«Замок Шарля Перро» у нас в Крыму?

И замки, и дворцы, как и люди, имеют свою биографию, свою историю, уникальную, совершенно непохожую на остальные… Есть такая и у Массандровского дворца. По месту расположения и отдаленности его можно было бы назвать добрым соседом Воронцовского. Они разные по архитектуре, но есть у них кое-что и общее. Вот об этом и стоит поговорить подробнее.

Присоединение в XVIII веке Крыма к Российской империи стало одинаково знаковым и для крымчан, и для россиян. Историческое событие того времени не обошло и маленький поселок Массандра, который сменил немало владельцев. Вначале это был французский принц, контр-адмирал Карл Зиген, потом усадьба переходит в руки русского помещика Матвея Никитина. Хозяевами особняка также были: Потоцкая София Константиновна (известная шпионка и авантюристка), Ольга Нарышкина, а также семья Воронцовых, хозяев Алупкинского дворца.



Есть дворцы, похожие на замки. Есть замки – похожие на дворцы. А есть замки-дворцы или дворцы-замки, словно специально задуманные в качестве «киношных» декораций. Один из них это… дворец в Массандре… Достаточно на него посмотреть, чтобы сказать: «Идеальное место для съемок кинофильмов по мотивам сказок Шарля Перро!» Восточный фасад.

Возводить дворец начали при князе Семене Михайловиче Воронцове, сыне графа Воронцова. Прежнее строение оказалось сильно разрушенным бурей, пронесшейся над Массандрой, и Семен Михайлович принимает решение отстроить другое здание, не хуже прежнего, но более комфортабельное и просторное. Относительно ровная площадка для строительства имелась. Граф к тому времени скончался и усадьба, естественно, перешла в полное распоряжение наследника. У князя был свой взгляд на обустройство имения, который предполагал постройку нового здания, да и парк, ранее разбитый садовником-немцем Карлом Кебахом, тоже планировалось немного расширить и украсить его новыми экзотическими растениями. Да-да, это тот самый Кебах, детищем которого был великолепный Воронцовский парк. Парк в Массандре был разбит Кебахом еще до постройки дворца, и требовалось лишь «подправить» его в соответствии со вкусом хозяина. С этой задачей Карл Антонович справился как всегда на «отлично».


А вот так его западный фасад выглядит со стороны парка.

Князю виделся особняк в стиле старинного французского замка. Заказ на проект новых апартаментов был выслан во Францию известному тогда архитектору Е. Бушару. В 1879 году Бушар прибывает в Массандру и начинает работу над проектом. Спустя год чертежи были готовы, и Бушар отправляет их заказчику для ознакомления и одобрения. В то же время стали готовить для строительства и материалы, поступавшие со всего полуострова.


Скульптуры у лестницы, ведущей в парк.

Семья Воронцовых, заказав проект, высказала пожелания сделать его по возможности компактным, уютным, по площади меньшим, чем алупкинский. Не помпезным, а непременно семейным.

Стройка началась…
И вот работа закипела. Строительство дворца шло весьма высокими темпами. Француз-архитектор лично присутствовал при закладке фундамента, да и в ходе строительства старался не отлучаться надолго, дабы держать процесс под контролем.

Благодаря ударным темпам строительных работ, к середине сентября 1881 года корпус дворца был готов. Одномоментно внутри дворца велись работы по проводке водопровода, отопления, устанавливались воздушные вытяжки. Снаружи, на прилегающей территории, проходили земляные работы: выравнивались площадки, засыпались неровности, убирались камни.

Слухи о новом дворце, возводимом в Массандре, разошлись по всему Крыму. Кроме простого люда полюбопытствовать на диковину приезжали и путейские инженеры. По архивным источникам резиденция обошлась хозяину в 120 тыс. рублей.

Строительство шло успешно и ничто, как говорится, не предвещало беды. Она пришла оттуда, откуда не ждали. «Ваша Светлость, князь Семен Михайлович! Сие письмо принесет Вам известие, повергшее всех нас в печаль…». Так начиналось письмо управляющего Массандрой. А дальше он извещал, что после сильной простуды скоропостижно скончался Бушар и схоронят его на Ялтинском кладбище. Получив столь скорбное известие, Семен Михайлович решает взять на себя заботу о семье покойного. Воронцов просит строителей поскорее достроить крышу дворца, чтобы вдова с детьми смогла в нем жить.


Архитектура дворца какая-то по сказочному изысканная… А кровля напоминают чешую.

После смерти архитектора стройка продолжилась. Воронцову постоянно докладывали о ходе строительства, старались держать его в курсе всех дел. И вот, когда оставалась лишь внутренняя отделка дворца, совершенно неожиданно умирает сам Семен Михайлович. Строительство замерло теперь на целых 10 лет.

После смерти Воронцова имение по завещанию переходит во владение его супруге, княгине Марии Васильевне Воронцовой. Княгиня, не объясняя причины, отказывается от наследства в пользу племянницы князя, Е.А. Балашовой, с условием выплаты ежегодной ренты. Позже имение выкупает Департамент уделов.

Когда лучшее не враг хорошего
Императору Александру III, теперешнему хозяину дворца, нравилось и место, где находился дворец, и виноградники, коими была засажена прилегающая к дворцу территория. Император интересовался виноделием, поэтому сортовые плантации винограда были там весьма кстати. При малейшей возможности он старался посетить маленькую Массандру. Жена его, Мария Федоровна, вместе с сыном Георгием очень часто гуляли по дорожкам парка, вдыхая чистый воздух, прогретый солнцем и напоенный морской влагой. Царевич был болен туберкулезом, и ему жизненно необходим был крымский климат. Понимая это, Александр III приказывает поскорее достроить дворец и поручает дело французскому архитектору, профессору Месмахеру. Верным другом и помощником Месмахера был некто Вегенер, за которого архитектор нижайше просил Департамент. Как оказалось, не зря. Стараниями Вегенера были сэкономлены десятки тысяч рублей государственной казны.


Интерьеры дворца просты, но очень элегантны. Это столовая на первом этаже.

Месмахер лично стал подбирать строителей и отделочников, не перепоручая эту ответственную работу третьим лицам. Приступая к работе, архитектор не стал кардинально менять планировку дворца, он лишь слегка изменил ее. Площадь здания была увеличена за счет дополнительных галерей балконов и лестниц, пошире сделали ванные комнаты. Вся дворцовая мебель была украшена тонкой росписью. Сильно изменился лишь южный фасад дворца. Одноярусная башня превратилась в трехъярусную, венчал ее позолоченный символ Российской империи – двуглавый орел.

Существенные изменения произошли с внешней отделкой. Месмахер, желая придать дворцу праздничный вид, украсил стены орнаментами и капителями, изготовленными из серого камня. Прежний наружный декор был снят, подправлен в духе нового времени, и возвращен на свое прежнее место. Крыша тоже претерпела некоторые изменения. Она была изготовлена из небольших пластин французского чешуйчатого шифера, благородного серого цвета, больше похожего на изящную каменную чешую.


Полукруглая стена, защищающая замок от оползней.

Месмахер, помня о ливнях в горах, позаботился о целостности и сохранности дворца. По его проекту выстроили полукруглую стену, располагавшуюся против восточного фасада. Стена должна была защищать здание от оползней и ливневых потоков.


Потолок тоже резной!

Дополнительным украшением дворца стали изысканные вазы на стенных парапетах, воздушные арки с рельефами в стиле барокко и бессчетное число статуй древнегреческих богов, которые украсили придворцовую территорию, состоявшую из нескольких спускающихся террас. Изваяния были точной копией античных скульптур Берлинского музея, с той лишь разницей, что наши были гипсовые, имитирующие мрамор. Парковый дизайнер внес в оформление территории свою «изюминку». Фишка состояла в том, что «женские» фигуры располагались с южной части дворца, там, где находилась опочивальня Марии Федоровны. Статуи богов-мужчин «рассредоточились» с северной стороны дворца, соответственно со стороны покоев императора.


Буфет был сделан по образцам средневековой мебели.

К великому сожалению, из почти 30 фигур до наших времен сохранились только шесть. Удивительно, но все они парные: два сатира, две химеры и два сфинкса. Остальные оказались безвозвратно утраченными, лихие времена войн и революций не пощадили их.

Строительство дворца подходило к концу, и осталось лишь обустроить его внутри, как вдруг новая напасть: умирает Александр III. Престолонаследник Александра Николай II неожиданно выбирает новый дворец в Ливадии. Массандровский дворец именитая семья навещает теперь весьма редко и неохотно. И даже отправляясь на охоту или семьей на пикник, обходил дворец стороной, не говоря уж об остановке на ночлег.


Стены прикрывают резные панели, изготовленные в одном стиле в мебелью.

И все-таки, Николай II отдает распоряжение завершить строительство и мсье Месмахер, в который уж раз, приступает к работе.

Архитектор очень талантливо смог соединить несколько стилей. Фантазируя с подбором материала, смело сочетая порой несочетаемое, «маэстро» превзошел самого себя. Результат поражал воображение.

К примеру, для отделки стен вестибюля первого этажа была использована голубая керамическая плитка с цветочным рисунком. Окна и двери радовали глаз цветными стеклами. Иной была отделка стен в бильярдной комнате. Там использовались деревянные панели, изготовленные из ценных пород дерева. Главным украшением комнаты был великолепный угловой камин, также украшенный деревянными панелями, декорированными затейливой резьбой и красной бронзовой чеканкой.


Вот эта плитка!

В приемных покоях Марии Федоровны обстановка была выполнена из красного дерева с отделкой из позолоченной бронзы. Рабочий кабинет его Императорского величества зодчий сделал в светлых тонах, использовав для этого ореховое дерево. Камин из мрамора являлся логичным завершением обстановки кабинета.


А вот этот парадный камин!

К весне 1902 года работы, наконец, были завершены. Плод титанического труда архитекторов, строителей, садовников и просто рабочих оказался изумительным. Воистину получился маленький Версаль, такой миниатюрный кусочек Франции на благодатной крымской земле.


Камин в императорском кабинете.

Увы, и после завершения работ дворец все равно так и стоял сиротливо, без хозяев. Царская семья лишь иногда заезжала в Массандру, но только проездом, и, как прежде, никогда не останавливалась на ночлег.


Камин в комнате государыни.

Новая жизнь дворца.
И все же Массандровский дворец нашел новых хозяев. Несмотря на войны и революции, он выжил и уцелел. Пребывание в забвении и спасло его от варварства, которому подверглись в те времена многие усадьбы и дворцы. И слава Богу, что про дворец забыли! Сохранилась, к счастью, уникальная встроенная мебель красного дерева, зеркала, люстры – все-все, что во многих дворцах было разбито и… разорено.

Дворцу подарили вторую жизнь, он стал востребован. Уже не царской семьей, а простыми людьми. До войны 1941 года здесь функционировал туберкулезный санаторий. После войны он стал государственной дачей, которую навещали и Сталин, и Хрущев, и Брежнев. Позже здание передали НИИ виноградарства, а с лета 1992 г. дворец принимает первых посетителей как музей.

Руководство других музеев с большой охотой помогало Массандровскому дворцу. Сюда из музейных запасников привозили предметы мебели, живописные полотна, которые потом органично вписались в интерьеры залов музея.


Сегодня Массандровский дворец выглядит так…

Вот так и получилось, что незаслуженно забытый царской семьей дворец обрел новую жизнь, а с ней и своих друзей, почитателей, восторженных поклонников и тонких ценителей всего прекрасного…
Автор:
Светлана Денисова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти