С военнопленными поступили так, как требует совесть Великой Польши

Советская история дает нам множественные описания ужасов военного плена в периоды Великой Отечественной, во второй половине ушедшего века были обнародованы материалы советских концлагерей. Этим страшным фактам посвящены произведения великих авторов и мемуары очевидцев, однако были в нашей истории не менее шокирующие события, которые при советской власти старались не рассматривать. Мало того, в современной школьной программе о польско-советской войне упоминают лишь вскользь, как о кратковременной. Педагоги предпочитают уделять внимание гражданской войне и забывают об огромном количестве жертв польских концлагерей. Если верить данным польских статистов, то всего за три года существования в них было уничтожено до 18 тысяч несчастных, однако независимые исследователи, а также российские и украинские историки ссылаются на цифру в пять раз большую.

Почему же советская власть не жаловала вниманием такую тему как судьба военнопленных в войне Советов и Польши? Может быть, потому что попытки защитить их от издевательств и унижений со стороны большевиков были неудачными и весьма неумелыми. Возможно, также советскую власть дискредитировало то обстоятельство, что части Красной Армии не только потерпели неудачу от такого сравнительно небольшого государства как Польша, но и были, по сути, брошены на произвол судьбы и милость победителя. Только, вчитываясь в отрывки воспоминаний и документов, понимаешь, насколько бедственным было положение пленных красноармейцев. Почему же у поляков накопилось такая ненависть к большевикам и почему они с таким наслаждением истязали беззащитных?


Отношения Польши и Российской империи, а в последствие СССР, всегда были, по меньшей мере, неприязненными, однако в кризисный период они серьезно обострились. Способствовало напряжению отношений также отмена Брестского мира и переход Красной Армии на освобожденные немецкими войсками территории, и возникновение советских Литвы, Белоруссии и Украины. Польское руководство претендовало на указанные земли и не могло смириться с их переходом под власть Советов. Ненависть же питал во многом страх, так как «коммунистической заразы» всерьез испугались в Европе после 1917 года. В свидетельствах современников можно увидеть, что большевиков именно боялись и стремились истребить при первом удобном случае. Дело в том, что большевиков население Польши воспринимало как захватчиков, а их желание «разбудить» мировую революцию было здесь мало популярно. Цели советского правительства также нельзя назвать праведными, поскольку основной задачей большевиков на данном этапе было вынесение «очага революции» на международную арену и, в первую очередь, в Германию, путь к которой лежал через Польшу.

В ходе военных действий пленено было колоссальное количество солдат. Поляки захватывали тысячные части Красной Армии, в состав которых нередко входил гражданский персонал, в том числе и женщины. Издевательства со стороны польских военных были известны далеко за пределами оккупированных территорий. Различного рода насилия сопровождались убийствами и избиениями, а также массовыми поджогами и уничтожениями порой целых населенных пунктов. Советские власти пытались ответить контрмерами относительно населения Польши, но таких масштабов зверство не достигло. Нужно сказать о том, что особой жестокостью отличались отряды Буденого, а с польской стороны Балаховича. Издевательства принимали массовый характер и были извращенными настолько, что при прочтении свидетельств очевидцев и выживших возникают сомнения в том, сохранился ли у этих палачей человеческий облик и искра разума. Силы были не равны, поскольку, кроме как с польской армией, подкрепляемой сильными европейскими державами, Советам приходилось вести сражения с белым движением. Однако все истязания на захваченных территориях меркнут на фоне неистовства злобы и ненависти к большевикам в концентрационных лагерях.

Если быть точными погибали красноармейцы не только в лагерях, но и на пути к ним. Озлобленные польские солдаты и командиры получали особое удовольствие от издевательств над беззащитными пленными. Как это часто бывает, современные представители Польши либо несколько иначе отзываются о творившемся на их территории беззаконии, занижая цифры погибших и умалчивая о некоторых вопиющих событиях. Однако большую часть злодеяний в отношении украинцев, русских и белорусов скрывать все же не удается. Множество документальных подтверждений о жестоком обращении с пленными не позволяют истолковать историю в том аспекте, в котором бы ее желала видеть Европа.

Чаще всего в упоминаниях о местах содержания военнопленных можно найти такие названия как Брестская крепость, Тухоль, Минск, Стшалково, Вадовицы и еще не менее десятка лагерей и пунктов. Во многом благодаря материалам представительницы Российского Красного Креста на территории Польши Стефании Семпловска, мы можем восстановить трагическую картину этих мест по уничтожению советских людей. Весьма ярко описал условия пребывания пленных в своей статье исследователь Малишевский, основанной на документах, как советской стороны, так и польской прессы, тех далеких лет.

Особенно поражает дело Вагнера и Малиновского, бывших командиров в концентрационном лагере Стшалково. Капитан и поручик находили особым удовольствием избивать полуживых людей плетками, изготовленными из колючей проволоки. Преступления этих двух злодеев стали известны общественности в тот, момент, когда в лагерь поступил отряд литовцев-дезертиров, часть из которых была насмерть забита в первые же дни.

Мы хорошо знаем о том, каким мучениям подвергали людей фашисты, однако если рассматривать польские лагеря, то они ничуть не были лучше, а быть может и страшнее. Людей практически не кормили, в надежде на то, что большинство из них умрет голодной смертью. Большая часть бараков была непригодна для проживания, а медицинская помощь вообще не оказывалась. Раненые практически не имели шанса на выживание, а здоровые переносили эпидемии дизентерии, а также тифа по нескольку раз за сезон. В необработанных ранах плодились черви, а в бараках стоял смрад от гниющей плоти, испражнений и больных. Сам воздух в лагерях был заразным и губительным. Многие в первые же месяцы заболевали туберкулезом. В помещениях не только не было достаточного количества лавок, но даже самых необходимых приспособлений для гигиены здесь невозможно было встретить. Стены практически не защищали от холода и были изготовлены либо из гнилых досок, либо из листового железа, а люди спали прямо на земле. Ни соломы, ни сена узникам не выдавалось, что способствовало развитию простудных недугов. Положение усугублялось отсутствием уборных, поэтому распространялись кишечные инфекции. Люди были настолько голодны, что выбирали очистки из навозных куч. Даже горячая вода была редкостью и благом.

Командование лагерей не заботилось о самых элементарных мероприятиях по изоляции заразных больных, вследствие чего пленные вымирали десятками за день. Только в Тухоле в соответствии с секретным отчетом подполковника Матушевского погибло около 22-х тысяч человек. Именно за это Тухоль был назван лагерем смерти, хотя другие места мало чем от него отличались. В этом страшном месте, ставшей могилой для огромного количества молодых советских ребят, практически не было здоровых людей. Даже простейших принадлежностей, таких как бинты не хватало, и медикам приходилось их стирать и сушить, снимая с погибших. Конвой обращался с пленными как с рабами, и даже хуже чем со скотом. Убийство и истязания стали повсеместным развлечением, а местные жители вспоминали о том, что могильники были настолько переполнены, что земля не всегда покрывала останки.

Все военнопленные условно делились на русских белогвардейцев, советских поляков, красноармейцев и большевиков. Самым тяжелым было положение большевиков, они зачастую поселялись в не отапливаемых бараках, не имели теплой одежды и обуви и практически не кормились. Жизнь их была подчинена тюремному режиму и совершенно ни во что не оценивалась. Эти пленные были абсолютно бесправны и за открытые издевательства над ними, как, впрочем, и за убийство тюремщики не осуждались.

В начале ноября 1919 года были подписаны соглашения об обмене пленными, в результате чего на территорию Советов были отправлены 400 человек. Однако в силу того, что польских пленных в России было намного меньше, вопрос о возврате красноармейцев разрешения в дальнейшем не получил. В сентябре 1920 года Бродовским было подписано соглашение о передаче части советских пленных в обмен на польских, однако Москва посчитала такое соглашение невыгодным и вновь оставила красноармейцев в лагерях. Тем не менее, попытки установить отношения с Польшей все же предпринимались, но с Юзефом Пилсудским фанатично мечтающим возродить величие Речи Посполитой, устанавливать контакт было крайне сложно. Отсутствие желание договариваться во многом базировалось на активной поддержке польских военных сил Францией и Великобританией. В результате ад для советских военнопленных продолжался три года, пережили которые далеко не все.

До сегодняшнего дня судьба многих тысяч советских военнопленных не известна. Воюющие стороны же своих целей так и не добились, территории были разделены. Часть из них все же вошла в состав СССР, однако цена за них было заплачена слишком высокая. Однажды министра Сапегу спросили о судьбе военнопленных, на что он ответил о том, что поступят с ними, так как требует совесть великой Польши. Если судить по судьбе несчастных, совесть в понятии министра было понятием весьма специфичным.
Автор:
Елена Гордеева
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

65 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти