Девяносто лет Днепрогэсу. Строительство грандиозного объекта уложилось в пятилетку

15 марта 1927 года, ровно 90 лет назад, на берегу Днепра был водружен красный флаг с надписью «Днепрострой начат». Так открылась первая страница в истории одной из самых масштабных строек сталинской эпохи, подарившей советской стране Днепрогэс.

Девяносто лет Днепрогэсу. Строительство грандиозного объекта уложилось в пятилетку



Подготовка к строительству мощнейшей электростанции на Днепре началась задолго до символической церемонии водружения флага. Если обратиться к истории гидроэлектростанции на Днепре, то можно установить, что первые проекты использования днепровской воды появились еще в конце XIX — начале ХХ вв. Правда, тогда инженеры в большей степени были озадачены обеспечением свободного судоходства по Днепру, которое было серьезно затруднено наличием порогов. Но к возможности использования «даром текущей» воды они также обращались. Однако, все задумки инженеров так и оставались на стадии благих намерений вплоть до 1920-х годов.

История строительства Днепрогэса напрямую связана с планом электрификации всей страны, предложенным В.И. Лениным практически сразу же после прекращения масштабных сражений Гражданской войны. Уже 21 февраля 1920 года была создана Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО), которая тут же приступила к разработке плана электрификации страны. Такую оперативность в былые времена сложно было представить. Уже в декабре 1920 г. комиссия представила на VIII Всероссийском съезде Советов свой план электрификации, который получил одобрение съезда. Теперь, при наличии нормативно-правовых оснований, оставалось лишь приступить к непосредственной разработке проектов и строительству.

План ГОЭЛРО предусматривал создание крупной гидроэлектростанции на Днепре — вблизи города Александровска (теперь Запорожье). Поэтому станцию называли Александровской, однако вскоре появилось и другое ее название — Днепровская гидроэлектрическая станция (ДнепроГЭС).

Строительство гидроэлектростанции вблизи Александровска было жизненно необходимым, поскольку помогало решить сразу целый комплекс серьезных экономических проблем. Во-первых, благодаря строительным работам по возведению плотины ликвидировались препятствия для судоходства по Днепру. Стокилометровая порожистая часть Днепра становилась пригодной для судоходства, что позволяло крупным морским судам заходить и подниматься по Днепру от Черного моря до Киева. Это становилось серьезнейшим прорывом на пути к развитию транспортной инфраструктуры, особенно — перевозки грузов. Во-вторых, промышленные районы Екатеринославщины, рудники Криворожья, Херсонщина и Николаевщина нуждались в дешевой электроэнергии. Поскольку в самом Александровске собирались построить машиностроительный комплекс, то и здесь было необходимо дешевое электричество. Создание гидроэлектростанции на Днепре сразу же решало перечисленные проблемы. Поэтому подготовка к строительству Днепрогэса началась еще до того, как IX Всероссийский съезд Советов утвердил конкретные сроки реализации плана ГОЭЛРО. Совет народных комиссаров принял решение освободить земли вблизи г. Александровска, которые подлежали затоплению в результате строительства гидроэлектростанции.

Автором и руководителем разработки проекта строительства Днепрогэс был известный экономист, географ и инженер Иван Гаврилович Александров (1875-1936). Выходец из московской интеллигентной семьи (его родители были врачами), Иван Александров окончил Московское инженерное училище путей сообщения и долгое время работал в сфере железнодорожного строительства, занимаясь проектированием железных дорог и железнодорожных мостов. Ему довелось участвовать в проектировании Среднеазиатской железной дороги, Финляндского моста через Неву и Бородинского моста в Москве и т.д. Но, помимо практической деятельности в сфере железнодорожного строительства, с 1912 года Александров очень интересовался и изучением проблем ирригации засушливых земель. Еще тогда он начал проектировать строительство оросительных каналов для среднеазиатских территорий, которые были построены уже в советское время.

В 1920 г. Иван Александров заинтересовался вопросами строительства гидроэлектростанции на Днепре. Именно он предложил вместо создания нескольких электростанций соорудить крупную плотину и построить огромную гидроэлектростанцию с колоссальной по тем временам мощностью. Александров был приглашен к участию в составлении плана ГОЭЛРО, при этом продолжив заниматься другими интересными проектами, включая экономическое районирование страны. В 1921 г. Александрова включили в состав президиума Госплана СССР. 5 марта 1921 г. было выдано задание на проектирование Днепровской гидроэлектростанции. Разработчики проекта анализировали и учитывали передовой опыт того времени — строительства гидроэлектростанций в других странах мира, на крупных реках.

В январе 1921 г. по решению советского руководства была создана проектная организация Днепрострой под руководством Ивана Александрова, в которую включили несколько инженеров. Перед работниками Днепростроя была поставлена задача проанализировать все материалы проводившихся на Днепре геодезических и гидрологических изысканий. В летнее время работники Днепростроя выезжали непосредственно на место предполагаемого строительства, где также проводили изыскательские работы. Затем Иван Александров отправился в США — для консультаций по строительству электростанции. В качестве главного консультанта выступил Хью Купер — известный в то время американский инженер — гидростроитель, который предложил использовать ряд эффективных мер, помогающих увеличить темпы строительства и снизить стоимость материалов.

Однако, непосредственно в 1922 г. экономические и технические возможности еще не позволяли советскому руководству приступить к немедленному строительству гидроэлектростанции на Днепре. Поэтому в начале 1920-х гг. власти ограничились лишь выбором места строительства будущей электростанции — в 5 км от Александровска, в районе колонии Кичкас, а также предварительными изысканиями. В 1923-1926 гг. планировалось построить Александровскую плотину, что становилось первым серьезным этапом на пути к дальнейшему возведению электростанции.



Медленные темпы подготовки к строительству были связаны, в том числе, и с особенностями экономического положения советской страны в начале 1920-х гг. В первые годы после революции страна находилась в международной изоляции, а собственная промышленность еще не производила оборудование, необходимое для строительства электростанции. Ситуация изменилась ближе к середине 1920-х гг. Американская компания «General Electric» обратилась к советскому руководству с предложением запустить полный цикл строительства гидроэлектростанции, но к этому времени СССР уже справился с задачей разработки плана строительства самостоятельно.

Такой масштабный проект как Днепрогэс обсуждался на самых высших этажах советской партийно-государственной иерархии. Необходимость строительства Днепрогэса признавали все советские руководители, включая и «антиподов» И.В. Сталина и Л.Д. Троцкого. Тем не менее, разногласия все же присутствовали, и прежде всего — по вопросу очередности строительства грандиозных объектов. Ведь кроме Днепрогэса советское руководство в те же годы планировало начать еще несколько масштабных строек, включая, например, не менее важное для советского государства строительство Волго-Донского канала.

«Лоббированием» строительства Днепрогэса занималось руководство УССР, для экономического развития которой гидроэлектростанция имела колоссальное значение. Сторонники первоочередного строительства Днепрогэса объясняли его необходимость потребностью в дальнейшем росте производительности металлургической отрасли Украинской ССР. Однако, «верхи» все не могли прийти к единому знаменателю, и лишь отставка Льва Троцкого с поста председателя комиссии Днепростроя позволила принять окончательное решение о строительстве крупнейшей гидроэлектростанции на Днепре. 31 января 1927 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о начале работ по строительству Днепрогэса.


Главным инженером, а затем и руководителем Днепростроя в 1927 году был назначен Александр Васильевич Винтер (1878-1958) — еще один выдающийся российский и советский инженер, сыгравший одну из ключевых ролей не только в строительстве Днепрогэса, но и других масштабных советских объектов. В отличие от Александрова, Винтер был из простой семьи рабочего, что не умаляло его тяги к знаниям. После окончания начального железнодорожного училища он поступил в Киевский политехнический институт, однако вскоре сблизился с революционерами и принял участие в студенческих волнениях. За это в 1900 году 22-летнего Винтера исключили из института, а затем, после четырехмесячного ареста, выслали в Баку. Именно здесь молодой человек и познакомился на практике с работой электростанций. Он устроился в общество «Электрическая сила» по увеличению мощности электростанций, где прошел путь от простого электромонтера до заведующего станциями «Биби-Эйбат» и «Белый город». В 1905 г. Винтер, которому не было еще и тридцати лет, несмотря на свою принадлежность к социал-демократическому движению, был назначен начальником Белогородской электростанции. Ему удалось поступить заново в вуз — в Петербургский политехнический институт, и в 1912 году его окончить. После окончания института Винтер много работал на инженерных и руководящих должностях российских электростанций, а после Октябрьской революции получил назначение начальником строительства Шатурской районной электростанции. 23 сентября 1925 года районная Шатурская электростанция заработала. Как опытный специалист — практик, Винтер получил назначение в Днепрострой — советское государство решило доверить ему руководство одним из самых масштабных на тот период инженерных проектов.

Винтер внес некоторые коррективы в первоначальный проект Днепрогэса, предложенный Александровым. Так, он предложил строить станцию не в две очереди, а в одну очередь, сократив число гидроагрегатов с 13 до 9. Вместо турбин мощностью по 30 тыс. кВт Винтер предложить поставить турбины по 60 тыс. кВт. Именно он был и автором идеи использования сварной конструкции в больших агрегатах, которая стала инновацией мирового значения.

Строительство Днепрогэса было масштабным проектом не только в инженерном, но и в социальном плане. Во-первых, для участия в строительных работах было задействовано огромное количество рабочих. Была развернута активная работа по привлечению на строительство Днепрогэса трудящихся — и профессиональных рабочих, и крестьян, и демобилизованных красноармейцев. Такая большая масса людей нуждалась не только в руководстве во время работ, но и в организации быта. Кроме того, учитывая низкий образовательный и квалификационный уровень большинства рабочих, на строительстве Днепрогэса была создана целая разветвленная система вечерних школ, в которых рабочие могли повышать квалификацию и учиться рационализировать свой труд.

Несмотря на то, что первое время после начала строительства рабочие Днепростроя жили в очень скромных условиях, постепенно их быт налаживался, о чем заботилась и советская власть. Были построены более-менее комфортные по тем временам жилые дома, открыты детские сады для детей рабочих, столовые, предприятия бытового обслуживания. Говоря о «творцах» Днепрогэса, нельзя обойти вниманием Виктора Александровича Веснина (1882-1950) — известного русского и советского архитектора, одного из братьев Весниных, стоявшего у истоков советского конструктивизма. Именно он обеспечивал архитектурную сторону проекта Днепрогэса, а также Соцгорода.

В 1930 г. американская компания «General Electric» продала советскому государству пять генераторов для нужд Днепрогэса. Еще одна американская компания «Newport News Shipbuilding and Drydock» поставила Днепрогэсу девять турбин. Кстати, говоря об экономическом сотрудничестве СССР и США в те годы, нельзя забывать о Хью Купере (1865-1937) — главном американском консультанте строительства Днепрогэса. Выдающийся инженер Хью Купер был прагматиком и выступал за всестороннее развитие экономических отношений с СССР, так как считал Советский Союз перспективным рынком для американской продукции с одной стороны, и ценным поставщиком сырья — с другой стороны. Политические интересы, по мнению Купера, в данном случае не должны были превалировать над экономическими — с Советским Союзом, как считал американский инженер, можно и нужно было договариваться. Кстати, шесть американских консультантов, работавших на строительстве Днепрогэса, получили награды от советского правительства — они были награждены орденами Трудового Красного Знамени.

Первый агрегат гидроэлектростанции был запущен 1 мая 1932 года — через пять лет после начала строительства электростанции. 10 октября 1932 года Днепрогэс официально начал свою работу. Строительство крупнейшей гидроэлектростанции с плотиной заняло у советского государства всего пять лет. Это был грандиозный успех, а плодами советского строительства до сих пор пользуется Украина — и от этого наследства Советского Союза в рамках программы «десоветизации» Киев почему-то отказываться не спешит.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти