Операция «Висла». Переселение крестьян или уничтожение повстанцев?

Семьдесят лет назад, 28 апреля 1947 года, около четырех часов утра началась знаменитая операция «Висла». Так назвали целенаправленные и спланированные действия польских властей по переселению непольского славянского населения (галичан, лемков) из юго-восточных районов Польши (Лемковщина, Холмщина, Надсянье и Подляшье) на север и запад страны. Сегодня Киев стремится всячески демонстрировать свое дружелюбие к Варшаве, и о событиях тех не столь уж и далеких лет предпочитают не говорить. Но, тем не менее, они были — и ставила своей целью операция «Висла» именно борьбу с украинским (галичанским) национализмом, с деятельностью структур Украинской повстанческой армии и Организации украинских националистов на территории Польши. Переселение народов рассматривалось в этой связи как средство обезопасить юго-восточные районы Польши от появления социальной базы у УПА и ОУН (б).

У Польши был пример организации переселения народов в лице ее старшего партнера и покровителя — Советского Союза. Именно советский опыт по переселению был использован в процессе реализации операции «Висла». Соглашение об «обмене населением» было подписано еще во время войны, в 1944 году. Конечно, реализовывать его в полном объеме начали уже после войны — в 1946 году. Украинская ССР, Белорусская ССР и Литовская ССР соглашались разместить на своих территориях переселяемых из Польши русских, украинцев, белорусов и литовцев. В свою очередь, в Польшу из советских республик переселялись этнические поляки, а также этнические евреи. Последние, впрочем, в Польше не задерживались, а практически сразу же переправлялись в Палестину.


Пост министра общественной безопасности Польши в 1944-1954 гг. занимал генерал-майор Станислав Радкевич (1903-1987), выходец из бедной крестьянской семьи, еще в 15-летнем возрасте примкнул к большевикам и поступил на службу в РККА. Затем были годы учебы в Советском Союзе, нелегальная работа в структурах польской компартии, аресты и тюрьмы польскими властями, служба в трудовом батальоне гитлеровской армии и дезертирство из него на советскую сторону. В 1943-1944 гг. Радкевич служил в Войске Польском. Именно он стал инициатором создания отдельного штурмового специального батальона из поляков, который впоследствии превратился в ядро формирования польской системы государственной безопасности. Еще не закончилась война, а польское Министерство общественной безопасности уже представляло собой мощную спецслужбу с 12 тысячами кадровых сотрудников. Радкевич играл главную роль в его создании и последующем совершенствовании. Ему же было суждено и стать одним из инициаторов и непосредственных руководителей операции «Висла».

В юго-восточной Польше исторически проживало большое количество лемков, русинов, украинцев. Несмотря на политику «обмена населением», многие польские украинцы, русины и лемки отказывались ехать в Украинскую ССР. Между тем, это представляло собой большую опасность для социально-политической стабильности польского государства, поскольку в населенных русинами, лемками и украинцами районах продолжали действовать формирования Украинской повстанческой армии. В Польше УПА и ОУН (б) появились еще летом 1944 г. Отряды УПА занимались нападениями на польских военнослужащих и сотрудников органов правопорядка, просто терроризировали польское сельское население, убивая мирных жителей и уничтожая их имущество. Активность УПА на польской территории была такова, что центральное правительство страны фактически не контролировало отдельные районы на юго-востоке.

Большинство сельских жителей — русинов и лемков, кстати, относилось к деятельности УПА весьма прохладно. В отличие от Галиции и Волыни, где УПА встречала поддержку местного населения, польские русины и лемки, как и жители Закарпатья, были настроены к бандеровцам весьма негативно, так как помнили о сотрудничестве украинских националистов с гитлеровцами. Были у местного населения и вполне утилитарные причины проявлять недовольство деятельностью УПА — опасения негативных последствий действий националистов для всего русинского и украинского населения Польши. Как оказалось впоследствии, эти опасения не были напрасными.

Решительных действий в отношении УПА требовала от польского руководства Москва. В этой ситуации в марте 1947 г. была выпущена секретная инструкция Корпуса внутренней безопасности, в которой обращалось внимание на очень интересную деталь. 22 февраля 1947 г. была объявлена амнистия для участников польского антикоммунистического подполья, однако украинские националисты к польскому подполью не относились, поэтому у сил безопасности появлялись основания начать масштабную операцию по уничтожению формирований УПА в Жешувском и Люблинском воеводствах Польши. Предписывалось, что в операции будут взаимодействовать три государства, заинтересованных в ликвидации украинского националистического подполья — Советский Союз, Польша и Чехословакия. На польских землях основная нагрузка ложилась на Министерство общественной безопасности Польши. Для участия в операции предполагалось задействовать 4,3 тыс. военнослужащих. Личный состав подразделений безопасности был усилен 19 минометными взводами и 10 бронетанковыми взводами, на вооружении находились бронетехника и минометы. Польским силам безопасности предстояло действовать преимущественно в лесистой местности.

Тогда же, в марте 1947 г., правительство Польши вновь обратилось к Советскому Союзу, точнее — к руководству УССР, с просьбой о переселении в УССР украинского населения из юго-восточных областей Польши. Речь шла примерно о двадцати тысячах украинцев, русинов и лемков, которые могли быть переселены в УССР. Однако советское руководство от такого предложения Польши отказалось, пояснив, что в УССР пока отсутствуют инфраструктурные возможности для принятия столь значительного количества переселенцев. После этого отказа у польского руководства созрел свой план корректировки политической ситуации в юго-восточных воеводствах. Было решено произвести внутренний обмен населением, переселив украинцев, лемков и русинов из юго-восточных районов страны в незнакомые им северо-западные районы. Реализация задуманного позволяла молниеносно покончить с серьезным сопротивлением УПА.

Выполнение задачи по переселению десятков тысяч человек требовало куда большей концентрации сил, чем изначально предполагали руководители польских органов безопасности. 17 апреля 1947 г. была создана оперативная группа «Висла», в состав которой включили 3-ю, 6-ю, 7-ю, 8-ю и 9-ю пехотные дивизии Войска Польского, 1-ю дивизию Корпуса внутренней безопасности — всего 6 дивизий, 3 отдельных полка — автомобильный и 5-й саперный полк, а также полк гражданской милиции. Также предполагалось задействовать авиацию в виде эскадрильи. Всего в операции должно было быть задействовано около 18-20 тысяч военнослужащих Войска Польского и органов государственной безопасности.

Осуществлять непосредственное руководство операцией поручили бригадному генералу Стефану Моссору, занимавшему в то время пост заместителя начальника генерального штаба Войска Польского. Генерал Моссор (1896-1957), в отличие от Радкевича, был не революционером, а кадровым военным. Он начал службу еще в армии Польской республики и ко времени начала Второй мировой войны в звании подполковника командовал кавалерийским полком. Позже он присоединился к Армии Людовой, а затем стал делать карьеру в ПНР. В штаб операции были включены заместитель министра общественной безопасности полковник Гжегож Корчинский и командир Корпуса внутренней безопасности полковник Юлиуш Хюбнер. Во главе разведывательного отдела оперативной группы поставили полковника Александра Евченко — кадрового офицера РККА, с 1944 г. служившего в Войске Польском.

Операция «Висла» началась с того, что пограничные войска СССР и армия Чехословакии блокировали границы обоих государств с Польшей, чтобы исключить возможность проникновения отрядов УПА и беженцев с территории Польши. Для борьбы с проникавшими на территорию Чехословакии повстанцами УПА была создана чехословацкая оперативная группа «Теплице» под руководством полковника Яна Германа. В ее состав включили 4 батальона преследования — «Лев», «Тигр», «Рысь» и «Орел», отдельные роты «Петер» и «Сокол», 9 пехотных рот, 2 роты связи, сводные батальоны трех пехотных полков, минометную и противотанковую роты, 3 артиллерийские батареи, женскую сводную роту, моторизованный и учебный батальоны. После этого группу войск численностью в 2,7 тыс. военнослужащих возглавил полковник Вит Ондрашек. Под командованием майора Мирослава Дуды в составе пограничных войск был создан новый полк из 4 батальонов и авиационной эскадрильи. Все эти подразделения были задействованы в боях с повстанцами, проникавшими на чехословацкую территорию.

За неделю до начала операции «Висла», 19 апреля 1947 г., польские войска начали зачистку территории от куреней (батальонов) УПА, действовавших в районе операции. В результате действий польских войск курени «Байды» и «Рена» потеряли до 80% бойцов. Их остатки вытеснили в Чехословакию и СССР, где разгром куреней довершили чехословацкие и советские войска. В четыре часа утра 28 апреля началась сама операция по переселению. На сборы отводилось от 24 до 48 часов. Операция «Висла» имела существенные отличия от аналогичных операций по переселению крупных групп населения в Советском Союзе. С одной стороны, польское руководство подошло к проблеме более либерально, разрешая брать с собой крупный рогатый скот и сельскохозяйственный инвентарь. С другой стороны, учтя советский опыт, было принято решение о разрозненном проживании переселенцев на новых местах жительства — с целью избежать возможности их консолидации. Для этого запрещалось селить в одном населенном пункте более нескольких семей.

В срок с 28 апреля по 29 июля 1947 г. были переселены 137 833 человека. Переселенцев приняли преимущественно Ольштинское воеводство (58 367 человек) и Щецинское воеводство (46 118 человек). На третьем месте находилось Вроцлавское воеводство — оно приняло 20 938 переселенцев. В Познанское воеводство было переселено всего 7345 человек, в Гданьское воеводство — 3929 человек.

Операция «Висла». Переселение крестьян или уничтожение повстанцев?


Параллельно с переселением крестьян из Лемковщины и других районов юго-восточной Польши, продолжались боевые действия против повстанцев УПА. К июлю 1947 г. польскими силами безопасности были уничтожены 623 бойца УПА, 796 человек попали в плен и 56 сдались добровольно, еще 1582 человека были арестованы по подозрению в причастности к поддержке боевиков. Потери Войска Польского составили 59 человек убитыми и 59 человек ранеными, Корпус внутренней безопасности потерял 52 человека убитыми и 14 человек ранеными. Кроме того, жертвами боевых действий стали 152 гражданских жителя. Специальным судебным трибуналом были вынесены 112 смертных приговоров. Для содержания арестованных был создан специальный Центральный лагерь труда в Явожно. За два года его существования через лагерь пошли 3870 человек.

Действия против отрядов УПА, отступивших с польской территории, продолжались и в соседней Чехословакии. Здесь летом-осенью 1947 г. проходила операция «Акция Б», целью которой было объявлено недопущение прорыва отрядов УПА через чехословацкую территорию в американскую оккупационную зону в Австрии. Чехословацкими войсками были взяты в плен более 100 бойцов УПА. Их передали польским властям. Однако нескольким группам украинских националистов, общей численностью примерно в 200-300 человек, все же удалось прорваться через чехословацкую территорию в Австрию.

31 июля 1947 г. министр обороны Польши маршал Михал Роль-Жимерский объявил о роспуске оперативной группы «Висла», которая выполнила свою основную задачу. Дальнейшее руководство действиями по уничтожению остатков повстанцев поручалось командованиям Люблинского и Жешувского военных округов. Непосредственно для действий против малочисленных остатков повстанцев была сформирована оперативная группа «Татры» — уже меньшая по численности.

Операция «Висла» привела к фактическому разгрому структур Украинской повстанческой армии на территории Польши. В конце концов, осенью 1947 года Роман Шухевич был вынужден заявить об официальном роспуске организаций УПА и ОУН (б) на территории Польши. Получается, что польскому руководству удалось решить проблему подавления вооруженных националистических формирований на территории республики в течении нескольких месяцев, что можно назвать действительно блестящим успехом сил безопасности.

Впоследствии операция «Висла» получила неоднозначное освещение в мировых средствах массовой информации и в историографии. По понятным причинам радикальные украинские националисты рассматривают ее как компонент геноцида украинского населения на территории Польши, его изгнания с исконных земель обитания. Более умеренные националисты предъявляют претензии не столько полякам, сколько польскому руководству тех лет, действовавшему, как они утверждают, по наводке Советского Союза. Что касается польских источников, то они столь же тенденциозны. Большая их часть рассматривает операцию «Висла» в контексте реализации в Польше просоветской политики и, тем самым, пытается сложить ответственность за те события с польского руководства. Другие, более независимые польские источники, утверждают, что операция «Висла» проводилась в рамках борьбы с украинским террористическим подпольем УПА, в составе которого действовали и люди, принимавшие участие в преступлениях гитлеровцев в годы Второй мировой войны.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти