Последний рывок. Июньское наступление Юго-Западного фронта 1917 г. Ч 3. Наступление и его результаты

Подготовка к наступлению была самой тщательной: на 100-км фронте были сосредоточены 52 пехотные и 8 кавалерийских дивизий при 1114 орудиях. Русская артиллерия была грозной силой и в количественном, и в качественном отношениях. Управление артиллерией было централизовано.

Юго-Западный фронт имел более 1000000 человек, около 7000 пулеметов, 2200 бомбометов, 568 минометов, 3500 орудий и 226 самолетов.

Противник - Группа армий Э. фон Бем-Эрмолли (2-я австрийская, Южная германская армии), 7-я австрийская армия и Группа армий А. фон Линзингена - насчитывал свыше 300000 человек, имел более 4000 пулеметов, 2700 орудий, 226 самолетов.


5 русских бронепоездов и 26 бронеавтомобилей противостояли 4-м бронепоездам противника. Классическое превосходство наступающих русских войск над противником 3 к 1 имело бы место, если бы все соединения Юго-Западного фронта обладали примерно равной боеспособностью, но боевые качества большинства русских корпусов и дивизий стремительно приближались к нулю.

Командованию фронта различными способами пришлось поднимать дееспособность своих войск – из офицеров и лучших солдат формировались ударные части, боевые порядки войск насыщались техникой. Впервые за войну расход боеприпасов был не ограничен и на действия артиллерии (как и кавалерии, наименее разложившегося, рода войск) ложился значительный объем выполняемых задач.

18 июня, после 2-дневной артиллерийской подготовки, сровнявшей с землей вражеские окопы, 7-я и 11-я армии пошли в наступление. Под огнем противника оно велось в основном ударными частями, в то время как остальная пехота неохотно двигалась за ними.

Благодаря отличной результативности артиллерийского огня и четким действиям ударных частей в первые дни наступления удалось достигнуть тактического успеха, захватив 2 - 3 линии вражеских окопов и отбив германо-австрийские контратаки с большими потерями для противника. Генерал пехоты Э. Людендорф отмечал факт большого расхода боеприпасов наступающими в Восточной Галиции русскими войсками [Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. М. – Мн., 2005. С. 434]. Но затем движение замедлилось: войска начали митинговать, обсуждать боевые приказы. В этой ситуации прорвавшиеся ударные части, оставшись без поддержки основной массы войск, понесли большие потери или погибли.


22. Атака в 1917 году.

Солдат 6-го Финляндского полка, отмечая в воспоминаниях блестящие результаты артиллерийской подготовки, которая смела проволочные заграждения противника, отметил что полк с незначительными потерями ворвался в первую линию германских окопов, а затем с боем захватил вторую и третью линии. Немцы при контратаке потеряли до 200 человек. Но когда финляндцы, потребовали смены, части Гвардейского корпуса отказались их поддержать: дивизионный комитет был против [История Гражданской войны в СССР. Т. 1 М., 1935. С. 140].

В этой ситуации, причем неожиданно для командования, в полосе наступления 8-й армии русские войска добились серьезного успеха. 23 июня наступавший южнее г. Станиславов 16-й армейский корпус, овладев передовыми позициями противника и отразив его контратаки, отвлек на себя внимание. 25 июня севернее г. Станиславов 12-й армейский корпус прорвал оборону противника, разгромив австрийский 26-й армейский корпус и захватил свыше 7000 пленных и 48 орудий.

27 июня войска 8-й армии заняли г. Галич, а на следующий день - г. Калуш. Но, не имея резервов для наращивания успеха, приостановили дальнейшее продвижение.


23. Летнее наступление.

Общие потери армий фронта 18 июня - 6 июля - до 2000 офицеров и более 56000 солдат [Кавтарадзе А. Г. Указ. соч. С. 115]. Эти потери легли в основном на отборные части, а без них 8-я, 11-я и 7-я и армии в значительной мере утратили боевую устойчивость.

Но и противник попал в критическое положение. Так, генерал-квартирмейстер Восточного фронта М. Гофман отмечал, что если бы не удалось вернуть Калуш, то г. Стрый и нефтяные источники Дрогобыча оказались бы под ударом русских [Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л., 1925. С. 151]. Э. фон Людендорф также подтверждал факт прорыва русских между Зборовом и Бржезинами, их продвижение до Ломницы и захват Калуша. Генерал специально оговорился о критическом положении командования Восточным фронтом [Людендорф Э. Указ. соч. С. 434].

Противник организовал контрудар.
Из Франции 30 июня отправились на Русский фронт 7 отборных дивизий (включены в состав Бескидского, 23-го резервного и 51-го корпусов).

Э. Людендорф отметил, что командование Восточного фронта было вынуждено ввести в бой на Тарнопольском направлении значительные резервы, в т. ч. дивизии с запада [Там же].

Германский историк Х. Риттер констатировал нежелательность для немцев переброски войск с Французского фронта: «Германское верховное главнокомандование нашло в себе достаточно нервной силы, чтобы с напряженного до крайности французского фронта взять дивизии, предназначавшиеся для того, чтобы окончательно разбить русских» [Риттер Х. Указ. соч. С. 165].

Был создан Злочевский отряд (92,5 тыс. штыков, 2,4 тыс. сабель, 935 орудий, 1173 пулемета) [Wagner A. Der Erste Weltkrieg. Wien, 1993. S. 261]. Отряд должен был ударить по левому флангу 11-й армии - в направлении на Тарнополь.

6 июля противник перешел в контрнаступление, нанося удар вдоль линии железной дороги Львов-Тарнополь. Отряд силами девяти дивизий восточнее Злочева на 20-км фронте прорвал русскую оборону, и части 11-й армии начали отступление. В образовавшийся прорыв устремились войска противника, развивая первоначальный успех.

К концу дня 8 июля 11-я армия отступила к р. Серет, что вынудило и 7-ю армию начать отступление. 9 июля на фронте 7-й, 8-й и 11-й армий Юго-Западного фронта вся группа войск Э. Бем-Ермолли перешла в наступление. Стала отходить и 8-я армия, оставив г.г. Галич и Калуш.

11 июля велись бои за Тарнополь (оставлен 12 июля).

К 14 июля русские войска отошли на р. Збручь. Противника сдерживали лишь кавалерия и отдельные, еще не потерявшие боеспособность пехотные части – в то время как остальные обсуждали в комитетах и на митингах боевые приказы, а чаще всего отказывались их выполнять, устремляясь в тыл [Кавтарадзе А. Г. Июньское наступление. С. 116].

Дальнейшее наступление австро-германцев было приостановлено. Стоит отметить некоторые успехи 7-й армии против частей Бескидского корпуса, а также 8-й армии против 25-го и 27-го германских корпусов. Русские наносили контрудары (19 июля у Гусятина 34-м, 41-м и 22-м армейскими корпусами были опрокинуты и отброшены за р. Збручь германский Бескидский и 25-й австрийский корпуса, а 23 июля 3-й Кавказский армейский корпус опрокинул германский 27-й), но общей картины это уже не меняло.

Следует выделить блестящее поведение русской артиллерии, обеспечившей прорыв и поддерживавшей войска в наступлении, а также кавалерии (особенно в прикрытии отходящей пехоты на втором этапе операции). П. Н. Врангель, командир кавалерийской дивизии, вспоминал как в день фронт откатывался на 20 - 30 км, и войска оставляли массу отставших. Именно конница, маневрируя на стыках армий, вела арьергардные бои [Врангель П. Н. Записки. Ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г. Т.1. Мн., 2002. С. 54]. Русская пехота еще демонстрировала порывистость и храбрость в атаках, но прежней стойкости у нее уже не было.

Среди командного состава русских войск прежде всего следует отметить генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова. Огромна его заслуга в успешных наступательных действиях 8-й армии, в парировании германского контрудара и более-менее организованном отходе на речной рубеж.

Последний рывок. Июньское наступление Юго-Западного фронта 1917 г. Ч 3. Наступление и его результаты

24. Л. Г. Корнилов перед войсками.

А. А. Брусилов вспоминал, что положение на фронте в этот период было тяжелое - пала дисциплина пала, армия разваливалась. Она фактически перестала существовать [Брусилов А. А. Мои воспоминания. М., 1983. С. 239].

В. И. Гурко также отмечал, что проводимое в таких условиях наступление могло завершиться лишь разгромом немногих еще сохранивших боеспособность частей, в то время как основная масса армии была неспособна отразить даже самые робкие вражеские контратаки [Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914 – 1917. М., 2007. С. 370].

Процесс разложения и демократизации зашел слишком далеко, и виновны в этом прежде всего были политические партии России, ради своих интересов и в угоду моменту разрушавшие армию. Немцы отмечали, что хотя в наступательном порыве русский солдат 1917 г. и был похож на солдата старой армии, а вот его стойкость и дисциплина были уже далеко не те. П. Гинденбург отмечал, что «войска Керенского - это не войска Брусилова» [Гинденбург П. Указ. соч. С. 49]. Э. Людендорф также записал, что «это уже не были прежние русские солдаты». И русская армия была вынуждена отходить, т. к. «ее мозг был одержим недугом революции» [Людендорф Э. Указ. соч. С. 436].

Летнее наступление благотворно сказалось на обстановке на Французском фронте – русская армия в очередной раз притянула силы противника и облегчила положение французов, приходящих в себя после весенних революционных выступлений в собственной армии. Русская армия в последний раз спасала своих союзников. Весенние революционные события как результат «бойни Нивеля» парализовали значительную часть французской армии (бунты и беспорядки произошли в 28 дивизиях).

Пользуясь пассивностью западных союзников России, противник перебросил на восток до 13 германских (из них 11 с Французского фронта) дивизий и 3 австрийских дивизии.

Войска из Франции немцы перебрасывали «скрепя сердце». Э. Людендорф писал, что для июльского контрудара были необходимы резервы с Запада, и на Французском фронте командиры очень неохотно отдавали свои дивизии на восток [Людендорф Э. Указ. соч. С. 432].

Тактически успешное наступление привело к тяжелым оперативно-стратегическим последствиям. Погибли лучшие кадры солдат и офицеров русской армии, что ускорило утрату ей боеспособности.

Т. о., в смысле пользы для союзников Июньское наступление было успешно. Для Русского фронта – последствия отрицательны. Русские войска не решили поставленной задачи, потерпев поражение. Были утрачены завоевания кампании 1916 г. Неудача операции с военной точки зрения во многом объясняется разложением русских войск (прежде всего пехоты), так как и материально-техническое обеспечение операции и подбор командования следует признать удачными.

Австро-германцы понесли большие потери – до 37000 человек пленными [РГВИА. Ф. 2003. Оп. 1. Д. 618. Л. 180], 45000 убитыми и ранеными, 121 орудие, 403 пулемета, 99 минометов. Одна лишь Южная германская армия и лишь 16 – 23 июня потеряла более 12500 человек (5444 немца, 4556 австро-венгров, 2526 турок) [Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd.VI. Wien, 1936. S. 258].

Юго-Западный фронт 18 июня - 6 июля потерял до 50000 человек убитыми и ранеными, более 8000 человек пленными и пропавшими без вести [Россия в мировой войне 1914-1918 гг. (в цифрах). М., 1925. С. 32], 257 орудий, 546 пулеметов, 191 миномет, 14 броневиков и 2 бронепоезда. Противник оценил потери лишь русской 8-й армии в 40000 человек [Wagner A. Op. cit. S. 260].

Одним из политических последствий Июньского наступления стал Июльский кризис. Показательно, что массовая демонстрация на Марсовом поле, организованная съездом Советов, состоялась 18 июня – в первый день наступления. Основные же события июльского выступления произошли 4 - 6 июля, в период подготовки австро-германского контрудара.

Главной заслугой Июньского наступления Юго-Западного фронта было спасение в очередной раз Франции, армия которой была временно небоеспособна из-за революционных беспорядков. Ослабевшая Россия со своей стремительно теряющей боеспособность армией в очередной раз доказала верность союзническому долгу.

Германцам и австрийцам был дан хороший урок, и они были вынуждены держать на Русском фронте крупные силы. Результаты первого этапа Июньского наступления косвенно подтвердили – каким грозным испытанием для противника (вполне вероятно превзошедшим по результатам Брусиловское наступление) могло стать наступление технически окрепшей русской императорской армии образца 1917 года, если бы не государственная катастрофа России.
Автор: Олейников Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 19

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. V.ic 9 марта 2017 06:22
    Прогноз погоды (отрывок): Ожидаются непродолжительные помойные осадки на грядки большевиков, с последующими прояснениями и улучшением...
  2. Ольгович 9 марта 2017 08:33
    Германцам и австрийцам был дан хороший урок, и они были вынуждены держать на Русском фронте крупные силы. Результаты первого этапа Июньского наступления косвенно подтвердили – каким грозным испытанием для противника (вполне вероятно превзошедшим по результатам Брусиловское наступление) могло стать наступление технически окрепшей русской императорской армии образца 1917 года, если бы не государственная катастрофа России.


    Замечательная статья, автору спасибо.
  3. Trapper7 9 марта 2017 09:26
    Ну чтож. Вот и результат "плохого императора" - армия полностью обеспечена и готова к наступлению. Даже в такой обстановке (с низкой дисциплиной) армия смогла прорвать фронт и создать такую угрозу, какой не было даже в 1914 г. (судя по количеству переброшенных войск с Франции).
    Какой отсюда вывод? Он прост. Не будь свержения Государя наша армия могла полностью разгромить А-В и вывести её из войны и нанести серьезное поражение Германии. Война уже могла завершиться в 1917 г. полной нашей победой. При этом следует добавить, что на ЧФ уже был готов десант для штурма Царьграда)))))
    Говорить о том, что царь де здесь не при чем и не имеет отношения к подготовке армии то же самое, что говорить и Сталин не при чем в победах 43-45 г.г.
    1. Cartalon 9 марта 2017 10:03
      А командующих что запороли компанию 16г не царь назначил? Летом 1916г можно было победить.
      1. Trapper7 9 марта 2017 10:28
        С командным составом беда была не только в России. Немцы запороли все компании, несмотря на тактические успехи, союзники вообще все запороли, кроме конца 1918г.
        Мы в 1943 г. тоже добившись хорошего успеха под Сталинградом сразу не смогли перейти в наступление до Берлина, были и поражения. Так и после Брусиловского прорыва, нужно было время, чтобы до конца осознать тактику войны в новых условиях и нормально оснастить армию вооружением и боеприпасами, что и было сделано к 1917 г.
        А так то да. Поддержи Брусилова другие фронты могли добиться бОльших успехов.
        1. Cartalon 9 марта 2017 10:50
          Не понимаю ваших отсылок к ВОВ, а поведение Эверта я даже не знаю с чем сравнить, наверное только со случаями прямой измены.
          1. veteran66 9 марта 2017 13:37
            Цитата: Cartalon
            Не понимаю ваших отсылок к ВОВ

            насколько я понимаю, эти отсылки помогают на примере выигранной войны провести некоторые параллели. Думаю, достаточно удачно.
    2. дядя Мурзик 9 марта 2017 14:20
      Trapper7 ну вам бы стоило познакомится трудами генерал-лейтенанта, профессора Н.Н. Головина,непосредственного участника!полностью обеспеченная Русская армия только в статьях писаки олейникова не более! laughing
      1. Trapper7 9 марта 2017 14:35
        Ну армия полностью обеспеченной может быть только в мирное время.... в самом лучшем случае.
        При этом согласитесь, что готовность к наступлению была гораздо выше, чем годом и тем более двумя годами ранее.
        Или Вы считаете, что советская армия в годы ВОВ была обеспечена полностью?
        1. дядя Мурзик 9 марта 2017 14:46
          Trapper7 кстати это вы написали"Вот и результат "плохого императора" - армия полностью обеспечена и готова к наступлению." belay да обеспечение армии улучшилось,но благодаря Временному правительству армия разваливалась!ну если взглянуть статистику то великой отечественной войне по производству и наличии техники в армии обогнали Германию!и в СССР производили все виды оружия сами,в отличии от царской России!
    3. Сильвио 10 марта 2017 14:26
      Цитата: Trapper7
      Какой отсюда вывод? Он прост. Не будь свержения Государя наша армия могла полностью разгромить А-В и вывести её из войны и нанести серьезное поражение Германии.

      Ну тогда это уже была бы не бабушка, а дедушка. Царя даже не свергли, а смахнули с престола. Кончился и царь и его режим, о котором почти никто не сожалел и, совершенно очевидно, которых никто не собирался защищать.
  4. veteran66 9 марта 2017 13:39
    Ой не зря немцы платили большевикам и здорово им помогли тогда, кирдык был бы Германии гораздо раньше ноября 18-го
    1. дядя Мурзик 9 марта 2017 14:11
      veteran66вы как всегда блещете не знанием истории,не какой победы не могло и быть! laughing Вспомним "Декларацию Временного правительства о его составе и задачах 3 марта 1917". Там ведь говорится практически то же самое что в приказе№1, в армии вводятся демократические свободы, иначе говоря, армия начинает заниматься политикой и слушать того, у кого язык лучше подвешен!временное правительство развалили армию а затем и Россию!«Декларация Временного правительства о его составе и задачах» и был опубликован 3 марта 1917 г. Пункт № 5 декларации прямо говорил:1)«Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления»
      Странно. Разве господам из правительства не ясны простые истины, что во время войны роспуск полиции приведет к всплеску преступности и добавит лишние трудности в достижении долгожданной победы? Уже сам факт отречения царя — невиданный в русской истории — был тяжелым ударом по обороноспособности и боевому духу войск. Зачем же все это усугублять?
      Разве когда-нибудь в истории, когда все силы государства были напряжены, производили тотальную перестройку государственного механизма? Каждый водитель знает, что для ремонта машины надо ее, как минимум, остановить. Никто не будет пытаться заменить проколотое колесо на полном ходу — ведь это грозит катастрофой! А первый пункт первого документа Временного правительства гласит:2)«Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям и т. д.».На свободу выйдут те, кто взрывал бомбы и убивал всевозможными способами граждан Российской империи в период нашей первой революции! В какой еще стране во время войны выпустили из тюрем всех тех, кто пытался разрушить эту страну еще совсем недавно? Не ищите, примеров в мировой истории не найдете!3)«Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допускаемых военно-техническими условиями»?Это как прикажете понимать? Какие могут быть политические свободы у солдат во время войны? У солдат и офицеров в период боевых действий одни обязанности. Неприятные — убивать других людей, которые носят форму неприятельской армии. И страшные для каждого нормального человека — умирать самим, когда этого потребуют их командиры. Других прав во время войны не было ни у римских легионеров, ни у гвардейцев Наполеона, ни у суворовских чудо-богатырей. Какие могут быть стачки, собрания и союзы в армии?
    2. дядя Мурзик 9 марта 2017 14:22
      голубчик veteran66 это из той же басни что жена Николая второго немецкая шпионка! laughing
      1. veteran66 9 марта 2017 15:52
        Цитата: дядя Мурзик
        это из той же басни что жена Николая второго немецкая шпионка!

        не согласен, это разные басни wink
        Цитата: дядя Мурзик
        Вспомним "Декларацию Временного правительства о его составе и задачах 3 марта 1917". Там ведь говорится практически то же самое что в приказе№1,
        согласен, было, но эти зёрна упали на удобренную почву. И удобряли её большевики, проводя агитацию среди солдат, по крайней мере, в советской школе на уроках истории так рассказывали учителя истории, не так ли? «Превратим империалистическую войну в гражданскую!» тезис дедушки Ленина с его кипящим разумом....
        1. DimanC 9 марта 2017 16:46
          Нет, это были кадеты и эсеры. Большевиков еще тогда никто не знал.
          1. veteran66 9 марта 2017 18:40
            Цитата: DimanC
            Большевиков еще тогда никто не знал.

            сами то они другого мнения. Ну пусть их. Агитаторы то работали или Ильич врёт?
            1. DimanC 18 марта 2017 04:50
              У победы, как известно, много отцов, поэтому, взяв власть в свои руки, некоторый соблазн приписать себе больше есть. Реально большевиков на лето 1917 года было всего-то несколько десятков тысяч, в то время как других (членов других партий) насчитывались сотни тысяч или даже миллионы. Большевики, разумеется, вели свою "разъяснительную работу", только их удельный вес в то время был очень и очень мал
              1. veteran66 18 марта 2017 19:48
                Цитата: DimanC
                Реально большевиков на лето 1917 года было всего-то несколько десятков тысяч, в то время как других (членов других партий) насчитывались сотни тысяч или даже миллионы.

                это так, но нужно отдать должное большевикам, они пошли в массы, в то время, как другие всё больше в думах и собраниях заседали или просто числились в партиях
Картина дня