Тридцать три «с Востока». Как Уругвай боролся за независимость

Первая четверть XIX века вошла в историю как эпоха деколонизации Латинской Америки. В этот период добилось политической независимости большинство государств Южной и Центральной Америки — бывшие испанские, французские (Гаити) и португальские (Бразилия) колонии. Наиболее яркой и продолжительной была борьба за независимость испанских колоний. Каждый латиноамериканский испаноязычный народ имеет своих героев, среди которых наиболее известны Боливар, Сан-Мартин, Сукре. Весьма примечательной была и история борьбы за независимость Уругвая — одного из самых небольших, но весьма развитых в экономическом отношении государств Южной Америки.

Земли современного Уругвая к началу XIX века входили в состав т.н. «Восточной полосы» — территории, в которую сегодня, помимо Уругвая, входят также районы бразильских штатов Риу-Гранди-ду-Сул и Санта-Катарина. В Восточной полосе проживали многочисленные группы выходцев из испанской периферии — Арагона и Канарских островов. Значительную часть населения составляли знаменитые «гаучо» — пастухи-полукочевники, создатели уникальной культуры, впитавшей в себя испанские и индейские, а также португальские компоненты. Многие гаучо происходили от смешанных браков испанских иммигрантов с местными женщинами из индейских племенных групп чарруа, тупи, гуарани и т.д. Жители Восточной полосы назывались «ориенталес» и выделялись в особую группу креольского населения Южной Америки. На их диалект испанского языка сильное влияние оказал португальский язык, поскольку Восточная полоса находилась на границе с португальской колонией Бразилия.


В 1776 году испанские власти приняли решение создать на территории своих владений в Южной Америке новое вице-королевство — «Рио-де-ла-Плата», которое было выделено из состава вице-королевства Перу и включило в себя земли современных Аргентины, Боливии, Парагвая и Уругвая. Целью создания нового вице-королевства было противодействие активной португальской экспансии в этом регионе Южной Америки, осуществлявшейся с территории Бразилии. Однако, оккупация Испании в 1808 г. войсками Наполеона Бонапарта катализировала революционные процессы в южноамериканских колониях. К этому времени в колониях уже действовали достаточно активные группы сторонников независимости, вдохновленные примером освобождения Соединенных Штатов Америки. Не была исключением в плане наличия таких групп и территория вице-королевства Рио-де-ла-Плата. В 1809 г. в Рио-де-ла-Плата прибыл новый вице-король — Бальтасар Идальго де Сиснерос (1758-1829) — испанский военно-морской офицер, участник Трафальгарской битвы. Однако, уже 10 мая 1810 года Сиснерос был свергнут т.н. Майской революцией. В Буэнос-Айресе утвердилось новое правительство, которое, однако, предпочло не провозглашать независимость до 1816 года.

Важнейшую роль в борьбе за независимость Ла-Платы играл Хосе Хервасио Артигас (1764-1850), впоследствии ставший важнейшим национальным героем Уругвая. Хотя его судьба сложилась достаточно неудачно — он был вынужден покинуть родные места и тридцать лет провел на чужбине в Парагвае, где и скончался, именно Артигас стоял у истоков современной уругвайской государственности.

Уроженец Монтевидео, Артигас родился в семье креола — потомка арагонского иммигранта, приехавшего в Южную Америку из Арагона (Испания) в начале XVIII века. В роду Артигаса были и гуанчи, коренные жители Канарских островов. В детстве Хосе Артигас учился во францисканском колледже Сан-Бернардино, но не закончил его. В двенадцатилетнем возрасте он стал работать пастухом на родительских фермах, где сблизился и подружился с пастухами-гаучо, среди которых преобладали испанско-индейские метисы. Кстати, одна из версий происхождения гаучо гласит, что их предки принадлежали к большой группе канарских гуанчей, переселившихся в окрестности Монтевидео. Многие из гаучо, чтобы заработать денег, занимались контрабандой. Не стал исключением и Хосе Артигас. Власти вице-королевства Рио-де-ла-Плата подали Артигаса в розыск. Но молодой контрабандист оставался неуловимым, чему способствовала и его дружба с индейцами — чарруа, помогавшими ему укрываться от преследования колониальных властей.

Вполне вероятно, что Артигас так и прожил бы жизнь обычным гаучо-контрабандистом, если бы не масштабные события, начавшиеся в Европе и Южной Америке. Когда началась Англо-испанская война, к Артигасу, бывшему в то время уже известным авторитетом контрабандистов, поступило необычное предложение от властей вице-королевства Рио-де-ла-Плата. Сам вице-король Антонио Олагуэр Фелиу предложил Артигасу амнистию в том случае, если он поступит на военную службу и приведет вместе с собой 100 гаучо. Артигас согласился. В 1797 г. 33-летний Хосе Артигас, вчерашний контрабандист, был зачислен в испанскую армию в звании лейтенанта — как командир приведенного им подразделения из 100 человек. Он командовал отрядом на бразильской границе, а в 1806 г. принял участие в отражении британского вторжения в Ла-Плату. Во время второго вторжения британцев он попал в плен, но бежал и начал партизанскую борьбу против британцев. Тем не менее, карьера Артигаса двигалась медленно. Лишь в 1809 году, в 45-летнем возрасте, Артигас получил воинское звание капитана испанской армии. В качестве командира кавалерийского отряда Артигас получил известность многочисленными победами над бродячими шайками, грабившими местное мирное население. Авторитет его в среде жителей Восточной полосы стремительно возрастал.
Когда войска Наполеона Бонапарта вторглись в Испанию, в вице-королевстве Рио-де-ла-Плата началась Майская революция. В Ла-Плате началась борьба за власть.

Новым вице-королем стал Франсиско Хавьер де Элио (1767-1822) — испанский офицер, бывший губернатор Монтевидео. Против него начал борьбу Мариано Морено, который и призвал на помощь капитана Артигаса. В подчинении Артигаса оказался отряд из 150 человек, а самому Артигасу присвоили воинское звание полковника. Перед отрядом поставили задачу захвата Восточной полосы — территории современного Уругвая. Отряд под командованием Артигаса смог достаточно быстро установить контроль над практически всей Восточной полосой, а 18 мая 1811 г. нанести серьезное поражение войскам вице-короля Элио в битве при Лас-Пьедрас. Элио, чья власть сохранилась лишь в Монтевидео, понимая безвыходность своего положения, вступил в союз с хунтой Буэнос-Айреса и с португальскими властями соседней Бразилии.

В 1811 г. в Восточную полосу вторглась внушительная португальская армия из Бразилии. Артигас был вынужден отказаться от планов по захвату Монтевидео и отступить. Тем временем, хунта Буэнос-Айреса признала вице-короля Элио правителем Восточной полосы. 12 октября 1811 г. Хосе Хервасио Артигас приказал своим сторонникам начать отступление в провинцию Энтре-Риос. В историю Южной Америки эти события вошли как «Уругвайский исход». Вместе с Артигасом уходили его последователи — и военные, и гражданские, вместе с семьями и слугами. Многие из сторонников Артигаса (их называли ориенталистами) сожгли свои дома, чтобы они не достались португальцам. В «Уругвайском исходе» участвовали 16 тысяч человек — мужчины, женщины, старики, дети. Помощь в снабжении беженцев продуктами оказали власти Парагвая.

Артигас рассчитывал, что впоследствии власти Буэнос-Айреса все же согласятся на конфедеративную модель государственного устройства и признают автономию Восточной полосы. Однако, Хервасио Антонио де Посадас, верховный правитель Соединенных провинций де-ла-Платы, известный сторонник унитарной модели государственного устройства, всячески противился идее конфедерации. Он согласился предоставить Восточной полосе статус автономии, но лишь в рамках унитарного государства. Это, в свою очередь, не устраивало Артигаса. Поэтому прийти к компромиссу хунта Буэнос-Айреса и Артигас так и не смогли. Тем временем, один из важнейших деятелей хунты генерал Карлос Мария де Альвеар осадил Монтевидео и пригласил Артигаса в город — якобы для того, чтобы передать власть. Однако, на самом деле Альвеар вынашивал планы захвата Артигаса в плен. Последнему чудом удалось спастись. В мае 1813 г. сторонники Артигаса участвовали в Генеральной конституционной ассамблее Рио-де-Ла-Платы, где пытались отстаивать конфедералистские принципы государственного устройства. Но правители Буэнос-Айреса, выступавшие за унитарное государство, опять отказались от создания конфедерации. После этого в 1814 году Артигасом была создана Лига свободных народов, в которой он занял пост «протектора» («защитника»). Следующий год ознаменовался установлением сторонниками Артигаса контроля над Монтевидео, после чего 29 июня 1815 года была образована Федеральная Лига в составе Восточной провинции, Корриентес, Кордовы, Энтре-Риос, Мисьонес и Санта-Фе. Так появилось фактически автономное образование на территории современного Уругвая.

Однако, Федеральная Лига вызывала большую обеспокоенность со стороны и властей Буэнос-Айреса, видевших опасность сепаратистских настроений в Восточной провинции, и соседних португальских властей Бразилии, которые опасались, что республиканские настроения распространятся из Монтевидео в Бразилию. В августе 1816 г. португальские войска вторглись в Восточную полосу, а уже в январе 1817 года военный комендант Монтевидео Мигель Баррейро объявил о сдаче города без сопротивления. После этого Артигас начал войну против португальцев и центрального правительства. В союзе с ним выступили власти провинций Санта-Фе и Энтре-Риос. Однако, затем губернаторы провинций отказались от союза с Артигасом и заключили соглашение с властями Буэнос-Айреса. Войска Артигаса потерпели серьезное поражение от португальской армии и к сентябрю 1820 г. отошли в провинцию Мисьонес. Оставшийся без средств на дальнейшее проведение войны и практически без солдат, Артигас переплыл Парану и сдался парагвайским властям. Парагвай выдавать Артигаса Буэнос-Айресу не стал, но поместил прославленного повстанческого военачальника в ссылку в Канделарию, где Артигас провел последующие тридцать лет своей жизни и скончался в 1850 году в возрасте 86 лет.

Тем временем, португальские войска, оккупировавшие Восточную полосу, собрали Сисплатинский конгресс, которым в июле 1821 года было принято официальное решение о присоединении территории Восточной полосы к Бразилии в статусе провинции Сисплатина. Получается, что испаноязычное население Восточной полосы оказалось под португальско-бразильским управлением. В 1822 г. инфант Педру, бывший наследником португальского престола, объявил о провозглашении независимости Бразильской империи. Таким образом, провинция Сисплатина оказалась в составе нового южноамериканского государства — Бразилии. Этим тотчас же решили воспользоваться власти Соединенных провинций Южной Америки (Аргентины), которые тоже претендовали на территорию Восточной провинции. 15 сентября 1823 г. аргентинский представитель передал руководству Бразилии меморандум об отказе Соединенных провинций Южной Америки признать Восточную провинцию бразильской территорией. Но в ответ бразильское руководство заявило, что Восточная провинция вошла в состав Бразилии согласно волеизъявлению народных масс, населяющих ее территорию. Кроме того, бразильские власти подчеркнули готовность вооруженным путем отстаивать неприкосновенность своих границ от попыток Соединенных провинций Южной Америки пересмотреть статус Сисплатины.

Далее ключевую роль в описываемых событиях играл Хуан Антонио Лавальеха (1784-1853). Уроженец Восточной полосы, Лавальеха, как и Артигас, был выходцем из семьи арагонского происхождения. В 1811 г. он присоединился к войскам Артигаса и получил звание лейтенанта. В 1816 году, когда войска Португалии вторглись в Восточную провинцию, Лавальеха возглавил вооруженное сопротивление португальцам, но 3 апреля 1818 года был разгромлен в битве у реки Валентин и взят в плен. Три года он провел в заключении на острове Лас-Кобрас в бухте Рио-де-Жанейро, а затем был освобожден и вернулся в Монтевидео. Там Лавальеха продолжил службу в драгунском полку местных пробразильских войск, но когда в 1822 г. была провозглашена независимость Бразильской империи, Лавальеха перебрался в Буэнос-Айрес. Власти Бразилии сочли его государственным изменником. Однако, Лавальеха приступил к формированию вооруженной экспедиции в Восточную провинцию с целью ее освобождения от бразильского господства. Финансирование экспедиции взял на себя крупный землевладелец Хуан Мануэль де Росас.

15 апреля 1825 года Лавальеха во главе отряда из тридцати трех повстанцев отплыл из Сан-Исидро и, умудрившись пройти незамеченными мимо бразильской пограничной флотилии, высадился на восточном берегу реки Уругвай. Там был водружен флаг Тридцати трех Ориенталес. Смельчаки поклялись или умереть, или добиться освобождения Восточной полосы от бразильского господства. После водружения флага Лавальеха со своими сторонниками двинулся вглубь провинции. По пути к ним присоединялись все новые и новые местные жители. 20 мая 1825 года отряд Лавальеха вступил в Монтевидео, а 14 июня 1825 года в городе Флорида собрался Флоридский конгресс, который 25 августа 1825 года официально провозгласил независимость Восточной провинции от Бразильской империи. 20 апреля как дата высадки Тридцати трех ориенталес празднуется в Уругвае в память о героических борцах за независимость Восточной провинции.

Тридцать три «с Востока». Как Уругвай боролся за независимость
— тридцать три ориенталес

Разумеется, бразильские власти отказались признать решение Флоридского конгресса легитимным, после чего началась война между Бразильской империей и Соединенными провинциями Южной Америки, длившаяся с 10 декабря 1825 года по 27 августа 1828 года и закончившаяся появлением на карте мира нового независимого государства под названием Уругвай. Но это уже история для другой публикации.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти