Сергей Федорович Ахромеев. Начальник Генерального штаба. Маршал Советского Союза

Ахромеев Сергей Федорович родился 5 мая 1923 г. в селе Виндрей Спасского уезда Тамбовской губернии (ныне Торбеевский район, Республика Мордовия) в семье крестьянина. Его отец попал под раскулачивание (умер в конце 1940-х годов в Средней Азии), а мать после развода с мужем в 1928 г. уехала с детьми в Москву, где устроилась на работу на завод «Красный богатырь».

В 1940 г. С.Ф. Ахромеев окончил 10 классов военно-морской специальной школы № 381 города Москвы и поступил в Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе в городе Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Начало Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. он встретил на военно-морской базе Балтийского флота в Либаве (ныне Лиепая, Латвия), где проходил практику после окончания первого курса военно-морского училища.


В сентябре – декабре 1941 г. в составе объединенного курсантского стрелкового батальона Высшего военно-морского училища им. М.В. Фрунзе и Военно-морского пограничного училища НКВД участвовал в обороне Ленинграда.

С января по март 1942 г. Сергей Федорович находился на лечении в госпитале после ранения в ногу и обморожения, полученных на Ленинградском фронте, а затем был направлен продолжать учебу в военно-морское училище им. М.В. Фрунзе, эвакуированное к тому времени в город Астрахань.

С мая по август 1942 г. он курсантом проходил практику на Черноморском флоте, командуя расчетом орудия на корабле.

В августе 1942 г., в связи с наступлением противника на Кавказе и к Волге, а также большим некомплектом командного состава в пехоте, курсанты 1-го и 2-го курсов военно-морского училища были направлены во 2-е Астраханское пехотное училище, где прошли двухмесячный курс подготовки лейтенантов. В октябре этого же года С.Ф. Ахромееву присвоили воинское звание лейтенанта. С октября по ноябрь 1942 г. лейтенант Ахромеев, командуя взводом автоматчиков 152-й отдельной стрелковой бригады, участвовал в Сталинградской битве, воевал в калмыцких степях в районе Халхута, Яшкуль, Улан Эрге.

Затем проходил службу адъютантом старшим батальона, помощником начальника штаба в 197-м армейском запасном стрелковом полку 28-й армии на Сталинградском и Южном фронтах. В апреле 1943 г. ему присвоили воинское звание старший лейтенант.

С июля 1943 г. С.Ф. Ахромеев – адъютант старший мотострелково-пулеметного батальона 140-й танковой бригады, переформированной позднее в 14-ю самоходно-артиллерийскую бригаду 28-й, а потом 5-й ударной армий на Южном и 4-м Украинском фронтах.

В июле – декабре 1943 г. он участвовал в прорыве обороны противника на реке Миус, в освобождении Донбасса, и в боях в Таврии. В августе 1943 г. получил контузию.

В представлении на С.Ф. Ахромеева к очередному воинскому званию «капитан», которое он получил в октябре 1943 г., отмечалось: «Тактически грамотный командир. В боях за освобождение Донбасса и Запорожской области от врага умело и своевременно доводил боевые приказы и приказания командира до подчиненных. Находясь в боевых порядках рот, своим личным примером и смелостью воодушевлял личный состав батальона на подвиги. За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, награжден орденом Красная Звезда».

С июля 1944 г. Сергей Федорович временно исполнял должность командира мотобатальона автоматчиков 14-й самоходно-артиллерийской бригады резерва Верховного Главнокомандования Харьковского, а затем Московского военных округов.

С ноября 1944 по июнь 1945 г. он прошел обучение в Высшей офицерской школе самоходной артиллерии бронетанковых и механизированных войск Красной армии по специальности – «начальник штаба полка самоходной артиллерии».

После окончания офицерской школы служил на должностях: заместителя командира 2-го самоходно-артиллерийского дивизиона СУ-76 14-й самоходно-артиллерийской бригады, а затем командовал 2-м танковым батальоном 14-го отдельного танкового полка Учебного центра самоходной артиллерии бронетанковых и механизированных войск Московского военного округа.

В феврале 1947 г. С.Ф. Ахромеев был назначен командиром батальона ИСУ-122 14-го тяжелого танкосамоходного полка 31-й гвардейской механизированной дивизии Закавказского военного округа.

В июле 1952 г. окончил с золотой медалью командный факультет Военной академии бронетанковых и механизированных войск им. И.В. Сталина (во время учебы ему присвоили воинские звания – майор и подполковник) и получил назначение на должность начальника штаба 190-го танкосамоходного полка 39-й армии Приморского военного округа. В аттестации на выпускника академии был сделан вывод: «По своим деловым и политическим качествам достоин оставления адъюнктом кафедры тактики высших соединений при академии или на должность начальника оперативного отделения дивизии».

С марта 1955 г. С.Ф. Ахромеев служил в Дальневосточном военном округе на должностях: начальника штаба 63-го механизированного полка 39-й армии, старшего офицера 3-го отдела Управления боевой подготовки штаба военного округа, командиров 76-го, а затем 184-го танковых полков, заместителя командира 47-й гвардейской мотострелковой дивизии, начальника штаба 46-й танковой дивизии 5-й армии. В декабре 1956 г. ему присвоили воинское звание полковника.

В аттестации на командира танкового полка С.Ф. Ахромеева, составленной в 1957 г., указывалось: «Грамотный, трудолюбивый, энергичный и инициативный командир полка. Правильно учит и воспитывает своих подчиненных. Твердой рукой наводит порядок и дисциплину в полку. Боевая и политическая подготовка в части хорошая, а огневая подготовка танкистов – отличная».\

В декабре 1960 г. С.Ф. Ахромеева перевели в Белорусский военный округ, где он командовал 36-й, а затем 45-й гвардейской учебной танковыми дивизиями. В апреле 1964 г. ему присвоили воинское звание генерал-майора и направили на учебу в Военную академию Генерального штаба Вооруженных сил СССР.

В июле 1967 г., по окончании с золотой медалью академии Генерального штаба, его назначили начальником штаба – первым заместителем командующего 8-й танковой армии Прикарпатского военного округа, а в октябре 1968 года – командующим 7-й танковой армией в Белорусском военном округе.
В 1969 году С.Ф. Ахромееву присвоили воинское звание генерал-лейтенанта.

В мае 1972 г. С.Ф. Ахромеева перевели на должность начальника штаба – первого заместителя командующего войсками Дальневосточного военного округа. В январе 1974 г. командующий войсками Дальневосточного военного округа генерал армии (впоследствии Маршал Советского Союза) В.И. Петров в аттестации на своего заместителя написал: «Твердо знает теорию и практические вопросы организации и ведения фронтовой операции. Оперативную обстановку оценивает глубоко, делает правильные выводы и обоснованные предложения. На стратегическом учении «Восток-72» и стратегическом штабном тренировочном занятии «Восток-73» с задачами справился успешно... Вывод: Достоин назначения на должность начальника Главного оперативного управления Генерального штаба. Глубоко убежден, что тов. Ахромеев С.Ф. и с этой высокой обязанностью справится с честью».

В марте 1974 г. генерал-лейтенанта С.Ф. Ахромеева назначают начальником Главного оперативного управления Генерального штаба (с 1976 г. и заместителем начальника Генерального штаба) Вооруженных сил СССР, и в октябре того же года ему присвоили воинское звание генерал-полковника.

Во второй половине 1970-х годов Главное оперативное управление являлось своего рода штабом внутри Генерального штаба. В его функции входило: планирование применения армии и флота, их строительство, развертывание и совершенствование, а также оперативная подготовка высших штабов. Кроме того Главное оперативное управление являлось основной военной экспертной организацией для политического руководства советского государства на международных переговорах по сокращению ядерных и обычных вооружений.

В аттестации на С.Ф. Ахромеева, составленной в 1978 г. начальником Генерального штаба Маршалом Советского Союза Н.В. Огарковым, отмечалось: «Главным оперативным управлением руководит уверенно, обладает хорошими организаторскими способностями. Твердо изучил и хорошо знает состояние и перспективы развития наших Вооруженных сил и вероятного противника. Волевой и решительный генерал. Ответственности и трудностей в работе не боится».

С.Ф. Ахромеев в своих выступлениях в прессе подчеркивал, что в Генеральном штабе Вооруженных сил СССР одними из первых стали отчетливо понимать опасность сохранения огромного арсенала ядерного и обычного оружия, накопленного за много лет противостояния двух военно-политических блоков – Варшавского договора и НАТО. В 1975–1976 гг., после завершения совещания в Хельсинки по безопасности и сотрудничеству в Европе, по его инициативе был разработан проект «замораживания военных расходов», за счет сокращения серийных поставок вооружения в войска и на флот, который военно-политическое руководство страны признало преждевременным.

В начале 1979 г. С.Ф. Ахромеев, как военный специалист, участвовал в подготовке Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), подписанного Генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым и президентом США Дж. Картером в июне 1979 г., но который не был ратифицирован Сенатом США в связи с вводом советских войск в Афганистан.

В феврале 1979 г. С.Ф. Ахромеева назначили первым заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР, а в апреле того же года ему присвоили воинское звание генерала армии. Возглавляя оперативную группу Министерства обороны СССР на территории Туркестанского военного округа, он занимался формированием, боевым слаживанием и обеспечением частей и соединений группировки советских войск, готовившейся к вводу в Афганистан.

С декабря 1979 г. С.Ф. Ахромеев, как начальник штаба Оперативной группы Министерства обороны СССР в Афганистане, решал военно-политические вопросы, связанные с координацией боевых действий ограниченного контингента советских войск и афганских правительственных сил, а также с оказанием помощи в строительстве армии ДРА. С 1980 по 1982 годы он неоднократно находился в длительных служебных командировках на территории Афганистана.

В мае 1982 г. С.Ф. Ахромееву «за проявленные воинское мастерство, личное мужество и героизм при проведении мероприятий по оказанию интернациональной помощи ДРА и обеспечению безопасности СССР, присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Одновременно в этот период С.Ф. Ахромеев являлся секретарем Совета обороны СССР, где непосредственно участвовал в подготовке документов по дальнейшему развитию и совершенствованию советских Вооруженных сил.

В 1981 г. за исследование и разработку новых систем автоматизированного управления Вооруженными силами ему была присуждена Ленинская премия.

В марте 1983 г. С.Ф. Ахромееву присвоили воинское звание Маршал Советского Союза. Он стал единственным военачальником за всю историю советских Вооруженных сил, кто стал Маршалом Советского Союза, будучи первым заместителем, а не начальником Генерального штаба.

В сентябре 1984 г. С.Ф. Ахромеева назначили на должность начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР – первого заместителя министра обороны СССР.

Во второй половине 1980-х годов Генеральный штаб во взаимодействии с другими органами военного управления спланировал и провел в советских Вооруженных силах кардинальные преобразования, которые были обусловлены курсом «перестройки» внутренней и внешней политики государства, принятым в 1985 г. политическим руководством СССР. С.Ф. Ахромеев считал, что в новых условиях диапазон деятельности Генерального штаба значительно расширился – он стал не только «мозгом армии», но и генератором новых идей – органом, вырабатывающим предложения для заинтересованных государственных ведомств по наиболее важным военно-политическим и военно-техническим вопросам.

При участии С.Ф. Ахромеева была разработана в Генеральном штабе и принята в мае 1987 г. новая Военная доктрина СССР, носившая оборонительный характер. В основу военного строительства был положен принцип разумной достаточности для обороны в пределах сохранения военного паритета между СССР и США и их союзниками, а его эффективность связывались в первую очередь с качественными параметрами – как в отношении оружия и военной техники, так и личного состава Вооруженных сил.

В 1988–1989 гг. Генеральный штаб спланировал и провел совместно с командованием и штабами войск Южного направления, Туркестанского военного округа и 40-й армии поэтапный вывод советских войск из Афганистана, а также осуществил комплекс мер по повышению боеспособности афганской армии, чтобы она могла самостоятельно вести боевые действия с антиправительственными силами. Сразу после назначения Б.В. Громова на должность командующего 40-й армией, начальник Генерального штаба С.Ф. Ахромеев сказал ему: «Необходимо сделать все, чтобы сократить риск для солдат и офицеров. Жизнь молодых ребят – самое дорогое, что у нас есть в Афганистане. Кроме того, с нашей стороны все усилия должны быть направлены на вывод Ограниченного контингента советских войск. Причем, – уточнил маршал, – это будет организованный вывод, а не бегство».

В апреле 1986 г., после аварии на Чернобыльской АЭС, С.Ф. Ахромеев занимался организацией и проведением мобилизационного развертывания войск, переброски их по воздуху и железной дороге в район катастрофы. Личный состав Вооруженных сил осуществлял: радиационную разведку, дезактивацию местности, укрытие зараженных отходов, участвовал в захоронении аварийного блока.

Во второй половине 1980-х годов активизировались межгосударственные переговоры по сокращению вооружений и контролю над сферой военной деятельности. С.Ф. Ахромеев, в качестве специалиста по военным вопросам, участвовал во встречах между руководителем Советского государства М.С. Горбачевым и президентами США Р. Рейганом, а затем и Дж. Бушем в Рейкьявике, Вашингтоне и Москве, на Мальте в результате которых были достигнуты договоренности по вопросам разоружения в Европе.

В 1988 г. состоялись: в марте месяце первая в истории отношений США и СССР встреча в городе Берне (Швейцария) министров обороны этих государств, а в сентябре первый официальный визит в Вашингтон начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Личные контакты между министром обороны СССР Д.Т. Язовым и министром обороны США Ф. Карлуччи, а также начальником Генерального штаба С.Ф. Ахромеевым и председателем Комитета начальников штабов адмиралом У. Кроу, способствовали укреплению взаимного доверия в вопросах сокращения вооружений.

Сергей Федорович Ахромеев. Начальник Генерального штаба. Маршал Советского Союза

С. Ф. Ахромеев и Г. М. Корниенко – депутаты Верховного Совета СССР,
в перерыве одного из его заседаний в 1985 г.


С 1984 по 1988 гг. С.Ф. Ахромеев избирался депутатом Верховного Совета СССР от Молдавской Советской Социалистической Республики. С 1981 года он кандидат, а с 1983 года – член ЦК КПСС.

В декабре 1988 г. С.Ф. Ахромеева по его личной просьбе, связанной с состоянием здоровья, освободили от должности начальника Генерального штаба, и он был назначен генеральным инспектором Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Около 15 лет прослужил С.Ф. Ахромеев в Генеральном штабе, из них четыре года его начальником. Он возглавлял Генеральный штаб в переломное время, когда осуществлялся поиск новых форм и способов обеспечения безопасности советского государства в обстановке разрушения связей с союзниками – странами Варшавского договора, и перехода от открытой конфронтации к политике компромиссов и соглашений в отношениях между СССР и США. Маршал Советского Союза Д.Т. Язов и генерал армии М.А. Гареев характеризовали С.Ф. Ахромеева по совместной службе, как человека и военачальника высокой чести и достоинства, который всегда оставался верным присяге и долгу.


С. Ф. Ахромеев с председателем Комитета начальников штабов США адмиралом У. Крау
в ходе военных учений в США


В 1989–1990 гг. С.Ф. Ахромеев был военным советником М.С. Горбачева – Председателя Верховного Совета СССР и Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами, с марта 1990 г. Президента СССР. Он занимался разработкой и анализом предложений по наиболее важным вопросам военной политики, а также ведения переговоров с США и государствами НАТО, касавшихся ядерных и обычных вооружений.

В 1989 г. на I Съезде народных депутатов СССР С.Ф. Ахромеева избрали в состав Верховного Совета СССР. С парламентской трибуны он активно противостоял нападкам на армию и флот, призывам к развалу Советского Союза и демонтажу социалистического строя, попыткам фальсификации истории Великой Отечественной войны.

В книге «Глазами маршала и дипломата. Критический взгляд на внешнюю политику СССР до и после 1985 года» С.Ф. Ахромеев отмечал: «Шесть лет перестройки (1985–1991 гг.) для Вооруженных сил были нелегкими и даже драматическими. Автор, как военный, еще в 1986 году, зная о круто меняющемся курсе нашей внешней политики и реформах в экономике, предполагал, что армии и флоту предстоят нелегкие дни и большие испытания. Однако большинство из нас, военных руководителей, никак не предполагали, что перестройка примет такой стихийный разрушительный, а часто и антисоциалистический характер...».

События, связанные с процессом распада Союза ССР и его Вооруженных сил, служению которым С.Ф. Ахромеев посвятил всю жизнь, стали основной причиной трагической гибели военачальника, последовавшей 24 августа 1991 г.

За день до смерти он написал: «У меня складывается убеждение, что мы уже теряем Отечество, не создав на его месте ничего другого. Но ведь в этих трех понятиях – государство, народ, вооруженные силы – для меня, как и для миллионов других людей, заключается смысл жизни. Выходит, что он теперь утрачивается. Нужно же, наконец, по-настоящему задуматься над этим, опомниться и сохранить Родину, пока над ее живым телом идет противоборство враждующих сил».

Похоронили Маршала Советского Союза на Троекуровском кладбище в Москве.

За ратную службу он награжден: четырьмя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции и Отечественной войны 1-й ст., двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й ст., а также медалями и иностранными наградами.
Автор: Сергей Корин
Первоисточник: http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=12121159@cmsArticle


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 18

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. bubalik (Сергей) 6 мая 2017 15:36
    ,,,странно только то что ,человек всю жизнь посвятивший себя армии, решил свести счеты с жизнью не с помощью оружия, а повесится на шпагате request
    1. мордвин 3 (Владимир...) 6 мая 2017 16:04
      Цитата: bubalik
      ,странно только то что ,человек всю жизнь посвятивший себя армии, решил свести счеты с жизнью не с помощью оружия, а повесится на шпагате

      Да. И было это 24 августа, после победы дерьмократов. Как то не верится.
      1. parusnik (Алексей Богомазов) 6 мая 2017 16:45
        Да. И было это 24 августа, после победы дерьмократов. Как то не верится.
        ..Маршал сделал две попытки в петлю влезть..С перерывами..Пистолету не доверил..Видимо боялся промахнуться..Следствие пришло к выводу типичное самоубийство...Тогда много было странных самоубийств..из окон зачем то прыгали..Сейчас ,"победители" об этом молчат..А убийство Рохлина..поссорился с женой.. разошлись по комнатам, через 5 часов у нее возникло не приязненное отношение к мужу..и убила..ага...
        1. мордвин 3 (Владимир...) 6 мая 2017 16:55
          Цитата: parusnik
          Тогда много было странных самоубийств..из окон зачем то прыгали..

          Вот именно, из окошка. Один Пуго застрелился, а сколько выпали?
        2. Ищущий (александр) 6 мая 2017 22:23
          Ствол в рот-что есть возможность промахнуться?
    2. iouris (iouris) 14 января 2018 15:28
      Его уничтожили. Не только его. Явлинский пусть расскажет, как он "посещал" квартиру Пуго.
    3. aries2200 (aries) 10 февраля 2018 16:01
      убили его под самоубийство сделали . как и пуго. рохлин. лебедь
  2. parusnik (Алексей Богомазов) 6 мая 2017 15:41
    Руководство Министерства обороны СССР воздало Маршалу Советского Союза последние почести в морге Военного госпиталя им. Бурденко, на Троекуровское кладбище никто из генералов не счел нужным поехать. И хоронили маршала без положенного его рангу ритуала.Адмирал У. Кроув написал первый большой некролог, посвященный памяти маршала С.Ф. Ахромеева и опубликованный в сентябре 1991 г. в американском журнале "Тайм".
    "Маршал Сергей Ахромеев, - писал адмирал из США, - был моим другом. Его самоубийство - это трагедия, отражающая конвульсии, которые сотрясают Советский Союз. Он был коммунистом, патриотом и солдатом. И я полагаю, что именно так он сказал бы о себе сам. При всем своем великом патриотизме и преданности партии Ахромеев был современным человеком, который понимал, что многое в его стране было ошибкой, и многое должно быть изменено, если Советский Союз намерен и впредь оставаться великой державой.Он прилагал большие усилия, чтобы снизить напряженность между вооруженными силами наших двух стран. В 1987 г. маршал Ахромеев впервые посетил Вашингтон. Он приехал вместе с Горбачевым на подписание Договора об уничтожении ракет средней и меньшей дальности. Я пригласил его в Пентагон. Когда спустя два дня он приехал на завтрак, он был один. Начальник советского Генерального штаба вступил в лагерь противника без охраны и свиты помощников. Это была впечатляющая демонстрация уверенности в себе.В 1989 г. он сказал мне, что недооценил глубину неудовлетворенности в его стране. Несмотря на его желание перемен, он не предвидел, куда приведут реформы в будущем. Год назад мы опять встретились в Москве. «Не вы разрушили Коммунистическую партию, - сказал он мне. - Это сделали мы сами. И пока это происходило, мое сердце разрывалось тысячу раз в день. Испытываешь гнетущее чувство, когда тебе говорят, что все, ради чего ты работал и боролся 50 лет, неверно», - продолжал он.Он был предан идеалам коммунизма и очень гордился тем, что все, что у него было, не намного превосходило то, что он носил на себе. Его узкие представления о капитализме были причиной нашего самого жаркого спора. В конце концов он не смог примирить свои противоречивые убеждения с тем, что захлестывало его. Это не умаляет его вклада в контроль за вооружениями, в создание более конструктивных советско-американских отношений и в уменьшение напряженности, сковывавшей наши страны 45 лет. Это был человек чести".
    1. bubalik (Сергей) 6 мая 2017 15:51
      Он был коммунистом, патриотом и солдатом.
      ,,,
  3. Дирижер 6 мая 2017 16:51
    Что за должность такая - адьютант старший батальона? У немцев адьютант батальона , понятно, что за птица.
    1. Дирижер 6 мая 2017 16:53
      И он , якобы . был знатоком тактики уличных боев?
      1. мордвин 3 (Владимир...) 6 мая 2017 17:02
        Вы это... Строгого карлика не трогайте. am
    2. moskowit (Николай Иванович) 6 мая 2017 17:09
      Адьютант старший батальон это нынешний начальник штаба батальона. Были в стрелковых батальонах, дивизионах и эскадрильях. Упразднены в 1954 году... Стали начштаба...
    3. chenia (kanonier) 6 мая 2017 17:12
      Цитата: Дирижер
      Что за должность такая - адьютант старший батальона?


      Начальник штаба батальона- эх молодежь.
  4. kvaker (Сергей) 6 мая 2017 19:15
    Сомнения в самоубийстве
    Смерть Сергея Ахромеева остается загадкой: самостоятельно ли он предпринял меры или была помощь со стороны?
    Первое, на что ссылаются исследователи в пользу умышленного убийства, – это позорная смерть, которую не мог позволить себе офицер, ведь Ахромеев – маршал Советского Союза.
    Виселица считалась орудием убийства для изменников родины, а он таковым не был.
    Второе сомнение в самоубийстве – настроения Сергея Федоровича накануне.
    Перед смертью (убийством) он не был угнетен, наоборот, Ахромеев вечером 23 августа гостил у дочери, а на следующий день, перед уходом на работу, пообещал внучке совместную прогулку по возвращении.
    Поведение было спокойное, а по официальной версии, он уже мысленно готовил себе петлю.
    Есть версия, что он сам наложил на себя руки, но искусственно, то есть его к этому подвели.
    Вероятнее всего, дали что-то съесть или выпить. Труп офицера пролежал в кабинете 10 часов, никто не интересовался судьбой Сергея Федоровича, кроме семьи, которая не клала телефонную трубку в надежде, что на обратном конце ответит родной человек.
    Тайна гибели маршала Ахромеева, похороны
    Из всего вышесказанного примечательно то, что советский военачальник не заслужил покоиться ни на Ваганьковском, ни на Новодевичьем кладбище.
    Некролог не был опубликован в газете «Правда», а провожать его в последний путь пришло скудное количество людей. маршал ахромеев родственники
    Без почестей и без положенного по рангу ритуала был похоронен Маршал Ахромеев.
    Это все, что осталось от принципиального и мужественного Сергея Федоровича.
    Даже когда он уже был в земле, совершается не христианский, не человечный акт по отношению к покойному Сергею Федоровичу: раскопка могилы Ахромеева и снятие мундира с медалями.
    Рассматривать этот факт как способ наживы неразумно, ведь всегда существуют другие способы легкого заработка.
    А вот то, что этот вандальский акт был совершен для скрытия улик, многим исследователям и историкам кажется уместным.
    Несмотря на преданные гласности предсмертные записки Ахромеева, до сих пор не все верят, что он ушел из жизни добровольно.
    Есть версия, что это было спровоцированное самоубийство.
    Маршал Ахромеев. Пять предсмертных записок
    https://www.youtube.com/watch?v=-oCYdft0uxQ
    Кому оно было выгодно?
    Об этом в фильме размышляют коллеги маршала, близкие и родные, следователи, которые занимались его делом, и ведущие политики того времени.
    «В ноябре 1991 года российская прокуратура прекратила уголовное дело в отношении С.Ф. Ахромеева по факту его участия в деятельности ГКЧП ввиду отсутствия состава преступления. Следствие пришло к выводу, что хотя С.Ф. Ахромеев принял участие в работе ГКЧП и выполнил по заданию заговорщиков ряд конкретных действий, однако по содержанию этих действий нельзя судить о том, что умысел Ахромеева был направлен на участие в заговоре с целью захвата власти.

    ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ЧЕЛОВЕКУ и ГЕРОЮ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  5. Doliva63 (Валентин) 6 мая 2017 19:50
    Больше года после снятия Соколова ещё работал на меченого. Возможно, осознал.
    1. Serg65 (Сергей) 7 мая 2017 11:10
      Цитата: Doliva63
      Больше года после снятия Соколова ещё работал на меченого. Возможно, осознал.

      Осознал он гораздо раньше! Вообще он был протеже Устинова в пику вечно спорящему с Устиновым Огаркову. За два месяца в Афгане получил сразу Маршала и звезду Героя, а после того, как министром стал старый вояка Язов,у Ахромеева сразу как то внезапно обострились всякие болячки!
  6. Старый26 (Владимир) 7 мая 2017 11:46
    Цитата: Ищущий
    Ствол в рот-что есть возможность промахнуться?

    Есть. И как говорят врачи такие случае были. пуля попадала не в мозг, а могла пройти мимо позвоночного столба. Недаром, чтобы гарантировать смертельный исход при такой стрельбе в ствол иногда наливали воду
Картина дня