Последний рывок. Июньское наступление Юго-Западного фронта 1917 г. Ч 2. Русская армия: сила техники и слабость духа

К 15 декабря 1916 г. Действующая армия на европейском (австро-германском) фронте (включая Румынский, но без Кавказского) включала в себя 158 пехотных дивизий, 5 пехотных бригад, 48 кавалерийских дивизий и 4 кавалерийских бригады. Противостоящие силы противника - 133 пехотных и 26,5 кавалерийских дивизий [Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Ч. 7. Кампания 1917 года. М., 1923. С. 16].

На конец 1917 г. в Действующей армии имелось 205 пехотных и эквивалентных им дивизий (69 армейских и приравненных корпусов), 48 кавалерийских дивизий и 7 отдельных бригад (10 конных корпусов), значительное количество технических и специальных частей и соединений.


К началу Февральской революции Действующая армия насчитывала около 7,2 млн. человек [Гаврилов Л. М. Численность русской Действующей армии в период Февральской революции // История СССР. 1972. № 3 (май-июнь). С. 202], а к 26. 10. 1917 г. – более 6 млн. человек [Гаврилов Л. М., Кутузов В. В. Перепись русской армии 25 октября 1917 г. // История СССР. 1964. № 2 (март-апрель). С. 89].

К 1917 г. и в 1917 г. произошло значительное техническое усиление войск Действующей армии.

В 1916 г. был создан корпус тяжелой артиллерии особого назначения (ТАОН) в составе 6 артбригад и иных технических подразделений. К весне 1917 г. в нем было 338 орудий различных калибров и назначения. Находясь вне подчинения обычным войсковым единицам, ТАОН находился в распоряжении армейского командования, являясь мощнейшим средством оперативного усиления - армейским артиллерийским резервом.


6. Орудие тяжелой артиллерии на позиции.

К 1917 г. значительно возросла насыщенность частей и подразделений Действующей армии минометами. Применялись 47-мм и 58-мм легкие, а также 152-мм тяжелые минометы.

К 1917 г. артиллерия Действующей армии добилась и серьезных тактических достижений. В частности, русская артиллерия первой освоила новый метод стрельбы - по исчисленным данным - и 3. 12. 1916 г. блестяще применила его на практике в районе г. Двинск. Был освоен и метод артиллерийской стрельбы по т. н. сближенным боевым участкам.

Произошли изменения и в сфере связи. В марте 1917 г. было создано Управление заведующего техническими средствами при Ставке, занимавшееся организацией работы телеграфа и радиотелеграфа в армии, обеспечением телеграфных и радиочастей, учетом специалистов и имущества. В сентябре 1917 г. Управление было преобразовано в Отдел службы радиотелеграфа Действующей армии. Беспроволочный телеграф применялся все шире – например, для корректирования самолетами артиллерийского огня.


7. Тяжелая автомобильная радиостанция русской армии.

К концу 1916 г. маскировка глубоко проникла Действующую армию - большинство частей было обучено т. н. «краскомаскировке». Применение краскомета, позволившего осуществлять массовое окрашивание различных поверхностей, помогло маскировке занять должное место на передовой. Особого развития маскировочное дело достигло на Юго-Западном фронте, где благодаря деятельности военного инженера К. И. Величко, с октября 1916 г. началось усиленное обучение войск маскировке.


8. Замаскированная 152-мм гаубичная батарея у леса Радиотын. Юго-Западный фронт, июнь 1917 г.

С боеприпасами положение на фронте постепенно улучшалось, и со второй половины 1916 г. стало удовлетворительным. Именно в 1917 г. Россия справляется с трудностями по удовлетворению потребностей своей армии в отношении снарядов легких и средних калибров, постепенно освобождаясь от заграничной зависимости. Снарядов первого типа поступает в этот год свыше 14 миллионов (из них лишь около 23% из-за границы), а к орудиям средних калибров - свыше 4 миллионов (с тем же процентом заграничного производства). В отношении же снарядов к орудиям ТАОН количество заказывавшегося извне боеприпасов в 3,5 раза превышало производительность отечественной промышленности. В 1917 г. снарядов к орудиям 8 – 12-дюймового калибра в армию поступило около 110000.


Организационно и количественно выросли авиационные силы.
Так, в Летнем наступлении действия Юго-Западного фронта поддерживали 38 различных авиаотрядов (226 самолетов). Летом 1917 г. русские пилоты одержали 23 воздушных победы, потеряв при этом 8 своих машин.


9. Летчики 7-го корпусного авиационного отряда. Слева – В. И. Янченко (16 подтвержденных побед).

Эффективно зарекомендовали себя новые самокатные батальоны.
Яркой иллюстрацией боевых качеств этих частей являются бои 3-го и 5-го самокатных батальонов с германской пехотой 9 июля 1917 г. в районе дер. Маловоды и на переправах. В распоряжении начальника 11-й кавалерийской дивизии 9-го июля сосредоточиваются 3-й и 5-й самокатные батальоны, 20-я и 27-я самокатные роты и 11-й конно-артиллерийский дивизион.

Брошенный правее дер. Маловоды на угрожаемый участок, 3-й самокатный батальон отбрасывает наступающий германский 114-й пехотный полк, занимает переправы и ведет бой до темноты.

Брошенный на другой угрожаемый участок, 5-й самокатный батальон 3-х ротного, неполного состава, на окраине дер. Маловоды сталкивается с наступающим 143-м германским пехотным полком. Без выстрела, стремительной штыковой атакой батальон опрокидывает германские стрелковые цепи и гонит немцев 3 км, заканчивая уничтожение противника до подхода его резервов.

Не меньшим упорством отличались бои 20-й и 27-й самокатных рот 6-го июля под дер. Потоки и 8-го июля на участке Щетов-Выбудув.

6-го июля роты вели упорный бой под дер. Потоки. Отбив атаки австрийцев, переносом огня 7 пулеметов самокатчики содействовали контратаке стрелкового полка 11-й кавалерийской дивизии на занятый противником участок. Причем самокатные отделения и взводы действовали без связи, имея разрушенные окопы, местами сравненные с землей.

8-го июля самокатные роты отбили атаку 88-го австрийского полка, взяв пленных. Окопавшись, они вели бой до получения приказа об отходе. Роты полностью выполняют задачу и 9 числа участвуют в операции под дер. Маловоды.


10. Высочайший смотр самокатчиков 1-го Конного корпуса.

К середине 1917 г. в войсках Действующей армии было 13 бронеотрядов (300 бронеавтомобилей) – достаточно солидный по тем временам броневой парк.


11. Бронеавтомобили на фронте.

1917 год был характерен как наивысшим развитием технической составляющей Действующей армии, так и невозможностью использовать достигнутые боевые результаты вследствие разложения основной массы армии.

Чтобы создать эффективные в условиях позиционной войны войска прорыва, и в то же время в ситуации падения боеспособности основной части армии иметь хоть какие-то боеспособные части и соединения, русское командование пошло по пути формирования ударных батальонов. В пехотной дивизии должен был появиться трехротный ударный батальон.

Но в новых батальонах совместились решение и боевых и политических задач в сложном 1917 г. – именно ударные части (батальоны «смерти», ударные роты и батальоны и пр.) стали орудием прорыва, тогда как основная часть армии утрачивала боеспособность. Ударные части должны были не только действовать на острие прорыва, но и стать оплотом долгу и носителями высокого боевого духа.

К октябрю 1917 г. имелось 313 воинских формирований «смерти» - в их составе было более 600000 человек (даже обсуждалось создание «армии смерти», способной держать фронт) [Солнцева С. А. Ударные формирования русской армии в 1917 году // Отечественная история. 2007. № 2. С. 50].

Последний рывок. Июньское наступление Юго-Западного фронта 1917 г. Ч 2. Русская армия: сила техники и слабость духа

12. Батальон смерти 3-го Кавказского армейского корпуса.

Но в ситуации когда ударные части достигали тактического успеха, обычные войска не поддерживали их успех, что привело к гибели элитных частей, а с ними и военнослужащих, которые могли и хотели воевать. Поэтому наступление русских войск летом 1917 г. во многом превратилось в наступление почти исключительно ударных частей.

Несмотря на технический рост, морально-идеологическое состояние армии после Февральского переворота начало стремительно падать.


13. Чтение Манифеста об отречении императора.


14. Речь командира полка после чтения Манифеста.


15. Присяга Временному правительству.

Начало разрушительным процессам было положено законодательными решениями и практическими действиями новой власти, представлявшей собой симбиоз Временного правительства и Петроградского совета. Выразился данный факт: 1) в принятии трагического для войск приказа № 1, отменившего основные начала войсковой организации, на которых держится любая армия; 2) в смещении большого количества старших военачальников (143 человека – в т. ч. такие достойные генералы, как В. Н. Горбатовский, В. В. Сахаров, В. Е. Флуг и др.), чем было дезорганизовано высшее звено управления войсками (начинается череда перемещений и назначений, за 9 месяцев 1917 г. сменилось 6 Верховных Главнокомандующих русской армией); 3) во введении в армии выборного начала. Все эти обстоятельства, а также учреждение института комиссаров Временного правительства привнесли с одной стороны хаос, а с другой – двоевластие.


16. Военный министр Временного правительства А. И. Гучков и А. А. Брусилов.

4 мая в Петрограде состоялось совещание главнокомандующих фронтами, Временного правительства и Исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов. Командующие фронтами в своих докладах обрисовали складывающуюся обстановку и пути выхода из кризисной ситуации. Мотив всех выступлений был один: армия законопослушна и поддержала революцию, но дисциплина и порядок должны безусловно поддерживаться на должном уровне. Дееспособная власть – залог победы, а развал армии – катастрофа России. Понимание эта позиция со стороны новых вершителей судеб России не вызвала, а если и вызвала – то на словах.


17. Верховный главнокомандующий Действующей армией М. В. Алексеев и главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта А. А. Брусилов. Апрель-май 1917 г.

Армия, а с ней и страна все глубже погружалась в пучину хаоса и многовластия.

После обнародования в мае Декларации прав военнослужащих процесс пошел еще более активно – беззакония, дезертирство, митинговщина захлестнули войска. Митинг стал самой популярной формой самодеятельности солдатских масс, отнимая огромную часть сил и времени как солдат, так и пытающегося к ним апеллировать командного состава.


18. 1-е мая 1917 в войсках.


19. На митинг.


20. Слушают оратора.


21. Митинг на фронте.

Появляются т. н. братания, носящие, с одной стороны, форму меновой торговли с противником, с другой стороны – являющиеся проводником подрывной деятельности германо-австрийских спецслужб по разложению русской армии и подрыву ее боеспособности.

Братания на фронте носили все более усиливающийся характер (из 220 пехотных дивизий на фронте в марте 1917 г. братания наблюдались в 165). Борьба с ними велась исключительно по инициативе фронтовых командиров. Начальник Полевого Генерального штаба Германии генерал-фельдмаршал П. Гинденбург писал: «Наше положение на восточном фронте становится все более и более похожим на перемирие, хотя и без письменного договора. Русская пехота постепенно заявляет почти всюду, что она больше сражаться не будет. Но она все же… остается в окопах. В тех местах, где взаимные отношения принимают слишком явную форму дружественных отношений, от времени до времени постреливает артиллерия, которая еще подчиняется командирам» [Гинденбург П. Воспоминания. Пг., 1922. С. 47].

Усилилось дезертирство.
Если в августе 1914 – феврале 1917 г. общее количество дезертиров составляло 195000 человек (т. е. в среднем 6300 человек в месяц), то в марте - августе 1917 г. число дезертиров в среднем увеличилось в 5 раз (а с 15 июня по 1 июля – в 6 раз) [Кавтарадзе А. Г. Июньское наступление русской армии в 1917 году // Военно-исторический журнал. 1967. № 5. С. 112]. Фактически это - стихийная демобилизация Действующей армии.

После начала т. н. демократизации Действующая армия становится слабоуправляемой. Знаковыми для развала армии были: приказ Петроградского совета № 1, отменявший в армии принцип единоначалия и вводивший многоуровневую систему солдатских комитетов в воинских частях и на кораблях, а также систему съездов солдатских и офицерских делегатов и отмена 12 марта 1917 г. смертной казни на фронте и военно-полевых судов. Это подрывало боеспособность армии, ускорило ее моральное разложение и вело к росту дезертирства.

Весной 1917 г. солдатские комитеты вступили в конфликты с офицерством и генералитетом, по их инициативе происходит смещение значительного количества представителей командного состава.

Прогрессирующее разложение армии сопровождалось насилием над офицерами. В марте - ноябре на фронте было убито несколько сотен офицеров, столько же покончило жизнь самоубийством, тысячи лучших офицеров были смещены с занимаемых должностей и изгнаны из своих частей. Мемуары очевидцев полны воспоминаний об этих трагических фактах.

Удивительной была сама возможность активных действий русских войск в 1917 году. Катастрофу в русской армии (от уничтожения дисциплины до падения управляемости) зафиксировал и противник. Немцы отмечали, что русские войска «уже не те».

А. Г. Кавтарадзе констатировал, что состояние армии весной 1917 г. было принципиально иным чем прежде. Если раньше к началу боевой операции на фронте не возникало и тени сомнений относительно боеспособности войск и основное затруднение заключалось в относительно слабом материально-техническом обеспечении боевых действий, то к маю 1917 г. ситуация стала диаметрально противоположной - впервые за войну материально-техническое обеспечение (в т. ч. орудиями тяжелой артиллерии и боеприпасами) было нормальным, но боеспособность войск, не желавших воевать, также впервые за войну была неудовлетворительной [Там же. С. 114].

Все это в комплексе привело к утрате русскими войсками значительной части боеспособности.

В такой обстановке и проводилось Июньское наступление Юго-Западного фронта.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти