Национальные части Русской армии в Первую мировую войну. Часть 3

Латышские стрелковые батальоны отличились и на заключительном этапе Митавской операции - при обороне Пулеметной горки.

Очевидец писал: «17 января 1917 г. германцы, после предварительной артиллерийской подготовки, со стороны д. Кальнцем перешли в атаку … обрушились … на 5-й и 6-й Латышские стрелковые полки… стоявшие в частном резерве в районе дер. Силенек-Нейн, в местностпи покрытой редким крупным лесом... в резерве были 4 роты 5-го Земгальского латышского стрелкового полка и … 6-й латышский стрелковый полк в траншеях в районе дер. Нейн. Артиллерийский огонь прекратился с обеих сторон и германцы … приближались ... Головной батальон германцев, храбро двигавшийся вперед, будучи встречен огнем 4 пулеметов и до 400 винтовок Земгальцев, моментально ликвидировался; убитые и раненые покрыли землю, a оставшиеся частью прижались к деревьям, ища за ними укрытия от убийственного огня, частью же бросились назад. Так как задние ряды атакующих беспрерывно напирали на передние, то в конце концов стройно наступавший противник превратился в какую-то бесформенную массу, где здоровые, стремясь вперед, топтали раненых и, спотыкаясь о тела убитых, сами падали, увеличивая тем еще более общую сумятицу. В довершение ко всему этому две роты и 4 пулемета … резерва, зашедшие противнику во фланг, также открыли по нем сильный огонь... Германцы не выдержали и бросились назад» [Бекман В. Немцы о русской армии. Прага, 1939. С. 41-42].


Национальные части Русской армии в Первую мировую войну. Часть 3

11. Латышские стрелки. 1916 г.

Латышские стрелковые батальоны отличились и в ходе Рижской операции 19 - 24 августа 1917 г. В ночь с 20 на 21 августа германцы прорвали 2-ю линию оборонительных позиций русской 12-й армии. В течение следующих двух дней латышские стрелки на участке фронта между Икшкиле и р. Малая Югла вели ожесточенные бои с противником. Несмотря на огромный численный и технический перевес врага, четыре полка 2-й Латышской стрелковой бригады без артиллерии и резервов наносили чувствительные удары четырем пехотным дивизиям германского 51-го корпуса, поддержанного кавалерийской дивизией. Часто доходило до рукопашных схваток. Исключительное мужество и геройство в боях против немцев у Малой Юглы проявили 5-й Земгальский и 7-й Бауский полки.

Стойкость 2-й бригады, которая остановила наступавшую на Роденпойс германскую 2-ю гвардейскую дивизию, сыграла огромную роль - удалось избежать окружения в районе Риги главных сил 12-й армии.

Бои у Малой Юглы – свидетель ожесточенных огневых и рукопашных боев. Стойкость латышских стрелков подарила русскому командованию 26 часов.

Большое значение имела сохранившаяся спайка между стрелками и офицерами. Командир корпуса неоднократно восхищался доблестью латышских стрелков [Посевин С. Гибель империи. Северный фронт (из дневника штабного офицера для поручений). Рига, 1932. С. 34].


12. Латышские стрелки в боях под Ригой.

Обе латышские бригады понесли тяжкие потери, составившие 25% от потерь всей армии (так, 5-й Земгальский стрелковый полк лишился 67% рядового и 80% командного состава).

Армянские добровольческие дружины.

Армяне Российской империи, с 1886 г. отбывавшие обязательную воинскую повинность, участвовали в мировой войне составе русской армии (призвано 13% армянского населения).

Но вступление в войну на стороне держав германского блока Турции, злейшего врага армянского народа, предопределило значительное повышение активности армян в борьбе с общим врагом. Очевидно, что победа Центральных держав, а, значит и Турции, привела бы к уничтожению армянского населения Турции и Закавказья.

Именно в этот период, не довольствуясь лишь участием в боевых действиях в рядах русской регулярной армии, армяне просили военно-политическое руководство России разрешить сформировать свои добровольческие дружины для действий именно на Кавказском фронте.

Дружины должны были формироваться из лиц, перешагнувших либо еще не достигших призывного возраста, по различным причинам освобождённым от военной службы, а также прибывших из-за рубежа.

В середине сентября 1914 г. Армянский Национальный Совет получил разрешение на создание 4-х добровольческих дружин. Формирование было закончено к концу октября 1914 г., а общая численность дружин достигла 2,5 тыс. человек (еще 600 человек в резерве).

Возглавили дружины герои-партизаны антитурецкого национально-освободительного движения - Андраник, Амазасп, Кери и Дро.


13. Дружина Кери.

В более крупные соединения дружины не объединяли, придавая их корпусам и боевым группам Кавказского фронта. Также как и чешских дружинников на австрийском фронте, армян считали наиболее полезными для несения разведывательной службы на турецком фронте. Дружины были распределены равными частями по всему Кавказскому фронту.

Армянские дружинники начали действовать на фронте в ноябре 1914 г.

С 19 ноября 4-я дружина, входившая в состав 2-го Туркестанского армейского корпуса, усилила правый фланг Сарыкамышской группы. 29 ноября она провела ожесточенный бой за дер. Лавсор.

22 декабря турки атаковали Сарыкамышскую группу, и 4-я дружина начала отход, во время которого понесла серьезные потери.

После захвата Дели-бабы 3-я армянская дружина, входившая в отряд генерал-майора М. А. Пржевальского, охраняла перевал Кара-Дербент. 19 ноября она впервые встретилась с противником у с. Алагез - отбросив курдские банды, дружина после ожесточенных боев захватила д. д. Пирсахан, Хосроверан и Капанак. До 31 декабря дружина оставалась в Алагезе, охраняя левый фланг Сарыкамышской группы, осуществляя разведку и участвуя в стычках с противником.

Таким образом, 3-я и 4-я дружины приняли участие в Сарыкамышском сражении, закончившемся разгромом турецкой 3-й армии.

2-я дружина как авангард Баязетского отряда, наступающего на г. Ван, 12 - 13 ноября участвовала в тяжелом сражении в ущелье Тапарез, а затем, действуя в Алашкертской долине, прикрывала исход к русской границе армянских беженцев из Турции.

1-я дружина была придана Азербайджанскому отряду и принимала участие в захвате района Котура, Сарая и Асурли, а затем вела бои с курдами на Ванском направлении.

В начале 1915 г. появились 5-я (командир – Вартан) и 6-я (командир – Авшарян) дружины.

Каждая дружина должна была насчитывать по 1 тыс. бойцов.

К началу 1915 г. дружины потеряли убитыми 156 и ранеными 743 человека (при том что их общая численность составляла 2482 человека).

В начале 1915 г. 2-я, 3-я, 4-я и 5-я дружины вошли в состав Ванского отряда.

Позднее появилась и 7-я дружина.
После Сарыкамышской операции 1-я армянская дружина 24 января выступила к г. Сафиан. Затишье на фронте позволило отвести дружины на отдых в Эриванскую губернию и Карсскую область.

1-я дружина отличилась в бою 1 мая у Дилмана, обороняя ключевые позиции и потеряв 3 офицеров и 16 дружинников.

2-я, 3-я, 4-я и 5-я дружины, объединенные в Араратский отряд, участвовали в Ванской операции. 2-я дружина 23 мая овладела с. Шатах, а 31 мая – с. Мокус. Контратаки турок были отбиты.

3-я и 4-я дружины 12-го июня вступили в г. Сорп.

После июльского наступления турок дружины вели арьергардные бои с противником, а осенью вновь вернулись в Ванский район. Командование неоднократно отмечало доблесть армянских дружинников в этих тяжелых боях [Корганов Г. Участие армян в мировой войне на Кавказском фронте (1914-1918). М., 2011. С. 33-34].

Армянские дружины встретили кампанию 1916 г., находясь: 1-я, 2-я, 3-я и 6-я дружины - в Турции, а 4-я, 5-я и 7-я - в Персидском Азербайджане.

Дружины приняли участие в Битлисской операции в феврале-марте 1916 г. - 2-я дружина 21 февраля вела бой за Битлисское ущелье, а 1-я дружина отличилась 29 февраля, наступая по глубокому снегу на подступах к г. Битлису.

1-я дружина в ночь со 2 на 3 марта провела успешную ночную атаку, захватив 2 горных орудия и, преследуя противника, ворвалась на его плечах в город. В дальнейшем она охраняла дорогу Муш-Битлис от налетов курдов.

В начале апреля Битлисская группа включала в себя 14 батальонов, и два из них - 1-я и 3-я армянские дружины.

С 12 марта по 12 апреля 1916 г. 3-я дружина осуществила поход в Хизан. Овладев с. Кара-Су, она преодолела 120-км пространство – отбивая атаки многочисленной курдской конницы и освободив 500 пленных армян из числа гражданского населения.

В зависимости от того, как позволяла боевая обстановка, дружины снимали с передовой и отводили в ближний тыл для переформирования. В начале марта 1916 г. Ставка приняла решение преобразовать армянские добровольческие дружины в 4-ротные армянские стрелковые батальоны - по образцу пластунских батальонов. 1-я дружина была расформирована (вследствие ее малочисленности) и пошла на укомплектование других частей; 2-я дружина превратилась в 1-й, 3-я - во 2-й, 4-я - в 3-й, 5-я - в 4-й, 6-я - в 5-й и 7-я - в 6-й стрелковые батальоны.

Летом 1-й армянский стрелковый батальон отличился в Мамахатунской операции. Войдя в состав 39-й пехотной дивизии, в боях 8 - 10 июля у Кюкюртли он проявил стойкость и показал высокий боевой дух. Под сильным огнем противника, потеряв 55% личного состава, он провел 3 атаки. 24 июля батальон вступил в г. Эрзинджан.

4-й и 6-й батальоны отличились в боях в персидском Азербайджане. 12-го августа стрелки под сильным огнем пехоты и пулеметов противника провели штыковую атаку и захватили первую линию турецких траншей у дороги Серав-Саксыз. Позже, несмотря на значительные потери, армяне повторно атаковали и к 15 часам захватили горный хребет.

Командир группы генерал-майор А. П. Кулебякин направил командиру 4-го армянского стрелкового батальона телеграмму, в которой благодарил овладевших турецкой позицией армянских стрелков за храбрость [Там же. С. 63].

2,5 месяца батальоны действовали в авангарде русских войск, остановившись осенью в районе Бокана.

В кампании 1917 г. армянские 4-й и 6-й стрелковые батальоны 24 - 28 июня вели бои в долине р. Абиширван. 28 июня они спустились в долину р. Абиширван и двинулись без выстрела вперед - под огнем пехоты и артиллерии турок. Выбив штыками противника, овладели турецкими окопами. 4-й батальон потерял в этой атаке 2 офицеров и 36 стрелков, но захватил одно орудие.

4-й батальон отличился у Пенджвина 30 июня и у Бистана 16 августа. Его потери достигли 12 офицеров и 183 стрелка.

В связи с постепенным революционным развалом и уходом с Кавказского фронта русской армии, встал вопрос о защите Закавказья – и стрелковые батальоны в июле - октябре 1917 г. были развернуты в полки, а в декабре 1917 г. был создан Армянский армейский корпус в составе 1-й и 2-й армянских стрелковых дивизий, дивизии армянских добровольцев, кавалерийской бригады, территориальных и маршевых частей.

Корпус стал основой для формируемой армянской национальной армии и щитом в деле обороны Закавказья от турок в 1918 году.


14. Армянский Каталикос благословляет дружинников.

Кавказская туземная конная дивизия.
Уникальным соединением русской армии была Кавказская туземная конная дивизия. Проживавшие в Российской Империи народы Северного Кавказа, исповедовавшие ислам, были освобождены от воинской повинности. Некоторые представители горской знати получали военное образование и служили офицерами в императорской армии. Во время войн из горцев формировались добровольческие части, но пока не началась мировая война, до создания крупных горских добровольческих соединений дело не доходило.

26. 07. 1914 г. наместник Кавказа и командующий войсками Кавказского военного округа И. И. Воронцов-Дашков обратился к Императору с предложением создать кавалерийскую дивизию из «воинственных народов Кавказа».

27 июля Николай II разрешил сформировать 6 конных полков 4-сотенного состава каждый. В соответствии с этим на Кавказе 5 августа 1914 г. началось формирование трех бригад: 1-я включала в себя Кабардинский и 2-й Дагестанский, 2-я - Чеченский и Татарский, 3-я - Черкесский и Ингушский конные полки. В течение двух недель тысячи горцев добровольно явились на сборные пункты, так что в полках пришлось установить жесткий отбор.

Командиром дивизии стал брат Императора (что очень льстило горцам) – Великий Князь Михаил. Генералы и штаб-офицеры назначались из состава частей и учреждений, не состоявших в Действующей армии, в частности из постоянного состава Офицерской Кавалерийской Школы (среди них знаменитые наездники - князь Д. И. Багратион, принц Наполеон Мюрат, полковники Г. А. Мерчуле, В. Д. Абелов, ротмистр Бертрен и др.). В штабе дивизии, а затем во 2-м Дагестанском полку служил сын великого русского писателя Л. Н. Толстого - ротмистр М. Л. Толстой. Многие стремились попасть в ряды дивизии, привлекаемые кавказской экзотикой. По количеству представителей знатнейших родов туземные полки могли состязаться с Гвардией. Обер-офицеры и унтер-офицеры подбирались из кавалерийских и казачьих полков, по возможности из лиц, связанных с Кавказом и знающих языки и обычаи горцев. Тем не менее, большинству офицеров приходилось всегда иметь при себе переводчиков. В дальнейшем, уже на фронте, многие всадники были произведены в первый офицерский чин - за боевые отличия.


15. Великий князь Михаил Александрович на фронте.

В каждом полку имелось 22 офицера, полковой мулла, 3 военных чиновника, 575 всадников и 68 нестроевых чинов. Дивизии были приданы следующие части и подразделения: пулеметный и конно-подрывной отряды Балтийского флота, 2-й конно-горный артиллерийский дивизион, команда связи, автомобильный и мотоциклетный отряды, перевязочный и санитарный отряды. Обозы состояли из русских солдат, так как горцы считали для себя неприемлемым служить на нестроевых должностях.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти