Национальные части Русской армии в Первую мировую войну. Часть 1

К началу войны территориальный принцип комплектования в русской армии не применялся (исключением были казачьи войска и некоторые части). Но военные и политические реалии Первой мировой привели к появлению в ее структуре территориально-национальных формирований.

Они не были неизвестны русской армии. В частности, Царство Польское, входившее в империю, имело в эпохи Александра I и Николая I свои вооруженные силы. Но мятеж 1831 г. привел к их упразднению.


В конце ХIХ в. также и Великое княжество Финляндское имело свои войска. После замены в Финляндии воинской повинности дополнительным налогом финляндские полки (уже с русским составом) сохранились, как и наименование «Финляндский».

Ряд проживавших в России народов и народностей были освобождены от воинской повинности, которая ложилась, прежде всего, на плечи коренного населения. Но никто не отнимал у представителей этих народов, желавших нести военную службу, такую возможность. Некоторые добились в армии высоких постов – например, кавказский татарин генерал от артиллерии С. С. Мехмандаров или финн генерал-лейтенант К. Г. К. Маннергейм.

Российская империя – многонациональная держава.
Брошюра, изданная осведомительным отделом Ставки австро-венгерской армии в начале 1917 г. дает интересные характеристики основным национальным категориям в составе русской армии.

Отмечалось что великороссы – люди сильного телосложения. Но они слабо самостоятельны, туповаты, но очень религиозны и добродушны. Великороссам, по мнению австрийцев, необходима сильная личность для руководства ими, они беспечны к своему будущему, а горе и радость переносят с большим спокойствием. Великороссы обладают незаурядным талантом приспосабливаться к нестандартным обстоятельствам. Настроены они монархически и патриотически, являются отличными солдатами (особенно пехотинцами), т. к. храбры, нетребовательны и послушны. Великороссы определяли облик всей русской армии.

Малороссы (т. е. украинцы) обладают высоким ростом, это ловкие и стройные люди. Отмечалось, что они наделены большей энергией и более живым характером по сравнению с великороссами. У малороссов нет предприимчивости, но есть любовь к свободе. Малороссы, в отличие от великороссов, больше подходят для службы в кавалерийских частях.

Белоруссов источник считал (из-за проживания в сыром, нездоровом климате) людьми отсталыми в духовном и физическом отношении.

Эстонцы (как и латыши) считались русофилами – вследствие враждебности к немцам. Из них получались хорошие саперы, минеры, стрелки. Благодаря крепкому телосложению эстонцы пополняли гренадерские и гвардейские полки. Латыши – также хорошие солдаты благодаря своей прилежности, послушанию и терпеливости. Литовцев австрийский источник характеризовал как некогда сильный и воинственный народ, ныне опустившийся.

Призываемые в русскую армию болгары (трудолюбивые, нетребовательные и храбрые люди) и греки (преимущественно торговцы) считались хорошими солдатами. В то время как татары характеризовались как люди, не имеющие понятия о воинской дисциплине и политически неблагонадежные.

Поляки - народ бойкий и темпераментный, исторически известный своими воинскими качествами (особенно кавалерийскими).

Русские немцы хоть частично и сохранили национальный язык и бытовую специфику, не только «в высшей степени русифицированы», но имели русскую психологию и соответственно занимали относительно много влиятельных гражданских и военных должностей.

Армяне из-за своих занятий (торговля и спекуляции) хоть и были (подобно грекам и евреям) не в почете, но являлись ярыми русофилами. Военную службу несли хорошо.

Евреи нашли себе место в качестве отличных писарей, литографов, портных и музыкантов. Но как фронтовые солдаты они приносили мало пользы, и уж совсем не годились в офицеры.

Воинственные кавказские народы традиционно были хорошими воинами. Так, грузины - люди большого роста, стройные и сильные. Несмотря на то что призывались в регулярные войска, из них был сформирован и добровольческий стрелковый полк. Также и осетины сформировали конные полки и пластунские батальоны.

Российские цыгане нашли применение в войсках как кузнецы и музыканты.

Некоторые народности - адыги, бухарцы, сарты, ранее освобожденные от военной службы, в годы мировой войны привлекались к службе на этапах.

Начало тяжелой войны привело к появлению в структуре армии не только территориальных, но и национальных военных формирований – они должны были усилить вооруженные силы не только в боевом, но и в идеологическом отношении.

Следует разграничить находящиеся на Русском фронте национальные части, сформированные из российских подданных и иностранные части, сформированные из подданных других государств (например Сербская пехотная дивизия). Так, если Сербская дивизия формировалась из славян – военнопленных австро-венгерской армии, то чешско-словацкие части (хотя и в них также значительный процент составляли военнопленные) преимущественно (прежде всего - в момент формирования) комплектовались чехами - российскими подданными. Поэтому Чешская дружина рассмотрена в качестве национальной части русской армии.

На конец 1917 г. в качестве крупных национальных формирований русской армии существовали:

1-й, 2-й, 3-й Польские корпуса;
Чехословацкий корпус;
Латышская стрелковая дивизия;
Кавказский туземный конный корпус;
Армянский армейский корпус;
Текинский конный полк;
Крымский конный полк.

Наиболее знаковые (на наш взгляд) из них будут рассмотрены ниже

Польские части и соединения.
После опубликования Главковерхом Великим Князем Николаем Николаевичем Декларации о предоставлении после войны Польше автономии в составе России, Национальный комитет Польши выпустил специальное воззвание. В документе сообщалось о начале формировании в г. Ново-Александрия ополченских дружин (польских легионов).

18 октября 1914 г. формирование легионов было разрешено, и на улицах в населенных пунктах Западного края появились воззвания, призывавшие поляков вступать в ряды легионов.

В воззваниях отмечалась необходимость вступления в ряды легионов для изгнания немцев с территории Царства Польского, вспоминались грабежи и насилия германских войск. Документ прописал, что в польских легионах команды бойцам будут отдаваться на родном языке, а амуниция, вооружение и продовольствие поступят от властей. Обмундировываться легионеры должны были за свой счет, причем указывалось, что состоятельные лица могут помочь обмундировать неимущих [Польские легионы в России // Нива. 1914. № 43. С. 2].

В ряды легионов могли вступать достигшие 18 лет поляки-католики, не имевшие судимости и имевшие справку о надлежащем состоянии здоровья. Выходить из состава легионов запрещалось до окончания войны.





1., 2. Польский легионеры.

Комсостав легионов формировался из офицеров польской национальности, переведенных из русских частей. В уланский дивизион принимались выходцы польских аристократических родов – в первую очередь из числа награжденных за боевые заслуги [Бем де Косбан В. Польские уланы в рядах Российской Императорской армии // Военная быль. 1967. № 84. С. 37]. Был создан комитет польских легионеров под председательством генерала от инфантерии Свидзинского [Марков А. Иностранные части в русской армии // Военная быль. 1957. № 27. С. 25].

В составе каждого легиона должны были иметься стрелковый батальон, пулеметная команда, кавалерийский эскадрон, подразделение связи и легкая полевая батарея.

Практически были сформированы два стрелковых батальона и двухэскадронный уланский дивизион.


3. Штаб Польского легиона в Ново-Александрии.

18. 02. 1915 г. стрелковые батальоны переименовываются в 739-ю и 740-ю дружины ополчения, а уланские эскадроны - в 104-ю и 105-ю (затем - 115-ю и 116-ю) конные сотни ополчения. Дружины и сотни вошли в состав 104-й бригады ополчения.

22. 09. 1915 г. 104-я бригада переименовывается в Польскую стрелковую бригаду. Бригада укомплектовывалась как путем зачисления в ее ряды поляков-добровольцев, так и переводом солдат и офицеров польской национальности из армейских частей. Все польские части были включены в состав Гренадерского корпуса.

До Февральского переворота 1917 г. бригада имела большой некомплект, а ее боевые качества «оставляли желать лучшего». После Июньского наступления 1917 г. (в котором польская пехота проявила себя слабо) ставился вопрос о расформировании бригады.

Польская кавалерия действовала отлично.

В кампании 1915 г. 1-й уланский эскадрон участвовал в бою под Борками, осуществив эффектную конную атаку. 2-й эскадрон действовал в районе г. Двинск. В конце 1915 г. оба эскадрона находились в районе Барановичей - на Западном фронте, входя в состав Гренадерского корпуса.

Мобильные уланские эскадроны придавались другим частям. Так, 1-й эскадрон входил в составе 4-го Конного корпуса, а 2-й эскадрон находился в качестве седьмого эскадрона в лейб-гвардии Драгунском полку. Осенью 1916 г. уланский дивизион передислоцировался в г. Чугуев – где должен был переформировываться в уланский полк. В Чугуеве дивизион и встретил февраль 1917 г. Уланы отказались признать Временное правительство, мотивируя это верностью присяге Государю. Только после официального информирования об отречении Императора, дивизион уведомил начальника гарнизона о признании нового правительства.

Уланский полк отличился 11 июля 1917 г. - в бою между Станиславовом и Креховцами (в память получил название «Креховецкого»). Чтобы прикрыть отступление пехоты, полк выступил к дер. Креховец и продержался до вечера. В течение 6 часов он совершил 6 кавалерийских атак против австрийских драгун и баварской пехоты. Эти конные против превосходящих сил противника задержали австро-германцев настолько, насколько требовалось. Доблесть полка была отмечена в приказе по фронту.

После Февральского переворота, согласно приказу еще от 24. 01. 1917 г., Польская стрелковая бригада развертывалась в дивизию (в августе получила номер 1). В состав соединения входили 4 трехбатальонных полка.

Когда Временное Правительство дало польским частям большую автономию, поляки, служившие в других частях русской армии, двинулись в «свою» армию. Дивизия стала ядром для формирования 1-го Польского корпуса, состоящего из трех дивизий.

13. 07. 1917 г. командиром 1-го Польского корпуса стал генерал-лейтенант И. Р. Довбор-Мусницкий, до этого командовавший 38-м армейским корпусом. В сентябре корпус перебрасывается в Могилевскую губернию. В состав соединения был включен и 1-й уланский Креховецкий полк, ставший кадром для формирования четырехполковой уланской дивизии.

В августе начали формироваться 2-я и 3-я стрелковые дивизии, запасная стрелковая бригада и части усиления. В структуру корпуса входили и 2 Рыцарских легиона, которые являлись офицерским резервом и штурмовыми частями (в каждом по 192 офицера и 48 солдат).

Части 1-го корпуса сосредоточились в районе Смоленск-Могилев-Бобруйск-Минск.

Осенью 1917 г. в Подолии и на Волыни началось формирование 2-го и намечено формирование 3-го Польских корпусов. Фактически к концу января 1918 г. были сформированы одна стрелковая дивизия с артиллерией и техническими частями и два уланских полка. В состав 2-го корпуса вошли и некоторые польские части австрийской армии.

Т. о., существовали следующие польские соединения: а) 1-й корпус (находился в районе Бобруйска, в него входили 3 стрелковые и кавалерийская дивизии - до 24000 человек); б) 2-й корпус (находился в Бессарабии – в его состав входили неполная стрелковая дивизия и 2 кавалерийских полка с конной батареей - до 10000 человек); в) 3-й корпус (находился в районе Винница-Умань - фактически бригада пехоты, 2 полка кавалерии и конно-артиллерийский дивизион - всего до 3000 человек).

Ключевое значение, естественно, имел 1-й корпус, находящийся на московском направлении – и, несмотря на то что он объявил о нейтралитете применительно к произошедшему перевороту, после октябрьских событий большевистское командование решило его распропагандировать. 27. 11. 1917 г. издается приказ о «демократизации» польских частей - т.-е. о введении в них солдатских комитетов и выборного комсостава. Но польские части тем и отличались от русских, что не имели комитетов, сохранили дореволюционную дисциплину и беспрекословное подчинение командирам [В. Дашкевич. О польской вооруженной силе в России за время с 1 июня 1913 г. по 1 июня 1918 года // Военно-исторический сборник. Вып. 4. М. 1920. С. 174].

Тогда началось вмешательство во внутреннюю жизнь корпуса, последовали аресты. Был издан приказ о том, что вследствие неподчинения польского соединения требованиям Ставки, он лишается всех видов довольствия. В январе 1918 г. была сделана попытка разоружить польские части.

И в январе-феврале 1918 г. в районе Быхов - Жлобин - Бобруйск началась борьба между частями 1-го Польского корпуса и революционными войсками.

Продержавшись до начала германского наступления и по соглашению с немцами (в целях сохранения корпуса как будущего ядра польской армии), польские части оставались в районе Бобруйска. Но весной 1918 г. части 1-го корпуса были разоружены немцами.

Еще более трагично закончил существование 2-й Польский корпус, двигавшийся в начале 1918 г. из Бессарабии в Подолию, где уже хозяйничали австро-германцы, продвигавшиеся по Украине на восток. Помня о верности союзникам по Антанте, новый командир 2-го корпуса полковник Галлер решил пробиваться в Россию, направив части своего соединения на Умань и Канев. Но окруженный под Каневым в начале мая 1918 г., после боя, в котором он потерял до 100 убитых и 200 раненых, корпус сдался. Его офицеры и солдаты стали военнопленными, но большинству удалось бежать в 1-й корпус либо отойти к Одессе, которую удерживали части 3-го корпуса, позже сдавшиеся австрийцам.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти