Городская герилья во Франции. Часть 2. От Барселоны до Парижа

В середине 1970-х гг. французское леворадикальное движение претерпело существенные изменения. С одной стороны, многие участники знаменитых студенческих волнений мая 1968 г. стали постепенно отходить от радикальных взглядов, с другой стороны — появились и стремительно набрали активность вооруженные группировки, ориентированные на «городскую герилью» — партизанскую войну на улицах французских городов. Одной из наиболее активных групп в 1973-1977 гг. были «Интернациональные бригады», возникшие на базе группы, отколовшейся от прекратившей свое существование «Пролетарской левой».

Тогда же, в начале 1970-х гг., укрепляются контакты французских левых радикалов с испанскими анархистами и «либертарными марксистами», ведущими борьбу против режима Франсиско Франко в Испании. Очагом антифранкистского сопротивления стала Каталония. Удобное положение (близость французской границы) позволяло революционерам перемещаться из страны в страну, скрываясь от испанских спецслужб во Франции и от французских — в Испании. В 1971 г. была создана организация «Иберийское движение освобождения» (Movimiento Ibérico de Liberación). Эта организация выступала за власть рабочих советов, но при этом отвергала любую политическую парламентскую или профсоюзную деятельность. Единственно возможной для себя формой борьбы МИЛ считала вооруженную пропаганду среди рабочего класса с тем, чтобы поднять его на всеобщую стачку. Костяк Иберийского движения освобождения составляли жители Барселоны. Наиболее заметной фигурой в МИЛ был Сальвадор Пуч Антик (1948-1974, на фото). Городская герилья во Франции. Часть 2. От Барселоны до Парижа Связь с Францией первоначально установил Ореол Соле, долгое время проживавший во Франции и участвовавший в событиях мая 1968 года. Именно Ореол Соле установил контакты с французскими леваками, в результате которых удалось привлечь несколько французских радикалов к действиям Иберийского движения освобождения. МИЛ специализировалась на разбойных нападениях на банковские филиалы на территории Испании, хотя первые вооруженные вылазки боевики организации совершили во Франции — в Тулузе, где была ограблена типография, в которой забрали печатное оборудование. Затем группа перебралась в Барселону, где ее активность существенно возросла, и испанскому полицейскому руководству даже пришлось создать специальную группу для борьбы с Иберийским движением освобождения. Тем не менее, ограбления банков продолжались, хотя боевики и стремились обходиться при проведении экспроприаций без человеческих жертв.

В Иберийском движении освобождения и начал свой путь революционера — боевика Жан Марк Руйян — человек, который впоследствии стал «номером один» в знаменитой французской вооруженной организации «Прямое действие». Жан Марк Руйян родился 30 августа 1952 года в Оше, что в исторической области Гасконь. Можно сказать, что Жан Марк был потомственным леваком — его отец, учитель по профессии, участвовал в деятельности одной из социалистических партий Франции, а в его доме постоянно проходили встречи левых активистов. Когда в мае 1968 года во Франции начались крупномасштабные студенческие волнения, Жан Марк Руйян был шестнадцатилетним юношей, учившемся в старшем классе средней школы в Тулузе. Он примкнул к протестному движению и вступил в Комитет действий лицеистов, связанный со студенческими организациями. Движение мая 1968 года оказало на Руйяна колоссальное впечатление. Руйян познакомился с группой испанских беженцев, проживавших в Тулузе. Это были революционеры-антифашисты, причем не только молодежь, но и люди постарше, имевшие опыт участия еще в испанской гражданской войне конца 1930-х годов. Под их влиянием Руйян проникся симпатиями к испанскому антифранкистскому движению настолько сильно, что в 1971 году пересек государственную границу и включился в вооруженную борьбу против режима Франко в Испании, примкнув к Иберийскому движению освобождения. Так начался его «путь в герилью».


На протяжении двух последующих лет, с 1971 по 1973 гг., Жан-Марк Руйян находился в Испании, в Барселоне, где жил на нелегальном положении и участвовал в деятельности Иберийского движения освобождения. Именно там он прошел практическую подготовку, усвоив необходимые для городской партизанской войны навыки. Кстати, идейные взгляды членов Иберийского движения освобождения были достаточно эклектичными. Сам Жан-Марк Руйян впоследствии признавал, что «мы были коммунистами Советов, анархистами, геваристами, бунтовщиками, приверженцами перманентной революции, пролетаристами, волюнтаристами, авантюристами».

Однако, в конце концов испанской гражданской гвардии и полиции удалось справиться с подпольщиками. 25 сентября 1973 г. в результате перестрелки с преследовавшими леваков после очередного налета полицейскими был схвачен Сальвадор Пуч Антик. Его обвинили в убийстве полицейского и приговорили к смертной казни. Иберийское движение освобождения фактически оказалось разгромленным. Лишь несколько его членов, среди которых был и Жан Марк Руйян, перешли границу и скрылись на территории Франции.

На территории Франции была создана новая вооруженная организация — Интернационалистические группы революционного действия ((GARI, Groupes d'action révolutionnaire internationalistes). В состав ГАРИ вошли уцелевшие участники Иберийского движения освобождения и несколько новых французских активистов. «Ядро» организации составили Жан Марк Руйян, Реймонд Дельгадо, Флорил Квадрадо и несколько других боевиков. Флорид Квадрадо (род.1946), тоже потомственный революционер — выходец из семьи воинствующих испанских анархистов, участвовал в событиях Красного мая 1968 года в Париже, а затем примкнул к Интернационалистическим группам революционного действия и отвечал в этой организации за создание фальшивых документов. На протяжении 1970-х — 1980-х гг. Квадрадо оставался крупнейшим производителем фальшивых документов во французском подпольном движении и снабжал ими не только французских леваков, но и революционеров из других европейских государств.

В отличие от МИЛ, ГАРИ была уже чисто французской организацией, тем не менее, установившей тесные связи с действовавшими в Испании каталонскими и баскскими сепаратистскими организациями. Целями нападений, в основном, были объекты, так или иначе связанные с Испанией и с деятельностью испанского правительства. Члены ГАРИ, находившиеся под впечатлением от разгрома Иберийского движения освобождения, хотели отомстить испанским властям за подавление леворадикальных организаций. Например, 3 мая 1974 г. в Париже был похищен директор Банка Бильбао Анхель Бальтасар Суарес, а 28 июля 1974 г. совершено нападение на испанское консульство в Тулузе, при котором были ранены шесть человек. В течение года ГАРИ совершила большое количество террористических вылазок, включая экспроприации банков и взрывы у банков и испанских представительств. Кроме того, боевики ГАРИ предпринимали диверсии против объектов транспортной инфраструктуры и линий электропередачи, связывавших Францию и Испанию.

В основном, террористические акты и экспроприации совершались в Тулузе и ее окрестностях. Однако, постепенно ГАРИ распространила свою активность и за пределы Франции, действуя в соседней Бельгии (благо границы между двумя странами были очень прозрачными). Например, 5 августа 1974 г. прогремели взрывы у авиакомпании «Иберия» и двух филиалов «Банка Эспаньол» в Брюсселе.

Тем не менее, в том же 1974 г. французской полиции удалось задержать в Париже Жан Марка Руйяна и еще двоих его товарищей — Реймонда Дельгадо и Флорила Квадрадо. В автомобиле подпольщиков полицейские обнаружили оружие и взрывчатые вещества, а также фальшивые документы. В январе 1975 года в Париже состоялся судебный процесс. Кстати, во время суда товарищи Руйяна в знак протеста совершили два нападения на французские судебные учреждения. 8 января 1975 года члены ГАРИ атаковали здание суда в Тулузе, а 15 января 1975 года — здание 14-го суда г. Парижа. Однако, французское правосудие оказалось достаточно либеральным — Жан Марк Руйян вышел на свободу уже в 1977 году, проведя в тюрьме всего два года.

В 1977 г. была создана еще одна леворадикальная группа, ставшая одним из источников формирования «Прямого действия». Это были «Вооруженные ячейки за народную автономию» ((NAPAP, Noyaux Armés pour l’Autonomie Populaire) — маоистско-спонтанеистская организация, возникшая на базе «Интернациональных бригад» (о которых мы рассказывали в первой части статьи). У истоков этой группы стоял Фредерик Орич (род.1953, на фото), уроженец испанской Валенсии, присоединившийся в 14-летнем возрасте к маоистскому Союзу молодых коммунистов (марксистов-ленинцев) и комитету «Вьетнам». В октябре 1970 г. Орич участвовал в акциях протеста против суда над лидером «Пролетарской левой» Аленом Жейсмаром, а в 19 лет поступил рабочим на завод Renault в Булонь-Бийанкуре. В 1973 г. Орич присоединился к Интернациональным бригадам, а в 1976-1977 гг. — к Вооруженным ячейкам за народную автономию.

Другим лидером NAPAP был Крисчен Харбулот. Он родился в 1952 году в Вердене и учился в Институте политических исследований в Париже. Во время учебы Харбулот вступил в маоистскую группу «Дело народа», а затем примкнул к Вооруженным ячейкам за народную автономию. 23 марта 1977 года боевики Вооруженных ячеек за народную автономию убили Жана Антуана Тремони — сотрудника службы безопасности компании Renault, который пятью годами ранее застрелил члена «Пролетарской левой» Пьера Овернэ у проходной завода. В мае 1977 г. члены Вооруженных ячеек за народную автономию Фредерик Орич, Мишель Лапейр и Жан Поль Жерар были арестованы в Париже. В октябре 1978 г. их приговорили к семи годам лишения свободы каждого. Однако, группа продолжила вооруженные нападения. Ее боевиками было совершено несколько террористических атак, включая нападение на Дворец правосудия в Париже и несколько диверсий против компаний «Рено» и «Мерседес».

Интернационалистические группы революционного действия и Вооруженные ячейки за народную автономию стали непосредственными предшественниками возникшей на рубеже 1970-х — 1980-х гг. организации «Прямое действие». Однако, создание последней не было каким-то одновременным и быстрым актом. В период с 1978 по 1981 гг. происходило постепенное оформление «Прямого действия» как вооруженной политической организации, ориентированной на революционную борьбу со всей французской политической системой. При этом разнородные группы, формировавшие «базу» для создания «Прямого действия», трансформировались и видоизменялись, некоторые из них были разгромлены полицией, а другие отошли от стратегии вооруженной революционной борьбы.

Вышедший на свободу Жан Марк Руйян относился к вопросам организации «Прямого действия» очень внимательно. Он хотел избежать возможных ошибок и провалов, а для этого было необходимо укомплектовать личный состав «Прямого действия» преданными делу революции и надежными людьми. Особое внимание уделялось молодым людям, владеющим какими-либо видами спорта, особенно экстремальным автовождением и стрельбой. Костяк «Прямого действия» составили молодые автономы, прежде участвовавшие в деятельности других радикальных организаций. Всех новых членов «Прямого действия» в обязательном порядке обучали экстремальному вождению автомобиля и стрельбе. Боевая подготовка в «Прямом действии» была организована на достаточно высоком уровне, что в выгодную сторону отличало французских герильерос от их единомышленников в других западноевропейских странах. Что касается половой, возрастной и национальной принадлежности членов организации, то в «Прямом действии» состояли практически одни молодые люди не старше 30 лет, и мужчины, и женщины. Были как французы, так и арабы — выходцы из бывших североафриканских колоний Франции.

Практически каждая европейская леворадикальная вооруженная организация 1970-х — 1980-х гг. имела свою «валькирию» или даже нескольких. В германской РАФ были Ульрика Майнхоф и Гудрун Энслин, а также целый ряд менее известных девушек и женщин. В итальянских «Красных бригадах» — Маргарита Кагол и Барбара Бальцерани. Было «женское лицо» и у «Прямого действия». Натали Менигон (на фото) родилась в 1957 году в муниципалитете Анген-ле-Бен в рабочей семье. В отличие от выходцев из элитных семей, она рано начала свою трудовую биографию. В 1975 году 18-летняя Менигон устроилась на работу в банк «CFDT», однако приняла участие в забастовке служащих и вскоре ее уволили. Тогда же девушка сблизилась с французскими леваками, а в 1978 г., вместе с Жаном Марком Руйяном организовала «Прямое действие».

В отличие от Натали Менигон, другая девушка — активистка «Прямого действия» Жоэль Оброн (1959-2006) происходила из достаточно обеспеченной буржуазной семьи. Познакомившись с активистами ультралевого движения, Оброн с головой окунулась в бурную политическую жизнь. Она участвовала в деятельности автономистского движения, а затем присоединилась к созданной Руйяном и Менигон группе «Прямое действие». Менигон и Оброн стали самыми «ценными кадрами» в организации «Прямое действие» и принимали участие в наиболее громких нападениях.

Продолжение следует…
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Ольгович 11 апреля 2017 06:50
    Дела давно минувших дней..... Что осталось от идей этих бунтарей, где следы их деятельности, бушующих страстей? Только память , и то-постепенно исчезающая. Отгорел огонек....
    Другие люди сегодня поджигают окраины Парижа, взрывают улицы.... И их идеи гораздо более грозные, массовые и неотвратимые для французов.
  2. parusnik 11 апреля 2017 07:45
    Жан-Марк Руйян 24 года содержался во французских тюрьмах строгого режима, из них 10 лет - в абсолютной изоляции. Выпущен как условно-освобожденный в 2011 году. Пишет с 2000 года им уже издано 14 книг. «Невозможно существовать и жить, когда вас устраняют, а ведь они действительно стараются нас уничтожить. Я уже говорил об этом в терминах классовой борьбы (класс против класса и т.п.), а сейчас спрашиваю с неортодоксальной точки зрения: как вообще можно жить в капиталистической системе? Меня могут спросить, как бороться и противостоять, и тогда я отвечу вопросом на вопрос: как вообще можно тут существовать? Прошло всего полтора месяца с того момента, как я вышел из тюрьмы, сдал электронный браслет и перестал носить номер заключенного, — и я уже начал себя спрашивать: как можно жить в этом повседневном д.е.р.ь.м.е? Я по крайней мере никогда не знал этого. У меня в тюрьме были вертухаи, которые отпирали и запирали мне дверь, но я хотя бы никогда не видел д.у.р.а.к.а из компании сотовой связи “Orange”, который в сотый раз спрашивает тебя, не хочешь ли ты подключить все опции… <…> Когда ты проводишь 12 часов на рабочем месте — это что, нормальное существование? Это украденное существование!» И в то же время воровал чужие жизни...
    1. Reptiloid 11 апреля 2017 08:51
      Описанные в статье события происходили~~~~40 лет тому назад. ИХ участники сейчас пенсионного возраста....Интересно, а как сейчас в самой Франции относятся к этим событиям, вспоминают ли о них? Как оценивают? Где-то встречал упоминания о молодёжных волнениях конца 60х.....
      1. parusnik 11 апреля 2017 08:56
        Молодежные волнения 60-х это вообще интересная история..думаю автор продолжит эту тему..
      2. ilyaros 11 апреля 2017 09:00
        Очень многие участники событий мая 1968 добились больших успехов во взрослой жизни. Забыли о левацкой юности и стали преуспевающими бизнесменами, чиновниками, политиками и так далее. тот же Ален Жейсмар стал генеральным инспектором образования Франции.... Кон-Бендит - депутатом Европарламента... Ну и так далее....
        1. Reptiloid 11 апреля 2017 10:02
          Спасибо за ответ, Илья.То есть, был такой старт, рывок, мощнейшая подпитка.....А потом , наверно более активные, а может те кто возглавлял, переформатировались , переобулись и стали подниматься выше уже в другом качестве????......Как-то , что-то вспоминается.....
          1. ilyaros 11 апреля 2017 14:45
            Ну есть знаменитое высказывание, дословно не помню, а в Гугл не полезу)) что-то вроде кто в 20 лет не был революционером, у того нет сердца, а в 40 - у того нет разума)) Но вообще я читал, что во Франции затем, уже в 80-е годы, участие в прошлом в событиях мая 1968 считалось показателем активности, таких людей охотно брали на хорошие позиции и в бизнесе, и на госслужбе
            1. Reptiloid 11 апреля 2017 19:19
              Ждём продолжения с нетерпением.
  3. Alex_59 11 апреля 2017 15:13
    Романтично-наивное было время. Еще не превратились в "общество потребления"
    Каких только персонажей в те годы не было. С совершенно странной мотивацией. Тот же Ильич Рамирес Санчес.
Картина дня