Советский солдат афганской войны. Часть 3



Дедовщина

Сам я дедовщину не переживал как какую-то катастрофу. Я вполне серьёзно считаю, что хорошо, что она есть. Ведь «деды» заставляли нас поступать правильно. Обычно сам правильно постоянно никто не поступает, это очень тяжело. А тут делать всё правильно тебя заставляют силой! И ты просто вынужден жить не так, как хочется, а так, как надо. Конечно, всякое бывало… Например, дембеля отнимали у молодых все деньги. Единственный дембель, который не отнимал деньги, был мой Умар. Как снайпер я получал пятнадцать чеков в месяц. Он один чек забирал, а четырнадцать оставлял. А другие дембеля деньги забрать у меня не могли – он меня от них защищал.


Помню, как-то собирались они в соседнем модуле, у «химиков». После Кандагара расслабились – сидят, курят… И вдруг меня зовут! Идти туда страшно – неизвестно, что им, обкурившимся, в голову придёт. Прибегаю. Умар: «Видите? Запомните его!». И после этого меня уже не трогали.

Был у нас сержант, который отвечал за продовольствие. Он страшно боялся дембелей, прятался, скрывался от них везде, чтобы его не побили. Поэтому со всеми дембелями организовал хорошие отношения. Они приходят к нему, берут что-нибудь вкусненькое: шпроты, сгущёнку, рыбку. Как-то опять меня дембеля вызывают. Думаю – снова обкурились. Прихожу, вижу – ещё не успели. – «Что надо?». Умар: «Иди к этому, возьми две банки сгущёнки, две пачки печенья, две банки вот этого, вот этого, вот этого…». Я: «А если не даст?». – «Даст!».

Прихожу, говорю: «Слушай, Умар послал. Надо три банки этого, три этого, три этого…». Тот без звука дал. Я лишние банки себе затырил, мы с друзьями их съели. Проходит дня два. Умар сидит с дембелями и мне говорит: «Иди сюда!». Думаю – что-то не так. Чувствую – сейчас врежет. Подхожу… Он: «Ты на днях еду приносил? Приносил. И сколько ты взял банок?». Говорю: «Умар, да что ему эти банки! Взял всего по три. И мы тоже захавали «дэцл!». Он: «Слюшай! Какой маладэц, какой сообразительный! Надо же так додуматься! Свободен!».

И мне эта жизнь нравилась. Дикой дедовщины в роте у нас как таковой не было. Вот во второй роте была, там ребят действительно избивали. А у нас давали «колобашки», могли в грудь врезать. В пуговицу на кителе я много раз получал, даже синяк оставался и кожа в этом месте огрубела. Но получал за дело – я же постоянно попадал впросак!

Свою дембельскую одежду дембеля делали сами. Максимум, что меня заставлял Умар, так это чистить его автомат и приносить ему еду из «балдыря». Ещё я вместе со своей одеждой стирал одежду Умара. Вот и всё. Нет!.. Ещё по утрам я его таскал на плечах. Он прыгает на турник и кричит: «Лошадка, сивка-бурка, ко мне!». Подбегаю, он садится на меня верхом. Все бегут под песню Леонтьева: «А все бегут-бегут-бегут-бегут…». Это была полковая песня, которую через большой динамик нам постоянно крутили, а мы по грязи под неё круги мотали. А я ещё и Умара на плечах несу! Все на меня с сочувствием смотрели: ну и «дед» у тебя, прямо какой-то узурпатор! Но на самом деле таким способом он качал мне ноги!

Злости в отношениях между им и мной вообще не было. Разница была только в том, что я молодой, а он – дембель. И у меня было к нему уважение, потому что на боевых он всё делал правильно. И ещё он люто ненавидел афганцев. В Афган напросился сам. В Душанбе, где он жил, у него была девушка. И эту девушку в парке изнасиловали афганские офицеры, которые учились там в военном училище. Он сказал, что нашёл их и жестоко отомстил. Хотели арестовать – вроде его кто-то видел. Он пошёл в военкомат и напросился в Афганистан переводчиком, он ведь таджик по национальности, язык знал. Сначала был переводчиком в дивизии. Но потом «залетел» на боевых (вроде, когда забили караван, деньги себе взял) и его сослали в боевую роту.

Кстати, когда он увольнялся, то мне целый мешок денег подарил. Большой такой мешок, килограммов тридцать. Я заглянул – там вперемешку афганские деньги, чеки и доллары. Какие-то просто так спрессованы, какие-то резинками перевязаны. Я эти деньги даже считать не стал, побоялся: ведь если бы меня по тем временам с долларами прихватили, то точно бы кердык мне пришёл. Поэтому в конце концов я мешок закопал.

Но когда первый раз открыл мешок, то часть денег ребятам раздал. Некоторые магнитофоны «Шарп» себе купили, тогда в Союзе их трудно было достать. Но я был парень деревенский и не понимал, почему все так стремились купить магнитофон. Для них это была мечта, а для меня – ничего особенного. А потом, когда стал дембелем, я думал уже не о магнитофонах, а о том, чтобы живым остаться. До сих пор я живу этой мыслью. Каждый раз, когда мне совсем тяжело, у меня моментально мысль появляется: «Господи, ну чего я-то жалуюсь? Ведь там я мог давно погибнуть!».

Магнитофоны купили все, кроме Кувалды, Серёги Рязанов. Он тоже парень деревенский. И тут командир роты узнал, что в роте есть деньги, – ему стукач сказал. Стукачей я знал конкретно. Командиром роты был мой земляк из Мордовии. Когда я попал в эту роту, он узнал, что я его земляк (мы из соседних районов), и чуть ли не каждый день приглашал меня на чай, беседовал… Дембеля: «Ты что-то часто к нему ходишь. Гляди там, не закладывай!». – «Да нет, он ничего не спрашивает». – «Смотри!.. Он хитрый».

Как я отказался быть стукачом

И дембеля как в воду глядели! Примерно через месяц – чай-кофе, чай-кофе-конфетки – командир роты спрашивает: «Ну как там дела в роте? Бьют?». – «Нет». – «Как же нет? Тебя же вчера побили». – «Так это же за дело!». – «А кто тебя бил?». – «Это неважно». – «Нет, ты докладывай». – «Не, не, не буду. Вы же всё-таки офицер, а я солдат. Это наше солдатское дело». – «Нет, ты рассказывай. Я ведь знаю – побил тебя такой-то». – «Откуда вы знаете?». – «А я всё знаю». – «Зачем вам это знать?». – «Я же командир роты! Кормлю тебя, чаем пою. А ты в ответ – ничего». Тут у меня аж челюсть отвалилась: «И что?..». – «Давай договоримся так: ты мне говоришь, что в роте творится. А я тебе как земляку, как родному человеку, обеспечиваю Красную Звезду, «За отвагу», «За боевые заслуги». И домой поедешь старшиной. Договорились?». – «Я не понял?.. Вы что, предлагаете, чтобы я стучал?!.». – «Зачем стучать? Просто будешь рассказывать». – «Так это же стукачество?». – «Да никакое это не стукачество!». – «Знаете, товарищ командир, я так не могу!». – «Короче, будешь докладывать! Не будешь – всем скажу, что ты стукач, и тебе будет крышка! И мне поверят, потому что мы с тобой целый месяц чай пьём. Скажу, что ты мне доложил то-то и то-то». Я встал: «А пошли бы вы вообще очень далеко, товарищ командир, с такими предложениями!». И пошёл к себе.

А стучал командиру роты парень из Чувашии. Он постоянно с командиром чай пьёт, а тот про нас потом всё знает. Стал старшиной, Красная Звезда, «За отвагу», за «Боевые заслуги» – всё совпадает.

Так вот этот командир роты за мой отказ стучать на мне как следует отыгрался. Пока я был молодой, всё было нормально – только дембеля меня гоняли. «Фазаном» – тоже более или менее ничего. Но когда стал дембелем – это просто кошмар. Командир роты меня просто достал! Во-первых, он все мои наградные резал. А те, которые командир полка выписывал, пилили уже в особом отделе. Он приходил туда и докладывал: этого награждать нельзя. Командир взвода трижды написал на меня представление на орден Красной Звезды и четыре раза на медаль «За отвагу». Ничего не дошло. А все вокруг с медалями!

Снайпер



Я отслужил половину службы, стал «фазаном». К тому времени стал снайпером и окончательно научился точно стрелять. Но оказалось, что снайперская винтовка очень сильно меняет сознание человека. Мне это не понравилось. Оказалось, что на самом деле это – большая опасность. Только ещё начинаю целиться в душмана и вдруг понимаю: он точно мой, не уйдёт… Я стреляю, он падает. И чувствую, что попадаю. И после этого у меня в мозгу стало что-то меняться не в лучшую сторону. Я ощутил: что-то странное происходит, как будто какие-то непонятные силы стали мною овладевать.

Однажды мы окружили душманов: расселись по горам, а они в ущелье, в маленьком кишлаке. Через четверо суток они сдались в плен: мы вызвали авиацию, артиллерию, и они поняли, что скоро от них и от их кишлака ничего не останется. По такому случаю приехали представители афганского правительства, телевидение, иностранцы какие-то.

До этого бывало, что окружённых душманов наши брали в плен. А «духи» после этого писали жалобы, что их избили и деньги отобрали. И у нас в роте такой случай тоже был. Молодой неопытный командир взвода взял двух «духов». Наш командир ему говорит: «Не бери. Бахни – и всё!». Тот: «Нет, я возьму! Мне за это дадут орден и старлея». Мы: «Глупый человек…». Лейтенант сдал пленных куда следует. А через неделю его приглашают в особый отдел: «Это были мирные люди, они просто защищали свою деревню. Мало того, что вы их избили, вы ещё взяли у них большие деньги. Где деньги?». – «Мы не брали». – «Пришло указание из ХАДа. Чтобы через пять дней деньги были. Если денег не будет – будешь сидеть два года».

Дело дошло до командира полка. И, видимо, из чемодана командира дивизии выделили средства, на которые лейтенанта выкупили. После этого он быстро научился, как надо действовать, и ненавидел душманов конкретно. А если в таких ситуациях «духов» убивали, то пули вытаскивали. Ведь по пуле можно было определить, по крайней мере, кто стрелял – наши или душманы. У меня вообще всегда с собой были душманские патроны. Когда мы захватывали оружие, я часто тырил патроны калибра 7,62. Они немного другие, но к моей винтовке подходили. Думал: если уж придётся стрелять, так хоть не поймают.

Видим: «духи» идут прямо под нами ниже метров на четыреста, растянулись чуть ли не на километр. Так руки чесались! Ведь до того, как мы их окружили, у нас были потери. Но командир дивизии строго-настрого стрелять запретил, вплоть до трибунала.

И вдруг под вечер мы видим – они идут уже обратно! С автоматами, с ружьями своими древними. Выходим на связь, а нам говорят: «Душманы подписали соглашение, что не будут с нами больше воевать». То есть они перешли в категорию мирных. Но мы-то уже точно знали, что такого не может быть в принципе! Днём – мирный афганец, ночью – душман!

И мы не выдержали: «Командир, давай бахнем! И сразу оружие почистим». Поставили миномёт, запустили мины. Потом я первым из винтовки стал стрелять. Запустил в толпу двадцать пуль с расстояния четыреста метров. А душманы все разбежались в разные стороны и за камни спрятались! Ни один не упал… После этого до самого дембеля надо мной все подшучивали: «Эх ты, ещё снайпер называешься! Да какой ты снайпер, в кучу не попал?!.». Думаю: «Как это может быть? Я же с четырёхсот метров без проблем попадаю в кирпич. А тут ни один «дух» не упал!».Тогда мне было очень стыдно. А сейчас думаю: слава Богу, что я тогда никого не убил…

Аппендицит — без наркоза!



Как-то у меня заболел живот. Сказали, что похоже на аппендицит, и отправили в медсанбат. Запомнил почему-то каталки зелёные военные. Было жарко, и меня положили прямо на железку. Обработали живот – облили место операции йодом. Йод стёк вниз, и потом у меня кожа облезла чуть ли не до колена. Разложили на груди инструменты и стали резать…

Резали меня два капитана из Военмеда. Разрезали живот: сначала немного, потом для своего удобства дальше разрезали. Было настолько больно, что казалось, будто меня в костёр бросили! Несказанно тяжело было боль такую терпеть, только какие-то секунды можно, потом просто невыносимо. Было ощущение, что как будто я с ума схожу. Со стоном рычу: «Больно мне!..». Они: «Чего орёшь, десантник! Да что ты за десантник такой!». И дали палку в зубы.

Резали-резали… В этот момент духи стали обстреливать полк реактивными снарядами! Попали в электроподстанцию, от которой операционная питается – свет вырубился. Капитаны пошли узнавать, когда будет освещение. Пришли, говорят: «Сейчас грузовик пригонят, подключат генератор». Пока пригнали, пока подключили – прошёл час. А мне так невыносимо больно, что не передать: я волосы рву на себе, руки кусаю… Наконец свет дали, операцию продолжили.

Когда аппендицит вырезали, один доктор другому говорит: «Слушай, оказывается, у него не аппендицит…». Я им кулак показываю: «Не посмотрю, что вы два капитана!..». Те: «А что же у него было? Непонятно… Ладно, зашьём. По крайней мере, аппендицита у тебя точно уже не будет». И тут один другого спрашивает: «Ты сколько ему уколов сделал?». – «Каких?». – «Промедола». – «Я не делал – ты же делал!». – «Ты чего, шутишь, что ли? Ты же делал! Ты точно не делал?». – «Нет!». И оба ко мне: «Ты нормально себя чувствуешь, нормально?!.». Я: «Всё нормально, всё нормально…». Если были бы силы, я бы им точно прямо тут врезал!.. (Потом мне в Военмеде врачи сказали: «Это невозможно. Такой болевой шок человек не может выдержать. Ты должен был отрубиться!». Я им говорю: «Но если бы мне сделали хотя бы местное обезболивание, то не было бы так больно. Ведь когда зубы лечат и делают укол, тогда же не больно!».)

Капитаны мне быстро – тык-тык-тык – сделали несколько уколов в живот. И боль сразу пропала! Отвезли в палату, там сделали ещё какой-то укол, после которого я проспал тридцать восемь часов. Проснулся – а у меня левая рука отказала прямо от плеча, лежит как полено. Врачи сказали, что санитарка, которая мне последний укола делала, могла задеть то ли мышцу, то ли нерв.

Я очень испугался – ведь я теперь инвалид на одну руку! В ней вообще ничего не чувствую: поднимаю другой рукой, отпускаю – а она падает как бревно! Тут силы душевные меня покинули, я стал равнодушным, вялым, ничего хорошего впереди не ждал… Но мой друг Виктор Шульц из разведроты (его с ранением положили в нашу палату) говорит: «Витёк, не сдавайся! У тебя хоть одна рука работает. Смотри – тут инвалиды вообще без ног, без рук». И стал каждый день мять мне руку по часу.

Проходит где-то дней двадцать-двадцать пять. (Это были двадцатые числа мая 1986 года.) Сижу как-то – вдруг у меня палец на руке стал дёргаться! Но я всё равно ничего не чувствую! Виктор кричит: «Витёк, рука заработала!». И мы уже целый день по очереди руку массировали. Ребята подключились. Один мне левую руку мял, а я правой рисовал ему на забинтованных ногах кроссовки «Адидас», потом другому на забинтованной руке боксёрские перчатки изображал… И рука у меня постепенно восстановилась. Сначала три пальца ожили, потом – оставшиеся два. Подтягиваться некоторое время я не мог, но к августу 1986 года восстановилось всё полностью. Сейчас мне врачи говорят, что я мог руку отлежать, когда спал почти сорок часов. Вроде бы такое бывает…

Бунт молодых



После операции прошло чуть больше месяца. Я по-прежнему числился наводчиком-оператором БМП. У меня от этого всё внутри кипело: я же снайпер, это такая опасная работа! А наводчику-оператору нужно чистить пушку, которая весит сто двадцать килограммов. Попросил молодого солдата почистить её, а он не почистил! Командир батальона пришёл проверять, и выяснилось, что пушка нечищеная. Тот – выговор командиру роты. А когда последний узнал, что именно я должен был это сделать, то даже обрадовался… Говорю ему: «У меня только что операция была». – «Ничего не знаю!». Пришлось мне вытащить пушку, почистить, обратно поставить. Пошёл в туалет, смотрю – у меня шов порвался, весь живот в крови. Помылся, постирал одежду, заклеил пластырем. Потом – в санчасть, там чем-то ещё заклеили, но целый месяц я на боевые не ходил.

Молодому врезал. Потом ещё раз! Он: «За что?!.». – «Из-за тебя у меня шов порвался!». – «Это твои проблемы». Говорю: «На твоём месте я попросил бы прощения. Ты что, этого не понимаешь?». Он: «Я не должен пушку чистить, не надо меня бить». После этого ночью молодые собрались вместе, подошли ко мне (я как раз охранял рюкзаки на улице) и говорят: «Если ещё кого-то из молодых тронешь, мы тебе «тёмную» устроим!». Говорю: «Всё ясно, вы свободны! Я вас учить больше не собираюсь. Воюйте, как хотите».

Потом я долго думал над этим. Возможно, Господь спас меня через послушание дембелям. Ведь сколько трудностей у меня было, командир роты просто житья не давал! Но я страшно любил ВДВ и готов был терпеть всё! И до сих пор я беспредельно люблю ВДВ. Дембелям я подчинялся полностью, делал, как мне приказывали. И при этом я к ним хорошо относился, за исключением одного из них. Как-то в столовой тот на меня суп вылил. Ему в обед не досталось мяса в супе – другие дембеля съели. Он: «Где моё мясо?!.». Я: «Там, в бачке». – «Тут его нету!». – «Ну не я же его съел! Твои дембеля и съели». – «Где мясо!». – «Слушай, откуда я знаю где?!. Было там. Я его не ел». Он: «Кругом!». Я повернулся, и в этот момент он мне суп на голову вылил. Суп тёпленький был, я не обжёгся.

Пошёл стираться. А тут меня стал искать мой дембель Умар. – «Ты где был? Я просил, чтобы ты картошки принёс». – «Я стирался». – «А чего?». – «Мясо Кузино вы сожрали (фамилия дембеля была Кузнецов), а он рассердился и суп на меня вылил…». Тут Кузя заходит. Умар ему так врезал, что тот упал! – «Кто тебе разрешил моего солдата трогать?!.». Кузя потом подошёл ко мне в столовой: «Ну что, жалуешься, стучишь?..». А я про себя только порадовался: ведь сам я не мог дембелю врезать, не положено. Хотя очень мне хотелось… Поэтому то, что молодые решили мне «тёмную» устроить, было неправильно.

Кузя отличился так дважды. Первый раз – с Кувалдой, второй раз – со мной. Кувалда – это мой самый близкий друг в Афгане, Сергей Рязанов. Он был тоже из деревни, из Курганской области. Кувалдой его звали потому, что руки у него были, как маленькие дыни. Дембеля, когда к ним приходили друзья, всё время повторяли одну и ту же шутку: «Кувалда, иди сюда! Ну-ка, поднеси ему!». Кувалда подносит руку – и все хохочут… Кувалда служил в Афгане на три месяца больше меня. Он в Фергане в учебке был всего три месяца, а я в Гайжунае – полгода.

Мы только спустились с боевых, и тут Кузя Кувалду просто достал: суп сварил не так, быстро «дэцла» неси… Кричит: «Щенок, ко мне!». Кувалда был пулемётчиком, здоровенный парень. Берёт он свой ПКМ, в нём двести пятьдесят патронов бронебойно-зажигательных. Дембель весь побелел, у него руки затряслись… Кувалда как даст очередь в землю!.. Дембель побежал, Кувалда снова очередь в землю рядом с ним! Тут командир взвода Игорь Ильиничев стал его успокаивать: «Кувалда, тихо… Серёга, успокойся, успокойся… Положи пулемёт. Ты из-за этого дурака в тюрьму сядешь! Таких дебилов не так много. Ты что, пришёл сюда воевать и спокойно вернуться домой или своих убивать? Положи лучше пулемёт. И успокойся…». У Кувалды руки трясутся, а дембеля остальные рядом стоят и тоже трясутся. Ведь ещё одна секунда – и Серёга их всех бы уложил!

Наконец Кувалда бросил пулемёт. И тут Умар как прыгнет на дембеля, из-за которого их чуть не поубивали, и как врежет ему в нос! Остальные дембеля добавили, командир взвода тоже добавил. Кузя побитый, весь в крови, кричит: «За что?!.». Ему: «Кувалда из-за тебя нас чуть не пристрелил… А у нас ведь через два месяца дембель!».

Перед самым отъездом этот нехороший дембель забрал у меня часы и ещё как-то меня подставил. Прихожу к Умару и говорю: «Он у меня часы забрал, которые ты подарил». Тот: «Не расстраивайся, я ему врежу! Мы с ним вместе летим. Я с него ещё и медали сниму». Я: «Нет, медали не надо. Заработал – значит заработал».

Мне написали, что через две недели после нашего отъезда с молодыми из моего взвода произошла трагедия. Взвод был на боевых. Они спустились с гор и возле БМП развели костёр. Обычно мы чай кипятили так: на камни ставили огромный двадцатилитровый чайник, под ним поджигали тротил. Он очень сильно горит, вода быстро закипала. Наши молодые притащили две артиллерийские гильзы танковые. Под гильзы положили шашки, которые под водой горят, и дрова. Стали кипятить воду. А оказалось, что одна гильза хоть и помятая была, но оказалась целая, не стреляная. Танк через неё проехал и смял. Внутри что-то было, но, наверное, они подумали, что туда просто земля набилась. А в гильзе был заряд… Парни сидели вокруг, только один зачем-то залез в машину. Тут рванула гильза … Все остались живы, но кто-то потерял зрение, кто-то руку, кто-то ногу. Мне очень жалко этих ребят…

Сейчас я понимаю, что у каждого есть своей предел. Я вообще не говорю об издевательствах ради издевательств – это абсолютно неприемлемо, эту грань нельзя переходить. Но для того молодого солдата, которого я ударил в грудь, это оказался предел. Он взбунтовался, а я отказался дальше его таким способом воспитывать. Но если ты не будешь выполнять указания дембеля, то пойдёшь в наряды. А в наряды уж как миленький будешь ходить, это же по Уставу. Ведь отказался идти в наряд – гауптвахта. И никуда ты из этой системы не выйдешь. Поэтому в армии больше всего боятся именно Устава.

Для меня дедовщина имеет совершенно другой смысл. Это система, при которой старослужащий учит молодых солдат. Конечно, учит жёстко. Мне везло на дембелей, они были люди хорошие. Да, они гоняли меня как сидорову козу, но не унижали без причины.

Мне кажется, что в армии на первом месте должно быть послушание. Сам я дембелей слушался без особого напряжения душевных сил, ведь в деревне чёткое послушание к старшим было обычным. Дембель ведь опытней меня. Он меня бьёт, но он меня учит! А на боевых никто никого вообще не трогал. Если за дело – то «колобашку» давали. Нагнулся, тебе между лопаток – хрясь! Ха-ха-ха – и всё на этом закончилось.

Так что принцип «залетел-получил» действовал неотвратимо. А что значит, например, «залетел»? Сидим мы как-то в части. Тишина. Я и пошёл к своему другу гражданскому, он работал в управлении маттехобеспечения. У него своей кубрик. Думаю: пообщаемся, «дэцла» покушаем. И пока я у него два часа сидел, полк по тревоге уехал на боевые. А меня, снайпера, нет…

Прибегаю – никого нет. Меня отправили в караул. Через неделю возвращаются наши: «А ну иди сюда!». Один дембель мне – дынь! Второй дембель – дынь! Спрашивают: «Ты где был?». – «Да «дэцла» у друга нажрался, отдыхал!». И на этом всё закончилось! А ведь за мой залёт реальная гауптвахта минимум на две недели. Это же было самовольное отлучение из части. Вот такая у нас была дедовщина.

Продолжение следует...

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 59

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. V.ic 18 марта 2017 07:17
    (C)Вот такая у нас была дедовщина.

    ...война, однако!
    1. Стропорез 18 марта 2017 07:47
      Жизненно,хотя у каждого свои воспоминания. soldier
  2. bionik 18 марта 2017 07:20
    Прочитал с удовольствием,автору несомненно плюс!!! (по мне хоть десять,жалко что можно только один)
  3. Ольгович 18 марта 2017 07:42
    И опять-интересно!
    Спасибо.
  4. parusnik 18 марта 2017 07:46
    Отлично и с удовольствием читается..Ждем продолжения
  5. Авиатор_ 18 марта 2017 08:36
    Познавательно. Спасибо. Только вот про исключительность случая удаления аппендицита без наркоза - не надо. Моему отцу на фронте так аппендицит удаляли.
  6. Сильвио 18 марта 2017 11:40
    Сам я дедовщину не переживал как какую-то катастрофу. Я вполне серьёзно считаю, что хорошо, что она есть. Ведь «деды» заставляли нас поступать правильно. Обычно сам правильно постоянно никто не поступает, это очень тяжело. А тут делать всё правильно тебя заставляют силой! И ты просто вынужден жить не так, как хочется, а так, как надо. Конечно, всякое бывало…


    Каждый оценивает пережитое по своему. Вот мнение его полчанина только из другой роты: [media=http://desantura.ru/veteran/69576/]
    Тогда, в Афгане, мы были просто детьми, которые не знали, как можно правильно противостоять обрушивающемуся на нас злу. Порой мне хочется найти всех обидчиков и просто завалить их. Я даже как-то выяснил, где живут некоторые из них. Будет ли только от этого успокоения душе? Наверное, нет. А кто-то также готов пристрелить меня, за моё зло. Хотя, не удивлюсь, что есть немало бывших солдат, вспоминающих полученные оплеухи с благодарностью к свиньям, их наносившим. У каждого свои понятия о побоях. Сейчас любых скотов, поднявших на меня или мою семью руку, я просто пристрелю. Без сожаления, уговоров и раздумий. Закон и правила ношения и владения оружием, это позволяет. Потом буду замаливать грехи в церкви. Но потом.
  7. ALSur 18 марта 2017 12:21
    Когда повествование идёт о боевых действиях, это вызывает уважение. Но когда автор разглагольствует о дедовщине - оторопь берёт. Служил в ПВ, дедовщина была в погран. отряде, на заставах её не было, объяснялось обычно тем, что коллектив маленький, выходят на охрану границы с 15 патронами, если, что не так, "дух" может и в спину пальнуть. И доказывай потом себе, что ты его на самом деле учил выживанию. А тут такой беспредел описан. И где эта грань, что это делается из благих побуждений и дембель у тебя правильный, а здесь из не правильных побуждений и дембель у тебя не правильный.
  8. Пеший 18 марта 2017 12:48
    Чем дальше, тем больше сомнений.
  9. ALSur 18 марта 2017 13:14
    Цитата: Пеший
    Чем дальше, тем больше сомнений.

    Вот у меня то же такое впечатление, сначала вроде бы ничего, многое перекликается с правдой, но постепенно, возникает недоумение, естественно в первую очередь, восхваление дедовщины. Обучать нужно, и опытные бойцы, имеют право на указания, замечания, может быть и внушения, но не издевательства, типа стирка белья, и т.п. Потом эти молодые люди (дембеля) попадают на гражданку и у них происходит диссонанс с действительностью и оказывается, что о себе нужно заботиться самому и пробивать дорогу (трудом прежде всего) самому. А тут пальцы веером я "дед" и умение решать проблемы только силой, такие прежде всего и скатываются по жизненной лестнице (IMHO).
    1. Сильвио 18 марта 2017 15:21
      Цитата: ALSur
      Вот у меня то же такое впечатление, сначала вроде бы ничего, многое перекликается с правдой, но постепенно, возникает недоумение, естественно в первую очередь, восхваление дедовщины.

      Ну, это критиковать существующее положение дел всегда легко. А ежедневная работа командиров подразделений с вверенным контингентом военнослужащих это тяжелый труд. В закрытых учреждениях должностные лица чаще всего отдают управление подчиненными доминирующим особям. Таким незамысловатым принуждением проще достичь какого-то уровня контроля и управления. Дедовство признак низкого культурного и профессионального уровня в войсках.
      1. demo 18 мая 2017 23:16
        Дедовщина страшная вещь.

        Служил в стройбате.
        Закончил на должности старшины роты и в звании старшина.
        Вернулся домой.
        Первая неделя - водка и бабы.
        Сегодня одна, завтра другая.
        Возвращаюсь поздно ночью с барышней к себе домой.
        Под сильным градусом.
        Вдруг из темноты двора какие мужики с дурацкими вопросами - кто, куда, зачем.
        Послал открытым текстом.
        Начали за руки хватать, куда-то тащить.
        Потом выяснилось что это был участковый, который жил в этом дворе.
        Но я то об этом не знал.
        У ментов дурацкая привычка хватать в районе сгиба локтя.
        Делаю вид что пошел куда ведут.
        Его правая рука у меня на левой.
        Впереди ворота из двора. Узкие.
        Зажимаю его руку сгибом своей.
        Резкий поворот в право. С резким подъемом своей руки вверх.
        Абзац.
        У участкового вывернуто предплечье. Падение носом об асфальт.
        Морда в крови.
        Толпой доставили в РОВД.
        Девка смышленая оказалась. Заявила что была помолвка. Она моя невеста.
        До утра продержали.
        А потом - да здравствует наш советский суд, самый гуманный в мире.
        30 рублей штрафа за матерщину и за то что разбил стекло.
        А мент?
        Я заявил что в темноте не видел притворной планки ворот и споткнулся.
        А он сам, типа, за меня держался и сам упал.
        Доказательств ноль.

        К чему это.
        До армии милиционер во мне вызывал то ли дрожь, то ли уважение.
        После армии как с цепи сорвался. Я же дембель. Кто меня смеет своими руками трогать?

        Голова стала быстро на место.
        А продолжил бы жить в "мире" дембелей, сел бы, как пить дать.
    2. Авиатор_ 18 марта 2017 17:20
      Да, впечатление двойственное, с одной стороны - описание боевых действий, с другой - даже "хороший" дед забирает сухое обмундирование с "черпака", оставляя ему мокрое (предыдущее описание). И какие они после этого бойцы? Такое возможно лишь тогда, когда у душманов всё точно так же, только ещё хуже.
      1. Сильвио 19 марта 2017 06:16
        Цитата: Авиатор_
        с другой - даже "хороший" дед забирает сухое обмундирование с "черпака", оставляя ему мокрое (предыдущее описание). И какие они после этого бойцы? Такое возможно лишь тогда, когда у душманов всё точно так же, только ещё хуже.

        Маловероятно, чтобы у духов практиковалось дедовство в его крайних формах ибо в моджахеды шли в основном добровольно, а не по принуждению. Дедовство это болезнь призывных армий. С духами их роднила страсть к трофеям, самыми желанными из коих были денежные знаки. У убитых оппозиционеров деньги в кармнах водились, доказательством чего является неподъемной тяжести мешок денег, оставленный "старым" с барского плеча после дембеля.

        Цитата: Автор_
        Кстати, когда он увольнялся, то мне целый мешок денег подарил. Большой такой мешок, килограммов тридцать. Я заглянул – там вперемешку афганские деньги, чеки и доллары. Какие-то просто так спрессованы, какие-то резинками перевязаны.


        Этот презент тянул на хороший тюремный срок орденоносному владельцу заначки, минимум на дисбат. И не только для него, но и для командиров в тех операциях. Невероятно, чтобы куча денег у солдата возникла без ведома командиров. Часть в виде мзды наверняка отдавалась им. Мародерство и дедовство, определенно, взаимосвязаны.
        1. Авиатор_ 19 марта 2017 11:01
          Похоже, что про трофеи - это доказанный факт. Иначе чем объяснить, то,что по словам автора, одним из наказаний, налагаемых дедами, было отстранение от боевых выходов.
          1. слава1974 19 марта 2017 17:10
            Иначе чем объяснить, то,что по словам автора, одним из наказаний, налагаемых дедами, было отстранение от боевых выходов.

            А здесь не соглашусь. До сих пор в войсках, в боевых подразделениях есть такое наказание. И трофеи ни при чем.
            1. Авиатор_ 19 марта 2017 19:53
              То есть, одни бойцы идут туда, где их могут убить, а других в качестве "наказания" оставляют в тылу? Странно это - их жизнь настолько ценная, что они в тылу нужнее?
              1. Сильвио 19 марта 2017 20:13
                Каждый должен быть на своем месте: кто-то в тылу нужнее, кто-то на передовой. Но боевые это все же не хождение в полный рост на пулеметы и колючую проволоку, хотя, случится может всякое. В зрелом возрасте не прельстился бы никакими наградами вот так подставляться под пули. А когда тебе 18-19 лет, жизнь с определенной степенью риска расстаться с ней может показаться прекрасной.
              2. слава1974 20 марта 2017 12:40
                То есть, одни бойцы идут туда, где их могут убить, а других в качестве "наказания" оставляют в тылу? Странно это - их жизнь настолько ценная, что они в тылу нужнее?

                На первый взгляд может и странно. Но смысл не в ценности жизни и нужности ее в тылу.
                Смысл в принадлежности к кругу настоящих мужчин-воинов, которые преодолевая страх выполняют боевую задачу защищая мирных людей. То есть оставляя тебя в тылу, показывают что ты второй-третий сорт и с тобой " в разведку" идти нельзя. Для настоящего мужчины - это худшее что может быть.
                1. Авиатор_ 20 марта 2017 19:19
                  А для того, кто идёт на боевые ради мародёрства, это случай обогатиться, что автор статьи, сам того не желая, и показал.
                  1. слава1974 20 марта 2017 19:33
                    А для того, кто идёт на боевые ради мародёрства, это случай обогатиться,

                    периодически эта тема появляется, но доверия этому писаке нет. Слишком много несуразностей при внимательном прочтении. Согласно статьи получается, что Умар два года рисковал жизнью ради наживы, а потом все заработанное непосильным трудом отдал какому-то душарику.
                    Это не нажива,это какой-то Юрий Деточкин из"Берегись автомобиля" или Робин Гуд.
                    1. Сильвио 20 марта 2017 20:29
                      Цитата: слава1974
                      Согласно статьи получается, что Умар два года рисковал жизнью ради наживы, а потом все заработанное непосильным трудом отдал какому-то душарику.

                      Они же выполняли задачи под Кандагаром, на оживленном месте среди торговых путей, где также пролегали пути караванов с оружием. Пошариться у мертвого врага в карманах это нормально. Наша вечно голодная армия мародерства не чуралась. Служба опасная, наверняка приходилось работать в кишлаках, бомбить богатые дома. Настричь афганей мешок на войне - такое возможно. Только как потом идти под пули, если у тебя целое состояние в заначке.
                      1. слава1974 20 марта 2017 20:59
                        Пошариться у мертвого врага в карманах это нормально.

                        Трофеи никто не отменял.
                        В Афгане бойцы получали чеки официально. Когда ехали на дембель, покупали джинсовые костюмы, варенки, магнитофоны.Какие-то большие суммы вывезти было нереально, тем более свободного хождения валюты в СССР не было. Если с афганями попадешься уголовная статья.
                        В трофеи брали то, что может пригодится здесь и сейчас. В Чечне так же было. Первоначально набрали оружия разного, пистолеты. Но все вывезти нереально, побросали.Брали предметы амуниции и военной формы: куртки натовские, разгрузки и т.д. Были случаи брали телевизоры и видеомагнитофоны. Но это не лично себе, а в интересах всего подразделения.
        2. Авиатор_ 19 марта 2017 11:10
          Насчёт добровольности в душманских рядах - это вряд ли. Скорее, это азиатский менталитет: подчиняться главному (баю, мулле и т. д.). Меня лет 10 назад поразил такой факт: тогда в Крыму, ещё укропском, затеяли строить мусоросжигающий завод, причём в Бахчисарае. Было противостояние местных жителей и местных татар, и татары проявили свою баранью сущность - они были за завод, хотя дышать ядовитым дымом пришлось бы всем, и им тоже, но татарская верхушка была в доле, поэтому она их так организовала. К счастью, деньги были разворованы и завод не построили.
          1. слава1974 19 марта 2017 17:03
            К счастью, деньги были разворованы и завод не построили.

            улыбнуло
            laughing
            Не всегда коррупция плохо
        3. слава1974 19 марта 2017 17:09
          Дедовство это болезнь призывных армий.

          дедовщина болезнь отсутствия порядка, не важно по призыву или по контракту.
          А трофеи на войне никто не отменял.Другое дело что деньги вывезти было нельзя. Особисты тоже не зря свой хлеб едят. Поэтому и мог оставить мешок товарищу, сам побоялся вывозить. Хотя вещи в Афгане покупали и вывозили свободно.
          1. Сильвио 19 марта 2017 19:31
            Цитата: слава1974
            дедовщина болезнь отсутствия порядка, не важно по призыву или по контракту.

            Признаки дедовства можно найти в любом даже не военном коллективе. Однако ж вряд ли найдутся желающие добровольно жить в условиях недоедания, недосыпания, регулярного получения оплеух и отжимания у тебя товарищами по службе вещей и денег.
            1. слава1974 20 марта 2017 12:42
              Однако ж вряд ли найдутся желающие добровольно жить в условиях недоедания, недосыпания, регулярного получения оплеух и отжимания у тебя товарищами по службе вещей и денег.

              Добровольно конечно никто не захочет. Но когда ты подписал контракт и увидел,что реальность отличается от ожидания, ты можешь либо бороться с этим, либо принять как данность.
              1. Сильвио 20 марта 2017 13:25
                Мне доводилось читать типовые контракты МО, они были в полстраницы текста. Срок службы увеличивался вроде до 5-ти лет, а денежное содержание до 8 тыс. руб., что в 2011г. было не такой уж большой суммой для амбициозного юноши, вступающего в самостоятельную жизнь. Такие контракты давали подписать отслужившим несколько месяцев срочникам, чтобы закрыть нехватку призывников в войсках. В контракте не было прописано гарантий от казарменного беспредела и не возлагалось дополнительной ответственности за поддержание уставного порядка на командиров лица, подписавшего контракт. Такой контракт, пожалуй, ничем, кроме увеличенных денежного довольствия и срока службы, не отличается от обычной службы по призыву. Контракты обычно подписывают проживающие в населенном пункте рядом с в/ч, где просто нет никакой другой работы.
                1. слава1974 20 марта 2017 13:32
                  В контракте не было прописано гарантий от казарменного беспредела и не возлагалось дополнительной ответственности за поддержание уставного порядка на командиров лица, подписавшего контракт.

                  В контракте пишут "Согласно действующего законодательства", нет нужды перечислять все законы, где прописаны обязанности должностных лиц.
                  Такой контракт, пожалуй, ничем, кроме увеличенных денежного довольствия и срока службы, не отличается от обычной службы по призыву.

                  На первый взгляд может и не отличается. А если вникнуть, то контрактнику например положена квартира, как и офицеру.Разница существенная и в правах и в обязанностях.
                  К тому же по контракту служат не только в России, но и в других странах. И во многих сталкиваются с казарменным беспределом. Хотя бы США взять.Сколько там в последнее время скандалов с этим связанных.
                  1. Сильвио 20 марта 2017 13:47
                    Цитата: слава1974
                    В контракте пишут "Согласно действующего законодательства", нет нужды перечислять все законы, где прописаны обязанности должностных лиц.

                    В кредитном договоре, предлагаемом банками, тоже что-то пишут, но очень мелким шрифтом. Не все удосуживаются прочесть. Квартиру контрактнику это вряд ли, скорее некую жилплощадь в общаге в какойнить дыре. Смысл контрактной службы в привлечении мотивированного, профессионального человека в армию. Этот же котрактник подписал бумагу сдуру, хотел больше денег получать по молодости. Служба у него на задалась, его переводили из одной части в другую, где с ним дурно обходились сослуживцы. Пришлось ему податься в бега.
                    1. слава1974 20 марта 2017 13:54
                      Смысл контрактной службы в привлечении мотивированного, профессионального человека в армию.

                      Совершенно верно И мотивируют в том числе жильем. После первого 3-х летнего контракта любой контрактник имеет право на обеспечение жильем по установленным нормам согласно законодательства за счет мин.обороны.На данный момент это ипотека.Покупаешь в ипотеку жилье, а платит военное ведомство.
                      Этот же котрактник подписал бумагу с дуру, хотел больше денег получать по молодости.

                      Случайный человек в армии. Таких много, поэтому на 100% начинают пользоваться правами только после первого контракта. Дают возможность еще раз все осмыслить. В кино это одно, в жизни несколько отличается. Многие уходят даже не дослужив три года.
                      1. Сильвио 20 марта 2017 14:16
                        Цитата: слава1974
                        В кино это одно, в жизни несколько отличается. Многие уходят даже не дослужив три года.

                        Отсутствие ответственности чиновников делает неэффективным государственное управление. Тоже самое относится к людям в погонах. Смысл контрактной системы в повышении уровня ответственности должностных лиц. Автор сего произведения сообщает о полковом командире, который сам отмазывал молодого и его "дедов" от особого отдела, вызывая со следственных мероприятий на боевые командировки. И вот этот полчок с его устоявшимся бардаком, наркотой и дембелизмом потом стал лучшим то ли в дивизии, то ли в ВС, а сам командир наверняка иконой ВДВ. Все что в жизни происходит далеко не соответствует уставу и кино, но до чего же омерзителен этот основанный на лжи пафос.
  10. ALSur 18 марта 2017 13:29
    да и вообще, чему может научить 20 летний сопляк, 18 летнего. Какой у этого 20 летнего боевой опыт, при том, что полгода учебка, какое количество боевых выходов за полгода, год. Сомнительно всё это, всё это дедовщины не стОит. Всё должно делаться на основе устава (в идеале), если ты более опытный ты должен выдвигаться в сержанты, как в американской армии. У нас долбанутый менталитет, над ефрейтерами насмехаются все кому не лень, а ведь ими и должны быть старослужащие. И звание им и даёт право на командования рядовыми. (сам я рядовой по срочной службе).
    1. helmi8 7 июня 2017 14:22
      Цитата: ALSur
      Какой у этого 20 летнего боевой опыт, при том, что полгода учебка, какое количество боевых выходов за полгода, год.

      На войне опыт приобретается быстро, иначе долго не проживешь. И боевые выходы были иногда так часто - что отдыхать не успевали. В разных местах и в разное время было по-разному. А ООСпПН вообще с боевых не вылазили, специфика у них такая...
  11. птс-м 18 марта 2017 14:00
    У автора определенно литературный талант.Отличное продолжение,читаешь и вспоминаешь свои 24 месяца в Вооруженных Силах СССР .Ждём продолжения.
  12. Chizh 18 марта 2017 14:55
    Одолевают меня смутные сомнения...
  13. слава1974 18 марта 2017 16:46
    Как и многим мне не понравилось описание дедовщины. Сам был и командиром взвода и роты. В пункте постоянной дислокации дедовщина была, боролись с этим как могли.По сравнению с тем, что здесь описано у нас ее и близко не было. А когда выезжали на боевые , вообще не было никакой дедовщины.
    1. Авиатор_ 18 марта 2017 17:23
      Все мои одноклассники, прошедшие Афган, начисто отрицали дедовщину в подразделениях, ходящих на боевые. Им верю больше, чем автору.
      1. Сильвио 18 марта 2017 17:57
        Мой односельчанин тоже говорил, что обозленный дедовством был готов в первом бою пристрелить своих обидчиков. Но под вражьим огнем он только дуло автомата мог высунут из-за укрытия. А "дедушка" вел огонь, по пояс высунувшись. Вот здесь пришло осознание их разного статуса на войне.
  14. Вольный стрелок 18 марта 2017 22:42
    Скажу сразу,в Афгане не служил,но думаю,со мной согласятся многие,в том числе и шурави. 1) Если дали в лоб за дело,то это правильно. У нас били тех,кто спал на посту.Из за такого могли вырезать весь взвод,а то и роту. Так что считаю это правильным. С другой стороны,слышал о случаях откровенных издевательств,причем в частях,которые пороху не нюхали. Считаю.что за такое нужно расстреливать перед строем,или на фронт,в штрафную роту,пусть там попробуют свою крутизну показать,если смогут,а смогут,далеко не все. Под пули встать,в атаку ,это не своим в казарме морды бить. 2) Стучаки были.Таких вычисляли быстро и при них или молчали,или ставили на место,причем жестко. Таких,какие на Буданова доносы писали могли и свои на боевых завалить. И это правильно,мне таких не жаль. Врага можно ненавидеть,но уважать за храбрость,стукач такой,это изменник ,а такие достойны только презрения и самой паршивой смерти. Это о тех,кто писал на своих кляузы,за ордена и другую халяву. Мне тоже предлагали стучать,я отказался...и больше с этим ко мне не подходили. Не скажу.что я был Рэмбо,но меня уважали,за то,что знал свое дело,на рожон не лез,но и пулям не кланялся. Вообщем знал,когда и как можно и нужно рисковать,а когда не стоит. Себя уважаю,за то,что берег своих людей...
  15. Altona 18 марта 2017 23:42
    Написано хорошо, я не сомневаюсь, что автор что то приукрасил. Насчет "дедовщины", наверное в трудных обстоятельствах и методы воспитания жестокие, и наверное оправданные. Насчет парня-стукача из Чувашии отчасти согласен. Как говаривал один знакомый, первый вопрос утром "кыщта каять?"(куда идешь), чтобы быстро потом сдать тебя начальству, но этим не только чуваши страдают. Это признак того, что человек вышел из нищей семьи, где кроме как выслужиться перед начальством никакого способа изменить свою не видят. Поэтому для меня удивительно, откуда взялась гидность у одной вечно нищей нации и откуда у нас такое повальное число "дворян"?

    P.S. Кстати, сегодня показывали на телеканале "Че" фильм "Рэмбо-3". Весьма показательная голливудская агитка про плохих шурави и бесстрашных гордых американцев. Жизнь рассудила иначе. И показала на чьей стороне правда. И что "великодушные американцы" на самом деле солидарны с террористами, которые в фильме представлены "повстанцами", воюющих как арабская конница у Лоуренса Аравийского в другом фильме. В общем стоит другими глазами пересмотреть тупые голливудские агитки. Хотя фильм "Рэмбо-первая кровь" мне очень нравится и он о социальных проблемах в США хоть и в виде такого крутого экшена. И насколько убоги и дёшевы следующие продолжения.
    1. мармеладный 28 марта 2017 04:59
      чуваши бывают разными.....наших например ты боялся больше смерти..а что до верхних или чувашей не с чувашии вообще-так мы их сами презираем
      1. Сильвио 28 марта 2017 13:01
        Автор не говорил, что тот самый был чуваш, просто призывался из Поволжья. Вот здесь рассказ "Чуваш" про прапорщика в Афгане. http://artofwar.ru/k/kopashin_w_w/text_0030.shtml
        1. мармеладный 28 марта 2017 20:35
          спасибо за ссылку
          1. Сильвио 29 марта 2017 07:46
            [/quote]а что до верхних или чувашей не с чувашии вообще-так мы их сами презираем[quote]

            Прапорщик Григорьев В.Н. по прозвищу "чуваш" был призван не из Чувашии.
            1. мармеладный 30 марта 2017 01:52
              исключения везде есть
  16. Александр С. 19 марта 2017 06:00
    Я считаю, что бьют от небольшого ума...когда не могут заслужить авторитета другими методами.
    1. Авиатор_ 19 марта 2017 11:18
      Одно дело, когда за сон на посту отметелят (и это правильно), а другое - когда ночью за анашой посылают.
    2. Военный Строитель 5 июля 2017 07:14
      не всегда, был у нас один кадр, мылся и стирал форму только когда люлей получит
  17. ротмистр 19 марта 2017 10:13
    Автор написал правду, которую у нас как правило не любят.Могу подтвердить, что дедовщина в Афганистане была. В разных частях и подразделениях она выражалась по разному, но была. Да, многие офицеры с ней боролись, но как правило добивались только внешних успехов в этой борьбе. Об этом писать и говорить в СССР было не принято, а сейчас многие не хотят об этом вспоминать. Недавно читал статью об одном офицере, орденоносце. Хорошая и интересная статья. Так вот в его батальоне охраны, солдат сбежал с поста к духам от дикой дедовщины. Его потом искал разведбат. Живым не нашли. Мне было поручено провести предварительное расследование; как мог солдат покинуть пост.
    1. Сильвио 19 марта 2017 11:35
      Цитата: ротмистр
      Да, многие офицеры с ней боролись, но как правило добивались только внешних успехов в этой борьбе.

      Когда излагают бывшие военнослужащие 350 пдп обыденные факты своей военной службы в ДРА, как то: мешок денег у одного солдата (а сколько их было), добытый в боях, рейдах и засадах; командир полка, лично отмазывающий побывавшего в плену молодого, засланного за наркотой "дедушками"; увечья и смертельные случаи солдат вследствие издевательств и т.п., то видится проблемка с принципиальными командирами в этой части. Но здесь дело не столько в них, налицо общий духовный кризис в обществе. Другие люди стали приходить в войска, с другими мыслями в голове, носители совсем других ценностей.

      Один стройбатовец, служивший в 69г. срочную на Камчатке, прочитал воспоминания И. Славина о своей службе в 5 роте 350-го полка в 82-84гг. и дал очень правильную дал оценку поколению 80-х, отдававших интернациональный долг. Говорит, у нас в стройбате такого дедовства и близко не было, не было такого даже у подводников, что стояли по соседству с ними. Военные строители были в большинстве своем казахами с южных областей, которые по русски едва-едва. Но они в то время были гораздо более крепкими морально и более сознательными солдатами, чем десантники элитных частей 15 лет спустя. В том была заслуга и их командиров, в том числе. Так и писал: вам в этом качестве до них далеко.
  18. voyaka uh 19 марта 2017 11:15
    Честно написано. Видно, что правда.
    Хотя настолько не похоже на израильскую армию:
    глаза вылезают на лоб.
    Наркота, деньги солдаты и командиры отнимают у солдат...
    И это - элита: десантники! Что же тогда творилось у остальных... sad
    1. avva2012 19 марта 2017 14:58
      Взвод, Оливера Стоуна посмотрите. Как, ваши хозяева воевали. wink
  19. avva2012 19 марта 2017 12:58
    На счет удаления аппендикса без наркоза. Первое, когда вскрывается брюшина, а этим покрывается брюшная полость, из раны начинают, как змеи лезть кишки. Дело в том, что в кишечнике идет перестальтика, т.е., постоянные сокращения гладких мышц. Предназначено, это для прохождения кишечного содержимого и соответсвенно всасывания питательных веществ и воды. Поэтому, рану всегда делают, по возможности, небольшой. Далее вставляется ранорасширитель. С одной стороны, для того чтобы отодвигать кишки, а с другой стороны для того, чтобы, правильно, расширить рану, т.к., брюшина достаточно эластичный материал, да и мышцы на животе, тоже. Второе, если не ввести новокаин, а соответственно, человек будет испытывать боль, то к процессу выталкивания кишок из раны, подключается поперечно-полосатая мускулатура пресса. Терпишь ты боль или нет, мозг подает соответствующие сигналы и мышцы сокращаются. Неоднократно, стоя еще студентом "на крючках", слышал от хирурга, "кишки полезли, добавь новокаина". Сам препарат тоже, местно оказывает влияние на нервномышечную передачу. Третье. Хирург, в голове имеет определенный алгоритм. Каждое действие происходит после предыдущего. В голову это вбивается зубрешкой и практикой. Не мог хирург, даже пьяный в драбоган, забыть вкалывать новокаин никак! Итого: ......боец, как троцкий.
    1. слава1974 19 марта 2017 17:01
      Не мог хирург, даже пьяный в драбоган, забыть вкалывать новокаин никак! Итого: ......боец, как троцкий.

      Приятно общаться со специалистом. Спасибо за толковое разъяснение.Так по крупицам добывается правда.У меня зародились сомнения в правдивости уже всего рассказа.
  20. fbird 20 марта 2017 19:06
    http://desantura.ru/veteran/69491/
  21. kib72 22 марта 2017 19:54
    Цитата: Авиатор_
    То есть, одни бойцы идут туда, где их могут убить, а других в качестве "наказания" оставляют в тылу? Странно это - их жизнь настолько ценная, что они в тылу нужнее?

    Ты не понимаешь,на боевых ты воин,как все,а в тылу ты солдат,обязанный соблюдать уставы,официальные,и не официальные.Боевые,это свобода,возможность доказать,что ты свой,мужик,не хуже остальных.
  22. rumatam 23 марта 2017 13:48
    стыдно читать , его не обижали и он стирал одежду и был счастлив......... Вот такие и просрали СССР. Психология быдла. Самому достовалось по полной но портки ни за кого не стирал, и на побегушках не был,СТЫДНО за таких как автор. И в его голосе богоговение перед "Умаром" за то что он только фанеру ему проверял. Вот так и в Ф.Германии, ВСЕ, не знал.
Картина дня