«Поджигатель» войны

В библиотеке автора имеется четырехтомный труд австрийского фельдмаршала Ф. Конрада фон Гетцендорфа «Из моей службы».

Feldmarschall Conrad. Aus meiner. Dienstreit 1906 - 1918. Band 3. Wien, Leipzig, Munchen. 1922. Фельдмаршал Конрад. Из моей службы 1906 - 1918. Третий том. Вена, Лейпциг, Мюнхен. 1922 г. – таков русский перевод наименования одного из томов комплексного труда одного из крупнейших военных деятелей Двуединой империи.


1. Обложка 3-го тома труда Конрада.



2. Титульный лист 3-го тома труда Конрада.

Нам представляется крайне интересным дать краткую рецензию тома, посвященного последним предвоенным годам, очевидцем которых был автор, занимавший один из ключевых постов в одной из величайших империй Европы – Австро-Венгрии.

Фельдмаршал граф Франц Конрад фон Гетцендорф (1852 - 1925) с 1906 года был начальником австрийского Генерального штаба, а во время войны - начальником Штаба Верховного главнокомандующего (то есть фактически главнокомандующим) австрийской армии, другими словами - это австрийский А. Шлиффен, Г. Мольтке и П. Гинденбург – Э. Людендорф в одном лице. Воспоминания этого проницательного, прямого и настойчивого человека, самого талантливого из австрийских полководцев, представляют большой интерес для того кто изучает историю начала Первой мировой войны, и, в частности, историю балканского вопроса.

После того как в конце 1905 г. А. фон Шлиффен покинул пост начальника германского Генштаба, немцы стали считать Конрада самым талантливым оператором и лучшим стратегом Тройственного (а затем Четверного) союза. К слову сказать, действия Конрада в период Галицийской битвы, его наступление 1916 г. в Трентино (а ведь именно германское командование, в силу различных факторов отказав в тот момент Конраду в просьбе о помощи, не позволило Трентинской операции приобрести стратегическую окраску) полностью подтвердили эту оценку. Германский генерал М. Гофман, лично знавший фельдмаршала и с ним работавший, отмечал, что все планы начальника австро-венгерского Генштаба были хорошими (в отличие от планирования германского Верховного командования), но трагедия «этого гениального человека» заключалась в отсутствии полноценного механизма для реализации его планов [Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л., 1925. С. 82].

Весь ход мировой войны продемонстрировал, с одной стороны, выдающиеся способности Конрада, а с другой – крах его планов под гнетом объективных и субъективных факторов. До войны Конрад приложил много усилий к перевооружению и повышению боевой подготовки австрийских войск, продумал и реализовал стратегическое планирование, а в ходе войны руководил боевыми операциями австро-венгерской армии. Будучи энергичным и целеустремленным военачальником, он неоднократно пытался переломить течение Галицийской битвы в пользу австрийского оружия, но стратегические факторы (ключевые из которых – фактическое предательство германского союзника и постепенно выявившееся численное превосходство русских войск) имели решающее значение. Вначале (в ходе Люблин-Холмского и на первом этапе Городокского сражений) австрийские войска добились успехов, но затем «маятник» битвы качнулся в противоположную сторону. Но то, что австро-венгерские галицийские армии не постигла полная катастрофа – заслуга в первую очередь именно Конрада, который смог грамотно осуществить маневр отхода и консолидировать войска на новых позициях. Поведение германского командования в ходе Галицийской битвы Конрад охарактеризовал как «предательство» и с этого момента испытывал к немцам «злое чувство» (которое еще больше усиливалось желанием фельдмаршала сохранить как можно большую самостоятельность в Четверном союзе) и пытался при любом удобном случае отвлечь внимание немецкого Верховного командования от Французского фронта на Русский и Итальянский фронты.

Конрад – «отец» Горлицкой операции 1915 г., это его идею успешно реализовывали союзные австро-германские армии. Как уже отмечалось, он успешно проводил операцию в Трентино, но, отправив свои лучшие дивизии на Итальянский фронт, ему срочно пришлось перебрасывать их на Русский фронт из-за начавшегося Брусиловского прорыва. В результате - не удалось добиться успеха ни на Русском, ни на Итальянском фронтах.

В ходе войны Конрад вмешивался во все наиболее важные вопросы внешней и внутренней политики коалиции, причем конфликтовал с Э. фон Фалькегайном - и это, разумеется, не добавляло успешности общему делу. В марте 1917 г. Гетцендорф был снят с должности и вплоть до июля 1918 г. командовал находящейся в Южном Тироле 11-й армией.

Конрад считается одним из наиболее выдающихся государственных и военных деятелей эпохи Первой мировой войны, обладателем бесспорного стратегического таланта, смелым в своих предприятиях руководителем [Залесский К. А. Первая мировая война. Биографический энциклопедический словарь. М., 2000. С. 325].

Очень высокого мнения о Ф. Конраде фон Гетцендорфе был маршал Советского Союза Б. М. Шапошников, называвший его выдающимся руководителем Генерального штаба и посвятивший анализу австро-венгерского стратегического планирования значительную часть своего фундаментального труда [см. Шапошников Б. М. Мозг армии. Т. 1-3. М.-Л., 1927-1929].


3. Начальник Генерального штаба Австро-Венгрии Ф. Конрад фон Гетцендорф.

Но это все было потом, а в довоенный период Ф. Конрад фон Гетцендорф может без преувеличения считаться «поджигателем войны»: на страницах своего труда он открыто заявляет, что хотел войны и всеми силами старался ее вызвать. И это признание вырвалось у него не случайно, не в минуту откровенности. На протяжении трех толстенных томов, посвященных довоенному периоду (4-й том рассматривает кампанию 1914 года), в 600 - 800 страниц каждый, этот человек неустанно повторяет, что хотел войны и сознательно шел к ней, хотя и отдавал себе отчет в том, что она превратится в мировую бойню.

Ценность этого труда увеличивается из-за обилия документального материала. Как человек очень аккуратный и предусмотрительный, Конрад тщательно сохранил все документы, относящиеся к его служебной деятельности - мало того, важнейшие разговоры он немедленно записывал с почти стенографической точностью. Все это придает его мемуарам искренний и правдивый характер. Тот кто сумеет одолеть 2 с лишним тысячи страниц его труда, не пожалеет о потраченном времени.

Главный лейтмотив труда Конрада легко охарактеризовать знаменитой фразой Катона старшего, но применительно к рассматриваемым событиям: «Впрочем полагаю, что Сербия должна быть разрушена». Правда, в 1-м томе своих воспоминаний, относящемся к 1907-1910 годам он акцентирует внимание на необходимости для Австрии «предупредительной войны» против своего тогда еще союзника Италии - которой он советовал объявить войну еще в 1907 году.

Но в дальнейшем главным врагом он считает Сербию. Во время аннексионного кризиса (Босния-Герцеговина) 1908-1909 гг. он приложил все усилия к тому, чтобы Австрия объявила Сербии войну. Тогда его не послушали, так как, в последнюю минуту, «император высказался против войны» - но Конрад на этом не успокоился.

2-й том воспоминаний (1910 – 1912 гг.) свидетельствует о постоянном стремлении Конрада поквитаться с Сербией и Италией. На этой почве у него возник конфликт с более миролюбиво настроенным министром иностранных дел графом Эренталем, окончившийся тем, что Конрад был уволен с занимаемой должности (ноябрь 1911 г.). При этом император Франц-Иосиф сказал ему: «Моя политика - политика мира. С этим должны считаться все. В этом направлении министр иностранных дел и проводит мою политику. Конечно, возможно, и даже вероятно, что мы будем втянуты в войну; но она начнется только тогда, когда Италия нападет на нас».

Начавшаяся в октябре 1912 года Балканская война снова дала повод Конраду настаивать на выступлении Австрии.

12 декабря 1912 года, по настоянию наследника престола Франца-Фердинанда, который в случае войны должен был быть Верховным главнокомандующим, Конрад вновь был призван на прежнюю должность.

Рецензируемый 3-й том охватывает 1913-й и первую половину 1914-го годов. И здесь лейтмотив все тот же: «присоединение Сербии к Австро-Венгрии является необходимым условием дальнейшего существования габсбургской монархии». Десятками насчитываются докладные записки, письма, разговоры, в которых Конрад отстаивал эту мысль, не останавливаясь перед угрозой европейской войны - причем сопряженной (в случае вооруженного конфликта на Балканах) с предполагаемым вмешательством России.

В этом томе интересно проследить за постепенным охлаждением отношений Тройственного союза и Румынии, связанной с блоком тайным соглашением, направленным против России, соглашением, с которым румынский король не решался ознакомить даже своих министров. Главной причиной постепенного отчуждения Румынии Конрад считает притеснения, которые трансильванские румыны испытывали от венгерских властей. Последний удар союзу нанесла австрийская политика заигрывания с Болгарией во время Балканских войн 1912-1913 гг.

Поучительно также двуличное поведение Италии, которая еще весной 1914 года обещала, в случае войны с Францией, послать на Рейн три корпуса и две кавалерийские дивизии и предоставить Австрии соответствующие силы для действий против России или Сербии. Немцы, в лице А. Вальдерзее и Г. Мольтке, а также венское министерство иностранных дел верили в помощь Италии, хотя еще А. Шлиффен уже в свое время считал отправку итальянских войск на верхний Рейн «иллюзией». Конрад, впрочем, также не рассчитывал на верность итальянцев.

Для нас особенно интересны его переговоры с Г. Мольтке относительно планов стратегического развертывания против России. Первоначально Германия должна была сосредоточить на Восточном фронте 13 полевых дивизий. В мае 1914 года Г. Мольтке обещал 12 дивизий, а «может быть немного больше». Кроме того, на восток должны были быть двинуты и 4 - 6 резервных дивизий.

Частью этих сил в первые же дни войны даже предполагалось начать наступление в юго-восточном направлении (правым флангом на Варшаву), согласованное с австрийским наступлением в Галиции.

Еще в мае 1914 года Г. Мольтке, по словам Конрада, не предусматривал перспективу наступления значительных русских сил на Восточную Пруссию (это утверждение Конрада несколько странно, так как, судя по документам, захваченным русскими войсками в Восточной Пруссии, немцы уже за полтора года до начала войны были прекрасно осведомлены о русском плане наступления на данном ТВД) и поэтому очень неохотно шел навстречу требованиям Конрада об увеличении германских сил на Восточном фронте. В письме от 10 февраля 1913 года Г. Мольтке даже намекнул на возможность использования на Западном фронте части предназначенных против России германских сил. Конрад, конечно, не мог с этим согласиться.

Организационная деятельность Конрада в последние годы перед войной была направлена, прежде всего, на создание резервных формирований (которые в основном так и остались в проекте) и на усиление артиллерии горными пушками, полевыми и осадными гаубицами и 305-мм мортирами (последние сослужили австро-германцам большую службу - как на Восточном, так и на Западном фронтах). Ему приходилось постоянно вести борьбу за кредиты для Военного ведомства - борьбу, из которой он далеко не всегда выходил победителем.

Из интересных эпизодов, приведенных Конрадом в его труде, остановимся на столкновении с наследником престола эрцгерцогом Францем Фердинандом – будущей жертвой сараевского убийства. Этот эпизод показателен для характеристики психологии будущего (но не состоявшегося) монарха. На осенних маневрах 1913 года, явившись к эрцгерцогу, Конрад был встречен сказанными в самом резком тоне словами наследника: «Почему вы не были сегодня в церкви? Мне прекрасно известны ваши религиозные убеждения, но когда я иду в церковь, вы тоже должны быть там». Прочтя эти слова, не веришь, что в 20 веке, да еще на таком высоком уровне, был возможен подобный инцидент. Конрад объясняет его «болезненным физическим состоянием» эрцгерцога, но, конечно, дело тут не в здоровье, а в психологии. Несколько аналогичных выходок эрцгерцога Конраду также приходится объяснять «болезненным состоянием».

Воспоминания Конрада в 3-м томе его труда доведены до 23 июня 1914 года. Том заканчивается многозначительными словами: «23-го июня я выехал ... из Вены в Сараево (чтобы присутствовать вместе с наследником на маневрах)».

И поднимается занавес - над прологом Первой мировой войны.
Автор: Олейников Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 20

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 7 апреля 2017 07:42
    Что интересно , крах монархии Ф. Конрад фон Гетцендорф воспринял довольно спокойно, так как предполагал такое развитие событий.
    1. Cartalon 7 апреля 2017 10:07
      Ну он сделал всё для этого краха
  2. Cartalon 7 апреля 2017 10:10
    Вряд-ли человек выдумавший оперативный маятник, в результате которого, австирийцы не имели превосходства не в Сербии, ни Голиции, а 2арм болталась в Венгрии, может считаться гением.
    1. солдатъ 7 апреля 2017 10:26
      То-то и оно, что маятник не он выдумал. Не от хорошей жизни. Так сложилась обстановка, и 2-я армия не пригодилась ни там ни тут.
      Наличными силами сдержать ЮЗФ не получилось.
      Да и с немцами та же тема - 8-й армии не хватило, пришлось корпуса из Франции перевозить. А потом это вообще превратилось в систему.
      И немцев и австрийцев погубила попытка играть на 2 фронта - туда-сюда дивизии и катались.
      Но с немцев спрос больше - не поддержав северный фланг австрийцев в Галиции (предпочли вытеснять из ВП 1-ю армию), угробили все что было наработано на востоке за первые 3 недели августа.
      1. Cartalon 7 апреля 2017 11:02
        8ар отлично справилась, эти два корпуса позже подошли, перебрось немцы войска на верхнюю Вислу, Галицкая битва приняла бы другую форму но не более
        1. солдатъ 7 апреля 2017 11:28
          8-я армия отлично бы справилась, если бы сдержала натиск СЗФ без шума и пыли. А коррективы, связанные с переброской 2 корпусов и кавдивизии (пусть они и пришли позже, только ушли вовремя) не пошли на пользу плану Шлиффена-Мольтке.
          Ну а какую форму приняла бы Галицийская битва после подхода германских корпусов (если на ее северном крыле австрийцы и так победили при Краснике, и русская 5-я армия после Томашова отошла) - сложно сказать. Форма была б другая - это точно. Вы правы
          1. Cartalon 7 апреля 2017 11:53
            Паника Мольтке младшего и его мнение что Францию он уже победил, это не проблема 8ар, по плану Шлифена вообще полагалось отойти на Вислу и ждать, связи с этим желание Конрада наступать выглядит просто нелепо, в общем Конрад и Мольтке оба хороши.
  3. V.ic 7 апреля 2017 10:53
    (С)судя по документам, захваченным русскими войсками в Восточной Пруссии, немцы уже за полтора года до начала войны были прекрасно осведомлены о русском плане наступления на данном ТВД)

    ...интересно, где же "русский Рэдль" затаился?
    1. Cartalon 7 апреля 2017 11:23
      Судя по всему, все знали планы противника и ни каких выгод от этого не получили.
  4. Mavrikiy 7 апреля 2017 14:06
    "В библиотеке автора имеется ....."
    "Нам представляется крайне интересным дать краткую рецензию тома....
    "
    ОПРЕДЕЛИТЕСЬ, ОТ КАКОГО ЛИЦА РЕЧЬ.
    «присоединение Сербии к Австро-Венгрии является необходимым условием дальнейшего существования габсбургской монархии». Десятками насчитываются докладные записки, письма, разговоры, в которых Конрад отстаивал эту мысль, не останавливаясь перед угрозой европейской войны Да он просто маньяк не отдающий себе отчет о возможных последствиях. Разрушил свою родину и сел писать мемуары. Понятно, если бы оправдывался, а то немцы виноваты, не дали солдат и я проиграл все свои гениальные битвы. Маразматик.
    1. Cartalon 7 апреля 2017 15:17
      На самом деле присоединение Сербии было бы точно маразмом, они Боснию то поделить не могли между Австрией и Венгрией.
      1. антивирус 7 апреля 2017 16:40
        есятками насчитываются докладные записки, письма, разговоры, в которых Конрад отстаивал эту мысль, не останавливаясь перед угрозой европейской войны - причем сопряженной (в случае вооруженного конфликта на Балканах) с предполагаемым вмешательством Рос
        Простая логика- Дунай должен контролировать один хозяин.Это дает + в торге с Германией- "путь на Стамбул и Басру очень длинный и трудный, а Ав- Венгр контролирует(?) всю его европейскую часть, подайте на пропитание контролеров"
        1. Cartalon 7 апреля 2017 18:20
          Должен то он должен, только вот не могла Австро-Венгрия присоединять какие либо территории и всем это было ясно кроме Генштаба, впрочем германский Генштаб был ещё мудрее и устроил мировую войну потому что в плане так написано.
          1. антивирус 7 апреля 2017 19:54
            в плане написано --и это правильно
            Германский прогноз с расчетом+ знание чужих сил+ знание чужих будущих возможностей= вероятность победы
            сейчас (%%) и вероятность (%%) через 5-10 лет
            1. Cartalon 7 апреля 2017 20:40
              Ну да конечно имея конфликт с Россией, атакуем Францию так что бы Великобритания объявила нам войну, Бисмарк в гробу крутился со скоростью вентилятора.
              1. антивирус 7 апреля 2017 22:37
                Маяковский писал"светить всегда , светить везде..."
                и эти тоже "крутиться всегда. крутиться везде..."
                Мы говорим" власть капитала , ТНК, ФРС и тп"
                тогда тоже были свои "тайные" пружины. кого то поднимали . кого то подбрасывали и не ловили при приземлении
                1. Cartalon 8 апреля 2017 02:31
                  Только находились эти пружины в головах прусских генштабистов
                  1. антивирус 8 апреля 2017 08:45
                    а британские адмиралы без голов и ртов жили?
                    1. Cartalon 8 апреля 2017 09:26
                      Без ртов нет, а вот без извилин если верить А. Больных многие обходились.
      2. alatanas 7 апреля 2017 18:02
        Австрийская империя еще с 1908-го стремилась достичь до "теплых" портов типа Солуна (Салоники), как и Российская империя стремилась к овладению проливами (Босфор и Дарданеллы). Кстати по этому и убедили (за некоторую,но немалую сумму) болгарского царя Фердинанда объявить независимость Болгарии от Османской империи в 1908-м году. Это дало повод Австро-Венгерской империи аннексировать Боснию и Герцеговину. А Сербы еще с тех времен (да и раньше) пробовали проявляться в качестве гегемона на Балканах.
Картина дня