Шантильи. Часть 2

Я. Г. Жилинский на первом же заседании Второй конференции в Шантильи, в соответствии с полученными из России инструкциями, стал добиваться реального согласования действий союзных армий. Союзники выработали общую формулу, позволявшую максимально быстро прийти на помощь подвергшейся атаке армии Антанты: «если одна из армий будет атакована, то другие союзные армии окажут ей помощь «со всей возможной интенсивностью»». Я. Г. Жилинский разъяснил эту формулу следующим образом: «в кратчайших пределах возможного».


6. Я. Г. Жилинский – генерал от кавалерии, представлял русское командование в Союзном совете. Участник конференций в Шантильи.

Соответственно, важнейшее значение имело объединение действий союзников.


Так, в программе конференции, предложенной французами для ознакомления начальнику Штаба Верховного главнокомандующего русской армией М. В. Алексееву, значилось:

«1) Рассмотрение положения на главных театрах военных действий.
2) ... Условия для успешного достижения единства (связанности) действий на главных театрах войны. …
4) Изучение необходимых к принятию мер для обеспечения между Главнокомандующими союзными армиями постоянных связей и единства взглядов, как в отношении подлежащих принятию военных мер, так и в отношении подлежащих предложению их правительствам политических и экономических мероприятий. … было бы желательным в этом отношении – создание, например во французской главной квартире постоянного органа … имеющего в своем составе офицеров различных армий…» [Валентинов Н. А. Указ. соч. С. 81-82].

Речь шла о создании предпосылок к формированию единого верховного союзного командования всеми вооруженными силами Антанты, находящимися на фронтах.

Интересно, что в кругах военно-политического руководства России обсуждался вопрос о сосредоточении такого командования в руках русского генерала. В обоснование такой точки зрения отмечалось, что Россия наименее уязвима, обладает наибольшим запасом людей (слабость вооружения – вещь устранимая), русская армия стоит на наиболее благоприятных операционных направлениях на Берлин и Вену. Да и армия, действующая на широком фронте в условиях маневренной войны (т. е. русская), имеет приоритет перед армиями, зарывшимися в землю и ведущими позиционную войну на узком фронте (т. е. англо-франко-итальянскими). Указывалось и на опыт войн 1812-14 гг.

Говоря об итогах конференции, Я. Г. Жилинский так охарактеризовал французское командование и осуществляемую им стратегию: Жоффр «весь погруз в подготовке и настолько медлителен, что подвинуть его на наступление раньше определенного на совещании срока, т. е. раньше весны, нет решительно никакой надежды и возможности. На это рассчитывать совсем нельзя. Из созерцательной неподвижности французов могут вывести только немцы».

Попытка объединить действия союзников пока не принесла конкретных результатов - но Вторая конференция в Шантильи приняла общие принципиальные решения по данному вопросу. Кроме того, союзники приступили к реализации переферийной стратегии в рамках коалиционной войны. Все большее значение приобретают их действия на Востоке, и вопрос об организации Салоникского фронта был центральным в рамках обсуждения общесоюзного плана.

Третья конференция в Шантильи (28-го февраля 1916 г.) занималась распределением сил коалиции и согласованием примерных сроков активных действий союзников в кампании 1916 г. На конференции предстояло рассмотреть, соответствует ли распределение сил Антанты на различных фронтах стратегической обстановке и плану действий блока. Она также должна была выяснить - соответствуют ли людские и технические ресурсы каждой армии той роли, которая ей предназначена в общем стратегическом планировании. Отмечалось, что при необходимости следует передать в армии, недостаточно оснащенные и снабженные, избыток материальных ресурсов, имевшихся в других армиях.

На конференции был рассмотрен меморандум, подготовленный французским Генеральным штабом – «Введение к совещанию 12 марта (по новому стилю – А.О.) 1916 года».

В этом документе констатировалось: 1) начало Верденского сражения на Французском фронте; 2) что Россия будет готова атаковать неприятеля не ранее мая - вследствие слабого уровня развития железнодорожной инфраструктуры и не совсем благоприятной ситуации в вопросе снабжения ее войск; 3) рассматривались ситуации на других ТВД и планы неприятеля.

Участники конференции определили предполагаемый состав союзных армий к 1-му мая и 1-му июля. Было признано целесообразным: 1) Вследствие начала Верденской битвы Антанте опасно оставаться бездеятельной зрительницей истощения французской армии - успех общего наступления был бы скомпрометирован, если Франция окажется не в состояния принять в нем участие; 2) Французская армия должна во что бы то ни стало держаться, и немцы разобьются о ее оборону; 3) Английская армия должна сосредоточить большую часть имеющихся сил на Французском фронте – в т. ч. и с других ТВД; 4) Русская армия должна оказать "как можно более действенное" давление на противника - чтобы не дать ему возможности вывести часть своих войск с Русского фронта, и, связав свободу его действий, начать готовиться к переходу в наступление. Отмечалось что: «Нет, конечно, речи о том, чтобы заставить наших русских союзников начать их наступление ранее, чем оно будет в достаточной степени подготовлено и пока не будут собраны все средства для того, чтобы довести его до конца. Но именно, в виду возможности необходимых приготовлений, нам кажется, что русская армия должна приступить к ним незамедлительно, дабы быть готовой начать атаку со всеми средствами, которыми она располагает».

Ограниченные задачи ставились итальянской армии и силам Антанты на восточных фронтах.

Важнейшим обстоятельством было то, что конференция установила согласованные сроки активности союзников в летней кампании 1916 г. - русская армия должна проявить активность в середине мая (старого стиля), а остальные союзные армии – через две недели. Жизнь внесла в эти планы свои коррективы. России пришлось осуществлять 2 наступления (в марте у Нарочи, выручая французов под Верденом и в мае – летнее наступление Юго-Западного фронта), западные союзники перешли к активным действиям только летом.

Вновь особое значение придавалось Балканскому фронту и экономической блокаде Германии.

С Третьей конференцией в Шантильи была тесно связана военно-политическая конференция 14-го марта в Париже. Она ставила своей главной задачей подвигнуть союзников к общему переходу в наступление, а также решение вопросов взаимопомощи союзников. А. А. Игнатьев отмечал грандиозные масштабы этого мероприятия [Игнатьев А. А. Указ. соч. С. 227]. Тесная связь с конференциями в Шантильи подчеркивалась исторической формулировкой главного итога парижского форума: «Единая война на едином фронте».


7. граф А. А. Игнатьев, русский военный агент во Франции, полковник (в 1917 г. генерал-майор) – участник конференций в Шантильи. Сфотографирован в форме генерал-лейтенанта Советской армии.


8. Конференция союзников 14. 03. 1916 г. в Париже.

3-го ноября 1916 г. в Шантильи произошло новое совещание командующих войсками Антанты. Констатировалось, что положение немцев на Французском фронте тяжелое, а союзников – благоприятное, и было решено, воспользовавшись первым же удобным случаем, развить оперативно-стратегические преимущества, полученные в результате битвы на Сомме, продолжив процесс истощения вражеских резервов. Это должно было стать подготовкой к операции, которая станет решающей. Итальянские предложения были отклонены, французская армия поменяла главкома – Ж. Жоффр уступил свое место Р. Нивелю. На этой конференции был утвержден план объединенного наступления союзников в феврале 1917 г.

Данный план не был исполнен вследствие ряда объективных факторов – Февральского переворота в России, отзыва Ж. Жоффра с поста Главнокомандующего французскими армиями, германского отступления к линии Гинденбурга на Французском фронте.

Кампания 1916 г. продемонстрировала недостаточность сложившейся «системы Шантильи» - т. е. лишь координации действий союзников по Антанте. Ведь благодаря несогласованности их военных усилий был упущен реальный шанс нанести поражение противнику в этом году. Назрела необходимость совместного планирования и осуществления общего стратегического замысла всех держав Антанты. Началась подготовка Петроградской конференции союзников - впервые с начала войны она должна была проходить на Восточном (Русском) фронте. В этом факте – косвенное признание заслуг России в течение 3-х лет тяжелой войны и ведущей роли нашего государства в захвате стратегической инициативы Антантой в 1916 г.

Межсоюзнические отношения держав Антанты в 1914 – 1916 гг. (а конференции в Шантильи были их центральным звеном) характеризовались углублением и все большим структурированием. Первая мировая война 1914. – 1918 гг. была войной коалиционной. Это означало в том числе, что союзники должны помнить друг о друге во время проведения боевых операций, и руководствоваться прежде всего не узкоэгоистическими интересами собственного фронта, а пользой коалиции в целом.

Хотя на практике в коалиционных войнах все союзники желают, разумеется, победы для достижения общей цели войны, но в то же время каждый из них старается взвалить на плечи другого союзника наиболее трудную работу – Первая мировая война, к сожалению, является ярким тому доказательством.

Здесь необходимо сказать о чрезвычайной трудности управления таким огромным блоком как Антанта (огромное количество войск, различные театры военных действий со своей спецификой, вступление в войну новых союзников и выход старых и т. д.) как в военном, так и в политическом аспектах. Если единое управление силами и операциями Германского блока имеет место уже с 1915 г., то лишь с конца 1915 г. Антанта пытается координировать действия своих сил, единое же командование пришло лишь в 1918 г., что, в конечном счете, принесло военную победу. Расширение Антанты утяжеляло управление и координацию в военном и материальном аспектах, но со стратегической точки зрения оно давало определенные выгоды.

В коалиционной войне германский блок рассматривался как единый враг, осажденная крепость, а с точки зрения блокады необходимо привлечь на свою сторону все государства, находящиеся в соседстве со странами противника - для его лучшей осады. Также было необходимо организовать общие и одновременные наступательные действия или, как минимум, координировать их во времени и в пространстве, чтобы помешать врагу пользоваться своими внутренними операционными линиями. В этом логика коалиционной войны для Антанты в 1914 – 1918 гг. Но такой метод был весьма труден для применения, если управление боевыми действиями не было централизовано. В первые же годы войны централизация отсутствовала, что имело результатом то обстоятельство, что превосходство сил Антанты над силами ее противников в течение наиболее важного периода боевых действий, особенно пока война не приняла позиционные формы, не было полностью использовано.

Союзники старались это компенсировать, организуя многочисленные контакты и проводя периодические совещания между главнокомандующими, но координация не есть централизация. Невозможно было и надлежащим образом регулировать разногласия между союзниками (государственный суверенитет – важнейшая проблема). Этот пробел был восполнен частично только в конце 1917 г. созданием Версальского комитета и в 1918 г. учреждением единого командования на Западном фронте. Превосходство сил и средств лишь с этого момента сделалось важным фактором успеха Антанты и приблизило ее победу.

Взаимодействие союзников по Антанте развивалось планомерно – это касалось развития как форм взаимодействия, так и их наполнения. Союзники прошли путь от атташе и военных представителей (кампания 1914 г.) до военно-дипломатических и военных миссий, а также проведения межсоюзнических конференций (кампании 1915 - 1917 гг.). От информирования и координации - к общему планированию и единой реализации стратегических планов - таков был итог военно-политического взаимодействия России и ее союзников.

Конференции лишь согласовывали интересы участников коалиции, но высшей точки интеграции военных усилий союзников – установлению единого командования над армиями держав Антанты – Россия, к сожалению, уже не застала.


9. М. В. Алексеев с представителями союзных армий (стоит впереди). М. В. Алексеев - генерал от инфантерии, в рассматриваемый период Начальник Штаба Верховного Главнокомандующего русской армии. Участник военно-дипломатического общения с союзниками по Антанте.

Система конференций, проводимых в Шантильи, имела важнейшее значение для складывания единой системы управления таким крупным военно-политическим блоком как Антанта. Если первая конференция решала вопросы военно-экономической помощи России в кампании 1915 г., то все последующие обсуждали и решали общестратегические вопросы, имевшие значение для коалиции в целом – проблемы стратегии, распределения сил союзников и согласование примерных сроков проведения боевых операций.

Интеграция Антанты в контексте коалиционной войны – вот важнейшее значение, которое имели проводимые в Шантильи конференции для достижения общей победы союзников над Германским блоком.
Автор: Олейников Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 6 апреля 2017 07:47
    Когда русская армия потерпела поражение в ходе Восточно-Прусской операции в 1914 в результате неумелых действий Жилинского ,Великий, князь Николай Николаевич телеграфировал императору Николаю II: "Жилинский потерял голову и вообще неспособен руководить операциями". Я. Г. Жилинский 19.09.1917 уволен со службы с мундиром и пенсией. После Октябрьской революции пытался уехать за границу, но был арестован и расстрелян.
  2. Ольгович 6 апреля 2017 08:19
    Система конференций, проводимых в Шантильи, имела важнейшее значение для складывания единой системы управления таким крупным военно-политическим блоком как Антанта. Если первая конференция решала вопросы военно-экономической помощи России в кампании 1915 г., то все последующие обсуждали и решали общестратегические вопросы, имевшие значение для коалиции в целом – проблемы стратегии, распределения сил союзников и согласование примерных сроков проведения боевых операций.

    В 1941-45 гг пришлось повторять то же самое-от экономической помощи-до общестратегических вопросов. Как будто и не было опыта ПМВ....
  3. Cartalon 6 апреля 2017 10:04
    Ох не Жилинскому судить Жофра
  4. Монархист 6 апреля 2017 18:20
    У Игнатьева в книге"пятьдесят лет в строю" интересно читать о Жоффре, Жилинском.
    Мне понравилось как Жилинский сказал о лягушатник ах" из созирцательной неподвижности французов могут вывести только немцы" вообще,что лягушатник,что макаронники вояки аховые,но зато трезвонить ух как способны
    1. Cartalon 6 апреля 2017 18:24
      У вас на том свете,какому нибудь сержанту Великой Армии ,это в глаза повторить духу хватит?
Картина дня