О судьбе русских военнопленных в 1812 году

При описаниях русско-французской войны 1812 года обыкновенно акцент делается на огромные (до 220.000 чел.) потери пленными наполеоновской армии. Однако противостоявшая ей в ходе этой войны русская императорская армия так же несла большие потери, в т.ч. и попавшими в плен, и, хотя в количественном отношении их число было относительно невелико (особенно в сравнениями с сотнями тысяч пленных из армии вторжения), но их печальная судьба заслуживает особой памяти и отдельного рассмотрения.

Известно, что в итоге сражения за Шевардинский редут и Бородинской битвы русские войска потеряли, в основном ранеными и убитыми, частью пленными, как минимум 44.000 нижних чинов и 1.500 офицеров (согласно сводным ведомостям о полковых потерях). Из этого ужасного числа потерь (почти треть армии М.И. Кутузова) от 800 до 1200 чел. попало в плен непосредственно на поле боя, и как обычно отмечается, это небольшое число сдавшихся вызвало неудовольствие самого Наполеона (т.к. именно количество пленных считалось одним из главных показателей победы). Однако мало кто знает, что гораздо большее (и при этом точно неизвестное) число тяжелораненых русских солдат попало во французский плен, будучи оставленными в Москве при отступлении царской армии (по до сих пор неясным причинам, в первую очередь из-за отсутствия средств передвижения и возможного нежелания местного населения предоставлять имевшиеся у них транспортные средства).


Христиан Фабьер дю Фор. Группа русских пленных, взятых в Бородинской битве, у дер.Валуево.



По разным оценкам, речь может идти как минимум о числе порядка 10.000 человек или даже о двух-трёх десятках тысяч раненых русских воинов, в основном не способных быстро самостоятельно передвигаться, и в связи с этим «препоручённых великодушию неприятеля» (именно с этими словами их передал русский генерал М.А. Милорадович, командир русского арьергарда, французскому маршалу Иоахиму Мюрату перед сдачей Москвы). Причины, вынудившие командование российских войск к данному шагу, были вероятно следующие.

В первую очередь, конечно, это было обусловлено огромным дефицитом перевозочных средств, сложившимся в результате поспешного бегства населения из Москвы из-за, по сути, проигрыша Бородинской битвы и неожиданного для большинства решения штаба М.И. Кутузова о сдаче древней столицы. По-видимому, русское командование, итак уже сильно потерявшее общественный престиж из-за отступлений и проигрыша решающего сражения, в тот момент просто не решилось прибегнуть к массовой реквизиции конного транспорта, возможно, или по причине его отсутствия, или из-за сословных предрассудков.

Во-вторых, русская армия (тогда комплектуемая в абсолютном большинстве из крепостных крестьян) в ту эпоху, начиная ещё с царствования Петра I, традиционно отличалась крайне пренебрежительным отношением к жизни отдельного «нижнего чина». Ценность жизни простого русского солдата тогда была крайне небольшой, те же кони или пушки ценились намного выше.

В большей степени это обуславливалось феодально-крепостническим укладом российского общества – ведь высшее офицерство было теми же помещиками, которые с детства были приучены смотреть на своих крепостных крестьян не более, чем как на свою собственность, к тому же довольно недорого стоившую. И если эти крепостные, по сути, рабы становились солдатами, то в их социальном положении мало что изменялось, и ценность их жизни от этого вряд ли увеличивалась. И соответственно этот фактор в свою очередь обуславливал крайне недостаточную обеспеченность средствами эвакуации раненых даже в регулярных царских полках в то время.

В-третьих, что было неразрывно связано со вторым фактором, армия России в XVIII-1й пол. XIX вв. (в «допироговскую эпоху»), к сожалению, отличалась от западноевропейских армий крайне недостаточным числом не только военных врачей, но даже фельдшеров и младшего медицинского персонала. И даже при полном их штате ситуация в царских полках ещё больше осложнялась худшей (по сравнению с аналогичными западноевропейскими подразделениями) обеспеченностью как медицинскими инструментами, так и хроническим дефицитом даже простейших для того времени лекарственных средств.


Солдаты Наполеона в окрестностях Подмосковья. Октябрь 1812 года


И в-четвёртых, средний уровень развития отечественной медицины тогда в целом (исключая только придворную петербургскую), был намного более низок, чем в Западной Европе, что обуславливало чудовищно высокий уровень смертности среди раненых, и это, соответственно, предполагало скорую смерть большинства оставленных в Москве жертв Бородинской битвы. Характерным показателем уровня медицинской науки той эпохи, как мы помним, является, например, даже относительно не тяжёлое (по современным меркам) ранение генерала П.А. Багратиона, которое привело к его гибели, хотя уж для лечения князя могли быть предоставлены все условия и лучшие врачи русской армии (правда, стоит отметить, что и сам князь помешал врачам провести должное лечение).

Приходится констатировать, что по-видимому, руководствуясь исключительно сухой военной целесообразностью, находясь перед лицом ещё не утратившего своей мощи сильнейшего неприятеля, отставив в сторону все разговоры о христианском милосердии и гуманизме, командование русской армии в сентябре 1812 года из практических соображений просто «избавилось от ненужного человеческого балласта».

В общем, можно утверждать, что высшее российское командование не долго терзалось необходимостью бросить своих раненых на абстрактную милость захватчиков. При этом все понимали, что надежды на великодушие французов были как минимум призрачными - наполеоновская армия, обременённая в итоге Бородинского сражения так же десятками тысяч собственных раненых и так же страдавшая (хотя и в меньшей степени, чем русская) от недостатка как медицинского персонала, так и транспортных средств, просто физически едва ли могла предоставить надлежащий уход ещё и огромной массе русских тяжелораненых, заботы о которых вошедшими в Москву оккупантами в основном были возложены на оставшееся гражданское население.

Но в охваченной всеобщим мародёрством древней столице России осталось относительно небольшое число граждан и в основном довольно сомнительных нравственных качеств, для которых уход за брошенными тяжелоранеными русской армии явно не был в числе приоритетных целей существования. Кроме всего прочего, довольно быстро после сдачи наша столица, лишённая средств пожаротушения, почему-то вывезенных её генерал-губернатором (при этом оставившим захватчикам множество более ценных вещей), оказалась охваченной страшным пожаром (по причинам, видимо, как разгула мародёров из числа оккупантов, так и из-за действий поджигателей из числа россиян). И этот «великий московский пожар» и послужил главной причиной гибели большинства оставшихся в столице русских раненых.

О судьбе русских военнопленных в 1812 году

Иллюстрация, изображающая "Великий пожар" Москвы в 1812 году.


На 1(13) сентября 1812 года в московских госпиталях и частных домовладениях находилось по различным оценкам от 22.500 до 31.000 раненых и больных, большинство из которых не было эвакуировано вместе с отступавшими войсками. В итоге очень многие из них погибли в огне пожара или умерли от ран, или скончались от голода и жажды, не получив должного ухода. Те же немногие, кто кое-как выжил, но ещё не мог быстро самостоятельно передвигаться, были убиты французами при отходе завоевателей из Москвы или в ходе долгих «маршей смерти».

По оценке Карла фон Клаузевица, участвовавшего молодым офицером на стороне россиян в Отечественной войне 1812 года, уже к 28 октября 1812 года из 30.000 оставленных раненых погибло 26.000, и это событие по его впечатлению было более ужасным и жестоким, чем ад Бородинской битвы. По данным французского генштаба, в огне гигантского пожара погибло как минимум 10.000 русских раненых, а возможно и 20.000. Русский генерал А.И. Михайловский-Данилевский сообщает, что из 31.000 раненых из состава армии М.И. Кутузова, сконцентрированных в Москве после Бородинской битвы, было оставлено «на милость неприятеля» как минимум 10.000 человек (а возможно и намного более), которые почти все впоследствии погибли от различных причин.

Но несколько тысяч здоровых русских пленных или легкораненых, способных быстро самостоятельно передвигаться и избежавших гибели в пожаре Москвы, при отступлении Наполеона были вынуждены идти с захватчиками на запад. Однако приходится констатировать, что почти никому из них не удалось дойти живыми ни до европейских пределов, ни вернуться к своим.

Тут можно передать слово генералу Филиппу де Сегюру, одному из высших офицеров наполеоновской армии, описавшему события октября 1812 года : «…Наша войсковая колонна, где находился сам император, приблизившись к Гжатску, была удивлена, встретив на дороге тела явно недавно убитых русских. Почти у каждого из них была совершенно одинаково разбита голова и окровавленный мозг был разбрызган тут же. Нам было известно, что перед нами тут шло 2000 русских пленных, которых сопровождали испанцы, португальцы и поляки…

В свите императора старались не проявлять своих чувств, ожидая реакции Наполеона, лишь маркиз де Коленкур вышел из себя и воскликнул: «Что это за бесчеловечная жестокость!? Разве это та цивилизация, которую мы хотели принести в Россию?! Какое же впечатление должно произвести на противника это варварство?».

Наполеон тогда хранил мрачное молчание, но был издан особый приказ, и впоследствии убийства прекратились
[Это, по мнению де Сегюра, как мы увидим далее, ошибочному, и, видимо, этот приказ исполнялся только недалеко от размещения генерального штаба французов.]. Наша армия, уже страдавшая от нехватки провианта, ограничивалась тем, что обрекала несчастных пленных умирать от голода за оградами, куда их загоняли на ночь как скот. Без сомнения, это было варварство, но что же было делать?

Произвести обмен пленных? Но русские не только не соглашались на это, но и вообще отказывались от переговоров.
[К сожалению, это реальный факт, М.И. Кутузов, прекрасно понимая возможную судьбу русских пленных, отверг предложенную французами и принятую тогда в Европе традицию размена военнопленными даже в ходе военных действий, заявив, что произведёт обмен не раньше, чем только после заключения победного для России мира]. Выпустить пленных на свободу? Они стали бы рассказывать о нашем бедственном положении и, присоединившись к своим, яростно бросились бы за нами. В этой беспощадной войне просто даровать им жизнь было равносильно тому, что принести в жертву себя. Нам приходилось быть жестокими по необходимости…».

Оставим эти страшные слова без комментариев, только отметим, что война 1812 года особо запомнилась современникам (в отличии от предыдущих и даже последовавших русско-французских войн, шедших на территории Европы) невероятным ожесточением и чудовищными зверствами с обеих сторон.


«Великая Армия» Наполеона, отступающая с территории Российской империи.


Возвращаясь к описанному самим адъютантом Наполеона I военному преступлению, можно сказать, что как отечественные, так и французские исследователи считают виновниками этого польских солдат. Дело в том, что испанцы и тем более португальцы, хотя и отличаются буйным нравом, но эти народы, мягко говоря, не любили Наполеона, сами будучи завоёванными французской армией. Эти народы в то время отличались в рядах войск «Первой империи» низким боевым духом, и проявляли едва ли не большую заботу и великодушие к противникам французского императора, чем к, казалось бы, своим как бы соратникам из французских полков.

Так, например, известно, что первую свою потерю «Великая армия» понесла прямо перед форсированием Немана – испанский солдат из полка Жозефа Наполеона (на тот момент старший брат французского императора считался королём Испании Хосе I) зарезал ножом в драке французского пехотинца, в результате чего у всех солдат этого полка были отобраны личные ножи, а тесаки и штыки переданы на ответственное хранение офицерам с указанием выдавать их солдатам только перед боем.

В то же время поляки (в отличии от испанцев) вступали в ряды наполеоновских войск не по принуждению или за деньги, а почти исключительно «по зову сердца»; они отметились ещё в составе французской республиканской армии в 1790-е годы, а потом стали едва ли не самым боеспособным нефранцузским военным континентом в армии «Первой империи». Задолго до 1812 года польские солдаты часто сопровождали главные силы Наполеона и прославились не только высокой боеспособностью, но и выдающейся жестокостью по отношению к противнику (например, в той же войне против Испании и её последовавшей французской оккупации, заслужив от местного населения говорящее прозвище «адские пиконосцы»).

Однако особо ожесточённо поляки в составе наполеоновской армии сражались против русских войск – что на полях Европы, что в 1812 году в ходе вторжения в Россию. Также можно привести факт, что когда французская армия вступила осенью 1812 года в Москву, то польские солдаты 5 корпуса маршала Юзефа Понятовского устремились в Кремль и, стремясь уничтожить следы своего предыдущего поражения, забрали оттуда в первую очередь все трофеи, взятые народной русской армией князя Д. Пожарского и купца К. Минина при капитуляции польско-литовских интервентов в 1612 году. Т.е. именно поляки были, возможно, единственным народом из участвовавших в нашествии «двунадесяти языков», воспринимавшим наполеоновское вторжение в Россию в 1812 году как некую «личную войну мести», тогда как для всех иных нефранцузских контингентов это была «чужая война».

И практически в каждом сражении наполеоновских войн взаимное ожесточение между русскими и поляками было таким, что пленных обе стороны иногда просто не брали. Такая ненависть к русским солдатам со стороны поляков в то время была, по-видимому, обусловлена тем, что Российская империя в ходе трёх разделов Речи Посполитой в конце XVIII века аннексировала 80% бывших польских территорий, устранив независимую польскую государственность как таковую.

При этом остальные 20% бывших владений польских магнатов были аннексированы Пруссией и Австрией, что вызывало соответствующие чувства поляков к этим народам, и зная это, наполеоновские маршалы старались не использовать совместно польские и прусско-австрийские полки. Больше того, даже после войны 1812 года польские солдаты (казалось бы, представители народа, самого как бы лишённого независимой государственности) в очередной раз «прославились» жестокостью в ходе борьбы с антинаполеоновским национально-освободительным движением в Германии и даже с роялистским движением на территории самой Франции.

Таким образом, приходится констатировать, что польские солдаты, массово и добровольно (в призрачной надежде на восстановление Наполеоном польского государства «от моря до моря») вступавшие в ряды французской армии и отметившиеся не только доблестью, но и жестокостью даже к побеждённым и пленным, подтвердили свою недобрую репутацию и в 1812 году в России.

И стоит отметить, что наконец, 16 декабря 2013 года, спустя 200 лет после произошедшего, на Красной площади города Гагарин (ранее – Гжатск) был открыт «Знак памяти о 2000 русских воинов, убиенных в плену наполеоновской армией в октябре 1812 года.». По-видимому, это единственный памятник на территории России, посвящённый именно памяти погибших в 1812 году русских пленных.



Памятный знак, посвящённый памяти погибших русских военнопленных в 1812 году, и часовня в честь Казанского образа Богородицы в Гжатске (ныне - Гагарин).


Однако вышеописанный эпизод с их убийством был только одним из множества военных преступлений армии неудавшихся завоевателей. Передадим слово вестфальскому офицеру 8 пехотного полка Генриху Лайфельсу: «…Услышав выстрелы, я поехал далее и увидел, что идущую впереди колонну пленных русских конвоируют наши вестфальские гвардейские егеря. Но каково же было моё удивление, когда оказалось, что они вовсе не подверглись неожиданной атаке, а что эти негодяи попросту пристреливали шедших сзади наиболее ослабевших русских, действуя иногда так быстро, как только успевали перезаряжать свои ружья! Несчастные русские пленные сбились наподобие овечьего гурта, и шедшие последними пытались пройти вперёд, подгоняемые страхом смерти, сталкивая впереди идущих с дороги…

Во время марша некоторые из них пытались найти остатки давно испорченного мяса на скелетах павших лошадей, лежавших по обочинам дороги. Один из этих несчастных пленных держал в руке пучок соломы и торопливо выискивал колосья, которые сразу жадно глотал, другие грызли подхваченную по обочинам дороги кору и листья деревьев…».

Приблизившийся к месту расправы Лайфельс заявил свой протест и высказал в резкой форме своё мнение солдатам «…об омерзительности манеры получать удовольствие через убийство беззащитных. На что один из этих негодяев совершенно хладнокровно ответил мне, чтобы я не беспокоился, и что дескать его товарищи просто развлекаются этим, а если я хочу, то могу принять участие в их «развлечении», а если не хочу, то могу или просто посмотреть, или идти своей дорогой! И действительно, командовавший ими офицер, который вёл колонну, беззаботно рассмеялся, когда прямо в ходе нашего разговора, прямо на моих глазах были убиты двое ослабевших несчастных русских пленников…».

Как видно, «марши смерти», которыми отличались немцы и японцы во Вторую Мировую войну, имеют 200-летние исторические корни, так как если вышеописанное - это не «марш смерти» и не военное преступление, то что? Таким образом мы видим, что даже в относительно благополучный для неудачливых захватчиков период времени мало кому из русских военнопленных посчастливилось добраться живыми до Польши, не говоря уже о том, чтобы вернуться к своим.


Христиан Фабьер дю Фор. Остатки отступающей «Великой армии» в районе Смоленска.


Следует сказать, что русская армия в 1812 году продолжала нести потери пленными не только в период своего стратегического отступления, но и в период после ухода французов из Москвы и их преследования вплоть до польской границы. И как это покажется не удивительно для большинства читателей, но, например, даже в ходе, казалось бы, победоносного для русской армии сражения на реке Березина царские войска умудрились понести значительные потери пленными, сопоставимые с показателями аналогичных потерь в ходе Бородинской битвы.

Произошло это в момент оставления корпусом «адмирала-генерала» П.В. Чичагова города Борисова, когда в результате стремительной атаки войск маршала Николя Удино русские полки, понеся потери примерно в 600 чел. убитыми, оставили свой наспех укреплённый лагерь, бросив обоз. В результате плохо реализованная попытка трёхстороннего окружения главных сил Наполеона сорвалась, и французы вырвались из ловушки.

Генерал Александр Ланжерон, один из командиров русской Дунайской армии, сообщает: «…К сожалению, мы понесли необычайно высокие потери. Наши раненые и больные были оставлены с госпитальными вещами, и все они погибли…». Т.е. из этих слов француза-роялиста становится понятно, что его бывшие соотечественники и их союзники, по-видимому, обезумевшие от голода и мороза, отметились здесь даже убийством раненых в госпитальных палатках, чего до этого не случалось пожалуй за всю историю наполеоновских войн (исключая разве войну в Испании).

И как ни странно или наоборот - вполне ожидаемо, но снова тут "отметились" поляки, казалось бы, братский славянский народ. Крупный отряд польских пехотинцев под командованием генерала Яна Домбровского сначала оборонял Борисов от русской пехотной дивизии, а потом, будучи отброшен, сыграл важную роль в контратаке и повторном взятии этого города вместе с подошедшими полками маршала Удино, и, видимо, не без их участия совершилось убийство русских раненых в захваченном госпитальном обозе и части пленных.

По словам британского генерала Роберта Вильсона, прикомандированного к штаб-квартире М.И. Кутузова, в результате неумелых действий командования тогда в плен попало 700 русских пеших егерей. По оценке французского генерала Армана де Коленкура, всего в ходе битвы на Березине в плен французскими войсками было захвачено более 1500 русских, т.е. весьма значительное число, превзошедшее показатель Бородинской битвы. И, по-видимому, часть из них (вероятно те, кто был захвачен ранеными в обозе) была убита на месте находившимися в исступлённом состоянии французами, а часть была уведена вместе с отходящими остатками «Великой армии» в Польшу, и, видимо, в основном погибла в пути от голода, мороза и зверств конвоиров.


Переход наполеоновских войск через Березину. С рисунка очевидца.


Генрих-Август фон Фосслер, лейтенант из состава баден-вюртенбергского контингента, действовавшего в качестве союзников Наполеона, свидетельствует: «… Отряд примерно из 2000 русских пехотинцев, пленённых в битве при переходе через Березину [скорее всё-таки в этом отряде были не только пленённые в этой битве, но и захваченные ранее], и идущий вместе с нашей армией по направлению к Вильно, испытал подобную, если не более страшную, участь. Лишь горстка из них достигла пункта назначения. Большинство замёрзло ночью на биваках, и многие из оставшихся, неспособные держаться на ногах из-за изнурения и обморожения, были застрелены своими охранниками и оставлены лежать на обочине дороги...».

Маркиз Амедей де Пасторе, обер-офицер наполеоновской армии, бывший недолгое время генерал-губернатором Витебска, сообщает: «…Я сам видел, как русские пленники доходили до последних крайностей под влиянием душераздирающего голода, который одолевал их, потому что съестных припасов не было даже для наших собственных солдат…».

Итак, хотя русская императорская армия понесла в ходе русско-французской войны 1812 года гораздо меньшие потери пленными, чем наполеоновские войска (по приблизительным оценкам менее 50.000 против 220.000), но число их оказалось всё же довольно большим, а их судьба оказалась крайне трагичной. Большинство из них не только не получило принятого тогда между воюющими сторонами человеколюбивого обращения, но напротив – или было убито прямым образом конвоировавшими их лицами, или было поставлено в такие обстоятельства и условия содержания, которые привели к их массовой гибели.

И именно в этом, к нашему сожалению, заключается одна из особенностей Отечественной войны 1812 года, в отличии от войн, которые вели Франция и Россия на территории Европы между собой - как до этого в 1790-е и 1805-1809 гг., так даже и после этого в 1813-1815 гг., в ходе которых отношение к пленным с обеих сторон было (за редкими исключениями) намного более гуманным.
Автор: Михаил Матюгин (e-mail: Mihail.Matugin@yandex.ru)


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 41

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Ольгович (Андрей) 24 апреля 2017 06:52
    Автор: последовавших русско-французских войн, шедших на территории Европы) невероятным ожесточением и чудовищными зверствами с обеих сторон.




    Неправда: сколько десятков тысяч пленных французов просто растворилось на просторах России, став ее жителями и сколько выжило русских пленных? Где одинаковость? Разве разбивали головы французских пленных?

    Раненых в Москве оставили в СВОЕМ городе, где они имели надежду выжить. Зверства французов и пожары-предвидеть было трудно.


    Автор: И даже при полном их штате ситуация в царских полках ещё больше осложнялась худшей (по сравнению с аналогичными западноевропейскими подразделениями) обеспеченностью как медицинскими инструментами, так и хроническим дефицитом даже простейших для того времени лекарственных средств.





    Это не касалось Великой армии: ВСЕ медицинские повозки с инструментами и лекарствами по приказу Наполеона были брошены еще в Витебске_воспоминания Коленкура свиедтельство этому.

    Это-причина того, что раненые при Бородине погибли ВСЕ. Кроме того, при эвакуации возницы специально сбрасывали СВОИХ раненных на дорогу под колеса повозок..

    Великая" армия действительно была армией зверей, с Русской ее ставить на одну доску никак НЕЛЬЗЯ,
    1. рич (дмитрий) 24 апреля 2017 07:04
      По разрозненным данным историков, из 200 тысяч плененных французов к апрелю 1815 года во Францию возвратились всего лишь 30 тысяч. Кто-то умер, не выдержав потрясений, многие же остались, приняв российское подданство. Зимой 1812 года в Москве пленные расчищали улицы, закапывали трупы, а позднее стали устраиваться на разные поденные работы. В Ярославской, Костромской, Вологодской, Пермской, Вятской губерниях французов приписывали к казенным заводам. С 1814 года военнопленные могли жить более свободно, поступать в семьи дворян и мещан гувернерами, учителями, садовниками, поварами.Только в Москве и Московской губернии на 1837 год числилось 3229 бывших военнопленных французов.
      Последним французским пленным в России был Жан-Батист-Николай Савен (Николай Андреевич Савин), гусар 2-го полка. В конце 1890-х годов о нем, жившем в Саратове, написал журнал «Новое время». Савен родился еще в 1768 году, в 20 лет участвовал в Египетском походе, воевал в Испании, попал там в плен и сидел в испанской тюрьме, а в 1812 году ему, кавалеру ордена Почетного Легиона, было уже 43 года. В русский плен он попал на Березине. Оказавшись в Саратове, преподавал одно время фехтование офицерам местного гарнизона, а потом, сдав учительский экзамен, учил дворянских детей французскому языку.История наполеоновского ветерана так поразила Европу, что статьи о нем публиковали журналы в Швеции, Германии, Англии, а Франция прислала Савену «медаль Святой Елены». Савен умер 29 ноября 1894 года, прожив 126 лет, 7 месяцев и 12 дней. Похоронили его на Саратовском кладбище. Французская колония Санкт-Петербурга за свой счет поставила памятник «последнему ветерану Великой Армии».
      (из книги Сергей Тепляков. Век Наполеона. Реконструкция эпохи. ИПП „Алтай“. Барнаул, 2011)
      1. Николай С. (Николай) 24 апреля 2017 07:23
        Эта статейка - образец вражеской пропаганды и лжи. Очевидно, что "автор" не читал даже "Войну и Мир" Толстого. Какое чудовищное бескультурье. Вот они плоды свидомой образованщины. Иначе знал бы про Ростопчина. (В романе - Растопчин, эту фигуру Толстой изображает крайне тенденциозно, по-масонски). На пяти тысячах подвод были эвакуированы 25 тысяч находившихся в Москве раненых. Не смогли эвакуировать только, по словам Ростопчина, 2 тысячи раненых. Французская пропаганда утверждала, что таковых было ДО 10 тысяч, которые у "автора" превратились уже в десятки тысяч.
        1. Николай С. (Николай) 24 апреля 2017 11:59
          Цитата: Николай С.
          Русский генерал А.И. Михайловский-Данилевский сообщает, что из 31.000 раненых из состава армии М.И. Кутузова, сконцентрированных в Москве после Бородинской битвы, было оставлено «на милость неприятеля» как минимум 10.000 человек (а возможно и намного более), которые почти все впоследствии погибли от различных причин.

          Какой же лжец, клеветник и подлец автор. Проверил текст А.И. Михайловского-Данилевского: "По сближении армий к Москве отправляли раненых внутрь Империи, но за всем тем накопилось их в последнее время до нашествия неприятельского 31 000 [316] . Недостаток в подводах увеличивался; ближние уезды пустели и истощались чрезвычайными разного рода нарядами. Невзирая на все усилия гражданского начальства, принуждено оно было покинуть в Москве до 10 000 раненых, из коих весьма немногие спаслись от огня, голода и свирепства неприятелей. Что касается до числа жителей, бывших в Москве при нашествии неприятеля, то с достоверностью знать его нельзя. На запрос, сделанный по сему предмету Князем Кутузовым Графу Ростопчину, последний отвечал, что 2 сентября находилось в Москве примерно до 10 000 обывателей. Большая часть их старались уходить во время занятия Москвы французами, так что в Октябре, при выступлении неприятеля, было в столице не более 3000 человек [317] . Если не совершенно все было вывезено из Москвы, то потому, что всей Москвы нельзя было вывезть в один месяц." - http://detectivebooks.ru/book/32492323/?page=86
          При этом Михайловский-Данилевский ссылается на Донесение графа Ростопчина Государю, когда пишет о 31тыс. накопившихся в Москве раненых (не только с Бородинского сражения), но пишет об оставшихся, которых не успели эвакуировать: "до 10 тыс" - как французы. Хотя сам граф Ростопчин о количестве оставшихся раненых указывал так: "около 2000 больных и тяжелораненых остались на своих кроватях, в ожидании неприятеля и смерти. Из них, по возвращении моем, я только 300 человек застал в живых." - ruskline.ru/monitoring_smi/2013/08/26/graf_fedor_
          vasilevich_rastopchin/


          PS. Надо бы свидомых лжецов, которые не только "трактуют" в пользу госдепа, но и нагло перевирают источники, заносить в какой-то стоп-лист, чтобы в следующий раз не тратить время на таких "писателей", они же вражеские пропагандисты.
        2. Rey_ka (Андрей) 24 апреля 2017 12:34
          Ух ты! А с каких это пор Толстой стал Истиной в последней инстанции? Если уж на то пошло то марш читать А Дюма "Бонопарт" там кстати больше документальных данных чем в указанныом Вами произведении
          1. Николай С. (Николай) 24 апреля 2017 13:29
            Цитата: Rey_ka
            с каких это пор Толстой стал Истиной в последней инстанции?

            Для Вас моя мысль оказалась слишком сложной. Извините. Надо быть проще. "Автор" цитирует толпами различных западных лейтенантов и т.п., но не знает нашего русского главного действующего лица, на котором лежала ответственность за лечение и эвакуацию раненых и больных - графа Ростопчина. Это как писать про Бородинское сражение и ничего не знать о Кутузове. Так вот, про Ростопчина и эвакуацию даже у Толстого много. Отсюда вывод: "автор" даже книжку Толстого "Война и Мир" не прочёл, знание которой - базовый признак культурного человека как здесь, так и на Западе.
            Истину надо искать как раз у генерала Михайловского-Данилевского (крупнейшего историка той войны) и у графа Ростопчина. Ссылки я привёл выше. Михайловский-Данилевский есть у меня в бумажном виде. Из этих книг понятен масштаб, труды по эвакуации целой Москвы. Пять тыс. подвод для раненых в один день, эвакуация по 1.5тыс. раненых в другие дни. И мн.др. А у "автора-типичной "дочери офицера"" что? Только демагогия про то, что жизнь русского солдата ничего не стоит и что "решающее сражение" мы проиграли и "потеряли престиж".
            PS. Кстати, из тех около 2тыс. тяжёлых, которых не вывезли, многие, имхо, такие, что при перевозке умерли бы скорее.
            Цитата: Михаил Матюгин
            Ростопчин как раз сбежал одним из первых из Москвы, во многом при этом не подготовив город к нормальному существованию и даже наоборот, приуготовив его гибель, вывезя средства пожаротушения

            Вас разве не учили ссылки на такого рода утверждения давать, чтобы читатели могли оценить достоверность? А то у Вас в тексте одно, а смотришь по ссылке, там совсем другое.


            ps. Для справки. Все мы знаем как в Одессе бандерофашисты сожгли людей. Теперь эти нацисты орут, что "сепары" сожгли себя сами. Аналогично с Ростопчиным. Запад, в т.ч. масоны, в т.ч. российские масоны, возведшие Наполеона до уровня божества орут, что это не Наполеон сжёг Москву, что это русские себя сами сожгли. И Ростопчин у них главный кандидат на поджигатели.
            1. Rey_ka (Андрей) 24 апреля 2017 15:34
              Видимо так изложили. Будьте объективы. Основная мысль всей этой войны что из за недальновидной политики одного трусливого государя пришлось страдать всему народу в западной части страны и неимоверным усилием на плечах простых солдат пришлось затыкать эти просчеты. Павел не побоялся сказать нет англичанам за что и поплатился жизнью.
        3. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 24 апреля 2017 13:09
          Уважаемый Николай С., как раз я писал данный материал не только по "Войне и миру", Ростопчин как раз сбежал одним из первых из Москвы, во многом при этом не подготовив город к нормальному существованию и даже наоборот, приуготовив его гибель, вывезя средства пожаротушения и оставив при этом те же польские трофеи, взятые народным ополчением в 1612 году, и не мог знать точного количества оставленных русских тяжелораненых.
    2. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 24 апреля 2017 12:55
      Уважаемый Ольгович, согластно Ф.Мерсье, одного из обер-офицеров медицинской части гл.сил Наполеона, всё же все поголовно госпитальные повозки небыли оставлены в Витебске, а мед.припасы хотя и в недостаточном количествне, но дошли до Москвы, где кстати французы в изобилии нашли разнообразные медицинские припасы (что лично меня удивило). При этом медицинская помощь русским раненым оказана почти небыла. Но так или иначе, что русские, что французские раненые после Бородина действительно погибли почти все - французы действительно многих своих раненых даже пристреливали или бросали при отступлении.
      1. Ольгович (Андрей) 24 апреля 2017 19:55
        Цитата: Михаил Матюгин
        Уважаемый Ольгович, согластно Ф.Мерсье, одного из обер-офицеров медицинской части гл.сил Наполеона, всё же все поголовно госпитальные повозки небыли оставлены в Витебске, а мед.припасы хотя и в недостаточном количествне, но дошли до Москвы, где кстати французы в изобилии нашли разнообразные медицинские припасы (что лично меня удивило)

        Уважаемый Михаил, у меня нет оснований не доверять Арману Коленкуру, который был свидетелем произходящего день за днем. Например, после боя под Могилевом о раненых французах (Бородино еще далеко впереди):
        Эти несчастные терпели самые жестокие лишения, спали просто на полу, большая часть даже без соломы; все они находились в самом неблагоприятном положении. Очень многие из них, в том числе даже офицеры, не были еще перевязаны. Церкви и магазины — все было переполнено: больные и раненые в первый момент были смешаны в одну кучу. Врачей и хирургов было слишком мало, и их нехватало. К тому же у них не было необходимых материалов — ни белья, ни медикаментов. За исключением гвардии, которая сохранила кое-что, перевязочные пункты всех других войсковых частей не имели даже ящиков с набором инструментов; они остались позади и погибли вместе с повозками, которые пришлось бросить на дорогах из-за падежа лошадей Положение было таким прискорбным а зрелище таким душераздирающим, как никогда. Многочисленные ящики, огромные запасы всякого рода, которые собирались в течение двух лет ценою таких затрат, исчезли — были разграблены или потеряны

        Поход Наполеона был авантюрой чистой воды-в расчете на припасы противника.
        И если в Западных губерниях он не нашел ничего (поэтому и стоял в Витебске, колебался), то в Вязьме он захватил такое огромное количество припасов, что решился на поход к Москве (иначе его бы просто не было). Местные власти НЕ выполнили приказы об уничтожении припасов. Как и в Москве, увы.
    3. 97110 (николай) 24 апреля 2017 20:05
      Цитата: Ольгович
      с Русской ее ставить на одну доску никак НЕЛЬЗЯ,

      Но некоторым "авторам" ну очень хочется. Впечатление от прочтения публикации самое пакостное.
      1. Башибузук (Игорь Владимирович) 26 апреля 2017 12:31
        Вот же вы деликатные товарищи - "...Впечатление от прочтения публикации самое пакостное...."
        Я как только начал читать пункты с первого по ...-дцать о том, что русские врачи были никакие и звать их было вообще никак - так тут же и понял - О чем статья. И за Сколько.
        А двумя постами выше сам автор и пишет, что французы в Москве заграбастали немалое количество _МЕДИЦИНСКИХ ПРИПАСОВ_ - и оказались этим фактом весьма удивлены.
        Потому что у самих-то, босяков, ничего не было. Несмотря на "первоклассную" медицину.
        Пирогов, по логике таких статеек, взялся на ровном месте, ни с того, ни с сего - не было ничего, не было - бац - и вот он Пирогов - ОСНОВОПОЛОЖНИК хирургии боевых действий.
        А уж про народную медицину, всякие там мхи болтные-сфагнумы и остальное подножное лекарство - отлично известное тем же самым солдатам-крепостным - и говорить нечего.
        ...
        Чушь статья. По морали!
        1. Башибузук (Игорь Владимирович) 26 апреля 2017 13:04
          Дочитал до конца обсуждения - и поразился.
          Во-первых, наше образование (*думаю так с 90-х годов) стало вообще никаким. Главное - охаять самих себя - и будешь в тренде. Беситься начинаешь от безудержного самоохаивания и лизоблюдского преклонения перед Европой.
          Во-вторых, прочитав настоящие издания, типа сборника "Военное исскуство с древних времен до наших дней", в частности "Войны в 17-18 веке", обнаруживаешь, что материал нынешнего времени и в подметки не годится материалу 20-го века. Вэтих сборниках очень детально разобрано военное дело именно Наполеона, русской армии, других армий - в том числе вопросы снаюжения и военно-полевой медицины. И мы видим, что в статье кроме пустой болтовни более ничего нет.
          В-третьих, в тех же сборниках хорошо рассказано, что русская армия отходила от Москвы с "висящим на плечах" корпусом Мюрата. Военные есть тут? Поясните авторам, что значит отрываться от противника с крупным обозом раненых.
          В-четвертых, этот отход именно и был - ОТРЫВОМ, с целью смены направления отступления. Которые автоматически превратилось в обходной маневр. Армия Кутузова вышла в тыл и южный фланг французов - защитив южные губернии России, с продовольствием и защитив АРСЕНАЛ России - Тулу!
          В- пятых.....ну да, веры в рыцарство еще не прошла. Но быстро кончилась после этой войны.
          ...
          В общем, в общем.....жалко мне нынешних образованцев.
          Они больше оборванцев напоминают. Обрывочные сведения какие-то...словно из Грантов Сороса.
          А раненые....и пленные....судьба такая. И присяга.
  2. Мур (Андрей) 24 апреля 2017 07:51
    Большинство из них не только не получило принятого тогда между воюющими сторонами человеколюбивого обращения, но напротив – или было убито прямым образом конвоировавшими их лицами, или было поставлено в такие обстоятельства и условия содержания, которые привели к их массовой гибели.

    А что тут такого удивительного? Первый "Евросоюз" как, собственно, второй и третий - нынешний, идеологически основаны на стремлении пограбить то, что лежит восточнее и в меру сил подсократить тамошнее население.
    И до всех этих "евроинтеграторов" находились мясники - тот же шведский фельдмаршал Карл Густав Реншёльд, лично приказавший убить в Саксонии 4000 русских пленных.
    Так что не надо обольщаться и на будущее - если всем этим "европейцам с общечеловеческим ценностями" вдруг покажется возможным "окончательно решить восточный вопрос" - сомневаться они не будут. Будут грабить и убивать "унтерменшей" под какую-нибудь "высокоморальную" идею.
  3. василий50 (дмитрий) 24 апреля 2017 08:11
    Автор и переврал и многое *домыслил*. Раненых оставляли все армии того времени. Не было возможности эвакуировать, и французы всегда пользовались *великодушием* во всех войнах.
    Массовые убийства и ограбление крестьян были обыденностью для армии Наполеона, как и ограбление всех остальных сословий. Ограбление и убийства были обыденной практикой французского воинства. Пожары в МОСКВЕ начались с того что пожарами в храмах пытались выплавить позолоту с куполов. Французы и их подельники стеснялись признаваться в грабежах и массовых убийствах, перекладывая собственные военные преступления на кого угодно, да хоть на поляков.. Для того чтоб *утеплиться* *великая армия* превратилась в официальных мародёров и грабила всех кто подворачивался, в том числе и военнопленных.
    Кстати БАГРАТИОН в горе от оставления МОСКВЫ вскочил с кровати сам сорвал с себя повязки, вскоре приключилась *горячка* и он умер.
    1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 24 апреля 2017 13:01
      Уважаемый Василий50, раненых тогда всё же старались эвакуировать, но у проигравшей стороны это получалось не особенно. А то, что русская армия после Бородина смогла вывезти с поля сражения большинство своих раненых, говорит всё же о том, что это была скорее ничья, но не победа Наполеона, как считают французы.

      Сказанное Вами про князя Багратиони - лирика. Багратион отказался от ампутации, заявив, что он не мыслит себя одноногим, и надо пробовать лечиться так, не вышло и он умер видимо от гангрены.

      Касательно военных преступлений с убийством пленных - всё же трудно говорить о французах в 1812 году, по крайней мере свидетельств практически нет о том, что они например убивали раненых; тогда как например о поляках таких свидетельств достаточно много, и я привёл их.
      1. василий50 (дмитрий) 24 апреля 2017 13:39
        Про БАГРАТИОНА писали *очевидцы*, которым рассказывали те кто *видел всё своими глазами*.
        Уже не одно столетие французы пожар МОСКВЫ приписывают то РАСТОПЧИНУ, то партизанам, то крестьянам. Верить им нельзя.
        Даже про БОРОДИНО французы кроме как о своей победе и не мыслят и при этом приводят более чем странные доводы. И про военнопленных и про раненых попавших французы тоже врут до сих пор. Практически все они были уничтожены, редко кто сумел спастись. Вон даже Л ТОЛСТОЙ в своём романе еле сумел спасти Безухого.
        Кстати о подлости в ведении войны французами была заложена ещё до *нашествия*, это и печатание фальшивых денег и выделение национальных соединений для ограбления населения под видом фуражиров. Обозы с награбленными ценностями во Францию стали вывозить ещё из СМОЛЕНСКА, и охраняли их *старая гвардия*. Сколько было этих обозов до сих пор точно неизвестно, а самый последний обоз с награбленным Наполеон сопровождал сам и где то припрятал. Читал что вроде как в Телецком озере притопил.
        1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 24 апреля 2017 13:52
          Уважаемый Василий50, дело в том, что весь 18 век европейские армии старались не грабить, полагаясь на систему заранее приготовляемых "магазинов" - провиантских складов, выдвигаемых по маршруту действующей армии. Но армии тогда были небольшие, войны велись в общем то достаточно благородно...

          Французы, введя после революции 1789 года всеобщую воинскую повинность и милиционную армию впервые в мире, перешли к армиям в сотни тысяч человек, которые при этом не собирались обеспечивать, они должны были сами себе "экспроприировать" провизию. "Война должна кормить войну" - отсюда фраза. Поэтому после французских революционных армий в 1790е оставалась только разграбленная полупустынная местность...

          Наполеон в целом сохранил подобное, просто частично возродив магазинную систему обеспечения, что дало ещё большую силу его армиям при сохранении манёвренности. Только в России в 1812 году эта схема дала сбой, но и больших сил никто ещё не собирал (0,6 млн армии вторжения, сосредоточненных в одном, достаточно ограниченном регионе). Поэтому в общем французы прослыли разбойниками и грабителями ещё начиная с 1790 года... В России в 1812 году к ним присоединились также союзные контингенты( котоыре стали сразу же отпадать от Франции и присоединяться к антинаполеоновской коалиции Англии и России, начиная с января-марта 1813 года).
    2. Rey_ka (Андрей) 24 апреля 2017 13:23
      Василий "массовые убийства и ограбления крестьян"? это откуда? если помните происхождение слова "шаромыжник" то трудно представить чтобы гопник к вам подошел со словами "Дорогой друг" (шеро ми) и после этого начал массово убивать и грабить! это больше характерно к окончанию войны когда из за голода теряли человеческое лицо и тогда говорить о массовости не приходилось
      1. Николай С. (Николай) 24 апреля 2017 14:04
        Цитата: Rey_ka
        трудно представить чтобы гопник к вам подошел со словами "Дорогой друг" (шеро ми) и после этого начал массово убивать и грабить!

        Отчего же?! Вот гитлеровцы подходили со словами "матка, млеко, яйки" (мать!), а потом массово убивали, сжигали живьём целыми деревнями, грабили. В этом суть западной культуры. На словах такие культурные, без мыла влезут, и тут же ограбят и убьют. А сейчас разве не так?
        1. Rey_ka (Андрей) 24 апреля 2017 15:26
          ну тогда, будьте любезны, огрейте нас фактами массового убиения крестьян в 1812 году. насколько я помню как только такой случай произошел (не массовый а единичный) то случилось массовая самоорганизация крестьян в партизанские отряды. так что если бы это было сжигание крестьян массово то Кутузов бы дошел до Березины просто по трупам французов
  4. Fotoceva62 (Александр) 24 апреля 2017 08:39
    Да, статейка из разряда ...пр__срали полимеры... Читателей уважать надо.
    1. Rey_ka (Андрей) 24 апреля 2017 13:50
      Статью выложили в разделе "мнения" и автор не пытается защитить перед Вами докторскую ну или кандидатскую. поэтому и отношение как к ознакомительной. У меня дочь в школе как то спросила учителя: "Почему Наполеон шел на Москву а не на столицу империи?" в итоге получила двойку. Когда разбирался сказали что данный вопрос не входит в перечень изучения материала и оценка поставлена правильно
    2. ando_bor (Анатолий) 24 апреля 2017 18:59
      Цитата: Fotoceva62
      Да, статейка из разряда ...пр__срали полимеры... Читателей уважать надо.

      Cрань она всегда востребована, особенно сейчас, когда на Россию по всем фронтам мощная атака идет, в том числе и информационном.
  5. За Родину , мать вашу )) 24 апреля 2017 09:47
    Тысячи в плену погибли или десятки тысяч : главный выводы которые я делаю: да , бросать своих раненых это самое поганое дело , и таки да , сдаваться в плен - это самая бессмысленная и идиотская вещь- лучше в бою сдохнуть , чем как баран на бойне.
    1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 24 апреля 2017 13:03
      Да товарищ, Ваш комменатрий уловил самую суть опубликованного материала - сдача в плен бессмысленна, когда идёт не "вежливое фехтование" где то в Европах, а серьёзная война; гораздо проще и почётнее принять достойную воина смерть на поле боя, чем трусливо сдаться и медленно и с мучениями погибнуть в плену.
      1. василий50 (дмитрий) 25 апреля 2017 09:51
        Думал что вы *добросовестно заблуждались* а здесь целая *теория*. Был свидетелем КАК раненые и контуженые попадали в плен. Бессилие помочь боевым товарищам самое страшное.
        В нашем роду два брата моей мамы прошли все ужасы плена. Один попал в плен контуженным и оглохшим на всю жизнь в июле 1941 года. Другой попал в плен раненый вместе с госпиталем в сентябре 1941 года. И уважения к ним было со стороны фронтовиков было именно как к соратникам.
        1. За Родину , мать вашу )) 30 апреля 2017 18:11
          Хорошо , согласен, можно только посочувствовать тем, кто раненым и без сознания попал в плен.
          Но я имел в виду свободный выбор , когда предлагают , сдайся, при этом у тебя оружие в руках и руки ещё действуют.
          До сих пор вспоминаю идиотскую сдачу в плен двух десятков омоновцев в Чечне ( во вторую кампанию, название отряда омоновцев не помню) . Их всех просто потом безоружных перерезали - ну не позорно ли , лучше в бою умереть.
  6. мичман (Юрий Григорьевич Шатраков) 24 апреля 2017 12:32
    Гоовя повесть М.А. Милорадовиче пришлось посмотреть много исторических документов. Мое мнение о статье-не знаю зачем ее публиковать? Теперь несколько фактов. Наполеона никто не звал в Россию Из 500 тысячного войск ушло за Березину 9 тысяч этих вояк. Была бы моя воля я не оставил бы в живых из них никого. Правильно поступил наш Царь Иван Грозный. Ему воевода доложил что после нападения на Соловецкий монастырь захвачено 500 пленных шведов, немцев и финнов "Что делать?" Приказ был: "Всех казнить, одного отпустить с вестью. Впредь в плен брать не будем". Набеги на Северные регионы России прекратились. В армии Кутузова на пленных казаки отрабатывали удары сабель. Милорадович в своих подразделениях это не позволял делать. Могу отметиь, что спокойно ножом или саблей можно убить человека, если ты четыре раза уже под присмотром офицера это делал. Я с первого раза не мог зарезать даже свинью или барана. Стрелял из пистолета. Но после четвертого раза спокойно резал. И не было чувства брезгливости.
    Да, досталось русским из за захватчиков. Приходится только сожалеть. На Бородинском поле после изгнания французов захоронили около 30 тысяч наших воинов. Европу и США стоит предупредить, что русские в плен брать не будут. Честь имею.
    1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 24 апреля 2017 13:06
      Уважаемый Мичман, генерал Милорадович был известен своим рыцарством, и действительно приказывал милостливо относиться к пленным; в иных регулярных "партизанских" отрядах из казаков и гусар ситация была часто иной, про крестьянские народные партизанские отряды и говорить нечего - захватчиков убивали поголовно и почти всегда, пока русское командование не ввело выплату деньгами за доставку живых пленных...
    2. За Родину , мать вашу )) 24 апреля 2017 19:56
      А вот тут вы , на мой взгляд , неправы. Самим - лучше не сдаваться, но импортных пленных брать - надо , и обращаться в меру цивилизованно, иначе- вражина будет драться как бешенный , до конца - оно нам это надо?
      Поэтому , как ни странно , мы обречены на двойственность : самим в плен не сдаваться, ибо идиотизм полагаться на благородство чечена , бандера, или араба ; но в плен их брать надо- ибо имеет смысл прекращение сопротивления и отсутствие ненужных потерь.
      1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 25 апреля 2017 00:19
        Вообще то материал о войне 200-летней давности, и о войне в Европе, современные войны на Ближ.Востоке имеют совершенно иную специфику...
        1. За Родину , мать вашу )) 30 апреля 2017 18:13
          Война одна на все времена- либо лежит враг , либо лежишь ты.
  7. Rey_ka (Андрей) 24 апреля 2017 12:37
    В отличии Александра Бонопарт всегда держал свое слово и потому больше уважал Павла а Александра считал отцеубийцей. и Войну 1812 года можно назвать " принуждением к миру" после того как 2-раза Александр подтерся договором с Наполеоном. Так что все заслуженно. Бонопарт всех пленных русских при Павле снарядил в новое обмундирование выдал довольствие за "вынужденные прогулы" и отправил домой своим ходом а не в посылках. Павел оценил этот жест как истинно рыцарский и заключил союз с Наполеоном который действовал до самой его смерти. и вроде понятно кто стоял за покушением на Павла, чтоб разрушить этот союз и чего так всю жизнь боялся Александр
  8. Rey_ka (Андрей) 24 апреля 2017 14:52
    И да я уважаю Наполеона как настоящего государственника. Почитайте его завещания много любопытного особенно для нынешних гос деятелей
  9. Krabik (Александр) 24 апреля 2017 15:30
    Прикольная статья.

    Почитал и взгрустнул, не ужели русские такие звери и нелюди.

    А потом почитал комментарии и всё встало на свои места ;)
    1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 25 апреля 2017 00:18
      Уважаемый Krabik, видимо Вы невнимательно прочитали статью или прочитали лишь её начало, вообще то она в первую очередь о военных преступлениях завоевателей в 1812 году (в первую очередь поляков), но никак не о русских "перегибах".
  10. Олежек 24 апреля 2017 20:33
    в результате поспешного бегства населения из Москвы из-за, по сути, проигрыша Бородинской битвы и


    Про проигрыш Бородинской битвы - это интересно...
    "Бородинское сражение было самое прекрасное и самое грозное, французы показали себя достойными победы, a русские заслужили быть непобедимыми".
    1. Михаил Матюгин (Михаил Матюгин) 25 апреля 2017 00:24
      Отвечу очень просто, уважаемый Олежек, если бы Кутузов победил при Бородино, или хотя бы нанёс непоправимо тяжёлые потери французам, то почему Наполеону сдали 2ю столицу государства без боя, даже не решившись дать второе сражение у стен Москвы ? Наверное что то где то не так и Бородино не совсем победа россиян ?

      Просто поймите - героизм и самопожертвование простых русских солдат - это одно, костность и неправильность решений верховного командования - совсем иное.
      1. Krabik (Александр) 25 апреля 2017 00:45
        Ну Бородино сложно натянуть на победу или наоборот, что логично.

        А командовать тоже не так просто, как кажется на первый взгляд.

        И вообще, если рассуждать о командовании, то вся эта войнушка была развязана Александром 1 после убийства своего отца.

        Убийца отца командовал соответственно...
  11. Sige (momentum r) 27 апреля 2017 22:42
    Низшие чины и сейчас за людей не считаются...
Картина дня