Прибалтийский фронт Первой мировой. Якобштадт, 1917 год

Якобштадт – город в Курляндии (в 90 км от Двинска), и важнейший опорный пункт русского Северного фронта – в летней кампании 1917 г. ударная группировка войск фронта действовала от Якобштадта в направлении Двинск-Вильно.

С момента стабилизации Русского фронта осенью 1915 г. под Якобштадтом образовался обширный плацдарм, который, наряду с Рижским плацдармом, обеспечивал русским войскам свободу маневрирования на двинском направлении. В районе Якобштадта упорные бои происходили в августе 1915 г. (когда русские войска отстояли плацдарм) и в марте 1916 г. (когда в ходе Нарочской операции 5-я армия атаковала противника силами 13-го, 28-го, 37-го армейских корпусов от Якобштадта на Поневеж 8 - 12 марта).

Значение якобштадского плацдарма заключалось в том, что, будучи расположен на левом берегу Западной Двины, он вместе с Двинским и Рижским плацдармами давал возможность проводить наступательные операции в направлении на Шавли-Ковно-Вильно. Как мощный оборонительный пункт он прикрывал железнодорожный узел у г.г. Штоксмансгоф и Крейцбург, имеющий большое стратегическое значение. В случае захвата противником этого узла Северный фронт разваливался на две части.


Соответственно, Якобштадт выступал в роли центра связности северной части русско-германского фронта. Сосредоточение русских войск на левом берегу Двины сковывало значительное количество германских войск.

Продвижение противника к Двине давало ему возможность все время держать войска Северного фронта в напряжении, так как переправа немцев выводила их на режицкое направление, ставя в тяжелое положение Двинскую группу войск.

Вследствие повышенной стратегической важности якобштадского участка фронта плацдарм был укреплен, и на нем были сосредоточены значительные силы.

Значение якобштадского плацдарма привело к тому, что он стал объектом пристального внимания противника, и в то же время плацдармом наступательных операций русских войск – в том числе в период летней кампании 1917 г.

В сложившейся в 1917 г. специфической оперативной и морально-психологической обстановке и проводилось летнее наступление Северного фронта.

Главнокомандующий армиями Северного фронта генерал от инфантерии Н. В. Рузский исходил из того факта, что его фронт прикрывал направление на столицу, а также имел такие стратегически важные пункты, как Рига, Двинск и Якобштадт. Кроме того, войска фронта занимали по отношению к армиям противника, находящимся к северу от Полесья, очень интересное с оперативно-стратегической точки зрения охватывающее положение.

Наступление из юго-восточной части Рижского плацдарма на участке ж/д. Эккау-Нейгут представлялось оптимальным - оно перерывало железнодорожную коммуникацию Крейцбург-Митава и выравнивало линию фронта. Дальнейшее наступление в направлении к г. Бауск являлось угрозой не только флангу, но и тылу Двинской и Якобштадтской групп противника. Этот боевой участок был единственно удобным для развертывания крупных сил и мощных артиллерийских масс. Важнейшими объектами ударов Северного фронта являлись районы таких железнодорожных узлов как Шавли и Вильно.

Но любое наступление летом 1917 г. фактически представляло собой покушение с негодными средствами – тот же Н. В. Рузский считал Ригу и Двинск наиболее распропагандированными гнездами. Например, переброшенный оттуда на Юго-Западный фронт 7-й Сибирский армейский корпус настолько разложился, что люди отказывались идти в атаку. Армия, по словам Н. В. Рузского, являлась сборной милицией, в которой было много элементов, которые пользовалось первым же удобным случаем для брожения и пропаганды. Боеспособными войска оставались только там, где еще сохранилась вера в начальников и спайка комсостава с солдатской массой. На Северном фронте близость очага революционной пропаганды - Петрограда, активная деятельность фронтовых агитаторов особенно сильно подрывали боеспособность войск.

Во всех армиях фронта проходили многочисленные митинги, на которых солдаты обсуждали вопрос о переходе в наступление, и не желали начинать активные боевые действия. В 5-й армии отказывались наступать многие полки. В конце июня командование сообщало о полном падении дисциплины в армии, отсутствии осознания долга, что затрудняло перегруппировку войск, необходимую для предстоящей операции, подготовку плацдармов и т. п. «Все это, - говорилось в донесении штаба 5-й армии, - заставляет сказать, что армия … к наступлению совершенно не готова….. Во многих частях настроение крайне возбужденное».

В такой обстановке русские войска начали наступление.
Наступление Северного фронта в направлении от Двинска на Вильно должно было быть связано по замыслу и по срокам с наступлением Западного фронта.


1. Район действий Северного и Западного фронтов.

Главный удар Западный фронт наносил 10-й армией в направлении на Вильно-Крево 9 июля 1917 г. Артиллерия фронта блестяще провела артиллерийскую подготовку. Поднявшиеся в атаку войска почти не встретили сопротивления - пройдя 2-3 линии окопов противника, побывали на германских батареях, сняв с орудий прицелы и ... возвратились назад. Препятствовавшие этому офицеры уничтожались.

Начальник штаба Главнокомандующего Восточным фронтом генерал-майор М. Гофман писал применительно к этим боям, что пришлось поволноваться, когда у Крево, южнее Сморгони, русским удалось прорвать германский фронт. До подхода резервов русские сдерживались артиллерийским огнем – более того, одного этого огня хватило чтобы вынудить их вновь вернуть занятые было ими окопы. Из-за революции русская армия утратила значительную часть своей моральной стойкости - раньше положение немцев в такой обстановке было бы более тяжелым [Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л., 1925. С. 153].

Главнокомандующий армиями Западного фронта генерал-лейтенант А. И. Деникин отмечал, что еще никогда ему не приходилось сражаться при таком перевесе сил над противником - на 20-км фронте 184 русских батальона противостояли 29 вражеским, 900 русских орудий против 300 германских. В бой были введены 138 русских батальонов против 17 немецких, находящихся на первой линии. «И все пошло прахом» [Деникин А. И. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 г. Мн., 2002. С. 394].

Успешные действия ударных частей развития не получили. И эта картина стала правилом летом 1917 г., что продемонстрировало наступление 5-й армии у Якобштадта.

Войска 5-й армии Северного фронта генерала от инфантерии Ю. Н. Данилова должны были перейти в наступление на участке Медум-Скирна, нанося главный удар в направлении на Вильно.

Прибалтийский фронт Первой мировой. Якобштадт, 1917 год

2. Ю. Н. Данилов.

8 июля после мощной артподготовки перешла в наступление ударная группа 5-й армии у Якобштадта: 13-й и 14-й армейские корпуса, усиленные резервами (1-й армейский корпус) и артиллерией. Было создано значительное превосходство над противником – 6 русских дивизий наступали против 2-х германских дивизий Двинской группы.

В этой ситуации наиболее рельефно высветилась вся картина падения боеспособности русской армии.

С одной стороны, разный уровень боеспособности соединений и частей привел к тому, что одна часть войск сражалась, а другая бездействовала. Так, 22-я пехотная дивизия (приданная 13-му армейскому корпусу) и 120-я пехотная дивизия 14-го армейского корпуса отказались наступать (в последней в атаку пошел лишь один батальон), 182-я пехотная дивизия бежала с поля боя. В то же время 36-я, 18-я и 70-я пехотные дивизии сражались достойно. Особо отличились 280-й и 72-й пехотные полки. Последний захватил 1 тыс. пленных.


3. атака 47-го сибирского стрелкового полка, лето 1917.

Фактически только две дивизии из шести были пригодны для наступательной операции, т. к. и 36-я пехотная дивизия, захватившая две линии окопов противника и наступавшая на третью, повернула назад.

С другой стороны, размежевание внутри русской армии привело к появлению ударных частей и частей «смерти». В ударных батальонах собрались верные долгу и желающие воевать бойцы – они служили примером верного исполнения присяги для всего полка или дивизии. Повсеместным явлением в летней кампании 1917 г. на Русском фронте было то, что когда ударные части достигали тактического успеха, остальные войска не поддерживали успех ударников, отказываясь продолжать наступление и возвращаясь на исходные позиции.

Очевидно, что бои лета 1917 г. без видимых результатов (особенно на Северном и Западном фронтах) выбили последние боеспособные части Действующей армии, что в условиях приближающихся новых государственных катаклизмов было очень значимо – тем более для обоих поименованных фронтов ввиду близости последних к столицам.

В операции Северного фронта у Якобштадта, также как и в ходе Летнего наступления на Западном и Юго-Западном фронтах, следует выделить блестящее поведение русской артиллерии, обеспечившей прорыв и поддерживавшей войска в наступлении, кавалерии и героическое поведение русских ударных частей, проложивших дорогу главным силам. В то же время действия отказавшихся наступать войск второго эшелона погубили новую элиту армии - своевременно не поддержанные ударные батальоны.

Якобштадское наступление 8-11 июля 1917 г. начало затухать уже после первых суток боев. Ударная группировка армии осуществила тактический прорыв линии фронта противника, заняла первую линию его окопов и завязала бой за вторую. Но развить этот успех русские части не смогли вследствие усилившегося сопротивления войск противника и отсутствия резервов, необходимых для наращивания удара. Резервы были – но они не хотели идти в бой. Потери армии составили до 13-ти тыс. человек – в основном они пришлись на верных долгу солдат и офицеров ударных частей.

Наступление было прекращено.


4. В полковом резерве.

Активность русской армии на Восточном фронте в очередной раз доказала верность России своему союзническому долгу, но куплено это было слишком дорогой ценой - ценой гибели значительной части еще боеспособных войск Действующей армии.
Автор: Олейников Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Тот же ЛЕХА 10 марта 2017 06:46
    Активность русской армии на Восточном фронте в очередной раз доказала верность России своему союзническому долгу, но куплено это было слишком дорогой ценой - ценой гибели значительной части еще боеспособных войск Действующей армии.


    Союзнички ...мать вашу...сколько русских мужиков положили в сырую землю и ради чего am am am за интересы англичан и французов...на хрена они нужны нам.
    1. vladimirZ 10 марта 2017 10:39
      Русская армия, после Февральской революции, уже не годилась для наступательных действий.
      Об этом хорошо написано в "Истории русской революции".
      http://www.e-reading.club/book.php?book=98728
      Но главное все же было не здесь: безнадежным было нравственное состояние армии. Его можно определить так: армии, как армии уже не было. Поражения, отступления, мерзость правящих вконец подорвали войска. Этого нельзя было исправить административными мерами, как нельзя было изменить нервную систему страны. Солдат смотрел теперь на кучу снарядов с таким же отвращением, как на кучу червивого мяса: все это казалось ему ненужным, негодным, обманом и воровством. И офицер не мог сказать ему ничего убедительного и уже не решался свернуть ему скулу. Офицер сам считал себя обманутым старшим командованием и в то же время нередко чувствовал за старших свою вину перед солдатом. Армия была неизлечимо больна. Она еще пригодна была, чтобы сказать свое слово в революции. Но для войны она уже не существовала. Никто не верил в успех войны, офицеры так же мало, как и солдаты. Никто не хотел больше воевать — ни армия, ни народ.

      На Всероссийском совещании советов в конце марта, где было немало патриотического бахвальства, один из делегатов, представлявший непосредственно солдатские окопы, с большой правдивостью передавал, как фронт воспринял весть о революции: «Все солдаты сказали: слава богу, может быть, теперь мир скоро будет». Окопы поручили этому делегату передать съезду: «Мы готовы жизнь свою положить за свободу, но мы все-таки, товарищи, хотим конца войны». Это был живой голос действительности, особенно во второй половине наказа. Потерпеть еще потерпим, раз нужно, но пусть там, наверху, торопятся с миром.


      Армия выжидала. В надежде, что революция даст мир, солдат не отказывался подпереть плечом фронт: иначе ведь новое правительство и мира не сможет заключить.
      «Солдаты определенно высказывают взгляд, — докладывает 23 марта начальник гренадерской дивизии,
      — что мы можем только обороняться, а не наступать». Военные рапорты и политические доклады на разные лады повторяют эту мысль. Прапорщик Крыленко, старый революционер и будущий верховный главнокомандующий у большевиков, свидетельствовал, что для солдат вопрос о войне разрешался в то время формулой: «Фронт держать, в наступление не идти». На более торжественном, однако вполне искреннем языке это и значило защищать свободу.

  2. Barcid 10 марта 2017 08:33
    По ходу - так и погибли последние настоящие солдаты.
    Кому потом порядок было наводить?
    Весь 17 год одно и тоже - одни воюют, другие митингуют.
    Интересный боевой эпизод, для меня в новинку
    Спасибо
  3. Ольгович 10 марта 2017 09:14
    С другой стороны, размежевание внутри русской армии привело к появлению ударных частей и частей «смерти». В ударных батальонах собрались верные долгу и желающие воевать бойцы – они служили примером верного исполнения присяги для всего полка или дивизии. Повсеместным явлением в летней кампании 1917 г. на Русском фронте было то, что когда ударные части достигали тактического успеха,.

    Вечная слава и память настоящим патриотам России.

    остальные войска не поддерживали успех ударников, отказываясь продолжать наступление и возвращаясь на исходные позиции

    В ВОВ такие очень плохо кончали-и правильно....

    Ударные части не все погибли: в дни октпутча некоторые батальоны ударников прорвались к Ставке и готовы были оборонять ее от октпутчистов. Духонин решил не устраивать кровопролития и распустил их (глубоко ошибочное решение)

    Ударники сражались в Москве (где родилась Белая Гвардия) и Киеве против путчистов..

    Славный ударный Корниловский полк в итоге стал основой Белой Армии.

    Замечательная статья, спасибо.
    1. murriou 10 марта 2017 09:23
      Да-да-да, Ольгович, расскажите еще сказки про великие военные подвиги т.н. женского ударного батальонЪа laughing
    2. Бои ударников под Белгородом с большевиками интереснейшая тема,хоть и минимум информации.Ударные части сразу же после Октябрьского переворота подверглись уничтожению,хотя большинство ударников хотело воевать с германцами:солдат разгоняли,офицеров убивали.Корниловцы так же сражались в Киеве и большевики потерпели там первое поражение.Жаль что Духонин не перевёл Ставку в Киев,но скорее всего противодействовали социалисты из Общеармейского Комитета,всё ещё боровшиеся с "контрреволюционерами.
      1. дядя Мурзик 14 марта 2017 14:35
        АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ опять альтернативная история! wassat
        1. Комментарий был удален.
  4. Cartalon 10 марта 2017 09:44
    Жутко глупое наступление, после провала французов в апреле смысла наступать не было от слова вообще,даже если бы армию была в нормальном состоянии, севернее Припяти немцы отошли бы на линию Немана сократив фронт и всё.
    1. дядя Мурзик 10 марта 2017 10:48
      Cartalon создается впечатления что Временное правительство не только развалила армию но и стремилось угробить боеспособные части РА,бросая их на убой!лишние подтверждения правильности статей Самсонова! belay
      1. Cartalon 10 марта 2017 11:05
        Любые гражданские получив право руководить боевыми действиями требуют наступать при первой возможности и не отступать ни при каких обстоятельствах. Исключение наверное только Бисмарк.
  5. Trapper7 10 марта 2017 12:47
    Н-да. Явное ощущение, что кто-то пытался избавиться от частей и соединений, которые еще могли что-то предпринять и не забыли про присягу и верность долгу.
    Прямо как с гвардейскими частями в 1916 г.
Картина дня