Михаил Девятаев. Из концлагеря в небо!

В великих подвигах человечества именно потому,
что они так высоко возносятся над обычными земными делами,
заключено нечто непостижимое…
Стефан Цвейг



История героического подвига советских военнопленных, заключающегося в побеге из фашистского плена на захваченном самолете, до сих пор поражает воображение. Через 67 лет после дерзкого угона легендарной «десяткой» немецкого «Хейнкеля» поступок кажется еще более смелым и неправдоподобным. Период Великой Отечественной насыщен множеством удивительных и славных поступков советских воинов, однако среди всего этого калейдоскопа особо выделяется личность Михаила Девятаева.



8 февраля 45-го года из «заповедника Геринга», так именовали секретный концлагерь, испытывавший самолеты и ракетные разработки, был дерзко угнан бомбардировщик Хенкель 111. Чтобы лучше понять насколько смел и фантастичен был план советского летчика необходимо объяснить, что представляла из себя военная база. На острове находился ракетно-испытательный центр, защищавшийся системой ПВО, авиапарком самолетов, а также подразделение СС.

Боевые самолеты располагались на специальном аэродроме и строго охранялись. Все военнопленные передвигались по базе под надзором вооруженных конвоиров, а на ночь препровождались в бараки, которые крепко запирались. Конвой располагался по всей территории объекта, а база считалась засекреченной. На остров Узедом свозили провинившихся и приговоренных к смерти людей из других немецких лагерей, их не слишком берегли и относились как к расходному материалу. Однако пленных немного кормили для того, чтобы у узников были силы для работы. Дневной рацион составлял кусок хлеба, чашка баланды и три вареных полугнилых картофелины. По словам самого Михаила Петровича, а также его современников, выход для пленных обитателей с данной базы был лишь один – труба крематория, поэтому за жизнь свою беглецы опасались не слишком сильно. Впервые история была опубликована в устной форме в том же победном 1945 году среди узников концентрационных лагерей. На борту самолета оказалась группа советских военнопленных во главе с Михаилом Петровичем Девятаевым, привезенных на базу в качестве рабочей силы.

Побег готовился длительное время, а кандидатуры группы тщательно выбирались. Девятаев отличался отличными организаторскими качествами. За период подготовки к угону самолета заговорщики успели устранить с рабочей площадки, располагавшейся близ аэродрома, всех сомнительных и ненадежных людей. От одних избавлялись, разыгрывая кражи, другие травмировались, в методах группа была изобретательна. Сначала Девятаев сблизился с военнопленным Соколовым и не менее талантливым организатором Кривоноговым, после чего началось создание основной тайной команды. Многие сочувствовали и помогали заговорщикам.

В начале февраля Девятаев серьезно поспорил с криминальными элементами в лагере, в результате чего получил «10 дней жизни», то есть его смерть должна была наступить по их истечении. В течение этого страшного периода несчастный подвергался избиению, травле и издевательствам. Данное обстоятельство послужило дополнительной причиной к реализации задуманного. Задолго до 8 февраля Михаил Петрович начал, в тайне от конвоиров, изучать устройство кабины и панели управления на примере сломанных частей самолетов на прилежащей свалке.

Каким образом на базу с военными самолетам был допущен летчик, пусть даже пленный? Дело в том, что после неудачной попытки сделать подкоп и бежать из Нового Кёнигсберга, Михаил Петрович был направлен в лагерь смерти, в котором счастливый случай свел его с парикмахером, вручившим ему жетон уже умершего учителя. Так военный летчик стал украинцем Г.С. Никитенко. История пленных не слишком подробно изучалась, поэтому на территории базы оказалось довольно много советских военных, выдававших себя за иных лиц из числа гражданского населения.

Серьезный просчет немецкого руководства состоял в том, что такой человек как Девятаев оказался на территории Пенемюнде. Уже 24 июня 1941 Михаил Петрович сбил свой первый вражеский самолет, в 44-м он одержал победу над множеством неприятельских машин, доставлял грузы и медикаменты, перевозил раненых. Талантливый летчик с огромным боевым опытом и смекалкой оказался рядом с новейшим вооружением Германии. Результат не заставил себя долго ждать, побег был настолько же дерзким и фантастичным, как и вся служба этого человека.

Михаил Девятаев. Из концлагеря в небо! Несмотря на то что план готовился задолго до отчаянного предприятия, группа не знала, какой именно самолет будет захвачен. Волею случая легендарной десятке удалось попасть на борт «Густав Антон», являвшегося личной машиной Грауденца. Группа жестоко расправилась с конвоиром и, прикрываясь его шинелью, добралась до самолета. Нельзя сказать, что взлет прошел гладко. Сначала машина оказалась без аккумулятора, который пришлось искать, опасаясь быть обнаруженными, затем самолет очень долго не мог взлететь в связи с тем, что штурвал был установлен в положении для посадки. Однако натура Девятаева не позволила беглецам сдаться и самолет взлетел. В своем интервью Михаил Петрович рассказал, как однажды в лагере ему представился случай наблюдать за запуском «Хейнкеля 111». Пилот в насмешку над заинтересованным пленным, сам того не понимая, раскрыл Девятаеву все фазы запуска двигателя, что впоследствии сыграло решающую роль в успехе предприятия.

Взлет машины с аэродрома был замечен не сразу, что подарило команде драгоценные минуты и шанс избежать удара с земли. Сообщение о том, что «Густав Антон» взлетел, было передано по телефону Грауденцу начальником ПВО. Обер-лейтенант не верил произошедшему до тех пор, пока лично не убедился в отсутствии машины. Команда «Догнать и уничтожить» была дана немедленно, но время было упущено и «Густав Антон» был в недосягаемости. Информация об отчаянном поступке советского летчика и остальных военнопленных распространилась по всей территории Германии. Гимлер и Борман были в бешенстве. Голову Грауденца спасла вынужденная ложь о том, что самолет был сбит над морем.

В воздухе бежавшие несколько раз меняли направление, опасаясь лететь на вражеском самолете через территорию Союза. В результате посадка произошла близ Вольдемберга в расположении советских войск. Узники искренне полагали, что спасены, однако их ожидали еще испытания в фильтрационном лагере. Военное время не щадило никого, и даже изможденных фашистским пленом людей подозревали в предательстве. Бежавших не жаловали в Советском Союзе, что вполне понятно, так как история спасения и сегодня выглядит фантастической. Даже не найдя оснований для суда над Девятаевым, командование не доверило ему более самолет. Михаил Петрович вплоть до 1957 года работал на речном вокзале в Казани, где и нашел его Королев. На ответственные должности Девятаева не принимали, несмотря на то что он имел диплом капитана. Героический поступок и фашистский плен ставился отважному летчику, спасшему еще девять доблестных советских воинов, в вину. Михаил Петрович охотно согласился на предложение Королева показать места сборки и испытания легендарной немецкой ФАУ-2, так как хорошо помнил место своего заключения. За содействие в создании первой военной ракеты Союза Р-1 Девятаеву присвоили звание Героя СССР.

К сожалению, большинство из отважной десятки после возвращения вернулись на фронт и погибли, они также отмечены наградами посмертно. Этот невероятный и отчаянный поступок вошел в историю лишь после признания Девятаева и его заслуг. Он написал несколько биографических работ «Полет к солнцу», а также «Побег из ада», а после 1957 года часто давал интервью.


В конце ноября 2002 года этого героя не стало. Человек-легенда военного времени, остававшийся в тени более 10-ти лет и сегодня не слишком известен среди соотечественников, хотя его подвиг заслуживает особого внимания. Девятаев служит воплощением доблести и преданности советских офицеров и солдат, а его поступок должен передаваться из поколения в поколение.
Автор:
Елена Гордеева
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти