Ракетный удар 7 апреля. Горячие новости на холодную голову



Итак, прошла уже неделя с момента, как американцы в ночь на 7 апреля 2017 г нанесли удар «Томагавками» по сирийской базе. Американские ракеты подняли в русскоязычном Интернете бурю народного гнева и породили множество вопросов. Выдвигались предположения о том, что подвигло президента США на такой поступок, почему в отражении атаки крылатых ракет не приняли участия российские средства ПВО, а может быть, все-таки приняли? Стал ли этот запуск политической пощечиной России, или мы расписались в своей беспомощности, а, может, вообще не случилось ничего, достойного внимания? Кипели споры относительно заявления МО РФ про 36 не долетевших до цели «Томагавков»: долетели или нет, а если не долетели, то почему? Ну и, конечно же, никак не могло обойтись без «жареных» фактов, когда кто-то углядел на фото подвергшейся атаке базы свалку ржавых контейнеров из-под отравляющих веществ.


Страсти кипели нешуточно, однако со временем любая новость теряет свою актуальность, утихают эмоции, зато появляется дополнительная информация. Возможно, уже пришло время попытаться беспристрастно проанализировать, что же такое произошло 7 апреля сего года и к каким последствиям привело?

Итак, вопрос первый: зачем вообще Трамп атаковал сирийскую авиабазу?

Если бы на его месте оказалась Хиллари Клинтон, то вопросов, наверное, ни у кого бы не возникло. Но как мог человек, предупреждавший Обаму о бесперспективности силового пути решения сирийского вопроса, вдруг поменять свою точку зрения на 180 градусов? Это решение Трампа повлекло за собой волну яростной критики русскоязычного Интернета: «Не смог сопротивляться «ястребам», «прогнулся под американский истеблишмент», «Трамп нам не друг» и аналогично. Разочарование в американском президенте ощущалось едва не физически: многие комментаторы восприняли решение Трампа о ракетном ударе как плевок в душу. Но почему так?

Безусловно, Трамп показал, что он нам не друг. Но он никогда и не был нашим другом и даже не претендовал на это: в сущности, все, что предлагал Трамп в области внешней политики относительно России, не выходило за рамки обычного диалога. Не секрет, что при Обаме российско-американские отношения зашли в тупик, и вряд ли за это можно винить Россию. Трамп был готов выйти из этого тупика, он декларировал, что готов вести конструктивные переговоры с Российской Федерацией с учетом интересов обеих стран. Но это, конечно, не делало его другом России. Трамп на 100% проамериканский президент, для него интересы Америки превыше всего, а единственным плюсом в его отношении к Российской Федерации была готовность к диалогу и отсутствие патологической ненависти и неприятия нашей страны.

Его позиция относительно переговорного процесса между нашими странами может быть охарактеризована в таком ключе.

Американский салун, два ковбоя, Дональд и Вольдемар, играют в покер. Дональд с уважением относится к своему оппоненту, поэтому не будет пытаться застрелить Вольдемара, чтобы забрать его деньги и вещи. Дональд собирается играть и обчистить Вольдемара до нитки. Разумеется, если Вольдемар проявит себя опытным игроком, то оставить его без единого цента вряд ли получится. Тем не менее, Дональд все равно сдерет с него по максимуму, ибо этого требуют священные интересы кошелька Дональда, которые, как известно, превыше всего. Если Дональд выиграет не все, а, скажем, половину денег оппонента, то его личное уважение к Вольдемару вырастет — как-никак, достойный соперник, так и быть, пусть оставит себе немного на виски. Однако Дональд совершенно убежден в том, что Вольдемару придется проиграть в любом случае. Просто потому что Дональд — американский ковбой, а американские ковбои никогда не проигрывают: это вам любая корова скажет.

Ну а теперь попробуем поставить себя на место американского президента в ситуации с использованием боевых ОВ, за которые Трамп «наказал» военно-воздушную базу Шайрат. Только для начала вспомним, что в целом позиция США в Сирии уже давно и по всему миру расценивается как проигрышная.

Мы принципиально не будем касаться сейчас вопроса, зачем вообще США устроили «арабскую весну» и зачем они фактически поддерживают оголтелых боевиков ИГИЛ (организация запрещена в РФ). В конце концов, каковы бы ни были эти цели, за стремление к ним Трамп пока не может нести ответственности, потому что это делалось при предыдущем президенте. Но, к чему бы не стремились США на самом деле и несмотря на определенную поддержку террористов, Америка так и не добилась декларируемой ими цели: «Асад должен уйти». Формально США против террористов, поэтому они вроде бы и боролись с ними в Сирии — разумеется, тоже формально. В результате получилась какая-то нелепица — Сирия стала полем перманентной войны и вроде США кого-то там поддерживают, и вроде с кем-то там воюют, но добиться победы не может никто и все это длится уже годами. Башар Асад не собирается уходить и кое-кто начинает поговаривать, что его настоящее имя — Дункан Мак-Лауд… В итоге все, чего достигли США — очередной очаг нестабильности в очередной стране.

Но вдруг Российская Федерация делает сильный ход — и на борьбу с сирийскими «бармалеями» отправляются соединение российских ВКС. И вот тут становится интересно.

Дело в том, что любое движение сил на мировой арене имеет как минимум два аспекта влияния: во-первых, оно достигает (или не достигает) поставленных целей, а во-вторых оно производит (или не производит) впечатление на изумленную публику. Причем оба этих аспекта (так и хочется назвать их «субъективным» и «объективным») могут оказывать самое сильное влияние на мировую дипломатию. Казалось бы, объективно присутствие ВКС РФ в Сирии мало что изменило. Наши самолеты работают по «бармалеям» уже полтора года, но как Сирия была очагом нестабильности, так и остается. Все усилия нашей военной машины до сих пор не привели, и в обозримой перспективе неспособны привести Асада к военной победе.

Но вот субъективно… о, субъективно все намного интереснее!

Во-первых, РФ, пользуясь случаем, немного поиграла мускулатурой. И совершенно неожиданно (для многих) выяснилось, что российские самолеты вовсе не такие уж ржавые, пилоты — не такие уж пьяные, а авиабомбы — не такие неточные, как это было принято считать. Более того, оказалось, что российские ракеты умеют летать стаями и даже против ветра! Но, что не менее интересно, русские показали новую для них (то бишь нас) способность устраивать военно-воздушное шоу. Наши вооруженные силы не просто вломили «бармалеям», но сделали это красиво. Кадры «работающей» авиации перемежались с трансляцией беспилотниками разрывов авиабомб на объектах террористов, а прекрасные силуэты стратегических ракетоносцев в лазоревом поднебесье вызывали чувство искреннего недоумения: ведь Вагнер никогда не видел наших «лебедей» Ту-160, так как же он сумел написать «Полет валькирий»?!




И все это визуальное великолепие перемежалось сухими сводками отчетов Министерства обороны, где объекты врага уничтожались тысячами, а наши воины не несли никаких потерь.

Вступление ВКС в сирийский конфликт было обставлено в традициях лучших пиар-кампаний, эдаким информационным исполином, со всего размаху въехавшим по аккуратным европейским мозгам дубиной массового масс-медийного поражения. Инфокампания получилась настолько масштабной, что попытки информационного противодействия (половина «Калибров» не долетела, русские поражают один объект из десяти и т.д.) выглядели не более чем мелкими инсинуациями.

Итак, на фоне невнятной возни США в Сирии Российская Федерация показала себя в самом выигрышном свете. Во-первых, президент РФ не побоялся шагнуть армейским сапогом в страну, которую США негласно объявило сферой своих интересов. Во-вторых, вооруженные силы РФ продемонстрировали как минимум достойную боевую эффективность в реальном бою и совершенно феерическую — в медийном пространстве.

В итоге, несмотря на то, что ВКС так и не стали фактором, способным привести Башара Асада к победе, весь мир оказался под впечатлением как от решительности российского президента отстаивать интересы своей страны вопреки позиции США, так и от того, что РФ располагает для этого необходимым военным инструментарием. В переводе с дипломатического языка на русский, действия частей ВКС в Сирии возвестили: «Мы будем делать то, что считаем нужным, и там, где считаем нужным, а если кто-то (включая мирового гегемона) не согласен, то он может поплакать в сторонке».

В итоге при вроде бы равном счете (США не смогли сместить Асада, РФ не смогли обеспечить победу Асада) политический выигрыш оказался на стороне РФ. Но не только политический. Если до появления ВКС в Сирии США могли рассчитывать, что «бармалеи» рано или поздно возьмут Асада измором (а верные сирийскому президенту части очень… скажем так, устали за годы противостояния), то с появлением российских ВКС эта надежда исчезла совершенно. Иными словами, действовавшая до недавнего времени политика США в Сирии оказалась не только проигрышной на фоне российской, но еще и завела США в тупик, выходом из которого является либо масштабная интервенция в Сирию (по образцу и подобию «Бури в пустыне») либо же тихий уход — со всеми сопутствующими репутационными потерями.

И вот тут к власти приходит Трамп. Честно говоря, ему не позавидуешь, потому что оба выхода для него нехороши. США сейчас не в лучшем состоянии, чтобы ввязываться в очередную масштабную военную авантюру, при том что сам Трамп считает подобные действия ошибочными (по факту они такими и являются). Но при этом у Трампа практически нет лимита доверия: его постоянно упрекают в связях с русскими, в слабости и т.д., и уйти из Сирии, уступив ее «ковбою Вольдемару», он тоже не может.

Трамп мог бы позволить себе проиграть РФ в Сирии, добившись за счет этого масштабной дипломатической победы над РФ в какой-то иной области, но такой области сегодня просто не существует, к тому же — понимая затруднительное положение США в Сирии у РФ нет никаких оснований дарить такую победу Трампу.

Судя по всему, первоначально Трамп предпочел выждать, и это, пожалуй, было для него единственно правильной линией поведения. Несмотря на тупиковую ситуацию, позиции США в Сирии пока достаточно сильны, у Америки есть приличное влияние на «бармалеев» и на европейское общественное мнение, так что Трамп мог позволить себе отложить решение сирийского вопроса на какой-то срок, а там, глядишь, какие-то основания для торга с Россией найдутся… или получится их создать. Но инсценировка применения отравляющих веществ лишила Трампа такой возможности, теперь он обязан был предпринять какие-то действия. Если бы он «спустил дело на тормозах» и согласился с РФ на проведение независимых расследований использования ОВ, то тем самым он:

1. Окончательно признал бы лидерство РФ в Сирии.
2. Дал бы своим политическим противникам прекрасный компромат — немедленно поднялся бы страшенный вой о крови невинных младенцев на руках Трампа, за которую тот не посмел отомстить.

Вместо этого Трамп наносит масштабный ракетный удар по базе Шайрат с которой якобы были использованы боевые ОВ. В результате этого:

1. Трамп заявил всему миру, что Сирия вовсе не является «песочницей Путина», и что если РФ способна вмешиваться во внутренние дела Сирии, игнорируя мнение США, то Америка может ответить В.В. Путину тем же. Таким образом Трамп демонстрирует силу, затыкая рот своим оппонентам.
2. Трамп посылает недвусмысленный намек российскому президенту, что Америка не уйдет просто так, а будет серьезно торговаться за Сирию.



В целом не приходится сомневаться, что с позиции политических интересов удар ракетами по Асаду был куда более выгодным для Трампа поступком, чем игнорирование «применение ОВ сирийскими правительственными войсками». Правда, при этом погибли люди и нарушен суверенитет Сирии, но когда подобные «мелочи» волновали американских и европейских политиков? Стоило только Януковичу взять курс на более близкие отношения с РФ путем вхождения Украины в Таможенный союз, и инспирированная извне «оранжевая революция» свергает власть, ну а чтобы все было надежно, бунтовщиков «повязали кровью», отправив на тот свет «небесную сотню». В конце концов, сказал же Томас Джефферсон: «Дерево свободы нужно поливать время от времени кровью патриотов»… В общем, поступок Трампа совершенно неудивителен, потому что от европейского или американского политика трудно ожидать чего-то иного.



Весьма интересный вопрос: кто именно организовал инсценировку с ОВ. Обычно в таких случаях следует искать кому выгодно, а выгодно это в первую очередь «бармалеям» — для них вопрос противостояния США и Асада — в прямом смысле слова вопрос жизни и смерти. Потому совсем нельзя исключать, что американский президент оказался поставленным перед фактом атаки ОВ и вынужден был на него как-то реагировать, ну и среагировал наиболее эффективным в его понимании образом. Но также нельзя совсем исключать и того, что Трамп знал о готовящейся провокации, или даже сам ее санкционировал — как ни крути, но после ракетного удара политические позиции США усилились, а это выгодно Трампу.

Кому совершенно точно не выгодна подобная провокация, так это Асаду и РФ, так что их из этого «списка подозреваемых» смело можно вычеркивать.

Что ж, в политическом смысле удар «Томагавками» несколько усилил позиции американского президента. Возвращаясь к «ковбойской» аналогии, Трамп, не будучи доволен теми картами, что были у него на руках, сдал себе новые, получше, и пошел «в козыри»: накануне визита в Россию глава Госдепартамента объявил:

«Россия должна сделать выбор между США и здравомыслящими странами с одной стороны и Ираном, группировкой «Хезболла» и режимом Башара Асада с другой».


Решимость США продемонстрирована, теперь в ход пошли угрозы дальнейшего нагнетания напряженности и изоляции. Но должны ли мы испугаться? Можно подумать, сейчас мало напряженности и санкций… а сирийские карты «ковбоя Вольдемара» все еще сильнее. И В.В. Путин ответил:

Замечательно! Мы готовы потерпеть.


Иными словами, эскалация напряженности и последовавшая за ней попытка обыграть Россию в Сирии успехом не увенчались, блеф американцев не прошел. И это самый главный и самый правильный ответ, который могла дать Россия американскому президенту.

Вопрос второй: был ли удар по базе «Шайрат» «договорным»?

Этот вопрос возник из-за очевидной странности последствий американского удара. Почти шесть десятков крылатых ракет с мощной боевой частью… и ни ВПП, ни стоящие открыто самолеты никакого ущерба не понесли, «наказаны» только шесть небоеспособных МиГ-23 располагавшихся в ангарах.



Состояние базы таково, что уже чуть ли не на следующий день после налета она возобновляет боевую деятельность. Тут поневоле заподозришь какую-то профанацию, и кое-кто высказывал мысль, что США и РФ попросту договорились с тем, чтобы не дать Трампу потерять лицо, а Сирии — не нести излишних жертв.

Но это крайне сомнительно. Следует понимать, что Трампу нужно было проявить силу, причем не только перед американским истеблишментом, но и перед РФ. Именно поэтому ни на какие переговоры с Москвой Трамп, естественно, пойти не мог, он должен был поставить РФ перед свершившимся фактом — иначе это была бы демонстрация не силы, а слабости. Но при этом Трамп стремился усилить свой политический капитал для переговоров по Сирии, т.е. чрезмерно отталкивать РФ от себя ему было не нужно. А так… и сила проявлена, и сирийская авиабаза не сказать, чтобы страшно пострадала, а уж о сколько-то серьезном подрыве боеспособности сирийских вооруженных сил говорить и вовсе не приходится. Ну а для внутреннего американского потребления импозантный и умудренный жизнью воин в высоких чинах расскажет о том, что база полностью выведена из строя, буквально стерта с лица земли. Кстати, душераздирающая картина: «Студентка, комсомолка и просто красивая женщина Иванка, пораженная в самое сердце бесчеловечностью солдатни Башара Асада, умоляет отца свершить Ужасную Мстю» — она, скорее всего, из той же оперы. Специфическое американское кино для внутреннего потребления.

Вопрос третий: почему Россия не перехватила «Томагавки» в полете?

Тому виной было две причины. Первая из них — российские ЗРК физически не имели такой возможности. И дело тут не в каких-то суперспособностях американских ракет, а в банальных законах физики — ракета зенитного ракетного комплекса не может поразить цель, если ее не видят радары этого комплекса. По некоторым данным траектория полета Томагавков после пуска «отклонилась» к югу, а затем ракеты прошли над территорией Ливана и Израиля, т.е. вдали от наших баз. Многие люди полагают, что если радиус действия некоего ЗРК достигает 400 км, то ракеты этого ЗРК могут сбить любую цель на расстоянии 400 км, но это не так. Чем дальше расстояние, тем выше должна лететь потенциальная цель, иначе она будет скрыта от луча радара кривизной земного шара и стрелять по ней будет нельзя. «Томагавк» летит низко, ракеты такого типа могут быть обнаружены и уничтожены С-400 на дистанции вряд ли большей, чем 40-45 км.

Конечно, приятно думать, что один зенитный ракетный комплекс способен установить бесполетную зону над территорией немалых размеров страны, но это не так. Развернутые в Сирии ЗРК обеспечивают надежное прикрытие Тартуса и базы Хмеймим, но это и все.

Вторая причина заключается в том, что Российская Федерация не имела никаких оснований сбивать американские ракеты. Сирия не является военным союзником РФ, и наша страна никогда не гарантировала неприкосновенность территорий Сирии. Вооруженные силы Российской Федерации решают в Сирии конкретную и локальную задачу — уничтожение ИГИЛ (запрещена в РФ), это все. Уже после ввода соединений российских ВКС суверенитет Сирии нарушался неоднократно — этим грешили и турки и израильтяне. РФ осуждала, конечно, но только на словах. Американцы, кстати, делают абсолютно то же самое — им не нравится, что мы бомбим «бармалеев», но они не сбивали и не будут сбивать наши ракеты. Почему мы должны поступать по-другому? Потому что действия американцев незаконны и нарушают суверенитет Сирии? Очень жаль, но суверенитет Сирии является проблемой Сирии, а не нашей.

Многие воспринимают удар «Томагавков» как пощечину России, но почему? Похоже, что без Владимира Владимировича Путина тут не обошлось. Дело в том, что уже длительное время критика действий Президента Российской Федерации считается моветоном. При этом успехи В.В. Путина освещаются достаточно широко, а ряд его инициатив (как пример — возвращения Крыма) безусловно поддерживается широчайшими массами населения. В результате в массовом сознании складывается образ безупречного и никогда не ошибающегося вождя, которому подвластно почти все. Упрощает дело и то, что наш президент действительно наделен сильными лидерскими качествами. На фоне таких фигур большой политики как Франсуа Олланд или Барак Обама, В.В. Путин выглядит весьма выигрышно. А кроме этого в последнее время на «всемогущественный» имидж Владимира Владимировича неплохо сработали сами США с их полуистерическими поисками беспринципных русских хакеров, извративших результаты выборов в Америке и российских компаний, финансировавших предвыборную кампанию Трампа. В результате кое-кто всерьез решил, что В.В. Путин «задавил авторитетом» американского президента, или что Трамп нам чем-то обязан, или же в то, что в Сирии у нас абсолютно все под контролем, а теперь пришло время расстаться с иллюзиями.

Достаточно болезненная реакция части читателей ВО на ракетный удар американцев по большей части продиктована не трезвым анализом ситуации, а эффектом завышенных ожиданий. Ну а на самом деле, американцы по отношению к нам не сделали ничего такого, чего бы мы не делали по отношению к ним. Соответственно, никаких «пощечин» Россия не получала, и в экстраординарных ответах потребности нет. Главным ответом России, как мы уже говорили выше, стал отказ от изменений нашей текущей политики в Сирии под давлением США. И это — правильно.

Сколько «Томагавков» долетело до базы Шайрат?

Американцы объявили о пуске 59 ракет, но представитель МО РФ сообщил о том, что до базы долетело только 23 ракеты. Где остальные? Конечно, тут же появились эксперты, со снимками в руках обосновывающие, что почти все американские ракеты достигли цели, однако автор настоящей статьи испытывает нешуточные сомнения в том, что эти люди обладают достаточной квалификацией для такого анализа. Были же эксперты, на полном серьезе утверждающие, что ржавые жестянки на одном из фото авиабазы Шайрат являются контейнерами для боевых ОВ. Но оказалось, что это универсальные контейнеры, используемые в том числе и для кассетных боеприпасов. Однако возвращаемся к американским ракетам

Вариант 1 (техническая неисправность «Томагавков») весьма сомнителен. Все же это довольно старые ракеты и американцы накопили слишком большой опыт работы с ними, чтобы терять свыше 60% ракет в залпе по техническим причинам.

Вариант 2 (использование РФ средств ПВО, включая РЭБ). Версия крайне сомнительна по причинам, изложенным выше. У РФ не было оснований сбивать американские крылатые ракеты, да и наши станции РЭБ, по всей вероятности, располагались очень далеко от американских ракет. Таким образом, для того, чтобы пытаться сбить работу тех же радиовысотомеров «Томагавков», нашим станциям пришлось бы генерировать чрезвычайно сильный сигнал, который вряд ли остался бы незамеченным. Хотя совершенно эту версию исключать нельзя.

Всем нам необходимо ясное понимание, что, находясь далеко от конфликта и не имея соответствующего допуска, мы попросту не располагаем информацией о том, что там происходит на самом деле. Мы можем только предполагать, причем достоверность наших предположений сопоставима с гаданием на кофейной гуще. В свое время мы нанесли удар «Калибрами» по "бармалеям" в Сирии, но что если придумать некий… совершенно фантастический сценарий? О том, как мы применили «Калибры», а американцы попытались подавить их системы наведения средствами РЭБ? Интересно, а если бы такое случилось и не осталось незамеченным нами, просочились бы сведения об использовании американцами РЭБ в СМИ? Крайне сомнительно, скорее всего, широкая публика ни в США ни в РФ ничего бы не узнала. Но зато сейчас, когда американцы сами нанесли ракетный удар, нас по отношению к их ракетам были бы развязаны руки. Сценарий, конечно, фантастический, но в жизни случается всякое… Автор настоящей статьи не предлагает изложенный выше сценарий как рабочую версию событий в Сирии, он лишь хочет подчеркнуть, что реальность может быть совсем не такова, какой она нам здесь представляется.

Вариант 3 (самый простой). По данным американцев, запущено 59 «Томагавков», по нашим данным — долетело только 23 ракеты. Вот только кто сказал, что ракет было запущено 59? Американцы? А что, если они «немножко» преувеличили количество запущенных ракет? В логику, согласно которой Трампу желательно продемонстрировать сильный удар для американцев и весьма умеренный — для Российской Федерации, такая «маскировка» прекрасно укладывается.

И, наконец, вариант 4. США говорят чистую правду, 58 «Томагавков» достигли цели, а наши… наши просто «отзеркалили» сообщения ряда иностранных масс-медиа о том, что чуть ли не 90% всех «Калибров», запущенных по сирийским «бармалеям», якобы упали где-то в Иране. Т.е. сообщение МО РФ — не более чем элемент информационной борьбы.

К сожалению, мы, возможно, никогда не узнаем, что же произошло на самом деле 7 апреля 2017 г.
Автор:
Андрей из Челябинска
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

123 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти