Глава Пентагона: Сирийскую авиабазу "Шайрат" теперь нельзя использовать в военных целях

Если через несколько часов после ракетного удара по аэродрому «Шайрат» госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявлял о том, что «взлётно-посадочная полоса не являлась целью для ракет «Томагавк», то какова в таком случае логика высказывания министра обороны США Джеймса Мэттиса? Накануне Мэттис, которого в самих США прозвали «Бешеным псом», заявил, что цели по «Шайрату» достигнуты, и теперь «взлётно-посадочная полоса сирийского аэродрома не может использоваться в военном плане».

Глава Пентагона: Сирийскую авиабазу "Шайрат" теперь нельзя использовать в военных целях



После такого высказывания Мэттиса возникает вопрос: так значит, сам удар по «Шайрату» был в первую очередь всё же внутриполитическим ходом американской администрации, направленным на то, чтобы продемонстрировать «непримиримость и решительность Трампа»? А как иначе, если Мэттис произнёс свои слова спустя почти двое суток после того, как с аэродрома «Шайрат» после нанесённого по авиабазе ракетного удара взлетели самолёты сирийских ВВС (Су-22) и нанесли новые удары по террористам в провинции Хомс?

Или заявление главы Пентагона из серии: «я сам обманываться рад»?

Из заявления Мэттиса (приводит «Интерфакс»):
Сирийское правительство утратило возможность дозаправлять и перевооружать авиацию на аэродроме Шайрат, и в настоящее время использование взлетно-посадочной полосы бесполезно в военном отношении.


Далее вошедший в кураж Мэттис объявил, что удар США по сирийской авиабазе – это «сигнал Асаду о том, что тот теперь не сможет применять химическое оружие в стране». О том, что химоружие остаётся на территориях, подконтрольных боевикам, в Вашингтоне не говорят ни слова.
Использованы фотографии:
Christian Science Monitor
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

156 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти