"Дорога в ад выложена благими пожеланиями": Александр I и внешняя политика России

"Дорога в ад выложена благими пожеланиями": Александр I и внешняя политика России 12 марта 1801 года на престол Российской империи в результате дворцового переворота взошёл 23-летний Александр I. По своему характеру и взглядам он был полной противоположностью своему отцу Павлу. Это был весьма противоречивый человек. Военное воспитание сочеталось в нём с хорошим знанием французской философии эпохи Просвещения. Надо сказать, что большой отпечаток на его характер наложило убийство отца, тень этой трагедии преследовала его всю жизнь.

Заговорщики и придворные круги ждали, что он изменит политику России коренным образом. Они считали, что Александр должен вернуться к союзу с Австрией и Англией, против Франции. Павел начал конфронтацию с Англией, выразил готовность содействовать Наполеону, в его планах нанести удар по Индии. На Балтике Россия стала помогать Дании и Швеции в их противостоянии росту британского могущества. Для этих людей Англия была своего рода образцом, примером. Они хотели, чтобы и Россия стала похожей на Англию – с ограниченной ролью монарха, сильными позициями аристократии, парламента.

В первые годы правления Александра начался поворот к концепции «справедливого равновесия сил», на основе права и законности (легитимности). Эта система была наследована из XVIII века. Согласно этой концепции, Французская революция 1789 года считалась противозаконной, как и установление режима власти Наполеона Бонапарта. Французы путём военной силы сломали вековой европейский уклад. Исходя из этой идеи, была сформирована цель внешней политики Российской империи – поддержание мира и равновесия в Европе, ограничение притязаний Франции, укрепление стабильных отношений с Англией, удержание Австрии и Пруссии от союза с друг другом, поддержание добрососедских отношений со странами Скандинавии. Она была изложена в записке Н. П. Панина «О политической системе Российской империи». Надо отметить, что Никита Панин был врагом сближения с республиканской Францией и даже при Павле тайно налаживал коалицию против Парижа. За это попал в опалу и стал одним из руководителей заговора, направленного против императора Павла. По вступлении на престол Александра I, граф Панин был немедленно вызван из ссылки и занял прежний пост вице-канцлера, но уже через семь месяцев оставил службу. Александр не хотел видеть при себе одного из убийц отца и постепенно их удалял от себя.


Кроме того, в окружении Александра сложилось мнение, что в войнах 18 столетия Россия достигла своих естественных границ, поэтому приобретать новые земли и расширять рубежи больше не надо. Исходя из этого, России необходимо осмотреться, скорректировать внешнюю политику, отказаться от участия в конфликтах.

В принципе такие настроения не были новыми. Ещё в 1762 году, когда к власти в результате дворцового переворота пришла Екатерина, было высказано пожелание создать свою систему внешней политики, не следовать за желаниями иностранных дворов. Не зря Александр пообещал «править по сердцу своей бабки».

Весной 1701 года Александр образовал из своих друзей своего рода негласный совещательный органу управления («негласный комитет»). В него вошли ближайшие приближенные государя: граф П. А. Строганов, граф В. П. Кочубей, князь А. Чарторыйский и Н. Н. Новосильцев. Они и приняли участие в выработке новой внешнеполитической концепции России. Это были незаурядные люди, но всех их объединяла ориентация на Запад и либерализм.

Сын богатейшего вельможи екатерининской эпохи Павел Александрович Строганов (1772 — 1817) родился в Париже, воспитывался французами и получил образование во Франции, он даже побывал якобинцем. Он был резок в высказываниях, суждениях и считал своим долгом побуждать императора быть решительнее на пути либерализации России. Его двоюродный брат, любитель выпивки и женщин, Николай Николаевич Новосильцев (1761 — 1838), видимо, в силу более старшего возраста, был более острожным в суждениях. Хотя также был сторонником конституционного устройства России, состоял в одной из масонских лож. Кроме того, он был блестящим стилистом, мог отлично выразить свои и царские мысли. Граф Виктор Павлович Кочубей (1768 — 1834), получил воспитание и образование в Англии, был убеждённым сторонником развития дружеских отношений с этой державой. Князь Адам Ежи Чарторыйский (1770 — 1861) был горячим патриотом Польши, которая «от моря до моря», отметился как участник восстания Костюшко. В 1804—1806 годах был министром иностранных дел Российской империи. Надо сказать, что во время правления императора Николая он уже открыто играл против России – был участником польского восстания 1830 года, затем бежал во Францию. Там возглавил консервативное крыло польской эмиграции, которое поддерживало антирусскую политику западноевропейских держав, различные противоправительственные революционные и национально-освободительные движения, организации, рассчитывая при их успехе на восстановление «Великой Польши».

Вот такие люди стали ближайшим окружением императора, на несколько лет определив политику империи. В результате Россия опять пошла на поводу у Лондона, стала воевать против Франции, хотя эти войны не отвечали национальным интересам империи, русского народа. Кровь русских солдат проливалась в угоду чужим интересам, в чужой Большой Игре. А в реальности все выгоды получали правящие круги Австрии, Пруссии, Англии.

Первоначально Александр был готов вообще радикально пересмотреть внешнюю политику России: отказаться не только от участия в каких-либо союзах, но даже от торговых соглашений. Более реалистичную точку зрения изложил глава Коллегии Иностранных дел (с 1802 года - министерство) Панин. Он соглашался с заявленной целью – поддержанием мира в Европе, но был против отказа России от участия в общеевропейских делах. По его словам, Россия должна была «предупреждать события, могущие нанести ущерб безопасности. Это соображение об общей пользе в сочетании с частными интересами России обязывает её удерживать соседние государства в их нынешнем состоянии». Панин был за союзные договора, которые позволяли сохранить высокую роль в политике Европы и предотвратить попытки сломать равновесие. Наиболее важными он считал альянсы с Англией, Австрией и Пруссией. В результате эти идеи определили внешнюю политику России на долгое время.

Из-за убийства Павла и опутывания молодого русского императора идеями законности, враждебности к Франции, Россия упустила стратегический шанс, чтобы в союзе с Францией сокрушить или сильно ослабить наиболее своего страшного врага – Англию.

В отношении Османской империи была подтверждена политика Павла – сохранение территориальной целостности Турции. А также принципы законности и уважения к достигнутым соглашениям и границам. В 1799 году между Турцией и Россией был даже заключён союзный договор, Петербург помогал Стамбулу воевать с французами в Средиземноморье. Панин и Кочубей, которые во многом определили первые шаги Александра во внешней политике, выступали за целостность Османской империи и развитие с ней добрососедских отношений.

Пристальное внимание России к проблемам Ближнего Востока было тесно увязано с европейскими делами. Причём произошла сильная смена взглядов. В годы правления Павла произошла эволюция политики России в отношении Средиземноморья – от союза с британцами и турками против Франции, до резкого обострения отношений с Англией. Особенно после того, как те захватили Мальту. При Александре опять была высказана мысль, что с Лондоном у Петербурга нет неразрешимых противоречий в Турции и Средиземноморье.

В Центральной Европе Россия собиралась сохранить позиции арбитра между Пруссией и Австрией, которые боролись за господство в раздробленной Германии. Учитывая тот факт, что Россия не может совсем отстраниться от европейских конфликтов, в Петербурге формируется идея «многостороннего посредничества» (она и сейчас распространена в мире). Как только возникала проблема, грозящая перерасти в вооружённый конфликт, Петербург сразу выступал с мирными инициативами, предлагая услуги посредника. Проблема должна была решиться политико-дипломатическим путём и фиксироваться договором. Использование вооружённой силы признавалось крайне нежелательным. Александр считал, что достаточно репутации русской армии и флота, которые они заработали в блестящих кампаниях 18 столетия. Вся Европа знала, что за русскими дипломатами стоит могучая сила, не знающая поражений.

"Дорога в ад выложена благими пожеланиями": Александр I и внешняя политика России

Портрет Н. П. Панина худ. Вуаль Ж.-Л.

Первые шаги во внешней политике

Первым шагом Александра стало восстановление дипломатических отношений с Англией, это произошло уже на второй день его царствования. Этот шаг поддерживало дворянство и купечество, которое было связано торговыми отношениями с британцами через Балтику. Россия соглашалась отказаться от принципа вооружённого нейтралитета на море, отстаивающего право нейтральных держав вести торговлю с любой воюющей стороной и защищать при необходимости это право вооружённым путём. Эту идею поддержали многие европейские страны, и Англия столкнулась с возможностью создания общеевропейской коалиции направленной против неё и потерей статуса ведущей морской державы. Теперь Петербург отказался от неё. В Лондоне были довольны – не зря они приняли активное участие в ликвидации государя Павла.

Англичане в качестве ответного жеста доброй воли должны были прекратить военные действия против союзников России - Дании и Швеции. 5 (17) июня 1801 года была подписана компромиссная англо-русская конвенция. Россия отказывалась вооружённым путём помогать нейтральным государствам вести торговлю с воюющими странами (для британцев это было очень важно, т. к. они пытались блокировать Францию с моря). Лондон отказывался от идеи привлечь Россию к войне с Францией (в итоге Россия была привлечена к этой войне). Проблему мореплавания в Средиземном море документ не оговаривал. Кроме того, Россия отказалась от прав на Мальту.

Одновременно Александр послал письмо в Вену с предложением восстановить добрые отношения и забыть старые обиды (австрийцы вместе с англичанами подставили русскую армию во время знаменитого похода Суворова). Австрийский двор положительно воспринял эту идею – французская угроза не миновала, русские солдаты были очень необходимы.

Естественно эти действия не прошли мимо Парижа. Наполеон был в ярости, когда узнал об убийстве Павла и дворцовом перевороте в России. Он был уверен, что это дело рук Лондона. Российским дипломатам поручили трудное дело – разорвать русско-французский союз и при этом не поссориться с Парижем, сохранить мир. Наполеона надо было убедить, что восстановление отношений с Лондоном и Веной, не означает появление у России агрессивных намерений в отношении Франции. Александр хотел даже создать «систему всеобщего замирения» - установить военное равновесие европейских стран. Закрепить «замирение» системой договоров, которые воспрепятствуют началу войны. Франция при посредничестве Россия должна была заключить соглашения, которые стабилизируют положение в Италии, Германии и Ближнем Востоке. Петербург был готов выступить посредником и гарантом этих договорённостей.

Понятно, что изменения внешней политики России и планы Александра не вызвали восторга у Наполеона. Он хотел заключить новый двусторонний договор России и Франции и даже упрочить союз, который сложился при Павле, не допустив сближения Петербурга с Веной и Лондоном. Это было неприемлемо для Александра и его окружения. Переговоры шли полгода – 8 октября 1801 года в Париже был подписан двусторонний русско-французский договор, устанавливающий мирные отношения между государствами. Александру не удалось выстроить систему мирных договоров, которые бы гарантировали стабильность в Европе, но и Наполеон не смог привлечь Россию к союзу против Англии и Австрии. Кроме того, в этом договоре была тайная конвенция, в которой говорилось о том, что Франция и Россия будут совместно решать проблемы Италии и Германии. Париж обязался немедленно начать мирные переговоры с Портой при посредничестве России. Петербург обязался вывести войска с Ионических островов, обе стороны гарантировали нейтралитет Неаполитанского королевства. В конвенции также декларировалось установление всеобщего мира, свободы мореплавания.

В дальнейшем жестокая реальность поставила всё на свои места – «всеобщего мира» никто гарантировать не сможет. Франция продолжала вести политику, направленную на доминирование в Европе, Англия ей старательно мешала. Россия становилась фигурой в их игре, отказавшись от элементов глобальной политики, которую начал проводить Павел.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. 755962 13 февраля 2012 11:51
    Одним из парадоксов внутренней политики Александра послевоенного времени стало то обстоятельство, что попытки обновления российского государства сопровождались установлением полицейского режима, позднее получившего название «аракчеевщины».
    755962
  2. Lexx 13 февраля 2012 13:28
    Властитель слабый и лукавый,

    Плешивый щеголь, враг труда,

    Нечаянно пригретый славой,

    Над нами царствовал тогда (А.С. Пушкин)
  3. Prometey 13 февраля 2012 13:41
    Lexx
    В точку.
  4. Сириус 13 февраля 2012 18:48
    А как "чернили" Павла в школьных уроках истории, в кинофильмах, в журнально-газетных статьях и телепередачах?!!! Если бы ... да кабы ... , то Павел был бы лучшим императором, чем его сын.
    Сириус

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня