Рыцари из «Шахнаме» (часть 3)

«И век настал великого Омара,
И стих Корана зазвучал с мимбара».
Фирдоуси «Шахнаме»



В XII - начале XIII в. особенностью ближневосточного и средневосточного регионов были не слишком сильная государственная власть и доминирование характерной одноступенчатой системы вассальной зависимости. Нормой, как и на Западе, было правило «вассал моего вассала - не мой вассал» [1, c. 127]. Восточные источники говорят, что и эмиры, и прочие властительные феодалы получали инвеституру лишь только от самого султана. Халиф, будучи конфессиональным сюзереном султана, участвовал в этом акте лишь, если речь шла об утверждении власти одного из очень крупных феодалов, либо инвеститура давалась иноверному феодалу, чьи владения оказались в пределах государства мусульман. Роль халифа имела чисто символический характер и не означала, что с ним устанавливаются вассальные отношения [2, c. 127 - 128].

Рыцари из «Шахнаме» (часть 3)

Персидский тюрбанный шлем, инкрустированный серебром (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

На владение землей феодалу вручался указ султана, но его требовалось возобновлять всякий раз по смерти получателя. Вассалы султана приносили присягу лишь ему; вассалы эмира соответственно давали клятву верности своему сюзерену, и здесь было в обычае присягать обеим сторонам. Вот, например, как в XIII веке в области Синоп в Турции звучал текст присяги конийскому султану Кей-Кавусу I (1210 – 1219 гг.): «В случае, если даровавший мне жизнь султан оставит мне и моему потомству владения, за исключением Синопа, обязуюсь ежегодно давать ему 10 тыс. золотых динаров, 5 тыс. коней, 2 тыс. голов крупного рогатого скота, 2 тыс. овец, 50 тюков подарков. При необходимости буду выставлять по требованию султана войско».


Доспех из Тибета (Бутан) XVIII – XIX вв. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Сюзерену следовало подтверждать статус земель своего вассала, а вассалу, соответственно, следовало исправно вносить плату за дарованное ему право владения ими и по первому зову принимать участие в военных походах сюзерена. При нарушении условий соглашения со стороны одной из сторон другая от принятых обязательств автоматически освобождалась. Существовало также множество неписанных обычаев, освященных временем. Например, тюркская знать должна была идти перед конем, на котором восседал султан. Так, в Малой Азии был обычай целовать руку султану и стремя его коня. Встречать государя его вассалы посылали отряд воинов на расстояние пяти дней пути [3, с. 128.].


Персидский тюрбанный шлем с наносником и бармицей 1464-1501 гг. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Проблема была в том, что рыцарское войско при всей своей силе полностью народное ополчение заменить не могло. В Западной Европе, например, срок службы вассала сюзерену ограничивался 40 днями в году, и на Востоке было тоже самое! Так, в 1157 году во время осады Багдада султаном сельджуков Мухаммад II возникла ситуация, когда эмиры султана начали уклоняться от участия в сражении. Время прошло, овладеть городом не удалось и… зачем им класть головы под его стенами? И они начали возвращаться в свои имения [22. c. 125]. В 1225 году хорезмшах Джалал ад-Дин оказался в трудном положении, у него осталась лишь его небольшая личная дружина, а все остальные воины просто… разъехались! [23. с. 157].


Доспехи всадника и коня около 1450 – 1550 гг. Сирия, Персия, Египет. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

К тому же и численность феодального войска была невелика. Отдельные «комментаторы ВО», проявляя свою эрудицию, любят писать, что каждый рыцарь имел при себе множество слуг, поэтому нельзя его считать за одну боевую единицу. На самом деле вся эта челядь, хотя и была вооружена, в бою участия не принимала! Подготовить шатер к приему господина, приготовить ванну, обед, свежее белье и одежду, нащипать корпию для лечения ран, нарвать подорожника… К работе с метательными машинами при осаде привлечь их было нельзя – это «чужие слуги».


Конский налобник восточной работы XV в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Лучники же и арбалетчики нанимались централизованно и обычно в число слуг рыцаря не входили. Да, среди его людей были лучники, но они… стреляли дичь для его стола! На поле же боя их звали… собирать трофеи, поскольку сам рыцарь мародерствовать не мог. И вот тут кого-то добить кинжал был просто очень нужен! Но этим участие слуг в бою и ограничивалось. А сражалось обычно два-три человека, не более – сам господин, старший оруженосец и младший. На большее количество доспехов у подавляющего большинства феодалов денег просто не было, а сражаться в рыцарской схватке без доспехов было равносильно самоубийству.


Тюрбанный шлем из музея Топкапы в Стамбуле.

Тот же Карл Великий имел в войске всего около 5 тысяч всадников [24, c. с. 12]. Даже XIV в. редко кто из европейских королей мог похвастать большим конным войском. Обычно в боях участвовали десятки или сотни рыцарей. При Вильгельме I (1066 - 1087 гг.) во всей Англии было лишь около 5 тысяч людей рыцарского звания; а спустя сто лет это количество увеличилось… до 6400 человек. В битвах XI-XIII вв. в крупные походы под королевским знаменем собиралось примерно несколько сотен рыцарей. Поэтому даже с учетом челяди и наемных пехотинцев численность рыцарского войска в Англии ни разу численности в 10 тыс. человек не превысила [25, с. 120 - 121, 133 – 134]. Войска крестоносцев на Востоке также были весьма малочисленны. В XI-XII вв. в Сирии и Палестине количество рыцарей-европейцев составляло примерно 3 тысячи человек, что подтверждается грамотами земельного держания. В сражениях с мусульманами сражалось около 700 рыцарей. Только в 1099 году в битве при Аскалоне и затем в 1125 году при Хазарте их насчитывалось немногим более 1 тысячи. Даже приплюсовав к ним всех пеших лучников и копейщиков, мы не получим войска численностью больше 15 тыс. человек [26, с. 92].


Наручи восточной работы, XV в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Но и мусульманские армии Ближнего и Среднего Востока в X-XII вв. были не намного больше. Буидское государство, в X в. считавшееся одним из наиболее могущественных, в среднем могло выставить от 5 до 10 тысяч воинов; и лишь в самом крайнем случае его численность доходила до 20 тысяч [27, c. p. 158]. Тот же Салах ад-Дин, неоднократно побеждавший крестоносцев и основавший одно из самых сильных государств на Востоке, войско имело численность 8 – 12 тыс. человек, и этого было достаточно, чтобы другие властители не могли ему противиться.


Индо-персидская работа XVI в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

К тому же развитие феодализма в странах Среднего и Ближнего Востока в XIII в. замедлилось вследствие монгольского нашествия. Получилось так, что в ряде мест местных светских феодалов заменила военно-кочевая знать. Но, например, в Египте, куда монголы не дошли, восточное рыцарство полностью сумело сохранить и себя, и свои традиции. Именно туда остатки ордена «Футувва» перебрались из Багдада, и именно поэтому в литературе по рыцарскому искусству «фурусийа» предметы рыцарского вооружения XIII-XVI вв. и геральдики у мусульман имеют египетское происхождение [28].


Персидская кольчуга. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Ну, а затем в Египте, как и в других местах, рыцарство приобрело характер замкнутый и элитарный. Доступ в среду рыцарей был сильно ограничен, а положение человека внутри рыцарской «касты» обуславливалось величиной его земельного держания. На самом верху «пирамиды власти» находились эмиры, которые в свою очередь подразделялись на три разряда. Совсем внизу располагались рыцари, называвшиеся «халка» - мелкие феодалы, потерявшие права на свои родовые поместья, зарабатывавшие себе на жизнь средствами с султанских икта [29, с. 52]. Понятно, что опираться на таких людей было просто опасно, поэтому султаны сделали ставку не на своевольных конных воинов, а на дисциплинированные регулярные войска, вооруженные огнестрельным оружием, что имело место, например, в государстве Османов.


Кольчужно-пластинчатый доспех, принадлежавший Аль-Ашраф Сауф ад-Дину мамлюкскому султану Египта, ок 1416-18–1496. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В этом египетское рыцарство увидело для себя опасность. Раз «там обошлись без нас», то могут обойтись и здесь – дурные примеры заразительны! Поэтому местная знать активно противилась использованию нового оружия, а Османское государство считало «мужицким», «… хамским сбродом, не отличающим слугу от хозяина» [30, c. 86 - 108]. Но конец у этого социального снобизма был печальный. В 1516 и 1517 гг. красочная рыцарская конница египтян была разбита войсками султана Селима I, в результате чего Египет стал частью Османской державы. Большую часть местных рыцарей просто уничтожили, а тем, кто успел проявить лояльность, разрешили служить в османской армии на общих основаниях. Разумеется, они вскоре подняли мятеж, но неудачно, ибо сабли против ружей бессильны, после чего их вообще распустили [31, с. 23 - 47]. Вот так, причем, совершенно бесславно закончилась история рыцарства на Ближнем и Среднем Востоке.


Персидский меч и шлем VII в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В XIII-XIV вв. в землях Гранадского эмирата в Испании мусульманское рыцарство также существовало. Испанские феодалы считали, что мусульманские рыцари христианским не уступают. Однако конец был у всех один. К XV в. наметился кризис тяжеловооруженной конницы. Старые формы хозяйства разрушали натуральный обмен, на котором зиждилась вся социальная пирамида рыцарских времен. В результате пушки, мушкеты и пистолеты положили конец рыцарству, как таковому. Понятно, что оно пыталось действовать запретами, объявляло бомбарды и аркебузы «орудиями дьявола и ада»; пленным аркебузирам отрубали руки и выкалывали глаза, бомбардиров вешали на стволах их пушек, как самых отъявленных злодеев. Но уже в середине XV в. в Западной Европе сложилась система, по которой войска комплектовались уже не только на старой ленной основе (рыцари), но и состояли из городской милиции (ополчения) и… наемников.


«Кинжал с ушами» 1530 г. Шестопер Генриха II, короля Франции, 1540 г., шестопер французский ок. 1550 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Уже в 1445 г. король Франции Карл VII издал ордонансы о реформе налогообложения и организации войска, которое в мирное время уже не распускалось. При Карле VIII пушки стали настолько мобильными, что могли менять позиции непосредственно в ходе боя. Испанцы превратили аркебузу в мушкет мушкетом, пули которого пробивали даже самые прочные рыцарские латы.


«Волосатый шлем» - яро-кабуто, Япония XVII в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Соответственно в XV в. появился «готический» доспех, а в XVI в. –«максимилиановские» доспехи с желобками, которые уменьшали вес снаряжения, не снижая его прочности. В XVII в. доспехи достигли максимальной толщины [32], но и они соперничества с пушками и мушкетами не выдержали. Так рыцарство превратилось в дворянство, из которого теперь набирался командный состав.


Судзи-кабуто. Период Муромати. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

В Японии в силу ее изолированности разложение феодализма и развитие новых капиталистических отношений затянулись. Но и здесь уже в середине XIX в. самураев, как социальный слой, просто отменили; а сами они превратились в большинстве своем в офицеров регулярной армии [33]. Таким вот образом и закончилась многовековая история рыцарства, начало которой мы увидели в поэме Фирдоуси «Шахнаме», а конец показан в «Дон Кихоте» Мигеля Сервантеса. Это была одна из самых важных социальных групп эпохи внеэкономического принуждения к труду, как на Западе, в Европе, так и на Востоке, но и она вынуждена была уйти в прошлое в связи с развитием орудий труда и, соответственно, возникновением новых экономических и социальных отношений. И нет им лучшей эпитафии, чем первые строки из «Повести о доме Тайра» (XIII в.) в переводе А. Долина:
Недолог был век закосневших во зле и гордыне, снам быстротечным уподобились многие ныне.
Сколько могучих владык беспощадных,
не ведавших страха, ныне ушло без следа — горстка ветром влекомого праха!



Примечания
22. Садрад-Дин Али ал-Хусайни. Сообщения о сельджукском государстве. М. 1980.
23. Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави. Жизнеописания султана Джалал ад-Дина Манкбурны. Баку. 1973.
24. Дельбрюк Г. Указ. соч.
25. Там же.
26. Smail C. Crusading Warfare (1097 - 1193). Cambridge. 1967.
27. Bosworth C. E. Military Organization under the Buyids of Persia and Iraq. - Oriens, 1967, vol. 18 – 19.
28. Зайончковский А. Арабские, персидские и турецкие трактаты о военном искусстве (XII-XV вв.). - Восточная филология, Тбилиси, 1973, вып. 3.
29. Семенова Л. А. Салах ад-Дин и мамлюки в Египте. М. 1966.
30. Agalon D. Gunpowder and Firearms in the Mamluk Kingdom. Lnd. 1956.
31. Иванов Н. А. Османское завоевание арабских стран, 1516 - 1574. М. 1984.
32. Ларченко М. Н. Западноевропейское оружие XV-XVII веков в Эрмитаже. Л. 1963; Blair C. European Armour circa 1066 to circa 1700. Lnd. 1958; Граветт Кристофер. Рыцари: история английского рыцарства 1200 – 1600. М. 2010.
33. Курэ, Мицуо. Самураи. Иллюстрированная история М. 2007.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти