Египетский выбор: между военным секуляризмом и религиозным фундаментализмом

Недавние террористические акты в Египте, где 9 апреля 2017 г. смертниками были атакованы православный и коптский христианские храмы в Танте и Александрии, в результате чего погибли 45 человек и свыше 140 человек получили травмы различной степени тяжести, вновь привлекли внимание средств массовой информации к ситуации в этой стране. После свержения президента Хосни Мубарака, правившего страной тридцать лет, политическая ситуация в Египте дестабилизировалась. В стране серьезно возросла активность религиозно-экстремистских и светских радикальных организаций, преследующих свои политические цели и не останавливающихся перед любыми методами, в том числе и перед убийством мирных людей. Ставший в 2014 г. главой государства Абдель Фаттах ас-Сиси обещал защитить Египет и египтян от терроризма, однако пока с этой задачей, как мы видим, египетские власти справиться не могут. Террористические акты становятся все более кровавыми, жертв все больше, а поток новых членов в экстремистские организации не прекращается. И связано это не только с социально-экономическими проблемами страны.

Египетский выбор: между военным секуляризмом и религиозным фундаментализмом


Напомним, что послевоенная политическая история Египта — это, в значительной степени, история противостояния сторонников светской и религиозной государственности. Как и в Турции, в Египте вооруженные силы стали главным провозвестником секулярного общества и остаются им, несмотря на существенное влияние религиозных фундаменталистов, вплоть до настоящего времени. Однако, на этом сходство египетской и турецкой модели заканчивается. Турция — куда более развитое государство, а главное — в этой стране есть достаточно многочисленный средний класс, привыкший к современному образу жизни, образованный, ориентированный на модернистские ценности. В Египте такой многочисленной социальной прослойки нет, а есть элита и есть многочисленное население, живущее в бедности или даже в полной нищете. Именно многомиллионные массы бедных и нищих египтян и являются главной социальной базой религиозных фундаменталистов, хотя лидеры последних, разумеется, тоже в большинстве своем выходцы из элиты, точнее — из ее особой прослойки, религиозно-интеллектуальной среды.


Религиозный фундаментализм зародился в Египте в качестве «противовеса» османской имперской идеологии и рассматривал возвращение традиционных исламских ценностей в качестве единственно приемлемого пути развития египетского общества после освобождения от власти Османской империи. Впоследствии религиозные фундаменталисты превратились в главных оппонентов светских арабских националистов, утвердившихся у власти в Египте после революции, свергнувшей монархию. Еще в 1920-х гг. в Египте начался процесс консолидации сторонников религиозно-фундаменталистских взглядов. В 1928 г. была создана организация «Братья-мусульмане» (запрещена в Российской Федерации), у истоков которой стоял Хасан ибн Ахмад аль-Банна (1906-1949), работавший учителем в школе, открытой для рабочих, трудившихся на строительстве Суэцкого канала. Деятельность «Братьев-мусульман» вскоре распространилась на весь Египет, а затем они приобрели сторонников в Палестине и Сирии.

Через тринадцать лет после создания, в 1941 г., БМ насчитывали уже более 60 тысяч активных членов, а к 1948 г. ряды Братства увеличились до 500 тысяч членов. Это был невероятный успех. «Братья-мусульмане» фактически превратились в «государство в государстве». Они создавали собственные школы и больницы, обеспечивали своих сторонников работой, проникали в армию и государственный аппарат. В 1948 г. премьер-министр Махмуд Фами аль-Накраши издал постановление о запрете деятельности братства, после чего уже в декабре 1948 г. был убит сторонниками этой организации. 12 февраля 1949 года в Каире был застрелен Хасан аль-Банна. Его убийцу так и не нашли. Эти события открыли почти семидесятилетнюю историю открытого противостояния крупнейшей в стране религиозно-политической организации и египетского государства.

В 1950 г. фактическим лидером БМ стал философ Сейид Ибрахим Кутб (1906-1966), который не был политическим маргиналом. Прекрасно образованный человек, служивший одно время инспектором Министерства образования, Кутб критиковал западный образ жизни и был категорическим противником его заимствования и распространения в Египте. Уже в 1954 г. деятельность БМ в Египте была запрещена. В 1966 г. Кутба приговорили к смертной казни. Ему вменили в вину участие в покушении на президента Египта Гамаля Абделя Насера. Кстати, последний был наиболее решительным противником БМ. В годы его правления были начаты масштабные репрессии против сторонников этой организации. Они продолжились и после смены власти в стране. Анвар Садат, который поменял политику с просоветской на проамериканскую, в отношении БМ был настроен столь же негативно, как и Насер. Он видел в них опасных конкурентов в борьбе за власть. Хотя БМ рассматривались некоторое время в качестве противовеса египетскому коммунистическому движению, в конечном итоге Садат также активизировал преследования членов этой организации.

«Братья-мусульмане» и другие египетские радикальные организации были очень недовольны проамериканской политикой Садата, особенно после того, как он пошел на нормализацию египетско-израильских отношений. Негативное отношение к внутренней и внешней политике президента и стало главной причиной организации его убийства на военном параде в 1981 году. Сменивший Садата Хосни Мубарак серьезно укрепил систему внутренней безопасности страны. Учитывая, что Садат был убит группой военнослужащих, сочувствовавших БМ, Мубарак особое внимание уделял борьбе с радикальными взглядами в вооруженных силах. Политика Мубарака была достаточно продуманной. С одной стороны, он смягчил линию государства в отношении оппозиции, выпустив из тюрем ряд оппозиционных политиков, но с другой стороны — ужесточил режим для фундаменталистов, казнив целый ряд участников фундаменталистских организаций.

За это Мубарак еще тридцать пять лет назад, в 1982 году, был приговорен к смерти. Но убить его радикалам так и не удалось. Мубарак сохранял пост президента страны на протяжении тридцати лет. Конец режиму Мубарака положила только «Арабская Весна». Египет стал одной из тех стран арабского мира, где накал протестных выступлений достиг наибольшей температуры. В результате массовых протестов в Каире, Александрии и других городах страны Мубарак был вынужден отказаться от поста главы государства. Но власть смогли сохранить за собой представители военной элиты -Высший совет Вооруженных сил, во главе которого встал фельдмаршал Мухаммед Хусейн Тантави (род.1935), с 1991 года занимавший пост министра обороны и военной промышленности Египта. 30 июня 2012 г. на объявленных в стране президентских выборах победил кандидат религиозно-политических кругов — председатель Партии свободы и справедливости Мухаммед Мурси, в действительности бывший одним из фактических лидеров «Братьев-мусульман». Его победа стала свидетельством той действительной популярности, которой в стране пользуются «Братья-мусульмане». Кандидатуру Мурси поддержала наиболее многочисленная часть населения — консервативно настроенные сельские жители.



Однако, практически сразу же после прихода к власти, Мурси столкнулся с серьезнейшей оппозицией. Она выражала интересы наиболее обеспеченных слоев египетского общества — офицерского корпуса армии, городской интеллигенции, бизнесменов, связанных с зарубежными поставками и туристическим бизнесом. Всем этим группам населения был крайне невыгоден приход к власти в стране фундаменталистов. Вся надежда оставалась на вооруженные силы, офицеры которых получали образование в Великобритании и США и куда более положительно относились к западной культуре, чем массы сельских жителей.

3 июля 2013 года министр обороны Египта Абдул Фаттах Ас-Сиси объявил о свержении президента Мухаммеда Мурси. Военные выступили против многочисленных демонстрантов, поддержавших Мурси, и даже пошли на применение оружия. Были арестованы как минимум около 300 ведущих активистов «Братьев-мусульман». В конце мая 2014 г. в Египте прошли новые президентские выборы, на которых ожидаемо победил Абдул Фаттах Ас-Сиси. Несмотря на то, что Сиси сверг президента из БМ, он также встретил поддержку широких слоев населения. Несмотря на секуляризм офицерской элиты, к армии в Египте — особенно трепетное отношение. В этом страна, опять же, похожа на Турцию. Кроме того, от Сиси ждали, что он сможет вывести Египет из тяжелого экономического кризиса. Его поддержали все те группы, которые в свое время выступали в поддержку Гамаля Абделя Насера.

Для США и Запада победа Сиси не была радостной новостью. Несмотря на то, что министр обороны получал военное образование в Соединенных Штатах и Великобритании, он вновь оживил в глазах Запада разрушенный образ арабского светского национализма. Во внутренней политике Сиси последовал примеру своих предшественников Насера, Садата и Мубарака. Он запретил деятельность большинства оппозиционных политических и религиозных организаций, провел массовые аресты граждан, подозреваемых в сотрудничестве с радикалами. Однако, вместо реального улучшения политической стабильности в стране эти меры привели к настоящей волне террора. В Египте начались регулярные террористические акты против силовиков, государственного аппарата, религиозных меньшинств. Больше всего от деятельности террористов страдают египетские христиане. Это — крупнейшее и древнейшее религиозное меньшинство страны. Во время светских политических режимов египетские христиане — копты, православные, католики — чувствовали себя достаточно спокойно, поскольку арабский национализм не подразумевал дискриминацию других арабов по религиозному признаку (напомним, что христиане — арабы стояли у истоков многих ближневосточных светских националистических организаций, например одним из основателей Партии арабского социалистического возрождения «БААС» был православный христианин Мишель Афляк). Однако в 2011 г., после свержения Мубарака, положение коптов и других христиан Египта оказалось очень опасным. Многие христиане были вынуждены эмигрировать из страны, другие живут в постоянном страхе, опасаясь террористических актов.



Резкой активизации радикальных группировок способствовало и усиление активности «Исламского государства» (запрещено в Российской Федерации) в Сирии и Ираке, а также в соседней Ливии. Разумеется, многие египтяне принимали участие в боевых действиях в качестве добровольцев, с другой стороны в Египет продолжали проникать иностранные боевики. Основная вербовка сторонников развернулась в тюрьмах Египта, где оказались тысячи молодых людей, арестованных за участие в демонстрациях и акциях протеста. Чтобы воспрепятствовать пропагандистской деятельности религиозных фундаменталистов, Сиси запретил имамам, не имеющим специальной регистрации, выступать с проповедями. Таковых оказалось примерно 12 тысяч человек.



Однако, даже эти меры не смогли повлиять на активность «Братьев-мусульман». Во-первых, в Египте БМ давно действуют не столько через культовые учреждения, сколько через школы, университеты и даже больницы. БМ обладает многочисленной и разветвленной сетью последователей, интегрированных общественных организаций и фондов, групп и кружков, уничтожить или закрыть которые просто не в силах современного египетского государства. Во-вторых, уровень социального расслоения в Египте такой, что многомиллионные обездоленные массы все равно будут придерживаться протестной идеологии, особенно если она основана на понятных им и принимаемых ими постулатах религии. Как показала практика, ужесточение полицейских мер не повлекло за собой серьезного улучшения ситуации в стране. Путь конфронтации оказался ошибочным и расколол египетское общество. Тем более, что Египет — это не европейская страна, где можно методом полицейского преследования справиться с немногочисленными радикальными организациями. БМ — серьезнейшая сила, не только в политическом, но и в социальном отношении, вдобавок ко всему опирающаяся на солидную помощь со стороны иностранных фондов.

Как показывает практика, в странах Ближнего Востока и Северной Африки привычные институты западной демократии, формировавшиеся в совершенно иных культурных условиях, приводят к власти религиозно-консервативные силы. То есть, как раз те политические организации, которые выступают с критикой Запада, западной демократии и западного образа жизни. Правление «прозападных» либералов в таких странах невозможно. Единственной альтернативой религиозным радикалам являются лишь военные диктатуры светских националистов, которыми и были, собственно говоря, режимы Саддама Хусейна, Муаммара Каддафи и Хосни Мубарака. Однако, вопрос в том, насколько в сложной политической обстановке современного мира модель светского национализма на Ближнем Востоке сможет сохранять привлекательность для широких слоев населения. В Египте, по крайней мере, конфликт двух моделей уже привел к серьезнейшему внутреннему противостоянию, фактически — к вялотекущей гражданской войне, принявшей формы террористических актов. Удастся ли ас-Сиси справиться со своими противниками, покажет время, но одно остается очевидным — количество человеческих жертв и разрушительность террористических актов пока не снижаются, и это очень прискорбно.
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: (Фото AP Photo | Hassan Ammar)

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. лигр 19 апреля 2017 15:53
    Чувствую скоро придётся и в Египет вводить ограниченный контингент, впрочем не всё потеряно можно туда Асада определить президентом, ведь Сирия и Египет были одним государством, недавно совсем, возможно к этому и идёт всё.
    1. kpotr 20 апреля 2017 19:49
      Была-то была, но была 3 года таковой. Со столицей в Каире. А насчет Асада- это круто, даёшь Коптское гос-во)))
  2. ланс 19 апреля 2017 16:23
    ну тогда у египта единственный выход отдать мистрали рф и предоставить портовую базу вмф иначе 2я сирия
  3. parusnik 19 апреля 2017 16:59
    Все это до момента пока Египет не разругается с саудитами..От них он очень зависит...
  4. g1washntwn 20 апреля 2017 06:54
    Вся разница между идеологией Третьего рейха и современными сторонниками радикального ислама только в том, что первые ставили в основу своей исключительности расовую принадлежность, а последние - извращенную религиозную составляющую. И первые и последние не согласны изменить свое отношение к другим точкам зрения, обсуждать что-либо с ними невозможно и бесперспективно, как и пытаться уничтожать физически. Нужна война идеологическая - уничтожать не носителя зараженной информации, а внедрять в тело вируса код, уничтожающий его изнутри.
Картина дня