1-я кавалерийская в Восточной Пруссии летом-осенью 1914 года. Часть 1

В состав 1-й кавалерийской дивизии русской императорской армии входили старые прославленные полки: 1-й лейб-драгунский Московский императора Петра Великого, 1-й уланский Санкт-Петербургский генерал-фельдмаршала князя Меншикова (1-я бригада), 1-й Сумский гусарский генерала Сеславина и 1-й Донской казачий генералиссимуса князя Суворова (2-я бригада) полки, а также 1-й конно-артиллерийский дивизион.

Возглавлял соединение один из лучших военачальников русской армии эпохи мировой войны – генерал-лейтенант В. И. Ромейко-Гурко (Гурко). Интересен тот факт, что многие передовые русские генералы Первой мировой войны (А. А. Брусилов, П. А. Плеве, В. И. Гурко) были кавалеристами. Помимо других обстоятельств, служба в мобильных войсках, обладавших повышенной оперативной подвижностью, накладывала отпечаток на кругозор, образ мышления и стиль руководства указанных генералов.


В. И. Гурко 3 три года возглавлял дивизию, в мирное время расквартированную в Москве и ее окрестностях и очень лестно о ней отзывался [Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914 – 1917. М., 2007. С. 32]. В дивизии царил подъем, и вместо 2-х суток, даваемых на проведение мобилизации, соединение было готово к походу через 24 часа.


В. И. Гурко.

1-я кавалерийская сосредоточилось в г. Сувалки, войдя в состав 1-й армии Северо-Западного фронта. Причем фактически дивизия была включена в войсковую группу - В. И. Гурко в оперативном отношении подчинялась и 5-я стрелковая бригада, также находящаяся в Сувалках.

Дивизия активно участвовала в Восточно-Прусской операции 4 августа - 1 сентября 1914 г., действуя на левом фланге оперативного объединения.


Дислокация отряда В. И. Гурко к началу Восточно-Прусской операции

1-я армии должна была оперировать в направлении Владиславов-Сувалки - наступать на Инстербург – Ангербург, обходя с севера линию Мазурских озер. Необходимо было как можно глубже охватить левый фланг немцев на р. Ангерапп, где предполагались главные силы германской 8-й армии, отрезав их от Кенигсберга. Первые действия армии П. - Г. К. фон Ренненкампфа включали в себя кавалерийские поиски и разведки боем. Происходили боестолкновения, осуществлялись разведывательные действия, портились линии связи противника.

Осуществляли разведывательные действия и части 1-й дивизии.
Одной из ее первых боевых операций была высылка 3-х эскадронов (по эскадрону от каждого армейского кавалерийского полка) и казачьей сотни на территорию Восточной Пруссии для проведения разведки [Там же. С. 35]. Причем, решалась комплексная задача - выполняя ответственную функцию обеспечения левого фланга армии, дивизия регулярно осуществляла разведывательные действия.

Сигналом для первых операций дивизии послужило то обстоятельство, что: «Генерал Гурко получил от Штаба Армии сводку о неприятеле, согласно которой 1-й Германский корпус подошел к границе» [Сумские гусары 1651 – 1951. Буэнос-Айрес, 1954. С. 172].

Первый бой частей 1-й кавалерийской дивизии произошел у Маркграбова. У города наблюдалась концентрация германских войск. Получив 31 июля приказ командования армией осуществить поиск у Маркграбова, В. И. Гурко решил привлечь к выполнению задачи вверенный ему отряд полностью. План генерала заключался в охвате Маркграбова с флангов конницей, в то время как пехота (20-й стрелковый полк с артиллерийской батареей) будет атаковать город с фронта. Исследователь деятельности конницы 1-й армии в период Восточно-Прусской операции В. Рогвольд следующим образом охарактеризовал замысел начальника 1-й кавалерийской дивизии: «Для наступления на г. Маркграбова был предпринят довольно сложный маневр, видно желание не только взять город, но захватить бывшие там немецкие войска, для чего центральная конная группа направляется в тыл Маркграбова» [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии (август-сентябрь 1914 г.). М., 1926. С. 44]. В приказе своим частям генерал особое внимание уделял налаживанию и поддержанию связи между подразделениями, а также проблеме обеспечения флангов отряда [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914—1917 гг.). Восточно-Прусская операция. М., 1939. С. 152-154]. Противостояли частям В. И. Гурко германские 44-й пехотный, 147-й егерский, 10-й конно-егерские полки и ландверные части с артиллерией.

Но тактической внезапности достигнуть не удалось: местные жители, поджигая скирды соломы и амбары, клубами дыма показывали направление движения колонн русских войск. Таким образом указывалось не только точное направление, но и скорость их передвижения. Причем сигналы были видны с огромных расстояний. А затем, при приближении русских кавалеристов, наблюдались исчезающие вдали велосипедисты [Гурко В. И. Указ. соч. С. 39].

Проведя получасовой бой, русские овладели Маркграбовым. Участник событий, офицер Сумского гусарского полка, вспоминал: «Завязался оживленный стрелковый бой… С наблюдательного пункта было видно, как к Маркграбово подошел поезд. Очевидно, к немцам подошло подкрепление, так как огонь с их стороны значительно усилился. 4-й эскадрон снова пытался продвинуться вперед, но огонь противника вновь принудил его остановиться. Выехавший в цепь верхом командир эскадрона ротмистр Лазарев был убит… К усиливающемуся огню немецкой пехоты присоединился огонь их батареи» [Сумские гусары. С. 176].

Из городских окон велась винтовочная стрельба, вели огонь и пулеметы. В атакующих уланских цепях появился и комдив. Как он позднее отмечал: «…на солдат присутствие начальника в непосредственной близости от них производит сильное впечатление», тем более на передовой [Гурко В. И. Указ. соч. С. 43].

В городе русскими было захвачено большое количество германской корреспонденции, оказавшейся очень полезной армейскому командованию с разведывательной точки зрения. Соответственно, бой у Маркграбова можно охарактеризовать как «разведку боем», и в этой части конница свою задачу выполнила.

Исследователь Восточно-Прусской операции И. И. Вацетис отмечал: «Было выяснено присутствие в районе Гольдап - Ковален - Маркграбово частей полков 2-й немецкой дивизии и 10-го конно-егерского полка, составлявшего конницу 2-й пехотной дивизии, и частей 4-го ландверного полка. Столь обстоятельные сведения, полученные от генерала Гурко, должны были показать штабу 1-й русской армии, что 1-й германский корпус разбросан на огромном фронте в двух группах: в районе Сталупенена - 1-я дивизия, в районе Гольдап - 2-я дивизия» [Вацетис И. И. Операции на восточной границе Германии в 1914 г. Ч. 1. Восточно-прусская операция. М., 1929. С. 62].

В бою 1 августа 1914 г. у Маркграбова 1-я кавалерийская потеряла 2 офицеров и 4 рядовых убитыми; 4 офицеров и 21 рядового ранеными; 5-я стрелковая бригада - 1 офицера и 7 нижних чинов убитыми, 40 нижних чинов ранеными [Рогвольд В. Усиленная разведка Маркграбова 14/1 августа 1914 г. М., 1926. С. 29].

Этот бой – боевое крещение 1-й кавалерийской дивизии, являвшейся отличным боевым соединением в течение всей войны.

Убежденный в том, что лучшая оборона – наступление, В. И. Гурко задачу своего отряда по обеспечению левого фланга армии видел в активных действиях. 4 августа его части атаковали у дер. Ковален. Германцы были сбиты с позиций и отошли. Результатом боя стало получение разведывательной информации – было вскрыто присутствие 44-го пехотного и 4-го гренадерского полков противника – т. е. 2-й пехотной дивизии. Цель, поставленная отряду В. И. Гурко, была достигнута: деревни Бабкен и Ковален заняты, железная дорога и шоссе Гольдап - Маркграбов перерезаны, фланг 4-го армейского корпуса надежно прикрыт.

5 - 6 августа кавалеристы осуществляли разведку и порчу железнодорожных путей.

Нанеся поражение противнику в Гумбинненском бою 7 августа, 1-я армия увлеклась осадой Кенигсберга, а ее левый фланг в лице 1-й кавалерийской дивизии должен был войти в соприкосновение со 2-й армией А. В. Самсонова. В целом, в период 5 - 8 августа «южная группа конницы поставленную ей задачу выполнила, фланг армии прикрывала, за отходом немцев (после Гумбиннена – А.О.) следила, сведения об этом отходе дала, но неприятеля не преследовала» [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии…С. 77]. Последнее неудивительно – коннице вменялось в обязанность прикрытие фланга армии.

Отряд продолжал оперировать на фланге армии, и В. И. Гурко запросил армейское командование - может ли он действовать более активно? И двинулся к г. Ангербург. 10 августа 1-я кавалерийская заняла город (продвинувшись за день на 30 км), но целеуказания командующего армией сыграли негативную роль, так как направили В. И. Гурко не к западу, а к северо-западу от г. Ангербург. 11 августа, двигаясь на г. Инстенбург, части дивизии прошли за день 20 км, постепенно уклоняясь к востоку. В этот день, стремясь наладить «локтевую связь» с правофланговыми войсками самсоновской армии, командование 1-й армии дало отряду новую задачу.

На него была возложена не только задача установить связь со 2-й армией, указывалось также на необходимость осуществления разведки на 60-километровом фронте. Дивизия постоянно выделяла разъезды в составе 12 солдат под командованием офицеров либо из 6 солдат, руководимых унтер-офицерами. Разъезды вели разведку, обычно в течение 48 часов, иногда удаляясь от полков более чем на 30 км [Литтауэр В. Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии 1911 – 1920. М., 2006. С. 141].

12 августа кавалеристы, продвинувшись за день на 25 км, заняли г. Норденбург. 13 августа, пройдя 35 км, вышли к железнодорожному узлу Коршен – он был взят 14 августа (общие потери отряда - 19 человек).

В. И. Гурко 15 августа зафиксировал отход немцев, перебрасывавших свои главные силы против войск 2-й армии, и доложил об этом факте командованию 1-й армии. Он отметил, что уже второй день немцы, несмотря на наличие пехоты и превосходство сил, ведут оборонительные бои, «как бы прикрывая отступление….» [Телеграмма генерал-адьютанту Ренненкампфу от 15 августа. См. Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии… С. 177]. В этот же день: «8 час. 30 мин. вечера 14-го по шоссе с севера на Бишофштейн проследовало 32 автомобиля с пехотой, не менее 12 орудий. Наблюдатель предполагает дальнейшее движение автомобилей на Рессель» [Сборник документов…С. 224]. Командующий армией использовал полученную от В. И. Гурко информацию в донесении командованию фронтом, отметив, что 14 августа в районе Подлехен-Глаубитен у отряда был бой с германской группой, состоящей и трех родов оружия, вероятно «прикрывающих движение войсковой колонны, направляющейся с севера к западу. … В бою захвачено два пленных 109-го и 119-го полков, подобраны погоны 151-го пех.[отного] полка и 19-го уланского» [Там же. С. 226]. Тем не менее, П. Г.-К. Ренненкампф вновь в поставленной 16 августа задаче неверно информировал комдива.

Неверное целеуказание принесло свои плоды – лишь 17 августа части В. И. Гурко начали готовиться к движению в правильном направлении – на г. Алленштейн. Успешно осуществить более чем 50-километровый бросок кавалерийской дивизии помогли фактор внезапности и тщательная подготовка марш-броска. Причем в период проведения этого рейда осуществлялась порча железнодорожных путей. 18 августа конница подошла к Алленштейну, но вступать в контакт было уже не с кем.

Усталость конского состава не позволила частям дивизии вступить в бой с превосходящими силами противника, и она двигалась, избегая схваток. Лишь Сумский гусарский полк, находящийся в арьергарде, выдержал стрелковый и артиллерийский огонь противника. Когда авангардные части германской пехоты вышли из леса и двинулись к гусарам, они прекратили огонь – уже рассматривая сумцев как военнопленных. Пару минут стояла тишина. Затем вперед выехал В. И. Гурко и скомандовал как на параде – конница рысью, а затем галопом, уходила из германского тыла. Опешившие немцы открыли запоздалый огонь, от которого понесли незначительные потери арьергардные части [Литтауэр В. Указ. соч. С. 159-160].

По свидетельству очевидца, известный личной храбростью В. И. Гурко всегда находил «самые горячие точки» [Там же. С. 161].

Рейд 1-й кавалерийской к Алленштейну проводился в тяжелых тактических условиях. Русским частям предстояло пройти мимо германской кавалерии, которая утром 18 августа находилась у дер. Лаутерн - в непосредственном соприкосновении с отрядом В. И. Гурко. Это удалось блестяще выполнить. Когда же выявились численное преимущество противника и бесперспективность дальнейшего боя, В. И. Гурко оперативно вывел свои части из-под двустороннего удара и, дав им короткий отдых, быстро отошел назад, изменив направление движения на более северное - чтобы избежать по возможности столкновения своих усталых эскадронов с германской кавалерией, старавшейся закрыть ему дорогу к своим [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии. С. 107].









русская конница в Восточной Пруссии. Рисунки фронтовика.


русские кавалеристы.

Окончание следует
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти