Как англичан призывали экономить в годы войны?

Любая война, так или иначе, приносит в общество большие проблемы и многочисленные трудности. Это и «естественная убыль» мужской части населения в стране, которая ведет эту войну, и определенные тяготы даже тем, кому фронт не грозит никоим образом – то есть женщинам и детям. Естественным образом возникают перебои с продуктами питания, правительства вводят карточки на самые различные предметы потребления, которых перестает хватать из-за того, что вся промышленность страны работает на войну. Естественно, что в этой ситуации правительство начинает обращаться с призывом к своим гражданам экономить на всем, поскольку любая экономия «приближает общую победу». То есть за его неумение решить дело миром должен расплачиваться весь народ, но с этим уж ничего не поделаешь – каков народ внизу социальной пирамиды, такова и его власть у нее наверху. Но кое-что у какой-то власти получается в этих условиях лучше, у какой-то хуже. Учиться же надо на лучшем, а не на плохом.


Английские женщины на военном заводе в годы Первой мировой войны.


Вот и давайте посмотрим, а как обстояло дело с пропагандой экономии в такой во всех отношениях благополучной стране, какой была Англия даже во время Первой мировой войны? К чему и как британское правительство призывало своих британских подданных, и какие средства воздействия на них при этом использовало? Попытку осветить тему столь актуальную и для союзницы Британии России предпринял в 1916 году такой популярный общероссийский журнал, как «Нива». В нем можно было тогда об этом прочитать следующее:
Призывать к экономии в Англии означает воображать себе нечто даже более трагическое, чем знаменитый лондонский пожар 1666 года, который уничтожил чуть ли не три четверти города. А сколько тогда было человеческих жертв? Однако историей доказано, что огонь при этом провел в высшей степени массовую дезинфекционную работу и очистил страну от очага самых разных эпидемий и болезней, включая чуму. Поскольку в то время английская столица представляла собой лабиринт узких, тесных и темных улиц, наполненных грязью и вековым скоплением всяческих отбросов. Но в итоге это великое бедствие на поверку явилось настоящим благодеянием. То же самое, однако, (так написано в «Ниве»!) можно было бы сказать и о великих войнах. Ну и нынешняя война, мол, также глубоко и до самых ее корней, до последней мелочи домашнего быта тоже потрясла сознания британских народных масс и отразилась на всей жизни Англии.

Как англичан призывали экономить в годы войны?

«Не тратьте хлеб!» Британский плакат Первой мировой войны.

«Англо-сакс не бережлив от природы» – такой вывод делается в журнале. Обычный француз в повседневной жизни руководствуется такой мыслью: «Сколько я смогу сберечь?» Англичанин себя спрашивает совсем о другом: «Сколько я смогу потратить?» В четверть века распространение расточительности, выражающееся во все возрастающей роскоши, стала даже вызывать протест среди благоразумного британского меньшинства; создавались даже разные «содружества» («friendly societies») и кассы взаимного вспомоществования, но они не имели заметного успеха среди населения. Причем война не только не способствовала отрезвлению британского общества, а напротив, привело его в какое-то состояние общего опьянения, переросшее в безумное расточительство денег. Опять-таки особенную тягу к расточительности проявил почему-то рабочий люд, который с началом войны начал богатеть буквально не по дням, а по часам. Причин было несколько. Например, число промышленных рабочих сильно поредело от призыва их в армию. Затем, поскольку промышленность нуждалась в рабочих руках, а заказы ей поступали в огромном количестве, произошло поистине небывалое подорожание любого труда, еще более усилившееся из-за конкуренции между разными заводами. В результате за первые полгода с момента начала войны заработная плата у рабочих выросла на 30 - 60%. И тут же последовала настоящая вакханалия денежных средств: редкая семья оказалась не подверженной этому странному умопомешательству: словно люди хотели забыться. Вот что, например, писал один из членов британского парламента: «Среди моих избирателей есть один рабочий, который получает в неделю целых 15 фунтов стерлингов («150 рублей по нормальному курсу» – «нормальный курс» это для России 1914 года! – примечание автора), - то есть в два раза больше, чем он получал в мирное время. И вот половину этой суммы записывали на него в долг в кабаке. Я искренне удивился столь великой жажде; но выяснилось, что сам этот рабочий пьет очень мало, а все эти деньги пошли у него на… бесконечные угощения своих знакомых и соседей! А ведь он мог бы скопить для себя солидный капитал, но вместо этого словно идиот выбрасывал деньги на ветер: ну просто ошалел человек, иначе и не скажешь».


«Кухня – ключ к победе! Ешьте меньше хлеба!»

Впрочем, отнюдь не все деньги уходили в кабак. У рабочих их жены и дочери поступали столь же глупо: покупали дешевые наряды, новые граммофоны и фортепиано, массу косметики и прочую дребедень.

Опять же нашлись люди, хотя их и было мало (сегодня мы точно знаем процент, это 80 и 20 – прим. Автора) которые поняли, что единственным средством рассеять этот странный социальный дурман и заставить людей посмотреть в глаза реальности является способ напугать их.


«Женский военный займ».

И в Англии начался самый настоящий крестовый поход против столь пагубной человеческой распущенности, а начался он с речи премьер-министра Ллойда Джорджа, в которой он сказал:
«Все мы (англичане всех званий) должны запомнить не только то, что в эту войну и при настоящих обстоятельствах расточительность преступна, а бережливость, доходящая до мелочности, становится высшей национальной добродетелью, но и то, что только от деятельности каждого отдельного лица у себя дома мы можем ожидать такого скопления национальных средств, с помощью которого мы и наши союзники могли бы добиться ожидаемого всеми нами торжества».


Нужно больше самолетов! Женщины помогите!»

Пресса тут же ревностно принялась пропагандировать его слова, впрочем, без должного успеха. И тогда люди, смотревшие несколько дальше своего носа, решили добраться до каждого очага и достучаться до каждого сознания. Самым подходящим средством для этого стал «парламентский рекрутинговый комитет», представители которого были во всех английских городах, селах и деревнях, заклеивали их плакатами патриотического содержания и без особого принуждения набравший целых три миллиона солдат-добровольцев. И этот же комитет с своими отделениями теперь направил свою деятельность на то, чтобы привлечь подписчиков на огромный военный займ, для чего все свои средства направил на пропаганду всенародной бережливости. Как это было до того с военными плакатами, так и теперь комитет начал повсеместно распространять брошюры, летучие листки, афиши и т.д. Бережливость начали проповедовать с амвонов церквей, на собраниях местных поселковых советов (оказывается, в то время в Англии уже существовала «местная советская поселковая власть» - прим. автора) и даже на уличных митингах. Так что теперь в Англии повсюду висят лозунги: «Соблюдайте экономию ради родины, ради своей пользы! Этим вы уменьшите ввоз и сбережете золотой запас страны», и каждое такое увещание заканчивалось внушением: «Не следует пренебрегать ничем, - каждая малость идет в зачет!» В результате удалось найти три миллиона подписчиков на займ, причем половина этих людей до войны никогда за всю свою жизнь не держала в руках ни единой ценной процентной бумаги.


Выпас скота женщинами в парке.

Затем волна бережливости докатилась и до тех, кто был на фронте. Началось же все с майора-шотландца, который был до этого банковским кассиром. По его предложению солдаты завели свою сберегательную кассу. В начале из 220 солдат его роты 89 вложили в кассу по 5 фунтов стерлингов, а кто-то и больше, 7 человек от 3 и до 5, а 10 – суммы совсем небольшие. И это притом, что английскому солдату выплачивают немногим больше одного шиллинга в день (30 миллионов рублей на всю армию по нормальному курсу, то есть нормальному для России 1916 года – прим. автора).

Но те, кто проповедовал бережливость в Англии, решили обратиться еще и в сторону повседневного домашнего обихода и, в первую очередь, кухни и стола. Причиной стало и вздорожание продуктов, цены на которые выросли с начала войны от 20 до 50 %. Но существовало и другое, более важное обстоятельство заняться изменением питания народа страны.

Все знают, что большую часть продуктов Англия ввозит по морю. Падение этого вывоза вызвало брошенный в массы клич: «Долой ввоз!» Людям внушали, что, сберегая пищевые продукты, можно уменьшить имеющие место тяготы военного времени.


Пахать в галстуке это, конечно, немного непривычно. Но если учесть, что в Англии такого вообще не знали, то это да… это говорит о многом.

Поскольку всякое общеполезное движение в стране должно начинаться с семьи, то комитет начал издавать всенародные воззвания следующего содержания:
«Каждый из нас, будь то мужчина, женщина или ребенок, желающий послужить государству и помочь ему выиграть войну, может это сделать, серьезно занявшись вопросами сбережения пищи. Так как провиант идет к нам главным образом из чужих стран, то мы за это платим дань кораблями, людьми и деньгами. Каждый даром пропадающий кусок означает убыток для нации кораблями, людьми и деньгами. Если бы всю ныне пропадающую пищу можно было сберечь и разумно употребить, то это дало бы больше денег, больше людей, больше кораблей для национальной обороны».


Рекрутинговый плакат «Женской земельной армии», 1918 г.

Нужно было учить народ даже тому, как следует правильно покупать продукты питания. Экономия же в питании отнюдь не повредит здоровью, но способна дать нам и более здоровую, и более высокопроизводительную Британию.


Работницы «Женской земельной армии» на лесоповале.

Между тем получалось, что расточительность именно в еде в Англии достигла поистине ужасающих размеров. Иной рабочий, разбогатев совершенно внезапно, и весьма далекий от всякой культуры, начинал требовать себе мяса уже трижды в день, хотя совсем недавно был рад-радешенек получать его всего три раза за неделю! В итоге его жена выбрасывала съестного куда больше, чем его потреблялось. И понятно, что в богатых семействах было все то же самое, только размах транжирства был еще больше. Помочь этой беде было совсем нелегко. Но к счастью, и тут под руками был готовый к действию инструмент, а именно: «Национальный комитет питания», основанный в самом начале войны с целью прокормления голодных бельгийцев (вспомните Эркюля Пуаро в романе Агаты Кристи «Загадочное происшествие в Стайлзе»), и имевший и готовые помещения, и опытный персонал, и весьма значительные средства – то есть все для этого необходимое.


Женщины грузят ящики с противогазами.

Кампания по воспитанию началась, как и следовало, с представительниц прекрасной половины человечества. Всю страну буквально залепили плакаты: «К великобританским хозяйкам и всем, на ком лежит ответственность за покупку и приготовление пищи». Суть же этого обращения содержался в следующих статьях вот такого содержания:
«Употребляйте меньше мясных продуктов»
«Будьте бережливы с хлебом»
«Продукты не должны пропадать. Тратить пищу попусту – все равно, что даром расходовать патроны и снаряды»
«Будьте бережливы со всем, что ввозится в страну, с табаком, керосином, каучуком и проч.»
«Употребляйте в пищу продукты домашнего приготовления, где только это возможно, но и с ними обращайтесь бережно».
«Прежде чем что-то купить, подумайте, а нужно ли вам это и нельзя ли без этого обойтись?»
«Старайтесь где только можно разводить свои собственные овощи».
Была подготовлена и выпущена следующая книга: «Экономия в пище», в которой хозяйкам рассказывалось, как, например, использовать разные печи так, чтобы сберечь топливо, и сохранить весь получаемый от них жар.


Женщина-конюх.

Миллионы летучих листовок учат британских обывателей: «Как правильно разводить огонь», «Как домашним способом заготовить растопку для печи», «Как экономично поддерживать в печи огонь», «Как разбить уголь, нисколько при этом его не теряя».

Было выпущено «Руководство для хозяек», в котором были, например, такие главы: «Как меньше тратить, но при этом лучше питаться», «Разная пища для разного времени года», «Как сократить свои расходы на докторов и на аптеку». О хлебе говорилось же так: «Существует сразу два способа» как сберечь хлеб: один – внимательно наблюдать, чтобы ни одна корка, ни одна кроха хлеба не пропадала бы зря; другой – употреблять несколько зачерствевший хлеб, так как такой хлеб сытнее, и его расходуется меньше».


Женщина-доярка. Для Британии 1916 года – вещь удивительная. К тому же это ведь может быть и не фермерша, а… «девушка из общества».

Настойчиво повторялось: «Не следует пить чай четыре или пять раз в день; двух раз вполне достаточно, да и для здоровья это лучше». Ведь ни один европейский народ не пьет чай в таком количестве, как английский; вот почему все оценили серьезность этого предложения. Более того этот совет был принят к сведению и стал в значительной мере исполняться, хотя это было истинное военное лишение для большинства англичан. Было рассчитано, что вернись страна к потреблению чая, каким оно было лишь 10 лет назад, ее годовой бюджет увеличился бы на 28 млн. фунтов стерлингов!


Женщины заменили мужчин повсюду!

И в Англии, и в Америке распространилось такое зло, как покупка продуктов по телефону. При этом торговцы нередко сбывали покупателям всякую заваль. Объяснялось, что и давать закупать продукты прислуге тоже не выгодно. «Покупайте сами!», - твердят плакаты хозяйкам и малого, и среднего, и даже высшего достатка, и вот уже сотни богатых женщин отправляются в магазин и на рынок делать покупки и от их бдительного взора не ускользает ни одна мелочь, а в результате выигрывают все: они сами, государство, армия и весь народ в целом.

Для девиц и молодых женщин были организованы курсы «домашних наук». И в убогой хижине, и в богато-оборудованной кухне господского дома они наглядно обучают тому, к чему одновременно призывают листовки. Проводятся публичные «лекции» и в какой-нибудь общественной зале, в простой сельской школе и даже в сарае, превращенном в показательную кухню. Наглядно показывается, как можно экономно и при этом вкусно приготовить и мясо, и овощи. Объясняется, почему следует картофель варить только в шелухе, т.к. научно доказано, что при его чистке из пяти-шести мер картофеля, как бы вы не старались, одна пропадет обязательно, а это расточительство недопустимое в военные годы.

Многие роскошные рестораны под воздействием такой пропаганды закрылись или превратились в совсем скромные заведения, куда их прежние богатые клиенты все так же продолжают приходить на обед из офисов, но где подкрепляют себя лишь стаканом молока, либо каким-нибудь совсем незатейливым «домашним» блюдом, к большой пользе для своего желудка и здоровья.


Рекрутинговый плакат в «Женскую Королевскую военно-морскую службу».

Призыв: «как можно больше различных пищевых продуктов производить у себя дома» в скором времени смог изменить лицо страны. До этого англичане смотрели на свою землю в основном с эстетической точки зрения. Скорее всего, как на большой общественный парк! Ллойд Джордж сумел добиться того, что многие участки земли вновь стали обрабатываться. Под началом графа Сельборна – министра земледелия, началось борьба с тупым консерватизмом английских фермеров. И вот результат: за прошлое лето (имеется ввиду 1915 год – прим. Автора) домашние урожаи увеличились на 20 %, и это при нехватке рабочих рук, вызванных набором в армию. Даже британская аристократия и представители высшей буржуазии начали обращать красиво подстриженные лужайки перед своими домами в картофельные поля и огороды; а в их старинных и роскошных парках… заколосилась пшеница.

Откликнулись на этот патриотический призыв и английские дети из средних и даже низших сословий. Тут за дело взялась известная британская общественница леди Генри. Под ее руководством дети из бедных кварталов в восточной части Лондона, поощряемые совсем небольшими денежными призами, организовали между собой соревнование, очистили от мусора многие дворики и задворки рабочих кварталов и превратили их в цветущие и полезные огороды.

Повсеместно произошло сокращение излишних расходов на всевозможную роскошь. «Без этого можно сейчас обойтись?» - стали то и дело спрашивать себя англичане и научились спокойно обходиться без очень многих вещей.

Торжества и великосветские приемы были отменены. Если же родных или близких знакомые желают пригласить к себе на семейный обед либо ужин, то к нему лишнего блюда не прибавляется – все едет то же, что и всегда.

О таких излишествах, как шампанское и о других дорогих винах и импортных ликерах – пишет «Нива», никто больше в Англии и не вспоминает; подается виски с содовой водой и еще херес. В одежде царит крайняя простота, фраки и белые жилеты изгнаны совсем, а дамы одеваются в темные, простого покроя платья. Стали обходиться по возможности совсем без прислуги. Автомобилями для личных целей никто не пользуется – это непатриотично, а пожертвовали их общественным и благотворительным организациям.

Очень много девушек лишились работы в модных дамских мастерских, но зато теперь они заменяют мужчин в конторах или даже поступают работать на заводы, которые производят предметы военного снаряжения. В больших универсальных магазинах все отделы, торговавшие совсем недавно предметами роскоши, закрыты, так как их никто не покупает.


«Женщины Британии говорят: ИДИ!» – очень хороший плакат с точки зрения психологии. Императив есть, и в тоже время его как бы и нет. За тобой – нравственный выбор!

Таким образом, пишет журнал, очень сложно измерить то благотворное влияние, которое столь суровый переворот в общественной жизни оказал на нравы британской нации, и если она и после окончания войны не забудет преподанных ей уроков в умеренности и простоте, то уже одно это вполне окупит все понесенные британцами жертвы.

И следует заметить, что внедренная столь суровыми мерами бережливость, круто замешенная на традиционном британском патриотизме, вновь принесла свои плоды уже 20 лет спустя, когда под угрозой германского вторжения на Британские острова история повторилась. Сегодня мы имеем на Земле 7 млрд. населения, а скоро будет и все 10… К чему такой рост приведет в итоге навряд ли необходимо объяснять, так что может быть уже пора понемногу брать на вооружение и этот британский опыт?
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

51 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти