1-я кавалерийская в Восточной Пруссии летом-осенью 1914 года. Часть 1

В состав 1-й кавалерийской дивизии русской императорской армии входили старые прославленные полки: 1-й лейб-драгунский Московский императора Петра Великого, 1-й уланский Санкт-Петербургский генерал-фельдмаршала князя Меншикова (1-я бригада), 1-й Сумский гусарский генерала Сеславина и 1-й Донской казачий генералиссимуса князя Суворова (2-я бригада) полки, а также 1-й конно-артиллерийский дивизион.

Возглавлял соединение один из лучших военачальников русской армии эпохи мировой войны – генерал-лейтенант В. И. Ромейко-Гурко (Гурко). Интересен тот факт, что многие передовые русские генералы Первой мировой войны (А. А. Брусилов, П. А. Плеве, В. И. Гурко) были кавалеристами. Помимо других обстоятельств, служба в мобильных войсках, обладавших повышенной оперативной подвижностью, накладывала отпечаток на кругозор, образ мышления и стиль руководства указанных генералов.

В. И. Гурко 3 три года возглавлял дивизию, в мирное время расквартированную в Москве и ее окрестностях и очень лестно о ней отзывался [Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914 – 1917. М., 2007. С. 32]. В дивизии царил подъем, и вместо 2-х суток, даваемых на проведение мобилизации, соединение было готово к походу через 24 часа.



В. И. Гурко.

1-я кавалерийская сосредоточилось в г. Сувалки, войдя в состав 1-й армии Северо-Западного фронта. Причем фактически дивизия была включена в войсковую группу - В. И. Гурко в оперативном отношении подчинялась и 5-я стрелковая бригада, также находящаяся в Сувалках.

Дивизия активно участвовала в Восточно-Прусской операции 4 августа - 1 сентября 1914 г., действуя на левом фланге оперативного объединения.


Дислокация отряда В. И. Гурко к началу Восточно-Прусской операции

1-я армии должна была оперировать в направлении Владиславов-Сувалки - наступать на Инстербург – Ангербург, обходя с севера линию Мазурских озер. Необходимо было как можно глубже охватить левый фланг немцев на р. Ангерапп, где предполагались главные силы германской 8-й армии, отрезав их от Кенигсберга. Первые действия армии П. - Г. К. фон Ренненкампфа включали в себя кавалерийские поиски и разведки боем. Происходили боестолкновения, осуществлялись разведывательные действия, портились линии связи противника.

Осуществляли разведывательные действия и части 1-й дивизии.
Одной из ее первых боевых операций была высылка 3-х эскадронов (по эскадрону от каждого армейского кавалерийского полка) и казачьей сотни на территорию Восточной Пруссии для проведения разведки [Там же. С. 35]. Причем, решалась комплексная задача - выполняя ответственную функцию обеспечения левого фланга армии, дивизия регулярно осуществляла разведывательные действия.

Сигналом для первых операций дивизии послужило то обстоятельство, что: «Генерал Гурко получил от Штаба Армии сводку о неприятеле, согласно которой 1-й Германский корпус подошел к границе» [Сумские гусары 1651 – 1951. Буэнос-Айрес, 1954. С. 172].

Первый бой частей 1-й кавалерийской дивизии произошел у Маркграбова. У города наблюдалась концентрация германских войск. Получив 31 июля приказ командования армией осуществить поиск у Маркграбова, В. И. Гурко решил привлечь к выполнению задачи вверенный ему отряд полностью. План генерала заключался в охвате Маркграбова с флангов конницей, в то время как пехота (20-й стрелковый полк с артиллерийской батареей) будет атаковать город с фронта. Исследователь деятельности конницы 1-й армии в период Восточно-Прусской операции В. Рогвольд следующим образом охарактеризовал замысел начальника 1-й кавалерийской дивизии: «Для наступления на г. Маркграбова был предпринят довольно сложный маневр, видно желание не только взять город, но захватить бывшие там немецкие войска, для чего центральная конная группа направляется в тыл Маркграбова» [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии (август-сентябрь 1914 г.). М., 1926. С. 44]. В приказе своим частям генерал особое внимание уделял налаживанию и поддержанию связи между подразделениями, а также проблеме обеспечения флангов отряда [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914—1917 гг.). Восточно-Прусская операция. М., 1939. С. 152-154]. Противостояли частям В. И. Гурко германские 44-й пехотный, 147-й егерский, 10-й конно-егерские полки и ландверные части с артиллерией.

Но тактической внезапности достигнуть не удалось: местные жители, поджигая скирды соломы и амбары, клубами дыма показывали направление движения колонн русских войск. Таким образом указывалось не только точное направление, но и скорость их передвижения. Причем сигналы были видны с огромных расстояний. А затем, при приближении русских кавалеристов, наблюдались исчезающие вдали велосипедисты [Гурко В. И. Указ. соч. С. 39].

Проведя получасовой бой, русские овладели Маркграбовым. Участник событий, офицер Сумского гусарского полка, вспоминал: «Завязался оживленный стрелковый бой… С наблюдательного пункта было видно, как к Маркграбово подошел поезд. Очевидно, к немцам подошло подкрепление, так как огонь с их стороны значительно усилился. 4-й эскадрон снова пытался продвинуться вперед, но огонь противника вновь принудил его остановиться. Выехавший в цепь верхом командир эскадрона ротмистр Лазарев был убит… К усиливающемуся огню немецкой пехоты присоединился огонь их батареи» [Сумские гусары. С. 176].

Из городских окон велась винтовочная стрельба, вели огонь и пулеметы. В атакующих уланских цепях появился и комдив. Как он позднее отмечал: «…на солдат присутствие начальника в непосредственной близости от них производит сильное впечатление», тем более на передовой [Гурко В. И. Указ. соч. С. 43].

В городе русскими было захвачено большое количество германской корреспонденции, оказавшейся очень полезной армейскому командованию с разведывательной точки зрения. Соответственно, бой у Маркграбова можно охарактеризовать как «разведку боем», и в этой части конница свою задачу выполнила.

Исследователь Восточно-Прусской операции И. И. Вацетис отмечал: «Было выяснено присутствие в районе Гольдап - Ковален - Маркграбово частей полков 2-й немецкой дивизии и 10-го конно-егерского полка, составлявшего конницу 2-й пехотной дивизии, и частей 4-го ландверного полка. Столь обстоятельные сведения, полученные от генерала Гурко, должны были показать штабу 1-й русской армии, что 1-й германский корпус разбросан на огромном фронте в двух группах: в районе Сталупенена - 1-я дивизия, в районе Гольдап - 2-я дивизия» [Вацетис И. И. Операции на восточной границе Германии в 1914 г. Ч. 1. Восточно-прусская операция. М., 1929. С. 62].

В бою 1 августа 1914 г. у Маркграбова 1-я кавалерийская потеряла 2 офицеров и 4 рядовых убитыми; 4 офицеров и 21 рядового ранеными; 5-я стрелковая бригада - 1 офицера и 7 нижних чинов убитыми, 40 нижних чинов ранеными [Рогвольд В. Усиленная разведка Маркграбова 14/1 августа 1914 г. М., 1926. С. 29].

Этот бой – боевое крещение 1-й кавалерийской дивизии, являвшейся отличным боевым соединением в течение всей войны.

Убежденный в том, что лучшая оборона – наступление, В. И. Гурко задачу своего отряда по обеспечению левого фланга армии видел в активных действиях. 4 августа его части атаковали у дер. Ковален. Германцы были сбиты с позиций и отошли. Результатом боя стало получение разведывательной информации – было вскрыто присутствие 44-го пехотного и 4-го гренадерского полков противника – т. е. 2-й пехотной дивизии. Цель, поставленная отряду В. И. Гурко, была достигнута: деревни Бабкен и Ковален заняты, железная дорога и шоссе Гольдап - Маркграбов перерезаны, фланг 4-го армейского корпуса надежно прикрыт.

5 - 6 августа кавалеристы осуществляли разведку и порчу железнодорожных путей.

Нанеся поражение противнику в Гумбинненском бою 7 августа, 1-я армия увлеклась осадой Кенигсберга, а ее левый фланг в лице 1-й кавалерийской дивизии должен был войти в соприкосновение со 2-й армией А. В. Самсонова. В целом, в период 5 - 8 августа «южная группа конницы поставленную ей задачу выполнила, фланг армии прикрывала, за отходом немцев (после Гумбиннена – А.О.) следила, сведения об этом отходе дала, но неприятеля не преследовала» [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии…С. 77]. Последнее неудивительно – коннице вменялось в обязанность прикрытие фланга армии.

Отряд продолжал оперировать на фланге армии, и В. И. Гурко запросил армейское командование - может ли он действовать более активно? И двинулся к г. Ангербург. 10 августа 1-я кавалерийская заняла город (продвинувшись за день на 30 км), но целеуказания командующего армией сыграли негативную роль, так как направили В. И. Гурко не к западу, а к северо-западу от г. Ангербург. 11 августа, двигаясь на г. Инстенбург, части дивизии прошли за день 20 км, постепенно уклоняясь к востоку. В этот день, стремясь наладить «локтевую связь» с правофланговыми войсками самсоновской армии, командование 1-й армии дало отряду новую задачу.

На него была возложена не только задача установить связь со 2-й армией, указывалось также на необходимость осуществления разведки на 60-километровом фронте. Дивизия постоянно выделяла разъезды в составе 12 солдат под командованием офицеров либо из 6 солдат, руководимых унтер-офицерами. Разъезды вели разведку, обычно в течение 48 часов, иногда удаляясь от полков более чем на 30 км [Литтауэр В. Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии 1911 – 1920. М., 2006. С. 141].

12 августа кавалеристы, продвинувшись за день на 25 км, заняли г. Норденбург. 13 августа, пройдя 35 км, вышли к железнодорожному узлу Коршен – он был взят 14 августа (общие потери отряда - 19 человек).

В. И. Гурко 15 августа зафиксировал отход немцев, перебрасывавших свои главные силы против войск 2-й армии, и доложил об этом факте командованию 1-й армии. Он отметил, что уже второй день немцы, несмотря на наличие пехоты и превосходство сил, ведут оборонительные бои, «как бы прикрывая отступление….» [Телеграмма генерал-адьютанту Ренненкампфу от 15 августа. См. Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии… С. 177]. В этот же день: «8 час. 30 мин. вечера 14-го по шоссе с севера на Бишофштейн проследовало 32 автомобиля с пехотой, не менее 12 орудий. Наблюдатель предполагает дальнейшее движение автомобилей на Рессель» [Сборник документов…С. 224]. Командующий армией использовал полученную от В. И. Гурко информацию в донесении командованию фронтом, отметив, что 14 августа в районе Подлехен-Глаубитен у отряда был бой с германской группой, состоящей и трех родов оружия, вероятно «прикрывающих движение войсковой колонны, направляющейся с севера к западу. … В бою захвачено два пленных 109-го и 119-го полков, подобраны погоны 151-го пех.[отного] полка и 19-го уланского» [Там же. С. 226]. Тем не менее, П. Г.-К. Ренненкампф вновь в поставленной 16 августа задаче неверно информировал комдива.

Неверное целеуказание принесло свои плоды – лишь 17 августа части В. И. Гурко начали готовиться к движению в правильном направлении – на г. Алленштейн. Успешно осуществить более чем 50-километровый бросок кавалерийской дивизии помогли фактор внезапности и тщательная подготовка марш-броска. Причем в период проведения этого рейда осуществлялась порча железнодорожных путей. 18 августа конница подошла к Алленштейну, но вступать в контакт было уже не с кем.

Усталость конского состава не позволила частям дивизии вступить в бой с превосходящими силами противника, и она двигалась, избегая схваток. Лишь Сумский гусарский полк, находящийся в арьергарде, выдержал стрелковый и артиллерийский огонь противника. Когда авангардные части германской пехоты вышли из леса и двинулись к гусарам, они прекратили огонь – уже рассматривая сумцев как военнопленных. Пару минут стояла тишина. Затем вперед выехал В. И. Гурко и скомандовал как на параде – конница рысью, а затем галопом, уходила из германского тыла. Опешившие немцы открыли запоздалый огонь, от которого понесли незначительные потери арьергардные части [Литтауэр В. Указ. соч. С. 159-160].

По свидетельству очевидца, известный личной храбростью В. И. Гурко всегда находил «самые горячие точки» [Там же. С. 161].

Рейд 1-й кавалерийской к Алленштейну проводился в тяжелых тактических условиях. Русским частям предстояло пройти мимо германской кавалерии, которая утром 18 августа находилась у дер. Лаутерн - в непосредственном соприкосновении с отрядом В. И. Гурко. Это удалось блестяще выполнить. Когда же выявились численное преимущество противника и бесперспективность дальнейшего боя, В. И. Гурко оперативно вывел свои части из-под двустороннего удара и, дав им короткий отдых, быстро отошел назад, изменив направление движения на более северное - чтобы избежать по возможности столкновения своих усталых эскадронов с германской кавалерией, старавшейся закрыть ему дорогу к своим [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии. С. 107].









русская конница в Восточной Пруссии. Рисунки фронтовика.


русские кавалеристы.

Окончание следует
Автор: Олейников Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 19

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 19 мая 2017 07:23
    Военный историк А. А. Керсновский совершенно справедливо считал генерала Гурко лучшим из командующих армиями в кампании 1916 года: "Из командовавших армиями на первое место следует поставить генерала Гурко. К сожалению, он явился на Волынь слишком поздно. Волевой, энергичный и умный начальник, он много требовал от войск и командиров, но много и давал им взамен. Его приказы и наставления — краткие, ясные, проникнутые наступательным духом, ставили войска в наилучшее положение при сложившейся исключительно тяжелой и невыгодной для наступления обстановке. Возглавь Гурко Луцкий прорыв, трудно сказать, где остановились бы победоносные полки 8-й армии, и остановились бы они вообще". 21 июля 1917 г. он был арестован за переписку с бывшим императором Николаем II и по постановлению Временного правительства находился в заключении в течение месяца в Трубецком бастионе Петропавловской крепости; был освобождён по амнистии, объявленной Временным правительством 4 марта 1917 года. 8 сентября ему было объявлено о высылке за границу. Когда выяснилось, что его высылка через Финляндию невозможна, был вторично арестован,спустя неделю ему было позволено покинуть Россию через Архангельск при содействии британских властей. 14 октября уволен со службы. Прибыл в Англию 15 октября 1917 года,впоследствии жил в Италии, активно участвуя в деятельности эмигрантского сообщества. В последний период жизни в Василии Иосифовиче проснулся талант писателя-мемуариста. Он писал в журнале "Часовой", являлся автором мемуаров. Скончался в Риме.
  2. Curious 19 мая 2017 07:39
    "Летняя кампания (август и первая половина сентября по
    новому стилю) 1914 г. в Восточной Пруссии полна глубочай­
    шего интереса и является одним из поучительнейших событий
    военной истории не только последнего времени, но и всего
    периода после 1815 г...
    ...в общем предполагалось уничтожить неприятеля, не дав ему
    отойти ни к Висле ни к Кенигсберг. Превосходство в силах
    давало основание ожидать, что цель будет достигнута;
    в худшем случае, если бы немцы заблаговременно отсту­
    пили,, вся Пруссия до линии р. Вислы оказалась бы в руках
    русских, что сильно изменило бы обстановку на всем театре
    войны в их пользу.
    Русские, несмотря на свое численное превосходство, не
    только не уничтожили немецкую армию, а, наоборот, сами
    потерпели поражение к 31/18 авг. 2-я рус. армия была раз­
    бита и частью взята в плен, к 18/5 сент. 1-я—с большими
    потерями отброшена к р. Неман. Немецкие войска заняли
    значительную часть Сувалкской губернии, подошли к Осовцу,
    заняли Хоржеле и Млаву.
    Причин, приведших к такому результату, было много:
    несогласованность в действиях русских войск, плохое руко­
    водство ими, предвзятые идеи при выполнении отдельных
    частей операции, неумение начальников быстро ориентиро­
    ваться и принимать решения, малая способность к маневри­
    рованию, медленность движений, превосходство немцев в тя­
    желой артиллерии, плохое устройство тыла, плохая осве­
    домленность о неприятеле и многое другое, что выясняется
    при подробном изучении кампании."
    Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии: (Авг.-сент. 1914 г.) / В.Рогвольд; Штаб РККА. Упр. по исслед. и использованию опыта войн. — Л.;М.: Изд. Воен. тип. ГУРККА, 1926., стр 3-4.
    Для желающих последовать совету автора книги и подробно изучить вопрос - http://militera.lib.ru/h/rogvold_v01/index.html
  3. Ольгович 19 мая 2017 08:39
    многие передовые русские генералы Первой мировой войны (А. А. Брусилов, П. А. Плеве, В. И. Гурко)

    Гурко, Плеве-да , действительно герои и передовые генералы.
    Брусилов, автор Ковельской "мясорубки", во многом остановившей Луцкий прорыв, таковым не является, имхо.
    1. xan 19 мая 2017 13:10
      У Ковельской мясорубки другие авторы, Брусилову просто надо было не стесняться перечить ставке и царю и снимать несправлявшихся командиров.
      Брусилов автор Брусиловского прорыва, кое для кого это видимо новость.
      xan
      1. Ольгович 19 мая 2017 13:54
        Цитата: xan
        У Ковельской мясорубки другие авторы, Брусилову просто надо было не стесняться перечить ставке и царю и снимать несправлявшихся командиров.

        ВСЕ выполняли приказы Брусилова. Генерал Алексеев в начале сентября, после победы Щербачева на двух Липах приказывал Брусилову перенести центр тяжести на юг — в 7-ю и 9-ю армии, тем более что того требовала и создавшаяся после выступления Румынии политическая и стратегическая обстановка.
        Но генерал Брусилов пренебрег приказами Ставки, твердо решив добить Ковель. Неудачи лишь распаляли его упорство. Отправив по настоянию Ставки один корпус — XXVI — в Буковину к Лечицкому, он в пятый раз решил повторить наступление, не удавшееся четыре раза.
        Цитата: xan
        Брусилов автор Брусиловского прорыва, кое для кого это видимо новость.

        Главными героями ЛУЦКОГО прорыва были генералы Ханжин, Каледин, Щербачев, Деникин. Которые и были достойно награждены Императором,в отличие от Брусилова. Кому-то это до сих пор неизвестно...
        1. Монархист 19 мая 2017 17:06
          Ольгович,как мне кажется Брусилова тоже можно считать героем на такое с вышеперечисленными генералами: они исполнители ,а он один авторов этого прорыва.
          "Брусилов пренебрег приказами Ставки, твёрдо решив добыть Ковель"психологически Брусилова можно понять: после нескольких неудачных попыток многих заклинивает. К примеру в русско-японскую была деревня Сандепу:русское командование, Брусилов много умнее Куропаткина и Линевича, после неудачного штурма Сандепу всё внимание уделили ей и так не смогли её захватить.
          Брусилов штурмуя Ковель имел в виду определенные тактические цели и возможно,они действительно были существенными. Нам сейчас легко рассуждать: надо было обойти с фланга и т.д.,а тогда легко было ошибиться
          1. Ольгович 20 мая 2017 08:57
            Цитата: Монархист
            Брусилов штурмуя Ковель имел в виду определенные тактические цели и возможно,они действительно были существенными. Нам сейчас легко рассуждать: надо было обойти с фланга и т.д.,а тогда легко было ошибиться


            Он имел указания Ставки и Императора-остановить попытки штурма Ковеля и двигаться на юг. Он их -не выполнил. При чем тут ошибки? Это армия или что?
        2. xan 21 мая 2017 13:26
          Брусилов получил резервы и гвардию под взятие Ковеля. Не надо писать бред про не выполненные Брусиловым приказы Ставки. Вояка он грамотный, надо было просто им и оставаться, и не включать царедворца. А Алексеев потом задницу свою прикрывал, указывая на свои "рекомендации" оставить напор на Ковель. Ни до, ни после Ковеля Брусилов не замечен в бестолковых атаках и потерях.
          xan
  4. ПоручикТетеринъ 19 мая 2017 08:41
    Статье плюс, а её автору--моя искренняя благодарность за проделанный труд! hi О действиях 1-й кавалерийской дивизии мне приходилось читать ранее в сборнике воспоминаний офицеров армейской кавалерии "Русская кавалерия в Первой Мировой войне.", изданном в 2015 году под редакцией доктора исторических наук Сергея Владимировича Волкова. Но в сборнике может быть отражено лишь видение боя со стороны его непосредственного участника, а картины действий всей дивизии, как оперативного соединения, такие воспоминания конечно же дать не могут. Так что статья, как и всегда по-настоящему интересная и познавательная.
  5. IvanTheTerrible 19 мая 2017 09:37
    Рейд 1-й кавалерийской к Алленштейну проводился в тяжелых тактических условиях. Русским частям предстояло пройти мимо германской кавалерии, которая утром 18 августа находилась у дер. Лаутерн - в непосредственном соприкосновении с отрядом В. И. Гурко.

    В сборнике воспоминаний «Русская кавалерия в Первой мировой войне» под редакцией профессора С.В. Волкова участниками этих событий также отмечается повсеместное использование местным населением колючей проволоки для огораживания участков и нехватка в частях кусачек, что крайне затрудняло продвижение кавалерии.
  6. Barcid 19 мая 2017 10:23
    Вопрос о том, кого считать лучшим полководцем довольно сложный. Критерии будут не объективными. И это не исправить.
  7. xan 19 мая 2017 13:31
    В Польше местные поляки помогали русским, это отмечал вольноопределяющийся поэт Гумилев.
    Восточно-Прусская катастрофа полностью вина русского командования, я бы даже сказал "русской военной бюрократии". Кто-то хотел прослыть полководцем, кто-то боялся прослыть паникером. Нижестоящие начальники, видя отсутствие соседей и противника, вместо проявления инициативы прятались за выполнение приказа от вышестоящего командования. Осмеливающиеся сомневаться в целесообразности выполнения полученных приказов получали нагоняй от начальников, тем самым создавая впечатление, что все под контролем. Лучшим объяснением этого всеобщего помешательства я нашел у Солженицына "В августе 14го", сильное произведение. Инфекция долгие годы жрала царскую военную бюрократию, видимо начиная с Николая 1, когда вперед шли не самые талантливые, а самые пронырливые и лихие очковтиратели, думающие только о том, как в случае поражения все свалить на другого, а в случае победы приписать себе. Все войны, начиная с Николая 1, в том числе и победная война за освобождение Болгарии с ее позором Плевны, этому яркие примеры.
    xan
    1. Монархист 19 мая 2017 17:28
      ХАП, я бы на Вашем месте поискал бы другие источники,а Солженицын как-то несколько одиозен это 1,он не профессиональный историк и не профессиональный военный исследователь ,а так непонятно кто-2.
      Ведь эту цитату можно и к Советскому Союзу применить и к Германии. К любой бывшей империи, только имена меняй и больше философского туману
  8. Slug_BDMP 19 мая 2017 13:40
    А почему 1-й драгунский полк назван лейб-драгунским? Он что, относился к гвардии? Ведь был же лейб-гвардии драгунский полк.
    1. рич 19 мая 2017 23:44
      Лейб обозначает - состоящий при монархе, придворный. Это совсем не обязательно, чтобы данный полк находился именно при царской особе. Достаточно было, чтобы царская особа числилась в шефах данного полка. В наименовании придворного полка имеется ссылка, какого именно шефа - члена монаршей семьи полк
      В РИ существовало два придворных драгунских полка:
      1. Лейб-гвардии Драгунский Её Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны полк
      2. Московский 1-й лейб-драгунский Императора Петра Великого полк
      Первый полк был гвардейским, второй нет.
  9. ротмистр 19 мая 2017 19:31
    За статью спасибо. Очень рад, что есть люди, которые знают, что история России началась не в 1917г.
  10. IvanTheTerrible 19 мая 2017 20:28
    Первый бой частей 1-й кавалерийской дивизии произошел у Маркграбова.

    Из воспоминаний Скальского Владимира Евгеньевича,штабс-ротмистра 1-го уланского полка.
    Первая атака Петроградских улан.
    "На рассвете 1 августа 1914 г. 1-я кавалерийская дивизия перешла германскую границу. Генерал Гурко, начальник дивизии, получил приказание из штаба 1-й армии произвести боевую рекогносцировку в районе Марграбова. Для выполнения этой задачи ему была подчинена 5-я стрелковая бригада. С утра завязался ожесточенный бой. Пехота, ведшая наступление на Марграбов, встретила сильное сопротивление. Кавалерия была направлена на фланги и частью в тыл Марграбова.
    1-й и 5-1 эскадроны Петроградских улан, с приданым им пулеметным взводом корнета Подберезского, под общим командованием полковника Панкратьева, заняли позицию на на перешейке двух озер. Берег находившегося от насл влево озера порос лесом. Справа же берег озера был болотистый, пересеченный широкими и глубокими канавами. Впереди был довольно крутой подъем и за ним - поле.
    Эскадроны стояли во взводных колоннах. Было выслано сторожевое охранение. Со стороны Марграбова был слышен сильный ружейный и пулеметный огонь, покрываемый грохотом очередей наших и немецких орудий. Во второй половине дня прискакавший ординарец передал полковнику Панкратьеву приказание присоединиться с эскадронами к полку. Сняли сторожевое охранение. Высланные дозоры и отдельные полевые караулы стали подходить к своим эскадронам. Сняли с позиции и пулеметы. В ожидании посадки на коней, в голове колонны собрались все офицеры и, закурив, обменивались впечатлениями.
    В это время вдруг слева, совсем близко, грянул ружейный залп и за ним частый винтовочный огонь. Стало ясно, что немецкая пехота, пользуясь прикрытием леса и снятием охранения, смогла подойти к нашим спешенным эскадронам и стала расстреливать их с дистанции 250-300 шагов. Кто-то, вероятно полковник Панкратьев, скомандовал: "Прямо, бегом, в поводу". Эскадроны стали взбираться по откосу, с целью оставить за бугром коноводов и рассыпать стрелковую цепь. Немецкий огонь не прекращался. И вдруг послышался голос ротмистра Македонского: "Это - кавалерия... Садись... В атаку!.."
    Трудно описать то, что тут произошло. Из леса выскакивали всадники, с пиками наперевес, и беспорядочной гурьбой неслись в гору, встреченные нашими отдельными уланами, успевшими сесть на коней и скакавшими под гору навстречу немецкой кавалерии. В несколько секунд все были на конях и ринулись под гору, мгновенно опрокинув немцев. Конный бой, вернее - общая свалка, длился не более полуминуты. Стараясь спастись, немецкие кавалеристы скакали вдоль озера по болотистому берегу. Тех, кого настигали наши уланы, сбивали с коней ударами шашки или пикой. Кони носились без всадников. Забыв про свои пулеметы, выхватив шашку, скакал корнет Подберезский. Неожиданно появившийся разъезд казаков 1-го Донского полка принял участие в преследовании немцев. Казаки неслись с каким-то гиканьев. Один из них кричал, стараясь догнать какого-то немца: "Табань его... Табань!.."
    Остаткам немецкой кавалерии все же удалось уйти; уходили они, пользуясь большой резвостью своих коней. Сильно преследованию мешали и канавы. Многие лошади наших улан не смогли перескочить их и завязли. 5-го эскадрона кобыла Ежевая попала головой вниз в середину канавы, уйдя под воду до подпруги. Когда ее вытащили, она уже задохнулась.
    Пленных было взято немного. Наши потери были незначительны. Был ранен пикой в руку 10-го эскадрона прапорщик Таиров. Убитых, кажется, два улана и раненых человек шесть или восемь. Противником нашим была часть 10-го конно-егерского германского полка, и нападение их на нас нужно признать лихим. Присоединившись к полку, 1-й и 5-й эскадроны приняли участие в наступлении на Марграбово, куда и вошли уже вечером."
    1. IvanTheTerrible 19 мая 2017 22:05

      Так выглядят эти места ныне.
    2. Кошница 20 мая 2017 19:19
      Это были по-видимому германские конные егеря, 10-й конно-егерский, единственные у кого были "Маузеры" под "парабеллумовский " патрон, редчайшее оружие.
Картина дня