Французский полководец о мировой войне

Французский дивизионный генерал Ш. М. Манжен (Mangin), который в последний период Первой мировой войны являлся командующим французской 10-й армией, в серии статей, вышедших в журнале «Revue des deux Mondes» с 1 апреля по 1 июля 1920 г. под общим заголовком «Comment finit la guerre», дал последовательный обзор боевых событий на Западном фронте Первой мировой войны.


Первая страница статьи Манжена в апрельском выпуске «Revue des deux Mondes». Из библиотеки автора.

Французский полководец о мировой войне


Генерал Ш. Манжен.

Эти статьи активно подчеркивают французские победы, касаясь лишь поверхностного пласта рассматриваемых событий - но если говорит командующий армией, который долгое время и в важнейшие периоды войны занимал ответственные посты, - то это всегда поучительно, и пренебрегать его мнением ни в коем случае не следует.

Говоря о начале мировой войны, Манжен дает понять, что стратегическое развертывание французской армии недостаточно учитывало опасность от перспективы германского вторжения через Льеж, Брюссель и Намюр. Он традиционно упоминает о нарушении бельгийского нейтралитета, не отрицая того факта, что французский Генеральный штаб уже с 1913-го года считался с возможностью германского наступления через Бельгию. И это понятно: ведь в Германии об этом много писала даже пресса. Но французское главное командование придерживалось концепции, что стремительным ударом через бельгийский Люксембург ему удастся прорвать центр германского стратегического построения и этим поставить немцев в очень опасное положение. Но это, как известно, не удалось, и фланговый охват со стороны германцев состоялся, но он мог стать еще более грозным и иметь тяжелейшие для французов стратегические последствия.

Причины французской неудачи в Приграничном сражении Манжен усматривает в ошибках, допущенных командующими армиями и корпусами, в недостаточном количестве пулеметов и тяжелой артиллерии и, наконец, в инструкциях и уставах, которые были причиной того, что превосходство французской артиллерии бывало слабо использовано при подготовке пехотных атак: «Чисто техническим причинам следует приписывать наши первые неудачи».
А ведь они привели к общему отступлению по всему фронту.

Особый интерес вызывает рассуждение Манжена о наступлении войск Антанты весной 1917-го года - под руководством генерала Нивеля, который ранее получил известность в ходе боев под Верденом осенью 1916-го года.

К концу ноября 1916-го года Ж. Жоффр выработал план общего наступления. Этот план несколько раз подвергался изменениям, и был нивелирован немцами с помощью искусно проведенного в марте 1917-го года отступления из Нуайонского выступа позиции Зигфрида, называемой Манженом линией Гинденбурга. «Отступление - пишет Манжен - привело к сокращению германского фронта и дало экономию сил; кроме того, французские приготовления к наступлению этим были расстроены точно так же, как и английские. Весьма печально, что германское отступление могло совершиться беспрепятственно и что не обратили внимание на предложение генерала д'Эспере, который советовал начать наступление уже в первые дни марта, т. - е. как раз в то время, когда в полном ходу было отступление германской тяжелой артиллерии и прочей техники».

Незначительные успехи французов на р. Эн и англичан во Фландрии вызвали серьезное беспокойство в английских правящих кругах. От результата боев, которые велись 16 - 23 апреля, все ожидали решительного успеха, и разочарование было всеобщим.

Но ситуация была нормализована энергичным вмешательством фельдмаршала Хейга и Ллойд-Джорджа. Последний, по свидетельству автора статьи, говорил языком «настоящего государственного человека и не так, как наше французское правительство. Последнее давало полный простор всем пораженцам и даже допускало вредную пропаганду на вокзалах, на железных дорогах, на тайных митингах и собраниях и даже в газетах. На фронте в этом направлении работало немало платных агентов».

По итогам бессмысленной бойни Нивель должен был выйти в отставку, и главнокомандующим французской армией стал Петэн. Но, что было хуже всего, - после неудачного наступления во многих войсковых частях вспыхнули солдатские бунты. Пришлось провести целый ряд расстрелов - в результате чего и удалось восстановить порядок.

Энергия, проявленная в данном случае французами, выгодно отличается от нерешительных полумер немцев, направленных против агитации в своих войсках осенью 1918 г., когда стали обнаруживаться первые симптомы нравственного разложения на флоте. А сколько было в те дни в социалистической радикальной прессе рассуждений о якобы слишком суровых наказаниях, которые, как справедливо отмечает автор, в военной сфере, да еще во время войны, были абсолютно необходимы.

Здесь следует обратить внимание на следующее обстоятельство.
Как раз летом 1917-го года, когда во французской армии стали обнаруживаться явные признаки утомления войной, депутат рейхстага Эреберг распространил доклад министра иностранных дел Австро-Венгрии О. Чернина о безнадежном положении Австрии, и рейхстаг принял роковую резолюцию о желательности скорейшего заключения мира. Именно эти события вновь укрепили французов в решимости довести войну до победного конца.

В описании хода кампании 1918-го года особенно ценны замечания Манжена применительно к началу большого летнего наступления французской армии. Задача французов сводилась, прежде всего, к тому, чтобы срезать выдвинутый за р. Марну германский выступ - на фронте Суассон - Шато-Тьерри.

Германское наступление 15 - 17 июля закончилось безрезультатно.
18-го июля началась контратака армии Манжена против германского фланга.
Манжен сообщает, что автором этой оперативной идеи являлся лично он. Если это действительно так, то заслуги маршала Фоша в достижения окончательной победы над противником на Западном фронте пришлось бы оценивать значительно ниже, т. к. удар французских войск против фланга германской 7-й армии был началом военного крушения немцев в 1918-м году. Причем Кронпринц Вильгельм, командующий группой армий, и командование 7-й армии настойчиво указывали на опасность флангового удара, но германское Верховное командование в лице «гениальных» Гинденбурга - Людендорфа не обратило внимания на их предостережения. Чтобы вывести германский фланг из критического положения, пришлось ввести в бой большое количество дивизий, которые были настолько быстро израсходованы, что уже не смогли участвовать в дальнейших боях.

Манжен сообщает, что его армия располагала 321 танком, которые были скрыты в лесу Виллер-Котере - благодаря им и удался прорыв германского фронта.

В статьях Манжена имеется богатый цифровой материал, ярко иллюстрирующий подавляющий численный перевес армий Антанты над силами центральных держав. Особенно интересны данные об американской армии, которые заимствованы из статистического материала маршала Фоша. К 11-му марта 1918-го г. во Францию прибыло только 300 тысяч американцев, из которых сформировали 6 дивизий - но американские дивизии были вдвое сильнее французских. Предполагалось, что каждый месяц будет прибывать по 307 тысяч человек. Но когда 21-го марта 1918-го г. началось большое германское наступление, американцы значительно нарастили свои ресурсы в Европе. Их силы возросли с 300 тыс. человек в марте до 954 тыс. в июле и до 1,7 млн. в октябре.

В германской Главной квартире вряд ли сомневались в том, что Америка может выставить такую огромную армию, но считали невозможным перебросить через океан такую крупную массу людей в такие сжатые сроки. Эти расчеты оказались ошибочными. Манжен совершенно справедливо отмечает, что переброски сделались возможными благодаря реквизиции американского тоннажа и вследствие содействия Англии: «Англия, не задумываясь, решилась на самые чувствительные ограничения в подвозе продовольствия, чтобы предоставить все освободившиеся таким образом корабли для перевозки войск».

Правда, тактическая ценность американских войск была невелика, но они были прекрасно снабжены сильной современной артиллерией и были многочисленны и свежи.

Огромные вспомогательные силы Англия и Франция перебросили и из своих заморских владений.

Манжен исчисляет количество «цветных» французов, мобилизованных в течение войны, цифрой в 545 тыс. человек. Причем он полагает, что это количество можно было бы удвоить и даже утроить: ведь в европейской Франции проживало 40 млн. жителей, а в ее заморских владениях - более 50-ти млн. Что касается Англии, то она получила из своих колоний следующие подкрепления: из Канады - 628 тыс. человек, из Австралии и Новой Зеландии - 648 тыс. человек, из Южной Африки - 200 тыс. человек, а из Индии – 1,16 млн. человек. Последняя цифра несколько преувеличена - речь идет о всей индийской армии, т. - е. и о тех ее частях, которые остались в Индии (подробнее см. статью об Индии в мировой войне - http://warspot.ru/1197-indiya-v-mirovoy-voyne).

Эта картина демонстрирует, какие огромные подкрепления Англия и Франция получили из своих колониальных владений, правда, не с самого начала противостояния, а в течение всей войны. Только быстрый и решительный успех немцев на Западном фронте мог обесценить эти подкрепления, - тем более, что именно «цветные» французские и английские войска, также, как и канадцы, составляли лучшие ударные дивизии союзников, которые смело бросались в бой даже тогда, когда многие другие части в значительной мере утратили боевую ценность и шли в наступление лишь после того, как им прокладывали дорогу танки.

В своей заключительной статье Манжен поднимает вопрос о «результатах победы». Он пишет об освобождении Эльзас-Лотарингии и рассуждает об истории войн из-за Рейнской границы - начиная с 1792-го года. Очевидны взгляды генерала, направленные на полное уничтожение Пруссии как авангарда германского империализма, и на необходимость для Франции утвердиться на левобережье Рейна. Взгляды Манжена в данном случае совпадают со взглядами маршала Фоша.

Приступая к обсуждению реорганизации французской армии, Манжен отмечает, что еще никогда победоносная война не оставляла победителю таких серьезных задач в сфере военного строительства. Французов, желающих посвятить жизнь карьере офицера и унтер-офицера становится все меньше и меньше и недалеко то время, когда, если не будут приняты энергичные меры, офицерский корпус будет состоять из лиц, которые не сумели найти себе применение в какой-нибудь другой профессии – т. е. он будет формироваться по остаточному принципу. А ведь французская армия после войны больше чем когда-либо «нуждается в лучших силах, в умственных сливках нации, которые должны составить ее основу и дать ей развитие и направление движения». Правда, сетует генерал, у молодых офицеров теперь уже нет той цели, которой жило старое поколение: Эльзас-Лотарингия, наконец, освобождена. Тем не менее, осталось еще много великих задач, - стоять на страже на Рейне, создать «цветную» армию и оградить Францию от всех больших и малых случайностей.

Но последнюю задачу, учитывая и указанный автором факт падения престижности военной службы, решить так и не удалось, что в будущем и показали грядущие плачевные для Франции события 1940-го года.
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. андрей юрьевич (андрей юрьевич) 25 мая 2017 07:00
    полководцы ...гламурная франция всю жизнь люлей огребала...один коронышка маленько по европе погулял,но ключи от Москвы не дали и свалил умирать,на о.Св.Елены...
  2. parusnik (Алексей Богомазов) 25 мая 2017 07:40
    Очевидны взгляды генерала, направленные на полное уничтожение Пруссии как авангарда германского империализма, и на необходимость для Франции утвердиться на левобережье Рейна.
    ...И итог...вновь испеченный президент Франции Э.Маркон, первый визит к немецкой "маме" нанес...
    1. андрей юрьевич (андрей юрьевич) 25 мая 2017 07:53
      Цитата: parusnik
      ...И итог...вновь испеченный президент Франции Э.Маркон, первый визит к немецкой "маме" нанес...

      ну тк..."европейские традиции" незыблимы...
  3. ПоручикТетеринъ 25 мая 2017 08:41
    Статье плюс. Интересные факты о восприятии боевых действий ПМВ на Западном фронте.
  4. Barcid (Андрей) 25 мая 2017 10:55
    Спасибо за статью. Французов уважаю, но французский генерал мог бы отметить роль России в ПМВ. Но, увы.
    1. антивирус 25 мая 2017 19:34
      фр ставили задачу-- экономика-- Эльзас-Лотарингия. Они выполнили и успокоились( престиж офицерской карьеры) До 14 г цель уже была- бабло, металл+ уголь определял цели войны
  5. Градиент 3 (Николай) 26 мая 2017 02:14
    Весьма ..познавательная статья...
    Внешне...достаточно наукообразная...
    Но. Как писал К.Маркс...
    Критерием любой теории (в т.ч. и военной)...
    Является практика...
    И какова же практика...
    Какие выводы были сделаны с помощью исследования Манжена...?
    На полях Французской компании с мая по июнь 1940 года...?
    Да, никаких!
    Вот практический итог исследований Манжена...
  6. Филиппов Юрий (Филиппов Юрий Викторович) 28 ноября 2017 10:46
    Всего в США в 1914 г. было 25 541 000 мужчин призывного возраста
    Из них в Европу было переправлено в 1917-18 году — 2 056 000 солдат
    Из них убито в бою, пропало без вести и впоследствии не были найдены 37 000, умерло от ран 14 000, умерло от газовых атак 1 462, умерло от болезней 58 000, несчастные случаи 4 421, самоубийства 272, убийства 154, в плену умерло 400.
    От дизентерии умерло больше, чем на поле боя.
Картина дня