О потерях войск Германского блока на Русском фронте Первой мировой. Часть 2. «Летнее преследование» или «Русская мясорубка 15-го года»? Некоторые выводы

Устоявшимся штампом западной и частично отечественной историографии является оценка кампании 1915 г.: беспомощная русская армия постоянно отступает, а одерживавшие бесконечную вереницу побед немцы и австрийцы безостановочно наступают – и лишь людские возможности и коммуникационные ограничения кладут предел этому продвижению [Вест Э. Указ. соч. С. 85].

Но вот что показательно – уже уровень понесенных потерь армий противников убедительно опровергает данный исторический штамп. Как раз 1915-й год, назло сформировавшимся стереотипам, стал для армий Германского блока самым кровавым годом за всю войну. Но как же так – ведь на Французском фронте значительную часть кампании 1915 года царило относительное затишье? Ответ - за счет Русского фронта.


Германский офицер-фронтовик Вальтер Бекман отнюдь не голословно считал «летнее преследование 1915 года» периодом наиболее тяжелых потерь немецкой армии за всю мировую войну [Бекман В. Указ. соч. С. 18]. В. Бекман проанализировал боевые потери немецких пехотных полков на Русском и Французском фронтах (причем исследовал перебрасывавшиеся реже других или не перебрасывавшиеся части), отметив значительно более высокий уровень потерь для германских полков Русского фронта. Если, например, находившийся на Французском фронте 24-й пехотный полк потерял за войну убитыми 2825 человек, то воевавший на Русском фронте 1-й гренадерский полк лишился убитыми 5479 человек. Или, например, сражавшийся на Западе и один из наиболее пострадавших на Французском фронте 92-й пехотный полк потерял убитыми 4750 человек, в то время как воевавший на Русском фронте 41-й пехотный – 6815 человек [Бекман В. Указ. соч. С. 35]. Перечень можно продолжать.

О том что В. Бекман прав, мы убедились, проанализировав другой источник и выяснив, что, например, сражавшийся в Галиции германский 91-й пехотный полк лишь с мая по сентябрь 1915 г. потерял около 4500 человек – или свыше 100% личного состава [Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army. P. 296]. А германская 48-я резервная дивизия из состава германской Южной армии только с августа по октябрь 1915 г. потеряла 70 офицеров и 4712 нижних чинов (из них 3100 человек пропали без вести – т. е. в большинстве попали в русский плен) [Ibid. Р. 480]. Один из ее полков – 224-й резервный – восстанавливался несколько раз.

Цифры потерь австро-германских войск в некоторых боевых операциях также подтверждают высказывание В. Бекмана.

В ходе сражений в Восточной Пруссии и Северной Польше зимой-летом 1915 г. крупные потери понесли германские 8-я, 9-я, 10-я и 12-я армии.

Так, нанося 19 - 23 января отвлекающий удар на центральном участке польского фронта - у Воли Шидловски и Боржимова - серьезно пострадала 9-я армия. Лишь за 3 дня боев немцы показали свои потери в 8 дивизиях ударной группы равными 40000 человек [Reichsarchiv. Вand 7. S. 167. Пострадали 1-й, 25-й резервные и 17-й армейское корпуса - особенно большие потери понесли 4-я и 36-я пехотные и 1-я и 49-я резервные дивизии].

Общие потери германских 10-й армии и армейской группы генерала артиллерии М.-К.-В. фон Гальвица (8-я и 12-я армии) во Второй Августовской и Второй Праснышской операциях в январе-марте 1915 г. составили до 80000 человек (в т. ч. 13000 человек только в боях в г. Прасныш. Reichsarchiv. Вand 7. S. 257).

В ходе Третьей Праснышской операции 30 июня – 5 июля немцы показали общие потери армейской группы до 10000 (только за 1 июля - 2700. Reichsarchiv. Вand 8. S. 291) человек. Но по подсчетам советского историка Г. К. Королькова немецкие потери в этой операции достигают 25% от состава группировки М.- К.- В. Гальвица – то есть более 40000 человек [Корольков Г. К. Указ соч. С. 138].

Сражения в Галиции также обходились немцам очень дорого.
Причем потери в Горлицкой стратегической наступательной операции стали для них одними из наиболее тяжелых в кампании 1915 г.

11-я армия А. фон Макензена в период немногим превышающий полтора месяца (от Горлицкого прорыва и до захвата Львова – с 19 апреля по 9 июня) потеряла 87000 человек, в том числе 12000 убитыми [Reichsarchiv. Вand 8. S. 236].

Германская Южная армия только за июнь потеряла 25000 бойцов [Ebd. S. 252].

Операции в Прибалтике также привели к большим потерям германских войск. Так, лишь 12-я армия за июль - август потеряла 1800 офицеров и 80000 бойцов [Reichsarchiv. Вand 8. S. 509]. Лишь относительно спокойный октябрь месяц обошелся Неманской армии в 15000 человек [Ebd. S. 546].

Ключевое значение в структуре потерь австрийцев и немцев в кампании 1915 г. имела Карпатская операция, в ходе которой в январе – марте их потери (разновременно это германская Южная, австрийские 3-я, 4-я, 5-я армии, армейская группа Пфланцер-Балтина, германский Бескидский корпус) составили до 800000 солдат и офицеров [Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd. II. S. 270]. Так, германская 1-я пехотная дивизия за январь – март потеряла в Карпатах 10000 человек, т. е. переменила свой состав.

О том, насколько серьезные потери несли австро-германцы на днестровском фронте и в Галиции летом-осенью 1915 г. свидетельствуют некоторые цифры.

Когда 27 мая – 2 июня русская 11-я армия нанесла поражение германской Южной армии у Журавино, трофеями русских войск стали до 18000 вражеских солдат и офицеров. В ходе боев у Збаража и на Серете 17-30 августа было захвачено свыше 40000 пленных [Бои в Рижском заливе и на Серете. С. 10]. В ходе Луцкой операции в сентябре 1915 г. части русской 8-й армии пленили до 70000 человек [Энциклопедический Словарь Русского Библиографического Института Гранат. С. 76-77].

Потери германской Южной армии и германских дивизий армейской группы Э. Бем-Эрмоли только за период 8 - 18 октября составили до 10000 человек [2000 убитых, 4500 раненых и 3200 пропавших без вести. Reichsarchiv. Вand 8. S. 591].

В итоге, на Русском фронте в кампании 1915 г. немецкие войска потеряли 1 миллион человек (тогда как на Французском фронте за этот период – 721 тысячу человек), австрийские войска – 1 миллион 252 тысячи человек (на Итальянском и Балканском фронтах за тот же период – 181,6 и 29 тысяч человек соответственно) [Подполковник Лярше. С. 125, 127], турецкие войска – до 100 тысяч человек.

Соответственно, от общих боевых потерь за этот год данные цифры составили: для германских войск 58%, австрийских войск – до 86%, для турецких войск – до 30%. Усредненно Германский блок понес на Русском фронте более 67% от общих потерь в этой кампании.

Соответственно, в 1915 году русская Действующая армия не только нанесла войскам стран Германского блока общие потери в 2 миллиона 350 тысяч человек - потери данного года стали самыми тяжелыми для армий всех держав Четверного союза за всю войну. Оценивая потери германских войск на Востоке в 1915 году, подполковник Лярше отметил, что факт потери для немцев миллиона человек – свидетельство качества русской армии [Там же. С. 124].

В ходе позиционной войны на австро-германском фронте в кампаниях 1916-1917 гг. германские и австрийские войска также понесли крупные потери. Они составили в 1916 г. для немцев более 400 тысяч человек (на Французском фронте (эффект Вердена и Соммы) – потеряно 983 тысяч человек и еще до 60 тысяч человек на других фронтах) [Подполковник Лярше. С. 125]. Соответственно, германцы понесли на Русском фронте до 28% общих потерь в кампании 1916 г.

Австро-венгры потеряли в 1916 г. до 650 тысяч бойцов в боях с русскими и более 36 тысяч бойцов с русско-румынскими войсками (на Итальянском фронте и на Балканах потеряно около 293 тысяч и 6,7 тысяч человек соответственно) [Там же. С. 127] – или до 70% потерь австрийских войск за год.

Наиболее крупные потери австро-германцы понесли, отражая наступление Юго-Западного фронта - только пленными противник потерял более 400000 человек (до 9000 офицеров и 408000 нижних чинов) [Стратегический очерк. Ч. 5. С. 108]. Австрийцы оценивали свои потери на июль в 475000 человек, из них 226000 пленными [Wagner A. Der Erste Weltkrieg. S. 194].

Германские войска понесли серьезные потери не только в боях с Юго-Западным фронтом – в ходе Нарочской и Барановичской операций потеряв по 40000 человек.

Турецкие войска на Кавказском фронте в ходе кампании 1916 г. потеряли более 100 тысяч человек (более 50% от потерь в кампании). Так, в ходе Эрзерумской и Эрзинджанской операций русские войска пленили соответственно более 20000 и 17000 бойцов противника, в ходе Огнотской операции турки потеряли около 60000 человек.

В общей сложности кампания 1916 г. нанесла войскам Германского блока на Русском фронте (без учета потерь болгарской армии) потери в более чем 1 миллион 200 тысяч человек - или 45% от общих потерь войск Германского блока за этот год.

В ходе кампании 1917 г. немцы потеряли на Русско-румынском фронте до 350 тысяч (при 900 тысячах на иных фронтах) человек – или 28% общих потерь года.

Австрийцы на Русско-румынском фронте потеряли до 150 тысяч человек (316 тысяч потеряно на прочих фронтах – лишь в кампании этого года их потери на Итальянском фронте превысили потери на Русском) – 32% общих потерь года.

Так, отражая Июньское наступление Юго-Западного фронта немцы и австрийцы потеряли 82000 человек, в т. ч. 37000 пленными [РГВИА. Ф. 2003. Оп. 1. Д. 618. Л. 180]. Лишь германская Южная армия только за 16 – 23 июня лишилась более 12500 бойцов (5444 немцев, 4556 австрийцев, 2526 турок) [Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd.VI. S. 258].

Т. о., общие потери войск держав Германского блока в 1914-1917 гг. на Русском фронте составили (где указаны потери государств - в скобках отмечен % потерь армии соответствующего государства на Русском фронте от ее общих потерь на всех ТВД в ходе данной кампании; для итога потерь Германского блока на Русском фронте за соответствующую кампанию в скобках указан % потерь, приходящихся на Русский фронт, от общих потерь блока за данную кампанию):

Кампания 1914 г.: Германия - 223000 (около 23%); Австро-Венгрия - 723000 (76%), Турция 90000 (100%). Всего за кампанию - 1000036 (51%).
Кампания 1915 г.: Германия - 1000000 (58%); Австро-Венгрия - 1252000 (85,5%) ; Турция - около 100000 (30%). Всего за кампанию - 2350000 (67%).
Кампания 1916 г.: Германия - 400000 (до 28%); Австро-Венгрия - до 700000 (до 70%)(с Румынским фронтом); Турция - более 100000 (свыше 50%). Всего за кампанию - более 1200000 (45%).
Кампания 1917 г.: Германия - до 350000 (28%); Австро-Венгрия - около 150000 (32%), Турция - незначительно. Всего за кампанию - свыше 500000 (29%).

Таким образом, в 1914-1917 гг. общие потери на Русском фронте составили:
для германских войск - до 2 миллионов;
для австро-венгерских войск – 2 миллиона 825 тысяч;
для турецких войск – 300 тысяч человек.
Всего - более 5 миллионов 100 тысяч человек.

Все познается в сравнении. В 1914-1917 гг. потеряли:
германские войска на Французском фронте - 3 миллиона 340 тысяч человек;
австрийские войска на Итальянском и Балканском фронтах - 1 миллион 130 тысяч человек;
турецкие войска на всех иных (всех кроме Кавказского) ТВД – до 450 тысяч человек [Подполковник Лярше. С. 125, 127, 129].

Таким образом, все союзники России вместе взятые нанесли в рассматриваемый период войскам Германского блока потери в 4 миллиона 920 тысяч человек – то есть меньше чем 5 миллионов человек и, соответственно, меньше, чем им нанесла русская армия.
То есть на конец 1917 года общие потери войск противника в боях с русской Действующей армией составили более 50% от общих потерь войск Германского блока.

Но, учтя тот факт, что в 1917 г. находящаяся на стадии «углубления революции» русская армия сражалась вполсилы, необходимо сравнить потери войск Германского блока на Русском и прочих фронтах на конец 1916 г. И мы видим, что концу 1916 года германские войска на Русском фронте потеряли более 1 миллиона 600 тысяч человек (в то время как на Французском – 2 миллиона 460 тысяч), австрийские войска – около 2 миллионов 700 тысяч человек (а на Балканском и Итальянском фронтах – около 730 тысяч человек) и турецкие войска – до 300 тысяч человек (и до 300 тысяч на других фронтах). От общих потерь войск держав Германского блока к исходу кампании 1916 г. в 8 миллионов 90 тысяч человек – 4 миллиона 600 тысяч (или 57%) выведены из строя усилиями русских войск.

И тогда становятся понятными слова солидарного с В. Бекманом Г. Блюментрита - о том что имеет место знаменательный, хоть и малоизвестный факт - что, как отметил генерал, «наши потери» в годы Первой мировой на Восточном фронте значительно превышали потери, понесенные на Западном фронте [Блюментрит Г. Роковые решения. С. 73]. Если принять во внимание, что Г. Блюментрит имел в виду потери не только германской армии, а всего возглавляемого Германской империей блока – то он абсолютно прав.

Каждый отдельно взятый противник России пострадал достаточно серьезно. К концу кампании 1917 г. общие потери германских войск на Русском фронте достигли более 37%, австрийских войск – более 71% и турецких войск – 40% от их общих потерь за 1914-1917 гг. К концу кампании 1916 г. эти цифры соответственно составили: более 39%, почти 79% и 50%.

Для австро-германцев самым затратным на Русском фронте был 1915 год (44,5% от всех австрийских и 50% от всех германских потерь на этом фронте), в то время как для турок – 1916 год (до 35% общих потерь). Важнейшим фронтом России был Юго-Западный, также и для Австро-Венгрии главным был Русский фронт. И потери австрийских войск составили 55% от общих потерь войск всего блока на этом фронте (но в кампании 1917 г. по уровню потерь немцы на Русском фронте превзошли австрийцев).

Усреднено, Русский фронт в ходе 3,5 лет боевых действий наносил войскам Германского блока общие потери от 29% (1917 г.) до 67% (1915 г.) сравнительно с потерями на иных фронтах.

Общеизвестна «Верденская мясорубка» 1916 г., в ходе которой за год боев немцы потеряли до 500000 солдат. Почему же Русский фронт 1915 года, забравший лишь у немцев людей в два раза больше, не называют «Русской мясорубкой 15-го года»? Сопоставимы с верденскими и немецкие потери на Русском фронте в кампании 1916 года. Это не что иное, как очередное доказательство сформировавшихся и устоявшихся в историографии и общественном мнении штампов и клише, яркий пример во все времена применявшейся к военным усилиям нашего государства западной практики двойных стандартов.

О потерях войск Германского блока на Русском фронте Первой мировой.  Часть 2. «Летнее преследование» или «Русская мясорубка 15-го года»? Некоторые выводы

германцы, убитые в Восточной Пруссии. Зима 1915.


Убитые германцы.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

436 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти