Проект «ЗЗ». «Дух Севастополя» и Украина: исторический раскол новейшего времени

Тема Украины в переплетении с темой Севастополя внезапно взволновала крупные западные СМИ. Британский журналист, ознакомившийся с одной исторической книжкой, констатирует: не очень-то Запад пытался вчитаться в страницы истории и понять, что такое Севастополь для России. Американские эксперты тем временем рассмотрели ситуацию на востоке Украины и сделали вывод: противостояние Донбасса и Киева экономически вредно для всей Украины.

Проект «ЗЗ». «Дух Севастополя» и Украина: исторический раскол новейшего времени

Фото: Sergey Gorbachev. Источник



В последние недели в крупных изданиях Великобритании выходит множество статей о России. Очередной материал появился во влиятельной газете «The Telegraph».

Прошло чуть больше трёх лет с того дня, когда президент Владимир Путин присоединил Крым к России, указывает журналист Бен Уилсон. Он напоминает: «откуда ни возьмись» появились «зелёные человечки», которые на самом деле оказались «спецназом», отправленным на полуостров с целью «захвата власти» в Крыму активистами «самообороны». Прошло меньше месяца с их появления, и 18-го марта Крым стал частью Российской Федерации.

Статья Уилсона, за исключением введения и повествования о подготовке «захвата» Крыма, не является самостоятельным авторским материалом. Уилсон пользовался книгой учёного — отставного генерала, военного историка и консультанта в области стратегических вопросов М. Мелвина, который, в свою очередь, высказался по поводу статьи журналиста на собственном сайте.

Тема Севастополя, тема войн, с которыми был исторически связан Севастополь, — одно из излюбленных исторических направлений Мелвина.

Автор указывает, что Бен Уилсон, написавший статью о Севастополе, опирался на его труд и объяснил широкой публике, что «после двух осад город стал символом мужества, именно потому аннексия Крыма [2014 года] была лишь вопросом времени».

«Обзор в 5 колонок» мистера Уилсона, несмотря на краткость, охватил ключевые темы книги. В частности, журналист отмечает, что существует стратегический фактор, «действительно связывающий Россию с Севастополем». Этот фактор: кровь и жертвы.

Мелвин рассказывает об истории города, полной насилия. Во время Крымской войны Севастополь испытал первую осаду, оказавшись средоточием «современной промышленной войны». Лев Толстой служил там офицером-артиллеристом. Он воочию видел, как город за 349 дней осады опустел. В те дни в развалинах родился легендарный «дух Севастополя» и наполнил сердца его неустрашимых граждан и солдат.

Рецензент «Telegraph» обращает внимание и на вторую осаду (или «защиту» с точки зрения России — отличие важное). «Севастополь ни при каких обстоятельствах не сдавать», — приказал Сталин во время Великой Отечественной войны.

Город почти непрерывно подвергался бомбардировкам, авиационным налётам гитлеровцев. Это продолжалось почти 250 дней. Советская газета «Красная звезда» писала: «Севастополь — не просто город. Это слава России, гордость Советского Союза. Мы видели капитуляцию городов, знаменитых крепостей, государств, но Севастополь не сдаётся».

Уилсон описывает военную историю Севастополя как «увлекательную». Правда, по его мнению, «широкого читателя» может отпугнуть «толщина книги и запутанность военных деталей». Едва ли, считает сам автор книги, читателя, интересующегося историей Севастополя, могут отпугнуть толщина и подробности. Именно подробности и раскрывают многое о характере защитников Севастополя, о самом городе и о «перекличке знаменитых людей» в этом городе «на протяжении веков».

В своем обзоре Уилсон замечает, что «Запад не очень-то пытался понять, что значит Севастополь для России».

Вместе с тем едва ли понял это и сам Уилсон: он прочёл книгу как-то по-своему и утверждает, что Мелвин чересчур сосредоточился на военном значении города и пренебрег «объяснением внутреннего контекста кризиса 2014 года».

Но ведь в последней главе книги как раз подробно рассказывается и анализируется внутреннее происхождение той напряжённости, что возникла внутри Украины и между Украиной и Россией по окончании «холодной войны»!

Автор книги советует людям прочитать книгу и останавливается на том заключении Уилсона, которое можно правильно оценить, лишь познакомившись со всем научным трудом:

«Вызвав в воображении людей чувство ностальгии и сыграв на внешней угрозе, Путин смог укрепить свой режим и подавить инакомыслие в период экономического кризиса. Это была игра. Российский флаг теперь снова гордо реет над Севастополем — но какой ценой?»


Такое утверждение скорее завлекательно, нежели правдиво. Мелвин заявляет, что рецензент, «возможно, пропустил чтение тех разделов книги, которые относятся к широко распространённой поддержке народом идеи воссоединения с Россией в Севастополе и Крыму».

Да, есть «некоторые сомнения» в отношении результатов референдума 16 марта 2014 года и в том, что пророссийские и антиукраинские протесты в крымских городах в начале 2014 года были столь же подлинными, как и антиправительственные, проходившие на большей части территории Украины. Историк предполагает, что «самоопределение народа» в Крыму следует принять лишь частично, причём «в зависимости от личной точки зрения».

И всё же нельзя забывать, что товарищ Хрущёв передал Крым Украине в 1954 году, пренебрегши интересами населения, пострадавшего от этого изменения границ. Хрущёв с населением «не консультировался», замечает автор. И сегодня мы видим последствия.

Тема «последствий» в виде украинского кризиса отражена и в аналитической статье, опубликованной на сайте «Stratfor». Эксперты компании выделили ряд факторов конфликта в восточной части Украины.

Конфликт на востоке Украины нанёс «особенно сильный удар» по экономическим отношениям страны с Россией. Большая часть промышленного производства в Украине оказалась заблокированной, поскольку «сепаратистское восстание переросло в полномасштабную войну», пишут аналитики.

Украина лишилась значительной доли своего экспорта, а ВВП сократился (сокращение катастрофично и выражается двузначным числами).

Киев совместно с Европейским союзом и Соединёнными Штатами принял «санкции» против России за её «действия в Крыму и на Донбассе». Москва, указывают эксперты, «ответила тем же», то есть ограничительными мерами — как против Украины, так и против её западных союзников.

Примерно в то же время украинское правительство начало сокращать импорт российского природного газа — таков был ответ Киева на спор о ценах. Украина начала импортировать природный газ («реверсом») из соседних государств ЕС: Польши, Венгрии, Словакии. В реальности, отмечают аналитики, поставки газа «технически» по-прежнему шли из России — с той разницей, что они не были подчинены тем же договорным условиям, как прямой импорт из России.

К началу 2016 года Украина прекратила импорт природного газа у своего восточного соседа, отмечают в «Stratfor».

Все эти и подобные шаги ввергли торговлю между двумя странами в глубокий кризис.

В 2013 году, незадолго до того, как протесты на улицах достигли своего пика, Украина экспортировала в Россию товаров почти на 15 миллиардов долларов в год. В следующем году этот показатель упал почти до 9,8 млрд. долл., а в 2015 году — до 4,8 млрд. долл. В 2016 году Украина отправила на свою восточную границу товаров всего на 3,6 млрд. долл. (это лишь 8% от общего объёма её экспорта). С другой стороны, удельный вес Европейского союза в украинском экспорте вырос более чем до 37 процентов (в том же году).

Кризисная тенденция (речь об отношениях Украины и России) в 2017 году только укрепилась. В начале года ультраправые активисты и ветераны Донбасса устроили «неформальную блокаду» железнодорожного и грузового транспорта, в том числе заблокировали поставки антрацитового угля с территории сепаратистских территорий на «собственно Украину». Лидеры самопровозглашённых республик (Донецк и Луганск) ответили тем, что захватили контроль над украинскими заводами и компаниями, действующими в их регионах, переведя их под «внешнее управление». В ответ на это Киев установил блокаду против двух республик «официально», и практически вся экономическая деятельность между Украиной и повстанческими регионами сошла на нет.

Вывод американских экспертов: украинская и российская экономики будут держаться на отдалении друг от друга. «Освободившись от своей исторической зависимости от России, — пишут авторы материала, — Украина будет ориентироваться на другие рынки, особенно в Европе, на новые экспортные направления и поставки энергоносителей».

* * *


Историки и журналисты Запада придерживаются разных точек зрения на крымский вопрос. Это неудивительно: первые, если они настоящие историки, копают глубоко и смотрят далеко, вторые пишут исходя из сиюминутных соображений и политической конъюнктуры. Да и книги для них слишком «толсты». Мало какой обозреватель осилит исторический том ради сочинения пяти колонок для газеты. В результате имеем немножко старой истории и анализ современной «напряжённости» между Украиной и Россией, выданный «на коленке». И историку, отставному генералу, приходится вежливо намекать на некоторые упущенные и перетолкованные обозревателем факты. Сам-то историк вовсе не считает, что Крым был «аннексирован», хотя и выражает сомнения в повсеместности «пророссийских настроений» в Крыму.

Насчёт Севастополя, кстати, сомнений он не имеет. «Дух» этого города ему (как военному историку) абсолютно понятен. История города срослась с историей России, и двух мнений тут быть не может. Ну, разве что у иных журналистов…
Автор:
Олег Чувакин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

46 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти