему-то.

Иногда она видела, как он доставал из своего планшета фотокарточку. Гладил её тонкими, лощёными пальцами, тайком утирал слёзы. А бывало, что и кричал во сне. Что кричал, Нина понять не могла, но, видимо, что-то очень страшное ему виделось. Вскакивал, хватал руками воздух: "Киндер! - кричал. - Майн киндер!"

Нина спохватывалась, бежала к нему с железной кружкой. Маруся просыпалась, закатывалась. И он, наспех глотнув воды, подходил к колыбельке. Брал малышку на руки, прижимал к сердцу, завывал какие-то свои, немецкие песни...

Однажды Нина не выдержала, пригласила в дом соседскую девочку, отличницу, которая более- менее понимала немецкий.
- Спроси, - говорит, - у Клеменса этого, откуда он? Чем занимался до войны? Никак не могу понять. Странный он немец какой-то. У всех вон - зверьё, а нам вроде, как человек достался. Только смотри, Танька, держи язык за зубами. Сдашь меня про хорошего немца - прокляну!

Танька была не из болтливых.

К разговору с Клеменсом она подготовилась - с учебником немецкого пришла. Сохранила со счастливых времён. Слова непонятные произносила отчётливо. Старалась. Немец улыбался, и отвечал. Медленно, так, чтоб Танька всё поняла.
- Ну что там, что? - нервничала Нина.

- Он говорит, что учителем в школе работал. Немецкий преподавал, - отвечала Таня. И что у него двое детей. Мартин и Марта. И, что когда он уходил на фронт, Марте был всего год.

- Поэтому он так к Марусе тянется, - улыбнулась Нина.

Таня ещё что-то спросила, и немец опять ответил. Не понятно что, но было видно, что произносить эти слова ему было очень трудно - красный сидел, как рак, воздух ртом заглатывал.

- Он говорит, что не хотел на войну. Он против убийств. Даже животных никогда не убивал. А здесь он чувствует себя убийцей, хотя ни разу не стрелял ни в кого, - объяснила Таня. - Я несколько слов, правда, не поняла. Но смысл в этом.
Тут уж Нина заплакала. Утерла распухший нос фартуком. Табуретку пододвинула ближе к Клеменсу.

- Бедный ты мой, бедный, - говорила. - Что война, эта гадина, с нами, людьми, сделала? Я ж тебя, Клеменс, по началу ненавидела. А сейчас люблю. Жалею. У нас на Руси так: если любишь - жалеешь.

Таня начала было переводить, но немец её не понял. Показал рукой, мол, ладно - итак все ясно, обнялся с Ниной и они оба зарыдали навзрыд. Таня только плечами пожала. Засмеялась и пошла Маню нянчить.

... Клеменс с Ниной проговорили до утра. Вначале с помощью Тани, потом сами как-то друг друга понимали. Вернее чувствовали. Нина всё сыпала словами - и про неудавшуюся любовь, и про житуху её бабью, не сложившуюся. Клеменс лаял про своё - жену вспоминал, черно-белую фотокарточку с красивой женщиной и детьми показывал.

С тех пор каждый свободный вечер Клеменс садился у колыбели Марии, качал её и пел какие-то свои песни. Нина хлопотала по хозяйству, готовила суп из немецких мясных консервов, подкармливала соседскую девочку Таню.

Спасибо тебе, Клеменс!


Так прошел месяц, другой, третий. А в начале января 1943 года в Ставропольский край пришли наши. Клеменс, узнав о том, что нужно опять идти воевать, стал чёрен лицом. Собрался быстро, молча. Отдал Нине все оставшиеся продукты, крепко прижал к себе Марусю, поцеловал, что-то прошептал ей на ушко и выбежал.


Больше Нина никогда его не видела, и ничего о нём не слышала. Но историю эту рассказала своей крестной дочке Марии, она - своей дочери. А дочь, моя подруга, - мне.

От её лица я и говорю: "Спасибо тебе, Клеменс!".
Автор: Светлана Хлыстун


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 21

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Reptiloid 7 марта 2017 05:28
    Как бы не получилось так , что этот1 немец превратится в огромное число добрых и хороших завоевателей и подтвердит слова о том, что боварское бы пили. Это исключение.
    1. Котище 7 марта 2017 16:03
      Хотел Дмитрий написать поприказааш комментарий еще утром, наступил себе на горло - сдержался.
      Возможно я укажу на прописную истину обратив уважаемые форумчане Ваше внимание на то, что "люди разные"! Причем это было вчера, есть сейчас и будет завтра.
      Люди которые в годы Великой Отечественной войны пришли к нам, пришли не просто так, они пришли с оружием в руках и против воли наших дедов и прадедов. Они принесли горе, боль и смерть. На их пряжках было начертано "с нами бог". Ихнее государство оправдало любое насилие в отношение населения Советского Союза, причем в форме нормы права. Для них мы были не люди!
      Но есть и другая сторона медали, они были людьми. По краней мере ими они родились и то человеческое за годы коричневой чумы еще не умерло. Война расставила все точки над "ё", она как калька выявила все лучшее и все плохое в человеческих душах! Быть человеком в годы войны было тяжело, у некоторых это получалось.
      Поэтому я предлагаю не красить все в черное или белое, а просто помнить то и другое и самое главное не забывать, что мы их ге звали!
      1. Reptiloid 8 марта 2017 07:47
        Факт остаётся фактом, большая часть немцев вели себя иначе.Человечность некоторых не может изменить главное----они напали, убивали, жгли, издевались.Ведь вы Влад знаете о желании привить русскому народу покаяние за то,что он не совершал----свержение царя , а немцы---что? Они уже и так ложь всякую об изнасилованиях и другом всяком.
  2. василий50 7 марта 2017 06:27
    Среди немцев, особенно в собственном тылу, встречались не совсем оскотинившиеся и про таких помнили. Но уж очень редко такие встречались. Немцы и прочие оккупанты были столь оскотинившиеся что такие, с остатками совести, просто бросались в глаза. Про них помнили.
    КРАСНАЯ АРМИЯ вошла в Германию то не отстреливала всех подряд, не грабили и не устраивали из немок бордели. Даже концлагеря для немцев не устраивали. Те из немцев которые воевали ещё долго помнили что их практически пощадили, и их, и их семьи. Хотя по законам войны всех немцев должны были уничтожать.
    Прошли годы и в современной Германии и прочих странах которые вместе с немцами воевали уже не осознают того акта милосердия что проявила КРАСНАЯ АРМИЯ. Для них это в порядке вещей. Они рассуждают о причинах поражения и делают вывод что в следующей войне будут убивать уже поголовно всех. Кстати современные поляки больше всех возмущаются *мягкостью* гитлеровцев по отношению к РУССКОМУ населению. О чём не стесняясь рассуждают в телевизоре на политических шоу.
    1. Reptiloid 7 марта 2017 11:22
      И нет причин удивляться забвениям немцев насчёт войны .Ведь даже более позднее событие----уход советских войск с территории ГДР, Западный Берлин, оставленое имущество, оъединение Германии---вообще забыто сразу.
  3. igordok 7 марта 2017 07:34
    Моя мать, во время оккупации 5 лет, помнит немца, который подарил ей шоколадку, показывая свою семью на фотографии. Но помнит и расстрелянных детей, которые заигрались, забыв про комендантский час.
    1. Микадо 7 марта 2017 11:15
      я со своей учительницей истории разговаривал, у нее мать тоже где-то под Питером в оккупации жила, так вот она (мать) говорила - немцы подкармливали, не обижали. Фиг знает, воспоминания ребенка. В общем, людям этой конкретной деревни дико повезло. Видимо, партизан в ближайшей округе не было. Иначе бы еще и сожгли всем селом. Вроде бы, испанская "голубая" дивизия вела себя тоже более-менее пристойно. Мы должны помнить, что такой жестокий и беспощадный враг к нам еще не приходил (до них, немцев), но.. если среди них попадались люди, которые совершали иногда человеческие поступки, об этих поступках тоже помнить стоит. Хотя бы для полноты картины истории.
      1. igordok 7 марта 2017 14:07
        Цитата: Микадо
        Видимо, партизан в ближайшей округе не было.

        А может и наоборот. Партизаны держали в узде. Под Порховом партизаны настолько застращали "местных" оккупантов, которые понимая что партизаны отыграются на них, не зверствовало, иногда даже сообщали о приходе карателей, особенно если карателями были не немцы.
      2. Kurasava 7 марта 2017 22:04
        Да как же уже задрали то с этой историей про немца и шоколадку , все блин травят одну и ту же байку, дескать добрый "солдатик" по голове потрепал и шоколадку дал, от Берлина до Владивостока от совершенно разных людей обсалютно друг с другом не знакомых одна и та же версия, прям все "хорошие немцы" только так себя и вели если "хороший" значит школадку выдаст, как запрограммированые блин. Короче в 99% случаев брехня это 100%, я не верю. И где хоть одно фото/кино свидетельство чего нибудь подобного? Советские солдаты и жизнями жертвовали ради спасения немецких детей и кормили их из полевых кухонь и тому сотни свидетельств, а то и 1000и. А тут фрицы и шоколад.....кино и немцы!!!!
        1. дядя Мурзик 8 марта 2017 11:12
          Kurasava все проще, Клеменс это наш разведчик! wassat
  4. LIONE 7 марта 2017 08:02
    этот Клеменс полное ничтожество
    подтверждение этого моего утверждения: памятник Воину-Освободителю в Трептов-парке.
    1. V.ic 7 марта 2017 08:33
      Цитата: LIONE
      этот Клеменс полное ничтожество

      ...не судите, да не судимы будете...
  5. brn521 7 марта 2017 13:04
    История довольно сказочная. Некий Клеменс валял дурака несколько месяцев в одной из наших деревень. При этом он был тот еще волшебник. Из ничего создавал еду не только для себя, но и делился ей с местным населением. При том, что некоторые немцы жаловались в мемуарах, что их в таких же условиях по-сути поставили на самообеспечение. 42 год. Хлеб, невнятная каша не пойми из чего, ненавистный капустный суп. И это для каких-нибудь бывших фермеров, привыкших ежедневно употреблять молоко, яйца и кур. Хочешь прибавки - оглянись вокруг. Что-то выменивали, а что-то просто забирали, не спрашивая хозяев.
    У меня родные по материнской линии в Гродненской области. Почти всю войну под немцами. Впрочем, кто в теме, знаком с одним фактом. Не любят люди вспоминать то время. Ни ветераны, ни гражданские. Кто любит - либо отсиделся в теплом месте, либо повторяет на память отредактированную версию "воспоминаний". Немцы не просто так были на постое. Они решали несколько задач. 1. Продовольствие, которое реквизировалось у местного населения. Приезжало начальство, собирался продотряд (или как он там назывался, неизвестно) и отправлялся по соседним деревням трясти запасы. С обысками и побоями. 2. Поддержка местных "органов самоуправления". Население снаряжалось на работы. Часть населения было отправлено в качестве рабсилы на территорию Германии или куда-то еще (неизвестно, не вернулись). 3. Поддержание порядка. Борьба с партизанами.
    В дополнение немного от очевидцев. В данном случае моей бабушки в пересказе от моей матери. А то есть товарищи, с разумом как у дошкольников, привыкшие все красить в черное и белое и никак иначе. 1. немцы из продотрядов, или как они там назывались. Нередко немцы из продотряда предупреждали местных загодя. Приходили, на ломаном русском объясняли, что надо срочно все спрятать, что осталось из еды, показывали, куда прятать не стоит. Как плакать и что говорить, когда те будут их бить (несильно, но надо). В общем, по-видимому означенных немцев мучила совесть, но они были вынуждены организовывать показуху для руководства. Ну и спасибо им за это, иначе меня не было бы. На одной древесной коре не проживешь.
    Мои мысли насчет этого. Большинство немцев было нормальные, вроде нас с вами. И это естественно. В армии, состоящей исключительно из гоблинов, руководство тут же будет утоплено в сортирах, после чего начнется усобица из-за куска хлеба, а порой и просто из-за косого взгляда. Никакая пропаганда и идеология от этого не спасет - весь расчет на внутреннюю порядочность. И да, многие из этих товарищей душевно страдали, когда им приходилось участвовать в расстрелах или грабить откровенно нищее население. Но в то же время не стоит их идеализировать. Не будешь исполнять приказы - отправишься на фронт, причем наверняка штрафником. В общем, приспособленцы, как подавляющее большинство из нас.
    2. Организованные группировки, прячущиеся по лесам. Некоторые из них кормились также, как и немцы, высылая продотряды по тем же деревням. Причем, в отличие от немцев, означенные товарищи не брезговали ничем. Забирали еду со столов, опустошали котлы, вынутые из печки. Они лучше немцев знали, где у кого что лежит. И загодя не предупреждали, естественно.
    Мои мысли. В леса отправлялись в том числе обычные дезертиры и бандиты. Таких было много. Они тоже организовывались. И нередко это были сволочи похуже немцев. И да, естественно они тоже называли себя партизанами, только сидели тихо, и старались грабить только своих. Это я к тому, что надо отличать партизан от "партизан".
  6. Kurasava 7 марта 2017 22:04
    Да как же уже задрали то с этой историей про немца и шоколадку , все блин травят одну и ту же байку, дескать добрый "солдатик" по голове потрепал и шоколадку дал, от Берлина до Владивостока от совершенно разных людей обсалютно друг с другом не знакомых одна и та же версия, прям все "хорошие немцы" только так себя и вели если "хороший" значит школадку выдаст, как запрограммированые блин. Короче в 99% случаев брехня это 100%, я не верю. И где хоть одно фото/кино свидетельство чего нибудь подобного? Советские солдаты и жизнями жертвовали ради спасения немецких детей и кормили их из полевых кухонь и тому сотни свидетельств, а то и 1000и. А тут фрицы и шоколад.....кино и немцы!!!!
  7. Ищущий 8 марта 2017 14:09
    Уважаемые читатели.перестаньте ссылаться на воспоминания своих бабушек в 4-7 -летнем возрасте.В этом возрасте человек ничего не запоминает.
  8. ando_bor 9 марта 2017 12:37
    С автомата очередью по детям, а другой рядом стоял, - локтем прижал, по земле пошла, тетка говорит я всю жизнь это движение помню, не маленькая была 30-го года.
    На Кубани это было, в небольшое село, гарнизона постоянного не было, приехали немцы по дворам пошли: - курка, яйко, двое у мотоциклов остались, дети дразнить их стали, рожицы строить, еще не понимали - что это. Потом говорит мы прятались, когда немцы появлялись.
    - Пожалел, просто шуму лишнего не хотел?
  9. Loki_2 11 марта 2017 19:09
    Спасибо тебе, Клеменс!

    Спасибо тебе фашист что когда ты завоевывал нас был добр...
    Это финиш. Перефразируя классика:
    Вопрос: Где должен носить нож хороший фашист?
    Правильный ответ: В спине!
    1. Kurasava 12 марта 2017 09:59
      Однозначно! Хороший фашист мёртвый фашист!
  10. EvilLion 31 марта 2017 18:41
    Удивляет в комментах какая-то патологическая злоба со стороны людей, которые сами в лучшем случае год-два в армии оттарабанили, и ни в какой войне не участвовавших, но по ненависти к "фашистам" способных дать фору реальным участникам ВОВ.
    1. EvilLion 31 марта 2017 18:42
      О, оказывается у меня проксяк через Нидерланды включен, а я и не вижу.
  11. Sineva 7 мая 2017 22:48
    Всем жалельщикам и тявкающим о 'добреньких" немчиках, я бы часами зачитывала о Саласпилсе, Об Освенциме, об опытах на русских детях, о блокаде Ленинграда, да в деталях, да с фотографиями, о пытках пленных солдат, партизан, и простого мирняка.
    Может, тогда б дошло до их гнилого ливера, какую мерзость они несут...
    А "Военному обозрению" должно быть стыдно за подобные статеечки
Картина дня