Прибалтийский фронт Первой мировой. Якобштадт, 1917 год

Якобштадт – город в Курляндии (в 90 км от Двинска), и важнейший опорный пункт русского Северного фронта – в летней кампании 1917 г. ударная группировка войск фронта действовала от Якобштадта в направлении Двинск-Вильно.

С момента стабилизации Русского фронта осенью 1915 г. под Якобштадтом образовался обширный плацдарм, который, наряду с Рижским плацдармом, обеспечивал русским войскам свободу маневрирования на двинском направлении. В районе Якобштадта упорные бои происходили в августе 1915 г. (когда русские войска отстояли плацдарм) и в марте 1916 г. (когда в ходе Нарочской операции 5-я армия атаковала противника силами 13-го, 28-го, 37-го армейских корпусов от Якобштадта на Поневеж 8 - 12 марта).


Значение якобштадского плацдарма заключалось в том, что, будучи расположен на левом берегу Западной Двины, он вместе с Двинским и Рижским плацдармами давал возможность проводить наступательные операции в направлении на Шавли-Ковно-Вильно. Как мощный оборонительный пункт он прикрывал железнодорожный узел у г.г. Штоксмансгоф и Крейцбург, имеющий большое стратегическое значение. В случае захвата противником этого узла Северный фронт разваливался на две части.

Соответственно, Якобштадт выступал в роли центра связности северной части русско-германского фронта. Сосредоточение русских войск на левом берегу Двины сковывало значительное количество германских войск.

Продвижение противника к Двине давало ему возможность все время держать войска Северного фронта в напряжении, так как переправа немцев выводила их на режицкое направление, ставя в тяжелое положение Двинскую группу войск.

Вследствие повышенной стратегической важности якобштадского участка фронта плацдарм был укреплен, и на нем были сосредоточены значительные силы.

Значение якобштадского плацдарма привело к тому, что он стал объектом пристального внимания противника, и в то же время плацдармом наступательных операций русских войск – в том числе в период летней кампании 1917 г.

В сложившейся в 1917 г. специфической оперативной и морально-психологической обстановке и проводилось летнее наступление Северного фронта.

Главнокомандующий армиями Северного фронта генерал от инфантерии Н. В. Рузский исходил из того факта, что его фронт прикрывал направление на столицу, а также имел такие стратегически важные пункты, как Рига, Двинск и Якобштадт. Кроме того, войска фронта занимали по отношению к армиям противника, находящимся к северу от Полесья, очень интересное с оперативно-стратегической точки зрения охватывающее положение.

Наступление из юго-восточной части Рижского плацдарма на участке ж/д. Эккау-Нейгут представлялось оптимальным - оно перерывало железнодорожную коммуникацию Крейцбург-Митава и выравнивало линию фронта. Дальнейшее наступление в направлении к г. Бауск являлось угрозой не только флангу, но и тылу Двинской и Якобштадтской групп противника. Этот боевой участок был единственно удобным для развертывания крупных сил и мощных артиллерийских масс. Важнейшими объектами ударов Северного фронта являлись районы таких железнодорожных узлов как Шавли и Вильно.

Но любое наступление летом 1917 г. фактически представляло собой покушение с негодными средствами – тот же Н. В. Рузский считал Ригу и Двинск наиболее распропагандированными гнездами. Например, переброшенный оттуда на Юго-Западный фронт 7-й Сибирский армейский корпус настолько разложился, что люди отказывались идти в атаку. Армия, по словам Н. В. Рузского, являлась сборной милицией, в которой было много элементов, которые пользовалось первым же удобным случаем для брожения и пропаганды. Боеспособными войска оставались только там, где еще сохранилась вера в начальников и спайка комсостава с солдатской массой. На Северном фронте близость очага революционной пропаганды - Петрограда, активная деятельность фронтовых агитаторов особенно сильно подрывали боеспособность войск.

Во всех армиях фронта проходили многочисленные митинги, на которых солдаты обсуждали вопрос о переходе в наступление, и не желали начинать активные боевые действия. В 5-й армии отказывались наступать многие полки. В конце июня командование сообщало о полном падении дисциплины в армии, отсутствии осознания долга, что затрудняло перегруппировку войск, необходимую для предстоящей операции, подготовку плацдармов и т. п. «Все это, - говорилось в донесении штаба 5-й армии, - заставляет сказать, что армия … к наступлению совершенно не готова….. Во многих частях настроение крайне возбужденное».

В такой обстановке русские войска начали наступление.
Наступление Северного фронта в направлении от Двинска на Вильно должно было быть связано по замыслу и по срокам с наступлением Западного фронта.



1. Район действий Северного и Западного фронтов.

Главный удар Западный фронт наносил 10-й армией в направлении на Вильно-Крево 9 июля 1917 г. Артиллерия фронта блестяще провела артиллерийскую подготовку. Поднявшиеся в атаку войска почти не встретили сопротивления - пройдя 2-3 линии окопов противника, побывали на германских батареях, сняв с орудий прицелы и ... возвратились назад. Препятствовавшие этому офицеры уничтожались.

Начальник штаба Главнокомандующего Восточным фронтом генерал-майор М. Гофман писал применительно к этим боям, что пришлось поволноваться, когда у Крево, южнее Сморгони, русским удалось прорвать германский фронт. До подхода резервов русские сдерживались артиллерийским огнем – более того, одного этого огня хватило чтобы вынудить их вновь вернуть занятые было ими окопы. Из-за революции русская армия утратила значительную часть своей моральной стойкости - раньше положение немцев в такой обстановке было бы более тяжелым [Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л., 1925. С. 153].

Главнокомандующий армиями Западного фронта генерал-лейтенант А. И. Деникин отмечал, что еще никогда ему не приходилось сражаться при таком перевесе сил над противником - на 20-км фронте 184 русских батальона противостояли 29 вражеским, 900 русских орудий против 300 германских. В бой были введены 138 русских батальонов против 17 немецких, находящихся на первой линии. «И все пошло прахом» [Деникин А. И. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г. Мн., 2002. С. 394].

Успешные действия ударных частей развития не получили. И эта картина стала правилом летом 1917 г., что продемонстрировало наступление 5-й армии у Якобштадта.

Войска 5-й армии Северного фронта генерала от инфантерии Ю. Н. Данилова должны были перейти в наступление на участке Медум-Скирна, нанося главный удар в направлении на Вильно.

Прибалтийский фронт Первой мировой. Якобштадт, 1917 год

2. Ю. Н. Данилов.

8 июля после мощной артподготовки перешла в наступление ударная группа 5-й армии у Якобштадта: 13-й и 14-й армейские корпуса, усиленные резервами (1-й армейский корпус) и артиллерией. Было создано значительное превосходство над противником – 6 русских дивизий наступали против 2-х германских дивизий Двинской группы.

В этой ситуации наиболее рельефно высветилась вся картина падения боеспособности русской армии.

С одной стороны, разный уровень боеспособности соединений и частей привел к тому, что одна часть войск сражалась, а другая бездействовала. Так, 22-я пехотная дивизия (приданная 13-му армейскому корпусу) и 120-я пехотная дивизия 14-го армейского корпуса отказались наступать (в последней в атаку пошел лишь один батальон), 182-я пехотная дивизия бежала с поля боя. В то же время 36-я, 18-я и 70-я пехотные дивизии сражались достойно. Особо отличились 280-й и 72-й пехотные полки. Последний захватил 1 тыс. пленных.


3. атака 47-го сибирского стрелкового полка, лето 1917.

Фактически только две дивизии из шести были пригодны для наступательной операции, т. к. и 36-я пехотная дивизия, захватившая две линии окопов противника и наступавшая на третью, повернула назад.

С другой стороны, размежевание внутри русской армии привело к появлению ударных частей и частей «смерти». В ударных батальонах собрались верные долгу и желающие воевать бойцы – они служили примером верного исполнения присяги для всего полка или дивизии. Повсеместным явлением в летней кампании 1917 г. на Русском фронте было то, что когда ударные части достигали тактического успеха, остальные войска не поддерживали успех ударников, отказываясь продолжать наступление и возвращаясь на исходные позиции.

Очевидно, что бои лета 1917 г. без видимых результатов (особенно на Северном и Западном фронтах) выбили последние боеспособные части Действующей армии, что в условиях приближающихся новых государственных катаклизмов было очень значимо – тем более для обоих поименованных фронтов ввиду близости последних к столицам.

В операции Северного фронта у Якобштадта, также как и в ходе Летнего наступления на Западном и Юго-Западном фронтах, следует выделить блестящее поведение русской артиллерии, обеспечившей прорыв и поддерживавшей войска в наступлении, кавалерии и героическое поведение русских ударных частей, проложивших дорогу главным силам. В то же время действия отказавшихся наступать войск второго эшелона погубили новую элиту армии - своевременно не поддержанные ударные батальоны.

Якобштадское наступление 8-11 июля 1917 г. начало затухать уже после первых суток боев. Ударная группировка армии осуществила тактический прорыв линии фронта противника, заняла первую линию его окопов и завязала бой за вторую. Но развить этот успех русские части не смогли вследствие усилившегося сопротивления войск противника и отсутствия резервов, необходимых для наращивания удара. Резервы были – но они не хотели идти в бой. Потери армии составили до 13-ти тыс. человек – в основном они пришлись на верных долгу солдат и офицеров ударных частей.

Наступление было прекращено.


4. В полковом резерве.

Активность русской армии на Восточном фронте в очередной раз доказала верность России своему союзническому долгу, но куплено это было слишком дорогой ценой - ценой гибели значительной части еще боеспособных войск Действующей армии.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти