Белорусская «молочка» и злой Данкверт



Скандал был такой громкий вокруг главы Россельхознадзора товарища Данкверта. И вроде даже белорусские силовики начали против него какие-то следственные действия. Проблемы потому как возникли с доступом белорусской сельхозпродукции на российский потребительский рынок.


Первое место по объему экспорта в РФ из Белоруссии занимают молочные продукты. По данным ВТО, на Россию приходятся все 100%, цена вопроса — 1,785 млрд. долларов. Почти такая же доля, 97,1% из общего объема 655,1 млн. долларов, и у мясного экспорта, хотя по стоимости он находится лишь на четвертом месте. Перенаправить свою мясную и молочную продукцию по другим каналам для белорусов практически нереально. Диверсификация экспорта для белорусских производителей имеет значение, но другие рынки заполнены, доступ к ним затруднен. Пищевой рынок — один из самых высококонкурентных: в Евросоюзе — перепроизводство пищевых продуктов.

Такие вот дела: главный и основной экспортный рынок для Белоруссии — это именно Россия. Говорите, белорусская «молочка» — лучшая в мире? Возможно, это и так, но почему-то про это мало кто знает… Почему-то практически всё продаётся в Россию, что достаточно странно для независимого государства, производящего высококачественный продукт. Как-то, знаете, начинают усиленно терзать смутные сомнения насчёт «элитарности» белорусских молочных продуктов… Как известно, лучшая проверка для любой теории — практика… Так вот, как раз практика положение об особом качестве этой продукции не подтверждает.

Не нужно никаких тестов и проверок: если данная продукция широко продаётся в разные страны, то это само по себе о многом говорит. А если она продаётся исключительно на один рынок, то это говорит тоже о многом. Причина, по которой белорусская «молочка» так активно продаётся именно в Россию, — политическая. Если бы ситуация обстояла иначе, то и картинка экспорта была бы гораздо менее однозначной.

И вот с этим самым экспортом, начиная с 2009 года, начались определённые проблемы, и чем дальше, тем больше. И как легко можно вообразить, что если причины поставок были чисто политическими, то и причины ограничения поставок носят тоже чисто политический характер. Вообще-то логично: одно достаточно легко следует из другого. Там политика и тут политика.

Вот с этим белорусы категорически не согласны: в ограничении тех самых поставок им почему-то, в первую очередь, мнятся некие непонятные «антибелорусские» действия, некий заговор тёмных олигархических сил против светлой социалистической Белоруссии. Во вторую очередь, они вспоминают про «зачистку» российского рынка от белорусской продукции в чьих-то конкретных интересах (например, фирмочек, тесно ассоциированных непосредственно с господином Данквертом).



На самом деле тут всё гораздо проще и печальней: каждый раз белорусская продукция становится жертвой именно той самой Большой Политики. Международной политики. Даже так. Вы таки знаете, почему-то в понимании белорусов существует некая шестиметровая бетонная стена; и по одну сторону этой стены идёт торговля молоком и творогом, а по другую — делается Большая Политика, и эти процессы ну никак не связаны. Увы и ах, связаны. И шестиметровая бетонная стена существует только в сознании белорусов, на самом деле её нет. И «мясомолочная» торговля — это как раз такой же предмет Большой Политики, как и поставка танков и истребителей.

По крайней мере, в ЕС это именно так. В США это тоже именно так. В Японии — лучше не вспоминать. Чем ещё всё осложняется для белорусов — в полном огосударствлении данного вопроса в их стране. Если бы экспорт «молочки» в Россию вела некая «ассоциация белорусских производителей», которая могла бы несколько дистанцироваться от «самого лучшего в мире друга всех россиян», то ситуация была бы не столь напряжённой. Но, как мы знаем, главный «лоббист» белорусских экономических интересов в России — это именно Лукашенко.

Ну, вы скажете, что это здорово, когда вопрос решается на таком высоком уровне… Детский творожок и господин президент РБ… Это было бы здорово, да, чёрт побери, просто великолепно… если бы у Лукашенко были хорошие отношения с Москвой. Тогда бы это было гигантским плюсом… Как мы знаем, в последние 8 лет это не совсем так. И чем дальше, тем хуже эти самые политические отношения.

Ещё раз: если бы «молочку» убрать куда-то в сторону от политических разборок, избавить от столь высокого официоза, то «всё могло бы быть иначе». Причиной же предельной политизации данного вопроса служит именно то, что в Белоруссии всё решает один персонаж. И торговля «молочкой» идёт именно и конкретно через него, но никого другого. Не допустил бы Александр Григорьевич существования некоей «ассоциации производителей и экспортёров», ему напрямую не подконтрольной…

В целом многие проблемы РБ-РФ объясняются именно этим: все контакты с Белоруссией возможны только через Лукашенко и никак иначе. Никаких «альтернативных», «параллельных» каналов (которые могли бы играть стабилизирующую функцию) по сути дела не существует. Это могло бы поставить под угрозу безраздельную власть господина президента, поэтому их нет и не будет. На Украине, например, этих центров власти просто до чёрта, и общение с Украиной возможно по самым разным «каналам», но России это тоже мало что даёт: все эти группировки настроены крайне русофобски. Снятие товарища Зурабова завершило эпоху контактов Москва-Киев. Контактировать можно, нужно и даже интересно. Но, как выяснилось, — полностью бессмысленно.

А вот в Минске всё проще. Есть «главдруг» России в лице Лукашенко. Других вариантов нет и быть не может. Реальных альтернатив не просматривается. Поэтому когда отношения по линии Минск-Москва резко обостряются (а это происходит регулярно), то под нож немедленно идут молочные и мясные продукты из Белоруссии. Потому что «вопрос» крайне политизирован, и потому что господин Лукашенко позиционирует себя как «главного лоббиста» белорусских интересов в России.



В частности последние разборки вокруг «вредного Данкверта» удивительным образом совпали по времени с заявлениями в российской прессе, что «Россия глубоко разочарована белорусской внешней политикой за последние два года». Какая «молочка», какой Данкверт (кто он такой вообще?). Всё гораздо серьёзней. Проблема именно в Большой Политике, и проблема в том, что и экспортом «творожка», и международными отношениями в Минске занимается один и тот же персонаж.

У Путина последние полгода очень плохо с чувством юмора, и если бы некий малоизвестный чиновник по собственной инициативе влез бы в большую политику, обрубив белорусский экспорт в Россию из своекорыстных побуждений… то этого чиновника потом бы очень долго искали. И не факт бы, что нашли (на госслужбе). Но белорусы упорно расследуют деловые связи несчастного господина Данкверта и ищут «конфликт интересов». Господа, вы не там ищете.

Если уж кого-то брать «за цугундер», то не господина Данкверт, а господина Макея (министр иностранных дел РБ). Именно господин Макей в последние два года приложил чудовищные усилия для налаживания отношений на Западе. Чего-то (не денег!) ему удалось добиться. А вот в Кремле соответственно его деятельность категорически не восприняли. И вот в ответ пошёл однозначный «накат» на Белоруссию. Но дело тут не в российских олигархах-маслоделах/королях йогуртов. Большая Политика. Именно это всё объясняет.

Непосредственно к потребительскому рынку России это почти никакого отношения не имеет. Путин в конце концов решил расставить все точки над ё в российско-белорусских отношениях (раньше не до того было). Когда в белорусской прессе начали активно форсить цифру 500 долларов заработка, то в России неофициально намекнули, что может, конечно, быть и 500, но не исключено, что и 200…

Опять же таки пресса предсказывает, что, дескать, «всё вернётся на круги своя» и никуда мы друг от друга не денемся… Ну это как сказать. Если белорусские политики вообще ничего не будут предпринимать и вообще никак не будут реагировать на ситуацию (что весьма вероятно), то перспективы мясомолочного (и прочего) экспорта в Россию весьма и весьма туманны.

Опять же таки, тут вся беда в одном единственном «контактном лице» в Белоруссии — Лукашенко. Никаких «параллельных», альтернативных контактов (через бизнес-сообщество или силовые структуры) на серьёзном уровне не существует. Такое вообще мало где наблюдается (включая Саудовскую Аравию!). Нет, для Лукашенко это может и очень хорошо, но вот для страны в целом — не очень… Хотите разговаривать с Белоруссией — говорите с Лукашенко? Замечательно. А теперь проиграйте ситуацию, когда Россия не захочет больше всерьёз говорить с Лукашенко. Просто прикиньте последствия.

То есть получается, у белорусских производителей есть один-единственный коммуникативно-переговорный канал с Россией. И тот больше не работает. И как выходить на рынок? И почему это проблемы России? Выход на российский рынок — как раз проблема белорусских переговорщиков (включая того же господина Макея), но господин Макей почему-то активно налаживает отношения на западном направлении… А творожок кто будет продавать?



Вот совсем недавно господин Макей торжественно возложил цветы к могилам грузинских военнослужащих, атаковавших в 2008 году российских миротворцев… Сильный внешнеполитический шаг, ничего не скажешь. В России его тоже оценили. То есть в 2017 году РБ хотела бы нарастить поставки «молочки» в Россию на 8%? Знаете, пока это нам не очевидно. Ни откуда не следует потому что.

Проблема в том, что при анализе «мясомолочной» проблемы в Москве и Минске используются две абсолютно различные логики. Для Минска, как уже было сказано, в сознании существует самая настоящая «Берлинская стена» — поставки данной продукции должны решаться исключительно в рамках мясомолочной проблематики (международная политика Белоруссии тут ни при чём). Для Москвы как раз определяющим фактором при рассмотрении проблемы «белорусского творожка» служат не коммерческие вопросы, а вопросы Большой Политики.

Да, это так, как ни странно, поэтому анализ «происков Данкверта» достаточно наивен, Россия — это не Украина. Тут государство не служит исключительно в целях обогащения группы коррупционеров. Решить все проблемы с белорусской «молочкой» легко с одной стороны, и невероятно сложно с другой. Просто всегда удобней искать ключ не там, где его уронил, а там, где светлее. РБ слишком небольшое государство, чтобы проводить по-настоящему самостоятельную внешнюю политику/формировать повестку дня. В отличие от Китая, России, США, никаких шансов что-то там выгадать в результате собственных комбинаций нет: ресурсы слишком незначительны.

Даже внешняя политика ЕС (её эффективность) постоянно ставится под вопрос… Так что у Александра Григорьевича есть одно очень дорогостоящее хобби — «самостоятельная внешняя политика». Толку никакого, чисто поразвлекаться. Но обходится Белоруссии в миллиарды и миллиарды «долларив» ежегодно. Лучше бы он соколиной охотой занялся или раритетные авто скупал… Дешевле бы обошлось.

Серьёзный политический разговор с белорусским руководством, как правило, невозможен: люди не соблюдают свои обязательства, а на обвинения в «предательстве» откровенно обижаются. Но выход есть — «молочка» и её доступ/не доступ на российский рынок. Вот этот предмет задевает белорусов за живое, хотя, как вы уже поняли, — кремлёвским обитателям непосредственно на белорусский творожок плевать со Спасской башни… Но по-другому, увы, не получается.

Почему-то белорусы рассматривают данный вопрос исключительно в том ключе, что раз, дескать, не дают кредиты/не дают дешёвого газа/не покупают продукцию, то это потому, что не могут, или тут происки олигархов, или злобная зависть к великому лидеру Полесья… Всё гораздо проще: главная и основная причина — это внешняя политика Минска. Отсюда все проблемы. И это не шутки — это абсолютно серьёзно.

Вот тут у белорусов абсолютный логический тупик: «суверенитет», однако! И жертвовать им они не собираются. Но тогда возникает вопрос: ежели ты ничем не собираешься пожертвовать, то что ты можешь предложить для обмена? Зачем России «тянуть за уши» белорусский пищепром? В результате происходит «отрицательный размен»: когда белорусов спрашивают, почему они по сути «ломают» российские контраснкции по продовольствию из ЕС, ответ следует такой — они не согласованы с Минском (Александру Григорьевичу в ножки не покланялись!); прекрасно, а теперь попробуйте торговать в России… если сумеете, конечно!

И тут почему-то люди в ограничениях на «молочку» начинают видеть происки товарища Данкверта, но не следствие чисто политических разногласий. И тут уже белорусские чиновники вынуждены ехать в Москву и пытаться договориться, но там сквозь них смотрят как сквозь стеклянных. Да, таким образом белорусская «молочка» становится «жертвой большой политики». А что делать? И на что тут обижаться?

ЕС нравится внешняя политика Белоруссии? Прекрасно! Самый большой рынок на планете ждёт вас с нетерпением! Но почему-то РБ там закупает продовольствие (то же молоко!) и перерабатывает на своих молокозаводах… и продаёт… нет не в ЕС. В Россию. Поясняю: чтобы купить продовольствие на том или ином рынке, хорошие отношения не требуются, они требуются, когда надо продать продовольствие. Такая вот особенность бизнеса…

Белорусская «молочка» и злой Данкверт
Автор:
Олег Егоров
Использованы фотографии:
brestdaily.info
Статьи из этой серии:
Белорусские мифы
Дружба с Минском по газу
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

170 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти